Дело 14 июля

Войска правой цепи, под командою полковника Бибикова, оттеснив горцев с дороги, идущей мимо аула Цонтери, и находившийся в авангарде Апшеронский батальон, очистив от неприятеля опушку впереди лежавшего леса, доставили свободный проход отряду.57 К переправе через овраг, на берегах коего раскинуты сакли и плодородные огороды аула Урдали, дорога, сворачиваясь влево, идет по довольно ровной и открытой местности, а потому войска и обозы следовали по ней в густых и широких колоннах.
Арьергард, имев небольшое дело с горцами, наблюдавшими в тылу нашем, скоро вышел также на Урдалийскую поляну. С своей стороны неприятель, все еще недоумевая в выборе главнокомандующим дорог, идущих от Урдали к Герзель-аулу и Маиортуну, тянулся большими конными толпами по высотам на левом нашем фланге в значительном отдалении, то показываясь на полянах, то скрываясь в лесах, но, наконец, движением передовых частей наших к аулу Шуани, откуда проходит через отроги Аксайского оврага одна только дорога в Герзель-аул, горцы, убедясь, что этот путь избран, поспешно заняли отделяющие Урдали от Шуани высоты, покрытые дремучим лесом и укрепленные заблаговременно завалами. Едва авангард наш проследовал через покинутый жителями аул Урдали и, перейдя в оном овраг, стал подниматься по котловине належавшие впереди Шуанийские высоты, как неприятель открыл по голове авангарда сильный фланговый ружейный огонь, покровительствуя ему огнем орудий, поставленных на левых высотах за крепкими завалами. Предстояло атаковать сильную шуанийскую позицию. Многочисленность и превосходство занимаемой неприятелем местности на Шуанийских высотах не могли удержать благородного порыва войск наших к овладению завалами, но успех нашего оружия стоил больших усилий и немалой потери. В SV2 часов утра началась атака: 6 рот Куринского полка из левой цепи, под командою флигель-адъютанта полковника графа Бенкендорфа (с частью милиции под начальством князя Захария Эристо- ва141), взобравшись но отвесной почти крутизне на левые высоты, штурмовали завалы с фронта под убийственным неприятельским огнем. Направленные генералом Лидерсом вправо по дороге Апше- ронский, Литовский и Люблинский батальоны, под командою генерал-майора Белявского, прикрывали смелую атаку куринцев; поднявшись же на высоты, Белявский, выдвинув вперед три роты апше- ронцев и роту литовцев, направил их против левого фланга неприятельских завалов. Совокупному действию 10 рот (и главное обходу) неприятель, после упорной защиты и потери в своих войсках, не устоял и оставил нам левый завал. В решительный натиск этот с нашей стороны между прочими ранены граф Бенкендорф и князь Захарий. Эрисгов. Дабы обеспечить следование вьюков по дороге, пролегающей через лесистые Шуанийские высоты, войскам нашим предстояла еще надобность овладеть правыми высотами и лесом на протяжении 2 V2 верст, занятым многочисленным неприятелем в разных труднодоступных местах. Генерал от инфантерии Лидере, выставив авангардные орудия против фронта завалов на правых высотах, приказал в то же время Литовскому батальону с левой стороны, а полковнику Бибикову, подоспевшему с навагинцами из правой цепи, с правой стороны идти на штурм и сбить неприятеля с правых высот. По сделании сих распоряжений, главнокомандующий прибыл на место атаки и, видя упорное сопротивление горцев, в значительных силах занимавших завалы правых высот, приказал спешиться Кабардинской, Дигорской и Осетинской милиции и с двумя авангардными ротами саперов, которые между тем устроили уже по дороге необходимый для перехода войск мост, направил их на завалы с фронта, подтвердив притом правой колонне (навагинцам) сделать решительный натиск на левый фланг завалов. Неприятель, продолжая с ожесточением оспаривать свои завалы, усилил огонь с них против атакующих колонн, но все меры, предпринимаемые им к удержанию за собою правых завалов, остались тщетными и одновременным натиском трех наших колонн неприятель был сбит, завалы остались за нами, а горцы, понеся и здесь потерю, рассеялись по лесу. У нас при штурме правых высот в числе прочих ранены: полковники Бибиков, Альбрант и Завальевский.58 Между тем, обозы наши, вытягиваясь из Урдалийского оврага, собирались, частью по полянам на Шуанийских высотах, а частью в котлообразной долине, ограниченной отрогами Урдалийского оврага и Шуанийских высот; обозы прикрывались цепями, которыми заняты были необходимые для сего пункты по окрестной местности. Арьергард не переходил еще аула Урдали. Необходимость требовала, чтобы вьюки следовали как можно теснее, а потому саперы, разломав загороды, открыли им путь через тучные кукурузные урдалийские огороды, которые по сему случаю частью стравлены лошадьми и порционным скотом, а частью вытоптаны во время боя на Шуанийских высотах. С прибытием главнокомандующего на место штурма завалов правых высот,59 генерал Лидере приказал генерал-майору Белявскому с 4- мя ротами апшеронцев, люблинцев и саперов, находившихся в голове главных сил, двинуться влево на дорогу, которую и очистить от неприятеля для прохода вьюков. Сквозь густой лес, перерезанный балками, достигнув дороги, горсть эта наших войск с барабанным боем и громким «ура» бросилась на неприятеля, занимавшего дорогу, опрокинула его в овраги и стремительно преследовала более версты бежавших горцев по дороге, которая пролегает по хребту над непроходимыми оврагами, поросшими вековым лесом. Впереди показалась поляна, служившая войскам нашим ключом к овладению Шуанийскими высотами. Выход на поляну из леса неприятель укрепил завалами: одним у самого выхода, а другим на полуружейный выстрел от первого, и горцы, заняв эти завалы, как равно расположась на ближайших от дороги высотах, отделенных глубокими оврагами, ожидали нашего появления со свежими силами. Презирая губительным неприятельским огнем, Белявский с 11-ю апшеронцами142 овладел первым завалом; идти же далее по малочисленности нашей не было никакой возможности, а как притом передовая эта частица войск, увлеченная порывом боя, и без того отделилась вперед от отряда на значительное расстояние, и, наконец, если возвратиться к отряду, то неприятель снова бы занял выход на поляну и войскам нашим в другой раз пришлось бы одолевать горцев на этом пункте, а потому генерал Лидере, следуя здесь же и наблюдая за ходом дела, приказал Белявскому остановиться и залечь за завалом. Расположась, таким образом у выхода на поляну по дороге, склоняющейся к лесу, войска прикрыты были отчасти от неприятельского огня с фронта; надобность, однако ж, требовала обеспечить себя с флангов, ибо цепи наши находились еще далеко сзади; генерал Лидере приказал отделить по возможности стрелков и расположить их, где местность дозволяла, в фланговых оврагах; тыл наш в этот момент также не был обеспечен, ибо горцы, сброшенные нами с дороги в овраги, опомнясь от стремительного на них натиска, снова заняли дорогу и отрезали нам сообщение с отрядом; небольшой взвод немедленно отделен был для прикрытия нашего тыла.
Постигая трудное наше положение, генерал Лидере послал наудачу с известием к главнокомандующему,60 а сам, считая необходимым удержать занятую позицию, приготовился защищаться на оной до последнего; с своей стороны, солдаты, видя среди себя истинно любимого и от мала до велика уважаемого начальника в особе генерала Лидерса и ре- шась лучше пасть с честью, чем достаться в плен, воодушевились чувством нового героизма и, храбро отражая неприятеля, неоднократно бросавшегося в шашки на тыл наш, а также ведя неумолкаемую перестрелку с горцами, занявшими высоты впереди и по сторонам, эта горсть храбрецов в течение более IV2 часа удерживала и отстояла за собою завал. Главнокомандующий, осведомившись о затруднительном положении генерала Лидерса и собрав бывшие под рукою войска, какие только оставались от штурмовавших колонн, лично поспешил на помощь к нам. Через IV2 часа, по занятии завала у выхода на поляну, дорога в лесу вновь была очищена от неприятеля и на ней показались войска, спешившие к нам на помощь; со светлым, с вечною улыбкою, лицом и с обнаженною шашкою, указывая собою путь войскам, главнокомандующий торопился на соединение с генералом Лидерсом. Дорога еще не была очищена от неприятеля, и граф Воронцов должен был лично защищаться против горцев, часто выбегавших из оврагов. Завидя занимаемую нами позицию у выхода из леса, главнокомандующий отрядил вперед два горных орудия, которые, вскачь пронесясь по дороге, прискакали к завалу с одною лишь прислугою. Как па благодатных вестников смотрели мы на прибывшие два орудия, и вслед затем два удачных картечных выстрела из них совокупно с посланною налево по оврагу в обход пехотною ротою заставили горцев сняться из занимаемого ими впереди завала и таким образом выход на поляну совершенно очистился от неприятеля, который при сей неудаче, по обыкновению своему, рассеялся в лесу. Белявский занял поляну. Одновременно с сим движением, войска, шедшие с главнокомандующим, соединились с нами на поляне; обозы направлены по дороге, имея прикрытие, составленное из правой и левой цепи, которыми уже занят был лес по всей длине. Вторично сбитые с дороги неприятельские толпы скрывались частью по балкам йодле дороги и более отважные из них выскакивали на дорогу при прохождении вьюков отряда; алчные к добыче, горцы малыми толпами врывались в наши вьюки и по неимению при самом обозе почти никакого прикрытия, ибо все войска и авангарда, и главных сил употреблены были в дело при занятии Шуанийских высот, им удавалось производить между обозом и ранеными смятение; в один же из подобных прорывов в обозе нашем сделались жертвою несколько человек и в том числе уже раненый полковник Завальевский, а граф Бенкендорф, также раненый, еще был ранен тремя шашечными ударами (будучи спасен от верной смерти лейб-гвардии Конного полк поручиком бароном Шепингом); подоспевшая из правой цепи 10-я рота Навагинского полка, прогнав алчного неприятеля, восстановила порядок между вьюками. Арьергард, выдерживая стойко атаки горцев, зашедших с тыла, перешел уже Урдалийский овраг и поднимался на Шуанийские высоты; твердые штыки арьергарда, направляемые храбрым Лабынцевым на неприятельские толпы, служили отряду верным оплотом.61 Co вступлением арьергарда в лес, горцы, подойдя скрытно и заняв опушку леса, открыли было меткий огонь по переправе через небольшой мост, построенный по дороге в лесу, но возвращавшаяся из левой цепи 3-я егерская рота Куринского полка выбила дерзкого неприятеля из опушки, и засим арьергард, кончив переправу, продолжал движение через лес, мало обеспокоиваемый неприятелем. Было 3 часа пополудни и 6V2 часов минуло от начала боя на Шуанийских высотах, как войска, сосредоточиваясь на поляне перед аулом Шуани, строились в прежний порядок, а авангард почти без выстрела переправлялся через овраг, за аулом лежащий. Неприятель быстро отступал, ибо местность здесь хотя и гористая, но безлесная, а потому всякое упорство горцев, не принеся никакой выгоды, непременно бы сопряжено было со значительною потерею в их рядах, чему долговременный опыт в войне с русскими, научив их, вселил им идею к упорной защите против русских в одних только лесах. С хребта, отделяющего Шуанийский овраг от оврага Карчуч-энь, впереди на высотах Кута-аулского урочища, неприятельские толпы виднелись в больших сборищах, а часть из них заняли лесистые берега оврага Карчуч-энь, на пути отряда нашего к Кута-аулскому урочищу лежавшего. Переправа через овраг Карчуч-энь, под покровительством наших батарей, по правому берегу расположенных, произведена с незначительною потерею; но с другой стороны, спуски и подъемы тяжестей по местности весьма гористой сопряжены были с большими затруднениями, увеличившимися притом от проливного дождя, который начал падать с 6 часов вечера. Уже смеркалось, как авангард, все двигаясь вперед, выбил слабо защищавшихся горцев из завала, на хребте Кута-аулского урочища устроенного, и занял урочище; за авангардом и главные силы и обозы становились в урочище Кута-аул на позицию, для ночлега избранную (вблизи аула Гвалдари). Два легких наших орудия едва могли быть ввезены на позицию к утру следующего дня, почему арьергард, заняв подъем из оврага Карчуч-энь,расположился на ночлег и в продолжение всей почти ночи вел перестрелку с неприятелем, засевшим в небольшом лесу, раскинутом по левому берегу оврага. Так кончился особенно тяжелый день 14 июля. На протяжении до 10-ти верст ни крепкие, защищаемые природою и искусством позиции неприятеля, ни его многочисленность, ни его упорное и отчаянное сопротивление, словом, ничто не могло удержать храброго порыва войск наших; горцы отовсюду сбиты, обращены в бегство с значительною потерею. С нашей стороны урон простирался: убитыми штаб-офицер — I, обер-офицеров — 5 и нижних чинов — 65; ранеными штаб-офицеров — 6, обер-офицеров — 11 и нижних чинов — 158; контужеными обер-офицеров — 3 и нижних чинов — 37 и без вести пропавших 8 нижних чинов.62 Гористая местность урочища Кута-аул, лежащего близ сел. Исса- Юрт, была невыгодна для расположения отряда, во-первых, потому, что войска необходимо было расположить по склонам нагорных частей урочища, которые от проливного вечером сего числа дождя сделались весьма скользкими и сообщение в лагере было затруднено, и, во-вторых, оттого, что не имеется вблизи воды, ибо Аксай, протекавший вправо, отдален был от лагеря нашего более 2-х верст и занят был горцами. Вода в малом количестве, с боя, добыта была к утру следующего дня. Начальствовавший главным действующим отрядом генерал от инфантерии Лидере, уже несколько дней пред сим боровшийся с недугом, сложил с себя командование отрядом, каковое поручено начальнику штаба войск на Кавказе генерал-лейтенанту Гурко. (Одновременно, командование Навагинским полком после убитого подполковника Бибикова принял Генерального штаба полковник барон Вревский, Ипполит, погибший в 1858 г.)
<< | >>
Источник: Лисицына Г.Г. Даргинская трагедия 1845 год Воспоминания участников Кавказской войны XIX века. 2001

Еще по теме Дело 14 июля:

  1. Дело 7 июля
  2. Дело 10 июля
  3. Дело 19 июля
  4. Дело 6 июля
  5. Дело 11 июля
  6. Дело 13 июля
  7. Дело 15 июля
  8. Дело 16 июля
  9. IV Дело в лесу, 6 июля, и занятие Дарго
  10. 924. Пробел гражданского кодекса. Закон 2 июля 1907 года и декрет-закон 29 июля 1939 года.
  11. Стычки с горцами куринских егерей I июля
  12. И. Т. Пересыпкин, 3 июля 1941 года
  13. 25 ИЮЛЯ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -