<<
>>

Ликвидация компанейского управления колониями

Передача Сахалина в ведение государства, шумиха вокруг пересмотра Устава и возможной отмены привилегий Компании, отправка ревизоров в колонии были звенья одной цепи в уничтожении РАК.
Великому князю Константину нужно было во что бы то ни стало превратить Аляску — в банкрота, в непосильную обузу для Государства Российского. По мнению исследователя А.Ю. Петрова, существенный удар по благополучию компании был нанесен государством в мае 1860 г., когда деятельность РАК в колониях отправились проверять ревизоры: от Министерства финансов С.А. Костливцев и от Морского министерства — П.Н. Головин, которым были предоставлены самые широкие полномочия. Вслед за этим П.Н. Головин, находясь в Гамбурге, распространял слухи о намерениях правительства прекратить привилегии компании в 1861 г. Когда эти слухи дошли до Санкт- Петербурга, Главное Правление РАК направило Н.К. Краббе бумагу с просьбой повлиять на П.Н. Головина. Руководство компании отмечало, что эти слухи сильно подрывают доверие к РАК, кредиторы которой перестают принимать ее векселя310. Морской министр направил письмо П.Н. Головину, требуя объяснений: «He зная, чему приписать такую непонятную нескромность с Вашей стороны, я прошу Вас сообщить мне с полною откровенность и обстоятельностью, что есть справедливого в возводимом на Вас обвинении, и во всяком случае предлагаю Вам воздержаться на будущее время от всяких толков о намерениях правительства, которые, конечно, не могут быть Вам известны и на обнародование которых Вы не получали полномочия»311. «Вряд ли Головин мог позволить себе самому придумать, что у правительства были планы не продлевать привилегии компании. ГП РАК возглавляли морские офицеры выше его по рангу, и ему не было смысла портить себе карьеру, не имея на то санкции самых высоких чинов»312, — отмечает А.Ю. Петров. Мы полагаем также, что действия П.Н. Головина были инициированы руководством Морского министерства как информационный демарш с целью дискредитировать РАК в глазах кредиторов и подрыва ее финансовой стабильности.
Информационная, экономическая и политическая кампания против РАК завершилась успехом. Откровенную ангажированность политики брата Императора, направленной на отторжение наших заокеанских владений, косвенно подчеркивали сами участники этого процесса. Так, спустя год после официальной передачи Сахалина, 24 июля 1857 г. A. М. Горчаков в своем письме великому князю осторожно указывал на возможные последствия его бурной деятельности по подготовке ревизии компании и пересмотре ее устава: «Правительство обнаружило бы недоверие к Компании, состоящей под особым его покровительством, и тем уронило бы ее кредит, столь важный в торговых делах (выделено мной. — И.М.), если приняло подобную меру до наступления времени, когда можно будет изъяснить ее необходимостью приготовить материалы для пересмотра Устава»313. Ho «уронить кредит компании» фактически и являлось целью в. кн. Константина Николаевича, что и было виртуозно реализовано. Еще в 1860 г. валовой доход РАК составлял порядка миллиона рублей серебром314. В 1861 г. эта сумма равнялась 860 тыс. р. с.315. Ho уже начиная с 1862 г., Россий- ско-Американская компания начинает нести убытки, которые в этот год составили 378 тыс. р. с.316. После 1863 г. официальных отчетов РАК не выходит. А к 1864 г. деятельность компании практически приостанавливается. Об этом свидетельствуют обращения Главного Правления РАК к государственным чиновникам, которые следует здесь привести. Одним из них является письмо председателя Главного Правления Российско-Американской компании B. Политковского члену Государственного совета и председателю департамента экономики К.В. Чевкину от 2 мая 1864 г. В нем В. Политковский отмечает, что решение вопроса о продлении привилегий без видимых причин тянется четыре года. Оставаясь в течение этого времени в неопределенном положении, компания вынуждена была свертывать торговую и административную деятельность. Так, РАК приостановила кругосветные экспедиции, что поставило под угрозу срыва должное снабжение колоний и спровоцировало резкое сокращение торговых оборотов317.
Политковский указывает, что одним из условий существования компании являлись денежные льготы, дарованные правительством, однако с 1862 г. РАК не может ими воспользоваться318. По мнению председателя Главного Правления, дальнейшее затягивание решения вопроса по продлению привилегий РАК повлечет за собой разорение компании: «Одним словом, продолжительное нерешение дела причинило Компании весьма чувствительные потери и расстройство во всех ее действиях по торговле и управлению»319. Даже министр финансов М.Х. Рейтерн вынужден был забить тревогу, поскольку РАК являлась стабильным источником дохода в казну. В январе 1865 г. М.Х. Рейтерн писал князю С.Н. Урусову: «От 26 декабря 1863 года имел честь представить на благоусмотрение Государственного Совета главные основания будущего устройства Российско-Аме- риканской компании. Дело это не получило еще разрешения. Между тем неизвестность, в которой остается будущность этого дела, не может не отзываться самым вредным образом на коммерческие дела и кредит Компании. По сему долгом считаю обратиться к Вашему Сиятельству с покорнейшей просьбой употребить Ваше содействие к скорейшему окончанию этого дела»320. Спустя месяц, 23 февраля 1865 г., министр финансов направляет государственному секретарю аналогичное письмо, в котором сообщает, что компания из-за бюрократических проволочек находится на грани краха: «Общий порядок нарушается во всех отношениях к явному расстройству в управлении и ущербу Компании»321. Молчание Государственного Совета (а его председателем был в. кн. Константин) в ответ на все обращения РАК и министерства финансов становилось похожим на саботаж. В очередном послании государственному секретарю от 16 апреля 1865 г. М.Х. Рейтерн вынужден был констатировать прекращение поставок продовольствия в колонии: «Неразрешение помянутого дела лишает Компанию всякой возможности к обеспечению колоний продовольствием, а равно к увольнению в определенные сроки служащих разного звания лиц и что вообще от сего самое управление в колониях теряет характер должной самостоятельности и порядка»322.
Затягивание рассмотрения дела со стороны правительства подчас приобретало издевательский характер. Свидетельство тому письмо в департамент торговли и мануфактур от 14 апреля 1865 г.323, в котором некто Измайлов, помощник статс-секретаря, для решения вопроса по пересмотру Устава РАК просит сообщить следующие сведения: на каком основании компания выпускала марки в американских колониях; определен ли объем выпуска означенных марок; 3) какова сумма компанейских марок, находящихся в обороте в колониях. В итоге, уже в обращении Главного Правления РАК М.Х. Рейтерну от 4 мая 1865 г.324 констатировалась неспособность компании выполнять поставленные перед ней задачи и отвечать по своим обязательствам. Благодаря деятельности правительства РАК впервые за всю историю своего существования несла убытки. 0 результатах деятельности правительства, нацеленной на банкротство РАК, свидетельствует динамика курса акций компании. В начале 1840 г. количество акций РАК равнялось 7484, номинальная стоимость которых составляла 150 руб.325. К 1858 г. активы компании достигли 5 344 195 руб. 9 коп., при этом акционерам в качестве дивидендов выплачивалось по 18 руб. за акцию. На Санкт-Петербургской бирже предложение за акцию составляло 337,5 руб., а спрос составлял 335 руб. Сделки по акциям РАК совершались в этом пределе вплоть до мая 1858 г. 8 мая 1858 г. акция РАК установила очередной рекорд — 340 руб. за акцию Доходность по акциям РАК была 120% по отношению к номиналу. РАК имела самый высокий процент доходности из всех существовавших в то время отечественных обществ326! Ho уже через год картина резко меняется. Если сумма выплаченных дивидендов по акциям в 1860 г. остались на том же уровне, что и в 1859 г., то курс акций РАК на бирже пошел вниз. В января 1860 г. спрос составлял 312,5 руб., в марте за акции давали 290 руб., а 23 декабря — 275 руб. Весной 1861 г. акции продавались лишь по 245 руб., а в конце — по 195 руб.327. В 1862 г. курс акций продолжал снижаться: в январе он составил 180 руб., к лету он снизился до 165 руб., а в сентябре установился на отметке 150 руб. В начале 1863 г. курс акций РАК возрос до 198 руб., но к концу года акции компании покупались по цене 155 руб.328. В конце 1864 г. общее собрание акционеров приняло решение воздержаться от выплаты дивидендов на неопределенный срок, биржевые котировки компании упали до 135 руб.329. 27 февраля 1867 г. акции пытались продать по цене в 90 руб., но в итоге сделки завершились по цене 75 руб. за акцию330. Таким образом, с 1856 г. осуществлялось целенаправленное уничтожение крупнейшей в стране торговой компании, не только приносящей в казну доход, но и фактически за свой счет осуществляющей снабжение и управление всего Дальневосточного региона, а также российских владений на Американском континенте. Вышеприведенные документы: официальная переписка и официальные отчеты о положении РАК за указанный период со всей очевидностью свидетельствуют о подрыве деятельности компании со стороны Государственного Совета, должного продлить ее привилегии по выводам им же снаряженной ревизии и проигнорировавшего эти выводы. Бездействие Госсовета в этом отношении привело к расстройству управления РАК вверенными ей территориями, а также к экономическому разорению процветавшей компании. Чем дольше затягивалось решение вопроса о продлении привилегий РАК, тем громче слышалось возмущение в российском обществе. Д.И. Завалишин в 1865 г. пытался обратить внимание правительства на собственную резолюцию от 7 марта 1841 г. по поводу дарованных Российско-Американской компании привилегий, в которой отмечалось: «Российско-Американскую компанию по обширности и разнородности крута ее действий нельзя ставить в сравнение ни с какой другою. Сверх торговой и промышленной монополии, правительство уделило ей и часть своей власти по управлению отдельным и пространным краем, где лежит на ней и на собственных ее способах вся местная администрация. В таком виде компания есть уже не одно коммерческое сословие, но некоторым образом и власть правительственная, а привилегия ее заключает в себе не одно право, но вместе с ним и обязанность. Изменение сего порядка едва ли принесло пользу, и ... успех оного был бы весьма гадателен... Из сего очевидно, что если привилегия непременно нужна в видах частной пользы компании, то она, конечно, столько же нужна и в общих видах государственных, а потому нельзя не согласиться, что до устроения торговли и промыслов в американских наших владениях на ином основании действия упомянутой привилегии продолжать необходимо»331. По мнению Д.И. Завалишина, правительственные предложения по изменению положения компании в первую очередь угрожают российским интересам в регионе. Так, ликвидация монополии РАК на промысел пушных зверей и торговлю спровоцирует непременное истребление животных, а также развращение и гибель туземцев332. Введение свободной торговли захлестнет колонии контрабандой, бесконтрольными, беспошлинными товарами. Что касается привилегий РАК, то они «далеко еще не служат вознаграждением за те расходы, которые лежат на ней по обязанности управления, и что она не пользуется такими пособиями, как другие кампании, учрежденные в последнее время, например, (не говоря уже о Главном Обществе Железных Дорог) Кавказ и Меркурий, Общество Пароходства и Торговли и пр.»333. Таково было мнение общества, выраженное категорично и безоговорочно. Свой голос в защиту деятельности РАК на Аляске возвысила и Церковь, в свидетельство тому письмо Архиепископа Камчатского к обер-прокурору Святейшего Синода от 6 октября 1865 г. По мнению иерарха, отмена торговой монополии РАК позволит наводнить колонии иностранным купцам, основным товаром которых станет водка, что неминуемо приведет колонии к упадку и разорению: «До меня дошли слухи, что Российско-Американской компании не будут даны новые привилегии, и что в колонии наши будут приходить для торговли все, кто хочет. И если это так, то что же будет тогда с нашими колониями, с нашими церквами и миссиями и с моими достолюбезными алеутами?.. У нас нет русского коммерческого флота; следовательно, в колонии будут приходить американцы, как ближайшие к ним и как более знакомые с краем. И, конечно, они будут иметь здесь в виду более свои выгоды, чем благосостояние туземцев, и, следовательно, главный товар у них будет — водка, до которой, надобно сказать правду, очень падки наши алеуты, а от этого может быть то, что через несколько (и очень немного) лет все придет в такое расстройство, что никакими пожертвованиями нельзя будет поправить»334. Архиепископ Камчатский указывает, что замена компанейского снабжения края на государственное сделает невозможным должное обеспечение колоний всем необходимым: «С уничтожением существования компании в Америке, конечно, снабжение края хлебом и другими жизненными припасами Правительство примет на себя, иначе быть не может; и если это так, то да будет позволено думать, что если не все, то многие колонии наши будут оставаться без всякого снабжения; и следовательно тогда нам же нечего будет помышлять об увеличении Миссии»335. Пытаясь изменить административное и хозяйственное положение дел в колониях, правительство не могло не учи тывать последствия подобных реформ. Архиепископ Камчатский писал, что в случае ликвидации РАК положение колоний будет гораздо плачевней, чем на Камчатке: «Никто из русских не поедет туда на службу ни за что. К такому заключению приводит нынешнее положение Камчатки, которая более чем втрое ближе Ситхи и Николаевска, откуда обыкновенно отправляются суда в прилежащие приморские места, и где имеется несколько судов казенных с той только целью, чтобы снабжать преимущественно Камчатку, но и при всем том сколько терпит Камчатка! Так, например, вот уже два года сряду, как оттуда не приходило ни одно судно (и оттого один священник из россиян, получивший увольнение на выезд и сдав свою должность своему приемнику еще в 1864 г., может выехать из Камчатки не ранее как в 1866 г., в июне или в июле), а в Камчатку прошедшего лета не приходило ни одного судна из Николаевска, и там остаются без еды и без денег... Правда, все это делалось совершенно против желания воли начальства. Ho что было, то может быть и опять. И если это делалось вблизи Главного Начальства, и куда (в Камчатку) судно удобно может сходить в одно лето и один раз, то я питаю себя надеждою, что Правительство наше, приняв во внимание весьма справедливые сведения о тамошнем крае Г. Костливцева (бывшего там ревизора), продлит существование, по крайней мере, еще на 20 лет, а иначе прежде всего необходимо будет содержание тамошнего духовенства удвоить и кроме того производить от казны хлебные пайки с доставлением на место каждого служащего»336. Вопрос о продлении привилегий под давлением общественных сил все же был решен, но только в 1865 г. Для компании четыре года непредсказуемого ожидания стали катастрофой. Официально привилегии были продлены до 1882 г.337, но это была лишь кость, брошенная общественному мнению, ибо новые официальные основания деятельности РАК были приняты с учетом всех требований в. кн. Константина Николаевича и делали невозможной дальнейшую успешную административную и коммерческую деятельность РАК. 14 июня 1865 г. состоялось заседание Государственного Совета под председательством Константина Николаевича. Решение Госсовета было отражено в его официальном постановлении338. Этот документ фактически стал официальным смертным приговором компании. Новые главные основания для будущего Устава РАК, затребованные Госсоветом, были следующие. При сохранении права выпуска компанейских марок в колониях вводилось денежное обращение, что подрывало систему внутренней торговли и хозяйственных отношений: «Дозволяется Компании выпускать, по-прежне- му, марки, для замены оными в колониях звонкой монеты, с обязательным, для внутренних торговых сношений в колониях, курсом, но вместе с тем Компания обязуется учредить в нескольких местах колоний постоянный размен сих марок на звонкую монету или кредитные билеты; при чем, как условия сего размена, так и места, где таковой будет производим, должны быть определены в Новом Уставе Компании»339. Решением Госсовета полностью уничтожалась не только компанейская, но и государственная монополия на колониальную торговлю. Для иностранных купцов правительство открывало все порты в колониях: «В порты Новоархангельский на острове Ситхе, Св. Павла — на Кадьяке, а впоследствии и в другие, какие признаны будут удобными, разрешается привоз русскими и иностранными судами всякого рода предметов промысла и товаров (кроме крепких напитков, пороха и оружия)»340. В половине колониальных владений отменялась монополия РАК на производство пушного промысла и меховой торговли: «Сохранить за Российско- Американскою Компаниею, по I января 1882 исключительное право производства пушного промысла и меховой торговли лишь в следующих пределах: на полуострове Аляска, считая Северным его пределом черту от мыса Дуглас в Ke- найском заливе до верховья озера Илямна, на всех островах, лежащих вдоволь берега сего полуострова: Алеутских, Командорских, Курильских и находящихся в Беринговом море, а также по всему западному берегу Берингова моря; на пространстве же к северо-востоку от полуострова Аляски, по всему берегу до самой границы сопредельной с Великобританскими владениями, так же на островах, вдоль всего берега лежащих, включая в числе их Ситку и весь Калошенский Архипелаг, а равно с сухого пути в северной части материка Америки, привилегию Компании на исключительное производство означенных промысла и торговли отменить (выделено мною. — КМ.)»341. Правительство лишало компанию права на трудовую повинность туземцев в пользу РАК: «Алеуты и вообще зависимые инородцы в колониях освобождаются от обязательного труда в пользу Российско-Американской Компании, могут селиться в местностях, где найдут для себя более удобным и свободно отлучаться из мест своего водворения, с соблюдением только тех полицейских порядков, какие Главным колониальным управлением будут установлены»342. Одновременно местное население освобождалось от прямых налогов как в пользу государства, так и в пользу компании: «Впредь до усмотрения Правительства, не облагаются колониальные жители никакими прямыми налогами, ни в пользу казны, ни в пользу Российско-Американской компании»343. Лишая компанию основных источников дохода, правительство сохраняло за РАК обязанность снабжения и содержания колоний за свой счет: «Оставляется на обязан ности Компании содержание в колониях церквей и духовенства, колониального училища, школ и больниц; обеспечение продовольствием всех ее служащих, команд и рабочих; устройство в местах, которые отдалены от портов, открываемых для внешней торговли, запасных магазинов для снабжения туземцев жизненными припасами, и другими необходимыми предметами потребления, с отнесением на ея иждивение военного гарнизона в Новоархангельске и с возложением на правителей контор, управляющих и других лиц, на службе Компании в колониях находящихся, исполнения административных по краю обязанностей»344. Возлагая на компанию финансирование администрирования колоний, Госсовет отстранял РАК от управления краем: «Главное Управление Компании увольняется от политической части, ныне входящей в круг его деятельности»345. Отныне главный правитель колоний должен был назначаться правительством и не зависеть от компании: «Главное управление Краем и наблюдение за компанейской администрации поручить назначенному Высочайшей властью Главному Правителю колоний, от Компании независимому и непосредственно высшему Правительству подчиненному»346. Намеренное затягивание правительством утверждения нового Устава РАК и ликвидация основных привилегий компании стали нелегким бременем для государственной казны. Из-за совершенного расстройства дел компания уже к 1864 г. не могла полностью отвечать по своим обязательствам перед государством. В 1864—1866 гг., чтобы сохранить порядок в колониях, правительство было вынуждено выделять компании единовременные пособия, а с момента утверждения нового устава РАК, 2 апреля 1866 г., назначить обязательные ежегодные выплаты по 200 ООО р.: «Государь Император вследствие представления Министра Финансов в Комитет гг. Министров, по положению сего Комитета в 20 день сего августа, высочайше повелеть соизволил: в течение срока предоставленных Российско-Американской Компании Высочайше утвержденным 2 апреля 1866 года мнением Государственного Совета привилегий, производить сей Компании собственно на покрытие издержек по исполнению административных обязанностей ежегодное из Государственного Казначейства пособие по двести тысяч рублей со дня воспоследования на сие разрешения, каковое пособие дается Компании только до тех пор, пока она в точности будет исполнять возложенные на нее Высочайше утвержденным 14 июня 1865 года мнением Государственного Совета обязанности; пособие это показывать расходом по смете Морского министерства числящийся ныне на Компании долг в Казну в семьсот двадцать пять тысяч рублей* со счетов сложить... *а именно: пошлин за чай 354 300 р. отпущено в ссуду Компании по Высочайшему повелению 25 сент.1864 года 100 000 р. также — по Высочайшему повелению 2 июля 1865 г. 150 000 р. также — по Выс. пов. 19 янв.1866 г. 83 000 р. процентов на эти суммы примерно 38 100 р.»‘. С этого момента судьба Русской Америки была предрешена: управление колониями целиком переходило в руки правительства, в составе которого уже было сформировано лобби, продвигающее идею продажи Русской Аляски Соединенным Штатам. Продление же привилегий РАК было хорошо рассчитанной уловкой, дабы успокоить российскую об щественность и акционеров Компании. Одновременно новый Устав подвел черту под прежней деятельностью РАК, поскольку он отменял основные принципы существования компании, позволявшие ей успешно управлять и хозяйствовать на Аляске, а именно: жесткую монополию на торговлю и промыслы, единство административного и экономического управления. * * * Таким образом, приведенные выше архивные документы позволяют выявить цепь инициированных правительством событий, предварявших продажу Аляски в 1867 г. и фактически готовивших ее. Официальным началом кампании по продаже Русской Америки рядом высших государственных сановников Империи стала неудавшаяся махинация с русскими колониями в начале Крымской войны. Тогда предложение о продаже русских колоний американцам было сделано российским посланником в Вашингтоне Э.А. Стеклем совместно с российским вице-консулом в Сан-Франциско П.С. Костромитиновым. Спустя месяц после начала войны — 19(31) мая 1854 г. последний подписал с представителем Американо-русской торговой компании в Сан-Франциско А. Маркферзоном акт о продаже, в соответствии с которым Российско-американская компания за 7600 тыс. долл. уступала своему партнеру в Сан-Франциско на три года все имущество, промыслы и привилегии на территории Северной Америки347, что означало потерю русских владений на Аляске фактически навсегда. Попытка реальной сдачи русских колоний американцам в 1854 г. была представлена в России как мнимая продажа, которая име ла бы юридическую силу только в случае военных притязаний со стороны Англии, якобы обеспечивая тем самым неприкосновенность русских земель как собственности Соединенных Штатов. Афера провалилась, но начало ликвидации северо-аме- риканских колоний было положено. Основной преградой для продавцов российских земель была Российско-Американская компания, которая во время Крымской войны не только смогла уберечь вверенные ей территории от захвата и разорения, но успешно обеспечивала снабжение Дальнего Востока. Очевидно, что уступка Русской Америки при существовании действующего тогда статуса Российско-Американской компании была невозможной. Поэтому сразу после войны начинается планомерное уничтожение РАК. В 1856 г. Высочайшей Волей Императора Александра II было приостановлено водворение Компании на острове Сахалин, начало которому было положено его отцом Николаем I в 1853 г. Тогда незанятые доселе острова Тихоокеанского бассейна начали облюбовывать иностранцы, и русское правительство распорядилось занять остров Сахалин, положить начало его хозяйственному освоению, обеспечить безопасность русских поселений. Реализация данного плана была возможна только усилиями РАК — частной компании, жертвенность которой в этом деле сулила долгосрочные экономические выгоды. Неожиданно в 1856 г. правительство положило конец фактическому русскому присутствию в тихоокеанском регионе, потребовав от Российско-Американской компании: «Прежде всего распорядиться роспуском и обращением к своим местам команды собранных для Сахалинской экспедиции, а так же прекращением всех приготовлений для прочного компанейского водворения на Сахалине и на Амуре»1. Передача Сахалина в ведение правительства не только серьезно подрывала экономическое положение РАК, но и нано сила невосполнимый урон стратегическим интересам России на Тихом океане. А уже в 1857 г. в недрах МИД России появляется официальный секретный план продажи русских земель — «Записка об уступке Соединенным Штатам наших владений в Северной Америке»348. Согласно этому плану: I) продажа колоний должна быть осуществлена в 1862 г.; 2) вместе с Аляской Россия отказывается от Алеутских и Курильских островов; 3) цена за Аляску должна быть определена в 7 442 800 р. с.; 4) сделка должна быть осуществлена в строжайшей тайне. Таким образом, можно говорить о том, что к 1857 г. складывается правительственное лобби, проталкивающее идею продажи российских заокеанских владений. Осознавая, какое колоссальное сопротивление в обществе вызовет эта сделка, инициаторы уступки готовят почву для ее реализации; для этого им требуется умаление экономического значения Русской Америки в глазах общественности, дискредитация административной и коммерческой деятельности РАК и подрыв системы колониального правления. Предложенные братом Императора колониальные преобразования, в итоге утвержденные, по мнению Главного правления РАК: 1) «или сами по себе не исполнимы», 2) «или подвигнут туземцев к восстанию и прекращению привычных мирных с ними сношений», 3) или «вовлекут Компанию в безысходные долги и неизбежную несостоятельность»349. Ho великому князю нужны были доказательства несостоятельности РАК, для их получения Константин Николаевич направляет в колонии ревизоров. Однако ревизия на все предложения в. кн. Константина относительно преобразова ний колоний дает отрицательное заключение. Изменения колониального порядка, переход от компанейской к государственной форме правления, предлагаемые правительством, ревизор С.А. Костливцев определил как недопустимые и разорительные для казны. Официальные результаты и рекомендации ревизии российских заокеанских колоний были следующие: 1. Компания является успешной, ее средний валовой доход за последние десять лет составил около 853 тыс. р. с. в год. 2. Ежегодная государственная экономия на содержание колоний благодаря деятельности компании составляет порядка 430 ООО р. с. 3. Заслуги компании перед государством колоссальны350. 4. Обвинения компании, в том числе в якобы имевших место притеснениях туземцев, не обоснованы. 5. Отстранив компанию от управления колониями, Правительство кроме убытков ничего другого получить не сможет. 6. Ликвидация монополии РАК и переход заокеанских владений на казенное управление станет губительным для русских колоний и разорительным для государства351. «Отчет по обозрению Российско-американских колоний Действительного статского советника Костливцева»352 является самым полным и объективным изложением положения Российско-Американской компании и подвластных ей территорий. Поскольку других подобных отчетов за данный период не существует, то любые другие источники, противоречащие результатам ревизии, могут являться заведомым подлогом. Отстранение РАК от освоения Сахалина, намеренное затягивание утверждения Устава и отмена привилегий компании парализовали развитие колоний353. Если еще в 1860 г. валовой доход РАК составлял порядка миллиона рублей серебром354, то уже начиная с 1862 г. Российско-Американская компания начинает нести убытки, за 1862 г. они составили порядка 400 тыс. р. с.355. Стоимость акций компании катастрофически падает. С 1864 г. администрирование колоний становится дотационным356. Привилегии РАК, точнее то, что от них осталось, были продлены Государственным Советом 2 апреля 1866 г. При этом все выводы и рекомендации ревизии С.А. Костливце- ва были проигнорированы, но учтены все требования в. кн. Константина Николаевича, Председателя Государственного Совета. С этого момента судьба Русской Америки была предрешена: управление колониями целиком переходило в руки правительства, в котором сформировалось лобби, продвигающее в жизнь идею продажи Русской Америки. Одновременно новый Устав подводил черту под деятельностью РАК, поскольку он отменял основные принципы существования Компании, а именно монополию на торговлю и промыслы, единство административного и экономического управления. Таким образом, за 10 лет — с 1856 по 1865 г. правительством Российской Империи была фактически уничтожена крупнейшая в стране торговая компания, не только приносившая в казну доход, но и зачастую за свой счет осуществлявшая снабжение и всего Дальневосточного региона, и управление российскими владениями на американском континенте. Вышеприведенные документы: официальная пере писка и официальные отчеты о положении РАК за указанный период, — говорят о правительственном саботаже деятельности компании, приведшем к расстройству управления вверенными ей территориями, а также к экономическому разорению дотоле процветавшего предприятия. Благодаря политике в. кн. Константина Николаевича к 1866 г. Русская Америка стала тяжелым бременем для государства. Взяв на себя всю ответственность за управление, снабжение и безопасность данных территорий, правительство оказалось к этому не готово. Оно никогда и не было к этому готово. Именно на этом и строился расчет великого князя Константина Николаевича, подготовившего основания для осуществления «аферы века» — беспрецедентного отказа мировой державы от своих стратегически необходимых, экономически выгодных и перспективных территориальных владений.
<< | >>
Источник: Миронов И.Б.. Аукцион «Россия». Как продавали Аляску. - М.: Алгоритм - 288 с.. 2010

Еще по теме Ликвидация компанейского управления колониями:

  1. Внутриправительственная дискуссия по вопросу о продлении привилегий РАК и результаты государственной ревизии колоний 2.1. Внутриправительственная дискуссия о продлении привилегий РАК.
  2. Итоги правительственной ревизии Российско- Американской компании.
  3. Ликвидация компанейского управления колониями
  4. Внутриполитические обоснования отказа России от Северо-Американских колоний.
  5. Малая Россия после ПетраI
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -