Введение

Рассуждать о влиянии древнегреческой цивилизации на европейскую культуру и науку так же трудно, как представить себе эту самую культуру или науку оторванными от греческого искусства, греческой литературы и философии.
Любые штампы, вроде “цитадель цивилизации” или “колыбель архитектуры”, теряют всякий (и без того довольно затертый) смысл при скромной попытке вообразить себе, что Древнюю Грецию постигла судьба Атлантиды, и она бесследно исчезла в океанской пучине. Мир, конечно, вряд ли стал бы другим; в нем бы по-прежнему все текло и изменялось, и мы бы наверняка знали, что нельзя дважды войти в одну реку. Разве так уж существенно, что мы знали бы об этом не от древнегреческого мудреца Гераклита? И разве нарушились бы хоть каким-то образом причинно-следственные связи, если бы теорема Пифагора или закон Архимеда назывались как-нибудь иначе? Разве солнце изменило свое положение от того, что все греческие астрономы, кроме Аристарха, были убеждены в геоцентрическом устройстве Вселенной? И разве мир состоял бы не из атомов, даже если бы до этого не додумался Демокрит? Может быть, без Гомера не было бы литературы, без Платона философии, а без Афин - демократии? И даже если так, мир все равно остался бы прежним. Изменилось бы совсем немного. Изменилось бы наше отношение к миру: без греческого влияния Запад никогда не стал бы Западом. Именно Греция определила все то, что коренным образом отличает западную цивилизацию от восточной. Человеку, который предпримет попытку отыскать область науки или культуры, где не оставили бы следа древние греки, придется очень много потрудиться. Они не только совершили первую научную революцию - греческая натурфилософия сделала в принципе возможным рождение науки. Дерзость “физиков”, как назвал первых греческих философов Аристотель, осмелившихся задавать вопросы, ответить на которые они не имели совершенно никакой возможности, открыла новый путь познания окружающего мира. Греческие натурфилософы фактически изобрели научный метод познания, метод, который до сих пор применяется в науке. Философские системы Сократа и Платона, атомистика Демокрита и Эпикура, математика Пифагора и Евклида, механика Архимеда, медицина Гиппократа, история Геродота и Фукидида, аристотелевские биология, логика, политэкономия - все это, дополненное в эпоху эллинизма географией, астрономией, анатомией, физиологией, ботаникой, пневматикой, представляет первую полную систему естественнонаучных знаний, заложивших прочный фундамент современной науки. Уже этого было бы вполне достаточно, чтобы греческий народ навеки обеспечил себе место в истории человечества. Однако греческое влияние на европейскую цивилизацию отнюдь не ограничивалось сферой науки. В Греции зародились театр и архитектура, в Греции возникли основные роды, виды и жанры литературы - все то, что позднее Европе осталось лишь воспринять и дополнить. Греческий язык, наряду с латинским, были первыми языками международного общения. Наконец, христианство проникло в Европу через Византию (и Рим) - потомки язычников устанавливали культ монотеизма. Но одни лишь переводы античных авторов, повсеместное заимствование мифологических сюжетов, все рефлексии, отражения и рецепции не воссоздают полной картины влияния античности на исторические судьбы Европы. Вплоть до конца XVIII века античность (и прежде всего ее, так сказать, греческая “половина”) была соучастницей культурного движения на Западе. Она даже не осмыслялась как прошлое: из прошлого делают выводы, с прошлым проводят параллели. Античность была эталоном, к которому не только стремились, но с которым соревновались: еще Гете писал эпос об Ахилле, призывая современников: “Каждый пусть будет, по-своему, греком! Но только пусть будет!” Античность, по остроумному замечанию одного из исследователей, была “впереди” и “над”, с ней можно было состязаться, ее можно было обогнать. Она не осознавалась как культурное прошлое, она была культурным настоящим. В эпоху Просвещения отношение к античности изменилось. Начиная с XIX века, она становится “неиссякаемым источником”, пресловутой “колыбелью” и “детством человечества”, в ней видят “зачатки”, своей “инфантильностью” она вызывает улыбку умиления просвещенного рационального века. Георг Фастер очень хорошо и многоречиво выразил отношение своих современников к античности: “Тем временам, когда развивались, при самых благоприятных условиях, духовные силы самого благородного племени людей, тем временам, которые никогда не вернутся более, мы обязаны всем, чем мы стали. Не просто матерью и кормилицей была для нас Греция, и хотя я сочту крайне несправедливым требование никогда не расставаться со своей кормилицей, набожно повторять ее сказки и не сомневаться в ее непогрешимости, то я охотно признаюсь все же, что воспоминания о годах детства нередко доставляют мне живое удовольствие и что не без трогательной благодарности думаю я порой о своей доброй, пусть не всегда мудрой воспитательнице”. Итак, античность осталась позади. Идея прогресса в истории сделала из нее “воспитательницу” и “кормилицу”. Она, безусловно, вызывает у рационалистов восторг и восхищение, от которых, однако, веет холодным безразличием. Чувство, подобное тому, которое вызывают у человека звезды, прекрасные, таинственные и неправдоподобно далекие. Мы можем относиться к античности по-разному: мы можем видеть в современности “упадок” и утверждать, что после Платона философии не было; мы можем по примеру гуманистов эпохи Возрождения устраивать пиры и писать письма Горацию, и греки (а вместе с ними и римляне) останутся для нас “вечными детьми”. Но каково бы ни было наше отношение к античности, бесспорно одно: как гениальный поэт, выражая дух своего времени, может определять целую эпоху в литературе, так греки, выразив идею человека “на все времена”, определили эпоху в истории. Эпоху, которая не канула в Лету, но самым непосредственным образом повлияла на всю европейскую цивилизацию.
| >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Введение:

  1. 1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Постановка проблемы (введение)
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение:
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение