Спарта

Лакедемон - именно так в древности называлось все спартанское государство - был довольно большой общиной, владевшей плодородной долиной реки Еврот. Долина эта - Лакония - располагалась на самом юге Пелопоннесского полуострова; на ее береговой линии не было удобных гаваней, с запада Лаконию отделял от соседней Мессении высокий хребет Тайгет, а на севере она граничила с высокогорной Аркадией.
К востоку от Лаконии находилась область с довольно странным названием Кинурия («собачий хвост»), которую от Лаконии отделял горный хребет Парнон, переходивший на юге в низкую каменистую гряду. Эта самая Кинурия и связывала Лаконию с остальным миром: здесь было единственное место, где выход из долины был более или менее легок, в остальных направлениях переход через горы был практически невозможен. В микенскую эпоху Лаконию заселяли ахейцы. В «каталоге кораблей» Гомер утверждает, что здесь находилось двенадцать полисов, в том числе Лакедемон, Амиклы и Спарта, а правил ими спартанский царь Менелай, у которого дерзкий Парис увез в Трою жену, прекрасную Елену. “Каталог кораблей” — эпизод из “Илиады” Гомера, описывающий греческий флот, отправившийся на Троянскую войну. В XII-XI вв. до н.э. в Пелопоннес вторгаются дорийские племена. Они захватывают Мессению, Лаконию, Аргос. Местное ахейское население частью укрылось в гористой Аркадии, часть бежало морем в Малую Азию, частью было перебито и обращено в рабство. Но там, где завоеватели не смогли сломить сопротивление ахейцев, они пошли на мирное сближение, стали заключать браки с местным населением, усваивать их религию и культуру. [Илл. - Кубок из Лаконии. Золото. XVI в. до н.э. Стр. 406 Илл. - Элемент декора кубка. Стр. 406] Одним словом, дорийцы прочно обосновались во многих областях Пелопоннеса, в том числе на плодородных землях в средней части долины Еврота, то есть в Спарте, и здесь, начиная с X в. до н.э., они повели упорную борьбу с соседями за господство над всей Лаконией. Очень скоро спартанское государство достигло своих естественных границ - горных хребтов на севере и моря на юге. Именно в этот период происходит формирование класса периэков. Периэками (букв. “живущие вокруг”) назывались жители пограничных областей, добровольно признавшие господство Спарты. Они были лично свободными, а в тех общинах или полисах, на территории которых они проживали, пользовались даже гражданскими правами. Но в самой Спарте на них смотрели, как на людей “второго сорта”, не допуская к участию в делах государства. Таким образом, уже во время завоевания Лаконии сложились два сословия спартанского общества: полноправные граждане - спартиаты и свободные, но лишенные политических прав периэки. Примерно с VIII в. до н.э. в Спарте, как и в других греческих государствах, в связи с резким увеличением численности населения стала ощущаться острая потребность в новых землях. И если большинство остальных греков нашли выход в колонизации, в освоении новых земель за пределами тогдашнего греческого мира, то спартанцы разрешили эту проблему по-своему, за счет ближайшего соседа - Мессении. Так началась первая Мессенская война, длившаяся девятнадцать лет с 742 по 734 гг. до н.э. Она завершилась взятием главной крепости мессенцев - Итомы и покорением значительной части Мессении. Уцелевшее население было обращено в тяжелое полурабское положение, дав начало формированию еще одного класса в Лакедемонском государстве - класса илотов, в который кроме мессенцев была включена также та часть населения самой Лаконии, которая, в отличие от периэков, оказывала особенно упорное сопротивление покорявшей их Спарте. Илоты — полностью бесправное население лаконских земель, покоренных Спартой. В этот же период, по всей видимости, сложилось в основных чертах и государственное устройство Спарты, мало изменявшееся на протяжении столетий. Главную особенность этой весьма своеобразной политической системы составляла двойная царская власть. С древнейших времен в Спарте одновременно правили две царские династии, нередко враждовавшие между собой. Несмотря на всеобщие почет и уважение, власть царей была сильно ограничена. Оба правителя входили в совет старейшин, на заседаниях которого решались все вопросы государственного управления. Вместе с царями герусия - так назывался совет старейшин в Спарте - насчитывала 30 человек. [Илл. - Изображение спартанского царя. Рисунок с греческой вазы. Стр. 30] Третьим элементом спартанской политической системы было народное собрание (апелла), игравшее второстепенную роль: оно лишь утверждало решения, принятые царями и старейшинами на их совместных заседаниях. С образованием нового порабощенного класса - илотов, появилась особая регистратура, призванная защищать интересы аристократии и еще больше ограничивавшая царскую власть - эфоры (букв. “наблюдатели”, “звездогляды”). Каждые восемь лет эфоры уходили в святилище Пасифаи в Спарте и наблюдали за небом: если падающая звезда пронесется в одном направлении - значит, царь должен быть смещен, если в другом - его полномочия можно еще продлить. Так повелось в Спарте с древнейших времен, возможно, эта традиция существовала уже при микенских царях. Начиная с VI века до н.э., эфоры, в количестве пяти человек приобретают все более ответственные функции - и административные и судебные, а свое “звездоглядство” используют для устранения нежелательных им царей. По своей роли эфоры вполне соответствуют самым разнообразным аристократическим магистратам, которые создавались в то время во многих греческих государствах с целью ограничения царской власти. В Афинах, например, такую функцию выполняли архонты. И вообще, Спарта в то время мало чем отличалась от других греческих полисов, во всяком случае, она еще не оградилась от всего мира и не стала той закостенелой в своей приверженности древним обычаям и законам страной, над которой подшучивала вся Эллада. Это подтверждают раскопки, произведенные в самом начале ХХ века, в ходе которых был обнаружен древнейший памятник греческой архитектуры - спартанский храм Артемиды Орфии, а также множество разнообразных изделий лаконских мастеров, датируемых VII-VI в. до н.э. Среди них расписная керамика, ничуть не уступавшая работам афинских и коринфских вазописцев, уникальные терракотовые маски, бронзовые украшения, изделия из золота, янтаря, слоновой кости. [Илл. - Архаический рельеф. Спарта. Стр. 605] Все это говорит о том, что Спарта в то время поддерживала активные торговые отношения со многими странами, ее постоянно посещали иностранцы и сами спартиаты путешествовали по эллинскому миру. Они участвовали в Олимпийских играх. В Спарте жили лучшие греческие музыканты. За всю свою историю Спарта дала Греции только трех замечательных поэтов - Терпандра, Тиртея и Алкмана - и все они жили в то время, когда не было еще казарменной муштры, которой Спарта прославилась в классическую эпоху; когда не было и речи об общих обедах с неизменной “черной” похлебкой. Терпандр (VII в. до н.э.) — греч. поэт и музыкант, реформатор музыки. Тиртей (VII в. до н.э.) — греческий поэт. По легенде — выходец из Афин. Алкман (2-я пол. VII в. до н.э.) — поэт и хормейстер в Спарте. В это же время в Спарте начались гражданские смуты и распри, сопровождавшиеся призывами к переделу земли. Продолжалось разорение и обнищание бедноты, часть из которой попала в положение илотов. Очевидно, мессенских земель было недостаточно, чтобы удовлетворить всех нуждающихся в земле. [Илл. - Торговая площадь в Спарте. Реконструкция. Стр. 607] При таких условиях покоренные мессенцы начали восстание против спартанского владычества. Началась вторая Мессенская война (вторая половина VII в. до н.э.), не менее ожесточенная и длительная, чем первая. Мессенцев поддерживали аркадяне и аргивяне, ближайшие соседи Спарты, обеспокоенные ее усилением. После многолетней борьбы спартанцам удалось завоевать всю Мессению. На этот раз ее население, за исключением некоторых приморских городков, жителям которых даровали статус периэков, было обращено в илотов, а земля, принадлежавшая тамошнему населению, перешла в собственность спартанского государства. Очевидно, после окончания второй Мессенской войны (первая половина VI в. до н.э.) во внутренней жизни Спарты и начались те коренные изменения, которые превратили могущественное государство, не лишенное весьма своеобразных черт, в единый военный лагерь.
Традиционно с этими преобразованиями связывают имя полулегендарного спартанского законодателя Ликурга. Согласно преданию, прежде чем начать свои реформы, Ликург обратился к Дельфийскому оракулу, попросив посоветовать ему лучшие законы, на что Пифия ответила, что законов лучше, чем у него, не будет ни у одного государства. Прежде всего, государственный аппарат был приспособлен к быстрому и энергичному подавлению возможных восстаний илотов. Положение последних, кстати, не очень походило на обычное рабство: илот, подобно земельному участку, считался собственностью государства. Его лишь предоставляли в пользование отдельному спартиату, который не имел права ни убивать, ни продавать илотов. Они жили со своей семьей на своем участке и отдавали своему господину- спартиату больше половины дохода. Уплатив этот оброк, илоты могли свободно распоряжаться своим имуществом, так что среди них встречались и довольно богатые люди. Илот был обязан беспрекословно подчиняться не только своему хозяину, но и любому спартиату, в противном случае его жестоко избивали. Илотам, находившимся внутри страны, запрещали носить оружие. После покорения Мессении илоты численно намного превосходили своих поработителей. Удержать их в повиновении можно было только с помощью беспощадного и систематического террора: время от времени спартиаты устраивали облавы на илотов, они назывались “криптиями” (по гречески “kriptos” значит “скрытый”, “тайный”). Эфоры, вступая в должность, очевидно, чтобы хоть как-то узаконить криптии, объявляли войну илотам, и периодически направляли небольшие отряды наиболее “сообразительных” юношей- спартиатов в деревни. Днем молодые люди скрывались, а ночью внезапно нападали и убивали самых сильных и смелых илотов. В это же время под угрозой смертной казни в Спарте вводится запрет на выезд за пределы государства и, наоборот, из Спарты изгоняются иностранцы. Запрещается ввоз золота и серебра, спартиатам предписывают пользоваться железной монетой. Эти деньги были настолько громоздки и малоценны, что для того, чтобы держать их дома, нужно было строить кладовую, а для оплаты дорогостоящих товаров такие деньги пришлось бы сгружать возами. Понятно, что в Спарте стали невозможны любые торговые сделки. Легенда приписывает Ликургу закон, запрещающий заниматься ремеслом. Даже если подобного закона не существовало, при сложившейся ситуации ремесленная деятельность в любом случае прекратилась бы сама по себе, так как продукция не находила сбыта. [Илл. - Спартанская монета. Стр. 323] Единственным видом доблести теперь стало умение не страшась смерти стоять в строю на своем месте, ни вперед, ни назад не отходя от товарищей. На бой спартанцы шли, как на пир, разодевшись, намазав маслом и расчесав волосы. Полководцы говорили: “Заботьтесь о прическе: она делает красивых грозными, а некрасивых страшными”. Только на войне спартанцы могли проявить силу и доблесть, все виды атлетики признавались отныне недостойными спартанцев. Неудивительно поэтому, что начиная с VI в. до н.э. спартанцы заметно охладевают к Олимпийским играм. [Илл. - Спартанские воины. Стр. 495] Государство вмешивается во все подробности личной жизни своих граждан: спартиаты разводятся и женятся в интересах государства, своих здоровых детей они отдают на воспитание государству, а хилых младенцев, из которых никогда не вырастет достойный защитник, государство само забирает и сбрасывает со скалы. Важнейшим политическим принципом Ликурга был принцип равенства. Все спартиаты, независимо от происхождения и общественного положения, жили в одинаковых условиях, носили одинаково простую и грубую одежду, пользовались одинаковой утварью, ели одинаковую пищу. На производство и потребление предметов роскоши в Спарте был наложен суровый запрет. В то время, когда в остальной Греции начинается культурный переворот, мобилизовавший все лучшие силы эллинов на создание величайших научных, культурных и художественных ценностей, в Спарте исчезают поэзия и живопись, здесь нет ни ученых, ни философов, здесь запрещаются письменные законы. В атмосфере сурового военного режима с культом искусственно созданного равенства постепенно захирела яркая и своеобразная культура архаической Спарты. Спартанцы окончательно и вполне осознано отгораживаются от всего мира глухой стеной вражды и недоверия, опасаясь любых веяний извне, способных разрушить сложившийся порядок. Этот порядок регламентировал всю жизнь спартиата от рождения до смерти. В Спарте никто не имел права воспитывать детей по своему усмотрению. В семь лет мальчиков отбирали у родителей и объединяли в небольшие отряды - агелы. Грамоте их учили ровно настолько, чтобы они умели прочесть приказ и написать свое имя. Остальное воспитание сводилось к беспрекословному подчинению, умению терпеливо переносить лишения и побеждать в битвах. Воспитание это было очень суровым: в любую погоду мальчиков заставляли ходить босиком, почти не разрешали им мыться горячей водой, спали юные спартанцы все вместе на связках тростника, который они сами и ломали на берегах Еврота. Дрова и пропитание дети тоже добывали себе сами, из них воспитывали не только храбрых, но и хитрых воинов: продукты им приходилось воровать, причем попавшегося беспощадно били плетью как неловкого вора и заставляли голодать. [Илл. - Спартанские юноши. Стр. 477] Когда юноши становились воинами, строгость воспитания немного смягчалась, но в целом оно не заканчивалось и после того, как человек становился взрослым. Теперь его воспитание брали на себя сисситы, члены товарищества из 15-20 человек, служивших в одном военном отряде и устраивавших совместные обеды - сисситии. Правящей аристократии было очень легко контролировать поведение и умонастроение спартанских граждан с помощью сисситий и агел. Вообще законы Ликурга почти не изменили государственных учреждений Спарты. Во главе государства по-прежнему стояли два царя, все так же являвшиеся членами герусии, но фактически страной управляли эфоры, которых теперь ежегодно избирали на народном собрании. Функции эфоров были судебными и полицейскими. Они надзирали над частной жизнью отдельных граждан. Они могли требовать объяснений от царей, и после троекратного вызова цари обязаны были явиться на объяснения к эфорам. Эфоры созывали народное собрание и герусию, и председательствовали в них. Они руководили финансами и внешней политикой. Когда между царями возникали разногласия (а они возникали постоянно), к эфорам переходила и верховная власть в государстве. Эфоры были владыками страны, ревностными блюстителями порядков, установленных законами Ликурга. Согласно преданию, когда важнейшие из этих законов прочно вошли в жизнь и обычаи спартанцев, Ликург созвал народное собрание, объявив, что он направляется к Дельфийскому оракулу, чтобы спросить у него совета о еще одном, самом главном преобразовании. Ликург взял клятву с геронтов и всех граждан, что они ничего не изменят в законах до его возвращения. Оракул возвестил, что законы Ликурга прекрасны и до тех пор, пока Спарта будет верна этим законам, она будет процветать. Тогда, отослав это прорицание на родину, Ликург решил не возвращаться, чтобы не дать своим согражданам возможность изменить его законы. Простившись с друзьями и сыном, он отказался принимать пищу и вскоре умер от голода. Из боязни, что спартанцы перенесут на родину его останки и этим освободят себя от клятвы, Ликург распорядился, чтобы его прах был выброшен в море. Надежды легендарного законодателя сбылись. Созданная его стараниями “община равных” выдержала немало серьезных испытаний: и великое восстание илотов в 464 г. до н.э. (так называемая третья Мессенская война), и Пелопоннесскую войну 431-404 гг. до н.э. Знаменитая спартанская фаланга, состоявшая из тяжеловооруженной пехоты, не знала себе равных и заслуженно пользовалась славой непобедимого войска. Спарта уже в середине V в. до н.э. подчинила своей гегемонии большинство пелопоннесских государств, в результате чего сложился так называемый Пелопоннесский союз, ставший самым крупным политическим объединением тогдашней Греции.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Спарта:

  1. Социальный и политический строй в древней Спарте.
  2. Спарта в IV в. до н. э. Война с Персией. Анталкидов мир
  3. Спарта
  4. 1. Гегемония Спарты в Греции (404—379 гг. до н. э.)
  5. Глава IV ПЕРВЫЙ ПОХОД БЕОТИЙЦЕВ НА СПАРТУ
  6. Южный Пелопоннес в VIII—VI вв. до н. э. Ранняя Спарта.
  7. Глава6.ДРЕВНЯЯ СПАРТА, КРИТ, ФЕССАЛИЯИ БЕОТИЯ
  8. Свобода для женщин: пример Спарты
  9. Государственный строй Спарты
  10. Государство и право Древней Спарты,
  11. Нарастание напряженности между Афинами и Спартой. Военная экспедиция Афин в Египет и завершение греко-персидских войн
  12. Между 478 и 404 годами до н.э. Ксеркс умирает, а Афиныи Спарта заключают «Тридцатилетний мир», которыйдлится только четырнадцать лет
  13. Методические указания.
  14. Тема I. Древнейшая Греция (5 ч)
  15. ГЛАВА V Коринфская война и Анталкидов мир
  16. Общие особенности. Народное собрание (апелла)
  17. ГЛАВА XIV Период политического равновесия
  18. Организация Делосской симмахии (Первого Афинского морского союза). Освобождение греческих полисов Малой Азии и проливов от персидского господства
  19. ПЕРЕСМОТР ПЕРСИДСКОЙ ПОЛИТИКИ
  20. § 2. ВОСПИТАНИЕ И ШКОЛА В АНТИЧНОМ МИРЕ