<<
>>

Римское право

Из всего богатейшего наследия, оставленного Древним Римом новой Европе, самая счастливая судьба выпала римскому праву, ставшему основой для всей последующей европейской науки и практики гражданского права.
История римского права не без основания считается одной из интереснейших страниц всей истории античного мира. Она охватывает промежуток времени ни много ни мало в двенадцать столетий, и позволяет проследить становление права, начиная с первых ростков социальной жизни вплоть до самого заката “одряхлевшей цивилизации”. История эта тем более интересна, что творил ее народ, наиболее одаренный с, так сказать, юридической точки зрения. Из всех старых и новых народов, пожалуй, только римляне все величие своего национального гения проявили не в искусстве или науке, а в тончайшей разработке существенных норм правоотношений, в строжайшем разделении того, что считать “хорошим и правильным”, а что “дурным и кривым”. Как любое право вообще, римское право основывалось на обычаях и законах, причем, если верить римским историкам, писанные законы появились уже при первых царях, Ромуле и Нуме Помпилии. Современные ученые мало доверяют свидетельствам о законодательной деятельности римских царей, делая исключение лишь для свода законов некоего Папирия (jus civile Papirianum), содержащего или исключительно сакральные нормы, или постановления частного и уголовного права, тесно связанные с сакральным правом. Таким образом, все, что сообщают римские историки о “законах” царей, современная наука считает позднейшей выдумкой, полагая, что в Древнем Риме единственным источником права долгое время была традиция, основанная на почитании обычаев предков. В самую раннюю эпоху эти обычаи не носили какого-то общенародного характера, они вырабатывались в отдельных родах и родовых союзах и силу закона имели лишь для “соплеменников”. Наряду с так называемыми decreta gentilicia (родовыми декретами, постановлениями) от тех древних времен до нас дошли commentarii pontificum (записи понтификов) и commentarii magistratuum (записи магистратов) - свод обычаев, выработанных в практике магистратов и жреческих коллегий.
При составлении этих документов складывались точные формулы юридического процесса, религиозных обрядов, международных договоров, - те самые скрупулезность и точность, которые впоследствии, в сочетании с универсальностью и гибкостью, станут залогом бессмертия римской юриспруденции. Только после издания кодекса, известного как “Законы XII таблиц”, закон, а не обычай, делается важнейшим источником права в Древнем Риме. О составлении и “публикации” законов XII таблиц римское предание рассказывает весьма подробно и обстоятельно. Суд, творимый патрицианскими магистратами на основании обычаев предков, нигде не записанных и потому как угодно интерпретируемых судьями, вызывал недовольство плебеев. Они требовали писаного права, которое, устранив неопределенность, свойственную обычаям, создаст более твердые основы для правосудия. В 454 г. до н.э. плебеи добились того, чтобы в Афины была направлена специальная комиссия для изучения греческих законов. Комиссии рекомендовалось обратить особое внимание на законы Солона. По возвращении посольства в 452 г. до н.э. была назначена комиссия из десяти человек, которым поручили не только написание законов, но и все управление государством: на время деятельности децемвиров (официально комиссия называлась decemviri legibus scribundis) были упразднены должности консулов и трибунов. Спустя два года децемвиры провели через центуриатные комиции 10 таблиц законов. После этого была назначена новая комиссия, в состав которой вошли и плебеи. Она дополнила новый кодекс Римской республики еще двумя таблицами. Децемвиры (лат. «десять мужей») - члены жреческой или чиновничьей коллегии из десяти человек. Этим децемвирам не удалось завершить свою работу: плебеи, возмущенные злоупотреблениями членов комиссии, потребовали их смещения и восстановления регулярных институтов власти. Так что две последние таблицы законов были проведены через центуриатные комиции вновь избранными консулами. Все двенадцать таблиц выставили на форуме; они погибли в огне, когда галлы сожгли Рим, но вскоре были восстановлены по постановлению сената.
В подлинном виде до нас эти законы не дошли, сведения о них черпаются из разрозненных указаний, попадающихся в различных произведениях римских авторов. Судя по этому материалу, законы XII таблиц не охватывали всего римского права: они занимались гражданским и уголовным правом и процессом. По существу, эти законы содержали в себе лишь национальное римское право (jus civile) - очевидно, законодатели закрепляли в словах закона уже сложившиеся к тому времени юридические обычаи. Законы XII таблиц пользовались у римлян необычайной популярностью и особым уважением. Еще в эпоху Цицерона мальчики в школах заучивали их наизусть, а Тит Ливий называет первые писаные законы римлян “источником всего публичного и частного права”. Римское право архаической эпохи принято называть “квиритским правом”. Позднее, в республиканском Риме силу закона имели также постановления народного собрания (комиций) при содействии трех органов римского государства. Во-первых, магистрат, имевший право созывать народное собрание, то есть консул, диктатор или претор, должен был сначала составить письменный проект закона - Rogatio legis. Народное собрание не имело права обсуждать предложенный ему законопроект; оно могло лишь принять или отвергнуть проект целиком. Иными словами, магистрат спрашивал, устраивает ли народное собрание данный закон. Закон считался прошедшим, если народ отвечал uti rogas - “как просишь”, или отклоненным, когда народное собрание “стояло на старом законе” (antiquo legem). И наконец, закон, принятый народным собранием, должен был одобрить сенат. Такие законы назывались “испрошенными” - leges rogatae. Их формулировка распадалась на три части: praesriptio (надпись), указывающая имя магистрата, внесшего законопроект, дату и место комиций, название первой голосовавшей трибы или центурии, а также первого проголосовавшего. Далее следовало rogatio, то есть само содержание закона, и в заключение ставилось sanctio - указание на последствия нарушения. Первоначально государство не считало своей задачей разбирательства между частными лицами.
Каждый римлянин сам защищал свои права от нарушения. С течением времени от самоуправства римляне перешли к государственным судам, где судьей мог быть любой взрослый римский гражданин, обычно выбиравшийся из особых списков, составленных из сенаторов или всадников. Римский гражданский процесс делился на две фазы: in jure (перед магистратом) и in judicio (перед судьей). В процессе in jure участвовали стороны и судебный магистрат, судебная функция которого сводилась к тому, чтобы дать правильную юридическую формулировку спору сторон. Первоначально магистратами, перед которыми совершалось производство in jure, были консулы. Впоследствии заведование гражданским судом было возложено на вновь созданного магистрата - претора. Судом по рыночным делам и делам городской полиции заведовали эдилы. Что касается сторон, то они совершали определенные торжественные акты, предписанные правом. Сущность их сводилась к тому, что истец заявлял о своем праве, которое он желал осуществить против ответчика. Ответчик мог вообще не спорить с этим торжественным заявлением истца, и во всем с ним согласиться. В таком случае все производство и заканчивалось на стадии in jure. Если же ответчик не соглашался с заявлением истца, но оспаривал его в установленной законом форме, тогда начиналось производство in judicio. Здесь действовал уже не магистрат, а назначенный им судья или судебная коллегия. И только здесь рассматривались фактические доказательства правоты сторон и произносились судебные решения. Сохранились сведения о двух римских судебных коллегиях. Одна из них состояла из 105 судей, и в ее ведение входили главным образом дела о наследстве; другая, коллегия из десяти судей, ведала процессами о свободе. Присяжные судьи назначались магистратом по соглашению со сторонами, особо для каждого процесса. Судья, который мог решать дела по собственному усмотрению (arbitrium), назывался arbiter и обычно назначался в спорах по вопросам установки межи, или когда дело шло о производстве оценок, о разделе имущества. На процессе in jure обязательно требовалась явка в суд обеих сторон. Поэтому первое, о чем должен был позаботиться истец, была особая процедура, подробно урегулированная в самом начале законов XII таблиц. Заключалась она в том, что истец, встретив ответчика где- нибудь в публичном месте, приглашал его явиться в суд; если тот не повиновался, истец имел право прибегнуть к насилию. Если процесс in jure не заканчивался в один день, его возобновляли на следующий день с самого начала. Чтобы истцу не приходилось во второй раз совершать процедуру приглашения на суд, ответчика заставляли дать поручителей в том, что он непременно явится в суд в назначенный срок. Если одна из сторон не являлась к судебному разбирательству, то по законам XII таблиц ее ждали до полудня, после чего дело решалось в пользу присутствующей стороны. Если представительство в процессе in jure допускалось в чрезвычайно редких случаях (к примеру, опекун мог выступить за опекаемого), то in judicio, напротив, каждая сторона могла назначить себе представителя по окончании производства in jure в присутствии противника. Основное правило римского судебного процесса состояло в том, что истец, заявивший свое притязание против данного ответчика in jure, уже не мог более по тому же предмету вторично обратиться к претору с требованием предоставить ему новую формулу иска. Формулой назывался запрос, составляемый претором, для разбирательства дела судьей во второй стадии - in judicio. Судья должен был строго следовать указаниям, данным в формуле, и выразить свое суждение устно. Всякое присуждение в Древнем Риме было денежным; только в императорскую эпоху отступили от этого правила, установив, что, если предметом иска является определенная вещь, ответчик присуждается к ее выдаче. В классическую эпоху римское право не знало обжалования судебного решения в высшей инстанции. Сторона, недовольная вынесенным решением, могла просить у претора «восстановления в первоначальное положение», то есть признания данного судебного решения несостоявшимся. Однако для этого требовалось три обязательных условия: имущественный и неимущественный ущерб, своевременная просьба, и основания, оправдывающие прошение о “восстановлении”, - угрозы или насилие, злой умысел, ошибка в деле, временное отсутствие просителя и возраст (моложе 25 лет). Время и место суда были строго определены. Разбирательство in judicio не производилось в дни игр, а также во время посева и жатвы. Процедура in jure не совершалась в дни, когда собиралось народное собрание и, конечно, в так называемые неприсутственные дни - dies nefasti, когда нельзя было произносить слова “do, dico, addico” (предоставляю (права), произношу (приговоры), присуждаю) - юридическую формулу, которой судебный магистрат официально выражал свои функции. Обе стадии судебного разбирательства проходили публично на форуме в том месте, где происходили народные собрания. В описываемую эпоху в Риме еще не было такого понятия как «юридическое лицо». По воззрениям тогдашних юристов, носителями гражданских прав могли быть только люди, наделенные правоспособностью, то есть физические лица. Полная правоспособность римского гражданина называется caput, и слагается из трех элементов: состояние свободы, состояние гражданства и такое семейное состояние, когда данное лицо не подчиняется власти главы семейства. Предполагалось, что полная правоспособность возникает с рождением человека и прекращается с его смертью. Любая перемена в одном из вышеперечисленных статусов означает уничтожение прежней личности с точки зрения права, то есть человек либо вообще не признается правоспособным (в случае утраты состояния свободы), либо сохраняет значение субъекта права, но в гораздо более ущемленном виде. Таким образом, рабы, естественно лишенные состояния свободы, являлись не субъектами, а объектами прав; их правовое положение не отличалось от положения вещей. Полная правоспособность давала римскому гражданину, во- первых, право создавать римскую семью, то есть вступать в брак, регулируемый римским правом, и, во-вторых, право быть участником всех имущественных сделок. Однако полной правоспособностью в Риме обладал не всякий свободный человек, так как утрата двух последних состояний - состояния гражданства и независимого семейного состояния - также влекла за собой некоторые ограничения в правах. С точки зрения состояния гражданства, население Рима делилось на римских граждан, перегринов и чужестранцев. Римские граждане обладали полной политической правоспособностью, то есть имели “право избирать и быть избранными”. Потеря гражданского статуса наступала в результате выселения в другое государство или изгнания. Лицо, подвергшееся подобным действиям, становилось перегрином. Перегрины, лишенные политических прав, могли участвовать в разнообразных имущественных правоотношениях, но к таким специфически римским правовым институтам, как римский брак, дорога для перегринов была заказана. Ограниченной гражданской правоспособностью обладали также вольноотпущенники и жители покоренных Римом общин, получившие римское гражданство “без права голоса” на выборах (sine suffragio). Население латинских городов, некогда входивших вместе с Римом в Латинский союз, не имея в Риме политических прав, пользовалось и правом участвовать в имущественных сделках, и правом создавать римскую семью. В отношении последнего, семейного состояния, граждане делились на paterfamilias и на подчиненных его власти personae alieni iuris. В древнейшее время последние не имели никакой правоспособности в области частного права, то есть вступая в имущественные правоотношения, они устанавливали права не для себя, а для paterfamilias. Но с течением времени за paterfamilias остались лишь очень ограниченные права на имущество детей, и его власть утратила все свое материальное содержание. В состав римской семьи, кроме главы семейства (paterfamilias) входили: его жена, подчиненная власти мужа, его дети, подчиненные власти отца, жены сыновей, также подчиненные власти paterfamilias, все потомство подвластных сыновей, и, наконец, рабы. Римское семейное право знало два вида брака - брак, устанавливавший власть мужа над женой, и брак, не порождавший такой власти. Причем в последнем случае жена, юридически чужая и мужу и детям, пребывает в том же семейном положении, в каком была до замужества. Такой брак мог быть расторгнут не только по инициативе мужа, но и по соглашению супругов, и даже по инициативе жены. Большие различия между двумя видами брака были в личных и имущественных отношениях супругов. Жена, полностью подчиненная власти мужа, могла подвергнуться с его стороны любому наказанию вплоть до лишения жизни. Все, что ей принадлежало до брака, если она не находилась под властью своего отца, становилось в момент заключения брака собственностью ее мужа. Кроме того, для своих детей жена, находящаяся под властью мужа, с юридической точки зрения являлась сестрой, после смерти мужа она наследовала на равных с детьми правах, а ее сыновья осуществляли опеку над ней. При втором типе брака все было с точностью до наоборот: имущество, принадлежавшее жене до брака, оставалось при ней и все, что она приобретала во время брака, принадлежало ей одной. Как видно из этой краткой характеристики римско-италийского права времен Республики, начавшийся уже в архаическую эпоху процесс разделения публичного и частного права, получил в республиканский период окончательное оформление. Объектом публичного права было все государство, вся община как единое целое, а частное право регулировало отношения между отдельными гражданами. Римляне, с их пиететом к традиции и обычаям предков, никогда бы не осмелились отменить старые, во многом уже отжившие установления и заменить их новыми. Они лишь изменяли и дополняли старые нормы квиритского права, приспосабливая их к новым отношениям в обществе. После того, как в Риме перешли к государственным судам и появилась специальная магистратура (преторы), заведовавшая судебными делами, новым и очень важным источником права стали эдикты судебных магистратов, в первую очередь - преторов, из которых образовалась система преторского, или гонорарного (от лат. honores - “почетные должности”)права. В начале года перед вступлением в должность судебные магистраты - преторы, курульные эдилы, правители провинций - объявляли эдикт, содержащий правила, которыми они предполагали руководствоваться при производстве гражданского суда. Каждый новый магистрат никогда не отменял целиком эдикта своего предшественника, он брал из него все приемлемое для себя, внося некоторые поправки и дополнения. Таким образом, в эдикте постепенно образовалась особая часть, составлявшая его основу и переходившая без всяких изменений из эдикта в эдикт. Для народа она приобрела значение постоянного права, освященного силой обычая и опыта, и стала источником так называемого права народов (jus gentium). От квиритского и гражданского права народное право отличало отсутствие обрядности и формализма. Главное внимание обращалось на существо дела, на намерения сторон, а не на форму сделок и произнесение ритуальных слов. В это же время в римской юриспруденции появляется понятие «юридического лица», и субъектами права становятся не только отдельные люди, но и особые социальные организации, выступающие носителями гражданских прав и обязанностей. Создание понятия «юридического лица» считается одной из важнейших заслуг римского права. Частные корпорации, или союзы с различными целями существовали в Риме с древнейших времен. В эпоху Республики появляется великое множество самых разнообразных союзов и объединений - от похоронных корпораций (collegia funeraticia) до корпораций публиканов (collegia publicanorum). Все они обладали имущественными средствами, а коллегии публиканов - средствами весьма значительными. В связи с этим потребовалось урегулировать правила их отношений с третьими лицами при заключении договоров, составлении сделок и т.д. В древнейшем гражданском праве имущество корпораций рассматривалось либо как имущество товарищества (societas), то есть имущество, принадлежащее в определенной доле каждому из участников, либо как имущество одного из участников, ведущего дела всей корпорации. Толчком к признанию гражданской правоспособности корпораций послужило появление большого числа новых общин и введение для них муниципального строя. Имущественное положение муниципий было подведено под нормы гражданского права, то есть вся муниципия была признана таким же субъектом имущественных прав, как отдельный римский гражданин. По образцу муниципий правоспособными были признаны и частные корпорации. Но римские юристы все же не довели до конца разработку учения о юридическом лице. Они полагали, что юридическое лицо есть вымышленное физическое лицо: в действительности никакого субъекта прав не существует, а просто делается предположение, будто такой субъект существует. Одним словом, они подменяли юридическое лицо некоей фикцией физического лица. В тех случаях, когда современные юристы говорят, что юридическое лицо само совершает нечто через свои органы, их римские коллеги сказали бы, что действие совершено вместо физического лица его представителями. Уже в начале принципата законодательную силу приобретают постановления сената - сенатконсульты. Во время Республики сенат влиял на законодательство через магистратов, руководивших деятельностью народного собрания. С I века н.э. сенатконсульты стали основной формой законодательства, тщетно прикрываемой старой формулой: «сенат только полагает, советует, рекомендует». Обычно в сенатконсульте воспроизводилось содержание речи, произнесенной принцепсом. Сенат, таким образом, являлся законодательным органом, лишенным инициативы, которая постепенно все более концентрировалась в руках принцепса. По мере укрепления своего могущества принцепсы, изначально сами подчиненные законам, стали присваивать собственным постановлениям законодательную силу, так что императорские конституции (от латинского constitutio - “указ”, “распоряжение”) становятся к концу принципата важным источником права. Они издавались в четырех основных формах: эдикты - распоряжения императора, схожие с эдиктами республиканских магистратов, но содержащие не программу деятельности, а постановления, обязательные для всех; мандаты - административные и судебные инструкции для императорских чиновников; декреты - решения императора по судебным делам, и рескрипты - ответы на юридические вопросы частных лиц и магистратов. Последние три формы имели силу только по конкретным делам, в связи с которыми они были даны. А законодательная сила эдиктов, ставших основной формой закона, поначалу ограничивалась временем царствования издавшего их императора, и после его смерти они нуждались в подтверждении. Впоследствии такое подтверждение было признано излишним. Конституции - общее название постановлений римских императоров, которые так же, как решения сената, считались важнейшими законодательными актами. Право, установленное сенатконсультами и императорскими конституциями, рассматривалось римскими юристами как гражданское, или цивильное право. Именно с этого времени появились их утверждения: “что угодно императору, то имеет силу закона”, и что сам император “законами не связан”. Разделение Римской империи на Западную и Восточную принципиально не должно было нарушить единства законодательства. Каждый император издавал законы от лица всех соправителей, и они имели силу для всей империи. Однако уже со времени Феодосия II (начало V в. н.э.) законы, изданные в одной половине империи, должны были распространяться на другую только после их специального подтверждения императором этой второй половины. Ко времени установления домината накопилось великое множество императорских конституций, разбросанных по разным архивам, а также сочинений классических юристов, которые требовали официальной кодификации римского права, составления общего свода всех законов. В конце III - начале IV в. н.э. появился частный сборник императорских конституций, начиная с эпохи Адриана и кончая конституциями, современными автору компиляции Грегориану, по имени которого этот свод законов был назван Codex Gregorianus. Дополнением к нему стал Codex Hermogenianus, собравший 120 конституций до эпохи императора Константина, тщательно отредактированных автором сборника Гермогенианом. Оба этих кодекса дошли до нас лишь в разрозненных отрывках. По примеру составителей кодексов, за систематизацию всего римского права принялись императоры. В 429 г. Феодосий II учредил комиссию, которой было поручено составить собрание императорских конституций, начиная со времени правления Константина I, по образцу и в дополнение к Codex Gregorianus и Codex Hermogenianus. Конституции должны были размещаться систематически по разделам, причем внутри разделов предписывалось соблюдать хронологический порядок изложения. В 435 г. была составлена еще одна комиссия, на которую было возложено не только собирание конституций, но и внесение изменений и сокращений в их текст. Результатом двухлетней работы комиссии стал Codex Theodosianus - обширный сборник в 16 книг, почти полностью сохранившийся до нашего времени. Однако окончательная кодификация римского права была произведена лишь в VI в., при Юстиниане, воспользовавшимся в этом деле услугами выдающегося юриста того времени Трибониана. Юстиниан решил осуществить то, что было задумано еще Феодосием: кодифицировать не только конституции императоров, но и сочинения классических римских юристов. Эта работа чрезвычайно быстро была выполнена специальной комиссией под руководством Трибониана и в 534 г. появился новый свод законов, получивший название “Дигесты” (лат. digesta от глагола digerere - «приводить в порядок»). «Дигесты», состоящие из 50 книг, распадаются на три большие части: отрывки из сочинений римских юристов по исконному римскому праву; отрывки из сочинений, посвященных преторскому праву и отрывки из сочинений практического характера, главным образом из трудов Папиниана, Ульпиана и Павла - выдающихся римских юристов эпохи Империи. Деятельность старых республиканских юристов фактически не отражена в «Дигестах», между тем она тоже заслуживает некоторого внимания. Цель юриспруденции республиканского периода состояла в толковании права, в содействии его применению на практике. Поначалу единственными юристами в Риме были понтифики, так как религиозный элемент играл огромную роль в праве того времени. Право считалось божественным установлением и находилось под охраной религии. Толкование его имело тем большее значение, что право было насквозь формализовано. Зная одни только тексты законов, нельзя было выиграть тяжбу или заключить юридическую сделку: гражданский процесс, облеченный в торжественную форму, сводился к произнесению сторонами определенных формул, строго согласованных с буквой закона. Малейшая ошибка в совершении установленных обрядов влекла за собой проигрыш дела. Поэтому римляне, несмотря на появление писаных законов, всегда придерживались того мнения, что знание права недоступно для народа. Деятельность судей-понтификов сводилась к подаче юридических советов частным лицам и магистратам, составлению формуляров для юридических сделок и к составлению процессуальных формул. Лишь к концу республиканского периода в юриспруденции происходит серьезный переворот: она приобретает светский характер, и перестает быть привилегированным знанием понтификов. Юристы этого времени также в основном занимались толкованием законов и консервативных методов толкования. В то же время они относились к своей задаче творчески, благодаря чему смогли выработать большинство институтов гражданского права. Во II-I вв. до н.э. появляются комментарии с обобщением юридической практики (Марк Порций Катон), комментарии к преторским эдиктам (Сервий Сульпиций Руф), а также подробное изложение гражданского права (Квинт Муций Сцеола). Задачи юристов классической эпохи значительно усложнились. Им приходилось устанавливать совершенно новые нормы и принципы юридической практики, приурочивая их к старым понятиям и подкрепляя авторитетом юристов прежних времен. Так, наряду со словесным толкованием законов они пытаются отыскать то, что принято называть волей закона. “Знать законы, - пишет Цельс, один из самых выдающихся юристов того времени, - это не значит держаться за их слова, но [ понимать ] их силу и значение”. В глазах римлян юриспруденция всегда была весьма почетным занятием. К выдающемуся юристу обращались не только по юридическим делам, но и во всех трудных случаях жизни. Юрисконсультов в современном понимании в Древнем Риме не было, и люди пользовались услугами тех, кому доверяли, кто имел наибольший авторитет. Юристы не брали вознаграждения за свои консультации, они и без того были самыми видными и обеспеченными государственными деятелями. С эпохи Августа занятие юриспруденцией стало еще более привлекательным, так как римские императоры с самого начала пытались расположить юристов в пользу нового режима. В этих целях Августом был создан специальный институт, сохранившийся и при его преемниках. Некоторых самых выдающихся юристов император наделял правом “давать официальные консультации”. Консультации эти имели ту же силу, что и собственные императорские толкования, и были обязательными для судей по тем делам, к которым они относились. Юристы императорского периода делились на две школы: прокулианскую и сабинианскую, появление которых связывается с деятельностью Марка Антистия Лабеона и Атея Капитона. Традиция рисует их непримиримыми антагонистами: первый - смелый новатор в юриспруденции и враг нового режима, второй - консерватор и страстный сторонник принципата. Причем, позднейшим юристам Капитон почти не известен, в то время как трудами Лабеона они активно пользовались. Ученик Лабеона Прокул и стал основателем прокулианской школы, самым ярким представителем которой был процитированный выше Цельс. Сабинианскую школу основал ученик Капитона, Массурий Сабин. Надо сказать, что к какой бы школе ни относился тот или иной римский юрист, в какую бы эпоху он ни жил, главным в его деятельности всегда был разбор частных, конкретных случаев. Даже когда римский юрист высказывает общее положение, оно неизменно базируется на практике рассмотрения конкретного дела. В этом главное отличие римского права, и в этом причина того, что уже после падения Западной римской империи оно все еще было действующим правом во многих государствах Центральной и Южной Европы. Но настоящий его расцвет и возрождение начались только в XII веке, когда в большинстве стран Западной Европы законоведы заново открыли для себя нормы римского права, и когда оно, подвергнувшись многочисленным изменениям и приспособлениям, превратилось в ту основу, из которой впоследствии развилась общая теория гражданского права.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000

Еще по теме Римское право:

  1. § 17. ДРЕВНЕЙШЕЕ РИМСКОЕ ПРАВО
  2. § 34. РИМСКОЕ ПРАВО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ
  3. Римское право в варварских королевствах.
  4. Римское право на пороге Нового времени.
  5. Административная ответственность и правовое отношение
  6. А. Римское право.
  7. § 1. Элементы правосубъектности юридического лица
  8. 1. Сервитут в римском частном праве Возникновение земельных сервитутов
  9. 1. Эмфитевзис в римском частном праве Возникновение и развитие ius in agro vectigali
  10. / Суперфиций в римском частном праве Возникновение и развитие суперфиция
  11. (ВВЕДЕНИЕ). Римское право и западно-европейское право до новых законодательств.
  12. 1. Римское право.
  13. Глава вторая. Конструкция виновности в римском уголовном праве
  14. С. Знание, как элемент умысла в римском уголовном праве
  15. Римское право
  16. 2.2. Право и Православие (религиозная основа права России)
  17. 4.1. Традиции и национальный характер русского народа в контексте правогенеза