<<
>>

16. Об аристократическом правлении

Смешение прав постоянных и прав изменяющихся, прав всеобщих и прав специальных — такова, очевидно, основа заблуждений. Существует правление, не впавшее в это заблуждение, признавшее это различие и сделавшее его основанием своего существования.
Но вводя в привычку данную истину, это правление исказило ее; оно восприняло ее лишь наполовину и, искажая принцип, заставило его служить основой тирании. Это аристократическое правление. Я открываю греческий словарь и обнаруживаю в нем, что слово apunoi обозначает прежде всего физическую силу. Гомер употребляет его еще в этом смысле. Наиболее сильные были первыми: arister (apunoi). Мало-помалу смысл слова расширялся; оно обозначало то физическую форму, то преимущества, которые человек получал по воле случая: богатство, знатное происхождение, а вскоре затем и репутацию, общественное признание, славу. Наконец слово достигло своего высшего предназначения: apunoi обрело значение морального превосходства, добродетели, и arister просвещенного общества должны были быть наиболее добродетельными, наилучшими. В истории этого слова читается история человечества. Я уже говорил: аристократическое правление обязано своим появлением силе. Оно не было, подобно монархии, подобно демократии, первоначально укоренено в моральных склонностях рода человеческого. Завоевания породили первых аристократов, и шпага их прочертила ту грань, что разделяет особые права и права всеобщие. Но по мере укрепления и развития общества физической силы оказывается уже недостаточно для поддержания класса людей, которые только и владеют свободой и властью. Иные элементы состязаются в создании социальной силы. Она рождается от богатсва, высокой репутации, блеска — т.е. от всех тех действительных преимуществ, которые и обеспечивают влияние. Это вторая эпоха в существовании аристократии. Тот, кто был наиболее сильным, стал наиболее богатым, наиболее известным, наиболее могущественным, но теперь уже не благодаря своим кулакам, но благодаря своему положению.
Время закрепило в их пользу все преимущества, и поскольку по самой своей природе новая аристократия была менее абсурдна, менее нетерпима, менее угнетающа, нежели первая, то общество, хотя и страдало от ее власти, тем не менее продолжало развиваться. Но это развитие должно было привести к такому моменту, когда аристократия претерпевала новые и более крупные метаморфозы, когда социальная сила, на которую она имела монополию, была, в свою очередь, поставлена под сомнение, когда общество, способное порождать и поддерживать более сильную в моральном отношении аристократию, потребовало в качестве своего права правления лучших. Какие претензии! Аристократия с самого начала устрашилась их и сделала все, чтобы предотвратить их успех. Из опасения, чтобы люди не пожелали, как говорил Паскаль, «усилить закон», она попыталась «узаконить силу». И тогда аристократия превратилась в систему, и вот в какую. Если право на волеизъявление, к которому сводятся все специальные права, не является всеобщим, то оно точно так же не является ни постоянным, ни неизменным. Поскольку его источником выступают способности, то тот, кто обретает способности, обретает и право. Дитя еще не мужчина, но оно им станет; и когда оно станет мужчиной, оно станет и обладателем прав, которые заключает в себе способность быть мужчиной. Аристократическое правление попыталось сделать то, что бездумно желала бы сделать власть отца, если бы последний стремился помешать ребенку вырасти, остановить его в развитии в нем способности быть мужчиной и удерживать его под властью своего закона. Основанное на распределении прав всеобщих и прав особых аристократическое правление лишило права второй их ипостаси, т.е. возможности быть изменяемыми, как и способности, из которых эти права проистекают; оно провозгласило права исключительными и вечными. Право на волеизъявление было связано с рождением вне зависимости от способностей. И поскольку аристократия опасалась того, что развивающиеся в иных сферах способности могут вступить в борьбу с правом по рождению и победить, то аристократическая система сделала все, чтобы помешать такому развитию вне своей собственной сферы.
Отсюда все институты, все практики, все максимы, характеризующие аристократическую систему. Все они имеют целью навечно сконцентрировать в руках исключительных обладателей права на волеизъявление все богатства, плоды просвещения, все те элементы социальной силы, которые в то же время являются и источниками политических способностей. Отсюда и отвращение к гласности. Помимо опасностей, которыми она грозит аристократии, гласность также подтачивает и поддерживающий ее принцип. Когда особые права связаны лишь со способностями, то для сохранения или получения этих прав нужно доказать наличие способностей, и доказательство это осуществляется при помощи гласности. Но когда происхождение обусловливает право, то право это, как и само происхождение, является фактом простым, постоянным и не требующим доказательств. Аристократическая власть по природе своей примитивна, неотчуждаема и свободна от доказательств своей легитимности. А это как раз признаки, указывающие на узурпацию суверенитета по праву. И не надо говорить, будто бы я слишком строго сужу о принципах этой системы, будто бы особые права никогда не были связаны исключительно с рождением, будто бы гласность никогда не была полностью уничтожена. Все это так; во все времена, во всех странах исключительное обладание обществом и властью не считалось зазорным. Борьба добра и зла, истины и заблуждения есть постоянное состояние мира; и в этой борьбе мир живет и держится истиною. Провидение не позволило аристократической системе, равно как и чистой монархии, стать столь же плохой, каковой она должна была бы быть, если бы была до конца рациональной. Нам известны институты, проистекающие из принципов справедливости и свободы, в обществах, управляемых принципом права по рождению. Они боролись против этого принципа. И когда принцип одерживал над ними победу, все — и общество, и правление, — слабело, все устремлялось к постыдному концу. Такова история Венецианской республики. В иных странах, как, например, в Англии, исход борьбы был более счастливым; принцип аристократической системы был отвергнут, смягчен, заключен в узкие пределы. Но рассматриваемый сам по себе и в своем значении в истории народов, принцип этот является не менее мрачным и не менее ложным. Он состоит в стирании весьма законного различия между всеобщими правами и правами особыми. Он наделяет последние независимостью и постоянством, тогда как они по природе своей они в сущности являются изменяющимися и подверженными изучению. Одним словом, он превращает их в привилегии, а наследственная привилегия права на волеизъявление есть не что иное, как суверенитет, коим никто не может обладать.
<< | >>
Источник: Бенжамен Констана . Франсуа Гизо. Классический французский либерализм. 2000

Еще по теме 16. Об аристократическом правлении:

  1. Боярский совет (дума) как аристократическое начало.
  2. Общая наполняемость придворного чиновничества98 представителями различных аристократических родов (на начало 718 г.)
  3. Форма правления и ее разновидности 2.3.1. Понятие «форма правления»
  4. ГЛАВА VI. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ РЕЖИМЫ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ § 1. ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА
  5. 7. О классификации правлений
  6. Статья 20. Состав правления общества
  7. Председатель правления
  8.  5. Правление
  9. ПОЛОЖЕНИЕ ПРАВЛЕНИИ
  10. ГЛАВА 3. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ.
  11. Правление товарищества
  12. Правление кооператива
  13. Разновидности форм правления
  14. Формы правления
  15. § 2. Форма правления
  16. 1. Определение формы правления
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -