<<
>>

Глава четвертая О НАСЛЕДСТВЕННОМ СОБРАНИИ И О НЕОБХОДИМОСТИ НЕ ОГРАНИЧИВАТЬ ЧИСЛО ЕГО ЧЛЕНОВ

В наследственной монархии наследование принадлежности к классу является обязательным. Невозможно понять, каким образом в стране, где всякие различия по рождению были бы отменены, можно было бы сохранить привилегию передачи наиболее важной функции, которая самым существенным образом за трагивает спокойствие и жизнь граждан.
Для того, чтобы существовало Ьдиноличное правление вне наследственного класса, такое правление должно быть деспотизмом. При деспотизме, основывающемся на одной лишь силе, все может идти своим чередом более или менее долго. Но все то, что удерживается деспотизмом, подвержено свбим опасностям, т.е. ему угрожает свержение. Элементами единоличного правления, не опирающегося на наследственный класс, являются: человек, который руководит, солдаты, которые исполняют его приказания, народ, который покоряется. Для того, чтобы дать монархии иные точки опоры, нужны промежуточные корпуса; на этом настаивает Монтескье даже в том, что касается выборной монархии. Если вы помещаете человека на столь высокий уровень и хотите освободить его от необходимости постоянно пребывать с мечом в руках, вы должны окружить его другими людьми, заинтересованными в его защите. Опыт здесь вторит разуму. Публицисты всех мастей с 1791 г. предвидели результат уничтожения дворянства во Франции, хотя дворянство здесь и не обладало никакими политическими прерогативами, и ни один англичанин не стал бы верить в устойчивость английской монархии, если бы была уничтожена палата пэров. Неужели оспаривающий наследственный характер первой палаты, захотел бы, чтобы дворянство существовало в стороне и отдельно от этой палаты, а также чтобы членство в этой палате было пожизненным? Но во что же превратится наследственное дворянство, не имеющее никаких функций, рядом с пожизненным чиновничеством, на которое возложены важнейшие функции? Оно станет тем же, чем было дворянство во Франции в годы, предшествовавшие революции; и именно такое положение и подготовило его гибель. В дворянстве усматривали лишь блестящую декорацию, не имеющую никакой определенной цели; дворянское звание было приятно для тех, кто' им обладал, слегка унизительно для тех, кто его не имел, но оно не давало ни реальных средств, ни силы. Превосходство дворянства стало почти негативным, т.е. оно строилось скорее на основе исключений, делаемых для простолюдинов, нежели на основе действительных преиму ществ для привилегированного класса. Оно раздражало, но не было сдерживающим моментом. Оно не было уже промежуточным корпусом, который поддерживал народ в порядке и следил за сохранением свободы; то была корпорация, не имеющая ни основания, ни прочного места в социальном целом. Все в обществе способствовало ослаблению дворянства вплоть до просвещения и личного превосходства его членов. Будучи отделенным от феодального строя развитием идей, дворянство стало нескончаемым воспоминанием о полуразрушенной системе. В нашем веке дворянство нуждается в том, чтобы быть вновь связанным с определенными конституционными прерогативами.
Эти прерогативы уже не столь раздражают тех, кто ими не обладает, и придают больше силы тем, кто их имеет. Пэрство — если мы изберем именно это наименование для обозначения первой палаты — будет чиновничеством, и одновременно оно будет являть собой благородство; оно будет в меньшей степени подвержено нападкам и более восприимчиво к тому, чтобы получить защиту. Заметьте, кроме того, что если первая палата не будет носить наследственного характера, то надо будет определить способ обновления ее членов. Может быть, она будет назначаться королем? Но будет ли палата, пожизненно назначаемая королем, достаточно сильной, чтобы уравновешивать другое собрание, порожденное народным выбором? При наследственном характере пэрства пэры получают силу благодаря независимости, которую они приобретают одновременно с титулом; в глазах народа они получают черты обычных представителей короны. Стремление к созданию двух палат, одна из которых назначается королем, а другая — народом, не имеющих фундаментального различия (поскольку пожизненное избрание слишком походит на всякий иной тип выборов), означало бы, что мы получили бы две власти, между которыми обязательно требуется посредник, — я имею в виду, между королем и народом. Останемся же верными опыту. Мы являемся свидетелями существования наследственного пэрства в Великобритании, совместимого с высшей степенью гражданской и политической свободы; все выдающиеся граждане могут достичь этого титула. Пэрство здесь не обладает одними только ненавистными чертами исключительности и наследственности. После производства простого гражданина в пэры тот пользуется теми же законными привилегиями, что и старейшие из пэров. Младшие ветви первых домов Англии вновь возвращаются в народные массы; они образуют связь между пэрством и нацией подобно тому, как само пэрство образует связь между нацией и троном. Но почему бы, как утверждают некоторые, не ограничить число членов наследственной палаты? Никто из предлагавших такое ограничение не заметил, к какому результату это может привести. Эта наследственная палата являет собой корпус, который народ не имеет права избирать, а правительство не имеет права распустить. Если количество членов этого корпуса ограничено, то в его недрах может сложиться партия, и эта партия, не опирающаяся на согласие ни правительства, ни народа, не может быть свергнута иначе, как при помощи свержения самого государственного устройства. Примечательный период из анналов британского парламента со всей наглядностью подтверждает значение указанного соображения. В 1783 г. король Англии своим судом распустил коалицию лорда Норта и Фокса8. Почти весь парламент был на стороне этой коалиции, английский же народ придерживался иного мнения на сей счет. Роспуском палаты общин король воззвал к народу, и подавляющее большинство поддержало новое правительство. Но представьте себе, что коалиция расположила бы в свою пользу палату пэров, которую король не мог распустить; совершенно очевидно, что если бы король не был наделен прерогативой создания достаточного количества новых пэров, коалиция, отвергаемая одновременно королем и народом, вопреки мнению как первогб, так и второго, сохранила бы за собой управление делами. Ограничение числа пэров или сенаторов означало бы создание чудовищной аристократии, которая могла не бояться ни государя, ни его подданных. Любое государственное устройство, которое допустило бы по добную ошибку, незамедлительно оказалось разрушенным, ведь воля народа и воля государя в том случае, если они совпадают, обязательно должны встречать послушание; и когда какое-либо необходимое событие не может произойти в соответствии с конституцией, оно все равно произойдет вопреки ей. И если только будет отмечено обесценивание пэрства благодаря назначению чересчур большого числа пэров, то я скажу, что единственным лекарством в данном случае будет интерес государя, состоящий в том, чтобы не снижать благородства окружающего и поддерживающего его класса. Когда государь устраняется от этого интереса, опыт вновь подводит его к этому13.
<< | >>
Источник: Бенжамен Констана . Франсуа Гизо. Классический французский либерализм. 2000 {original}

Еще по теме Глава четвертая О НАСЛЕДСТВЕННОМ СОБРАНИИ И О НЕОБХОДИМОСТИ НЕ ОГРАНИЧИВАТЬ ЧИСЛО ЕГО ЧЛЕНОВ:

  1. Общее собрание членов кооператива (конференция)
  2. Общее собрание членов товарищества
  3. Глава 7 Бог, будучи верным тому, что однажды установил, не мог ограничивать свободу человека. Сделай Он так, Маркион первым обвинил бы Его в непостоянстве
  4. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Топы, устанавливающие необходимые условия построения определений]
  5. 6. Ответственность правительства и его членов
  6. 2. Контрольные процедуры: отчеты правительства и его членов
  7. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ [Необходимость для каждого силлогизма иметь одну общую и одну утвердительную посылку]
  8. 4. Случаи выселения нанимателя и членов его семьи
  9. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ПОЛОВОЙ ВОПРОС В ДРЕВНОСТИ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ И БОРЬБЫ С ПРОСТИТУЦИЕЙ
  10. Общий план ответа на четвертое возражение: абсолютно ли необходимо для сохранения рода человеческого общество и абсолютно ли необходима для сохранения общества религия?
  11. 484. Четвертое условие: необходимость согласия родственников.
  12. Глава 22 Благость Маркионова бога не является его природным свойством, ибо проявилась не сразу, как в ней возникла необходимость
  13. Физическое здоровье членов семьи. Возможности его восстановления при астме, диабете, гипертонии, ишемической болезни сердца и других заболеваниях
  14. 11.3. Федеральное Собрание -парламент Российской Федерации, его структура
  15. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ [Число промежуточных терминов в доказательствах отрицания]
  16. Глава IV. Права и обязанности членов коллегии адвокатов
  17. 276. Необходимость акта ликвидации и его характер.
  18. III. Необходимость религиозного отношения в форме мышления и его опосредствование
  19. § 4. Прибавочный продукт и его накопление — необходимое условие развития
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -