<<
>>

Попытка подвести итог

Итак, ясно, что проблема идентификации viri novi оказалась исключительно важной в рамках истории исследований, посвященных произведению Арнобия, приведя, в конечном счете, к полному переотождествле- нию личности этого писателя, которая не представляется более настолько изолированной, но вписывается в контекст современных ему философских дискуссий.
Кроме того, за этой интерпретационной линией следует несомненно признать заслугу, состоящую в том, что она ярко выявляет зависимость Арнобия от Платона и от редуцируемых к нему учений, которую можно проследить даже в этой их трактовке. Отметив все это, следует также подчеркнуть, что мысль Арнобия, как надо думать, подпадает под самые различные интерпретации, и она чем далее, тем более четко обрисовывается, как мы это видели, с помощью неоднородных к ней подходов, несущих на себе печать эпикуреизма, гер- метизма и, как указывают ученые в последнее время, неоплатонизма. Это обстоятельство во многом связано с сочинительским методом нашего апологета, который, не создав истинной и самостоятельной системы мысли в собственном значении этого слова, прибегает к эклектической перекомпоновке языческих философских учений, от которых он, разумеется, отторгается, но именно их он последовательно использует, ища и находя в них опору для своей собственной аргументации. А потому очень затруднительным, а возможно, и совершенно неоправданным является выдвижение тезиса, согласно которому этот автор обязательно выступал — до своего обращения в христианство — последователем какого-либо языческого философского учения. И, напротив, более адекватным является достаточно осторожный подход к этой проблеме, внимательно принимающий в расчет все компоненты, которые участвуют — как бы соперничая друг с другом — в построении аргументации Арнобия, не преувеличивая при этом значимость какого-либо одного определенного влияния, восходящего к некоей обособленной школе мысли и не пренебрегая, тем самым, современными Арнобию показателями, апеллирующими к учениям различного происхождения. И только так становится возможным, по моему мнению, глубоко прозондировать нередко вызывающие чувство удивления концепции этого автора, не подвергаясь риску впасть в уводящие нас в сторону от реальности интерпретации, нацеленные на однозначное и единообразное истолкование данности, которая намного более тонко стратифицирована, чем это может показаться на первый взгляд. БИБЛИОГРАФИЯ. В. Amata. Problemi di antropologia amobiana. Roma, 1984; Idem. Destino finale dell’uomo nelVopera di Amobio di Sicca (III—IV secolo d.C.) // S. Felici (изд.). Morte е immortalita nella catechesi dei Padri del III—IVsecolo. Roma, 1985. P. 47- 62; P.F. Beatrice. Un oracle antichretien chez Arnobe // Memorial Dorn Jean Gribomont. Roma, 1988. P. 107-129; J. Carcopino. Aspects mystiques de la Rome paienne. Paris, 1941; P. Courcelle. Les Sages de Porphyre et les Viri Novi dAmobe // REL 21 (1953). P. 257-271; J. Dillon. The concept of two intellects: a footnote to the history of Platonism // «Phronesis» 18 (1973). P. 176-185; A.J. Festugifcre. Arnobiana // VChr 6 (1954). P. 208-254; Idem. La doctrine des Viri Novi sur Vorigine et le sort des ames d’apres Arnobe // Memorial Lagrange. Paris, 1940. P. 97-132 (= Ermetismo e mistica pagana. Ит. пер. Genova, 1991. P. 229-275); S. Follinger. Aggression und Adaptation: zur Rolle philosophischer Theorien in Amobius’ apologetischer Argumentation ! ! T. Fuhrer - M. Erler (изд.). Zur Rezeption der hellenistischen Philosophie in der Spatantike. Akten der 1. Tagung der Karl-und-Gertrud- Abel-Stiftung vom 22.-25. September 1997 in Trier. Stuttgart, 1999. P. 13-31; K. Gaiser. 11 paragone della cavema. Variazioni da Platone ad oggi. Napoli, 1985; H. Hagendahl. Latin Fathers and the classics. A study on the Apologists, Jerome and other Christian writers. Goteborg, 1958. P. 12-47; E. Klussmann. Amobius und Lucrez, oderein Durchgang durch den Epikuraismus zum Christentum // «Philologus» 26 (1867). P. 362—366; W. Kroll. Die Zeit des Cornelius Labeo j j RhM 71 (1916). P. 309-357; Idem. Amobiusstudien 11 RhM 72 (1917). P. 62-112; R. Laurenti. 11 Platonismo di Amobio // «Studi Filosofici» 4 (1981). P. 3-54; Idem. Spunti di teologia arnobiana // «Orpheus» 6 (1985). P. 270-303; J.D. Madden. Jesus as Epicurus: Amobius of Sicca fs borrowings from Lucretius 11 CCC 2 (1981). P. 215-222; C. Marchesi. Questioni arnobiane // «Atti del Reale Istituto Veneto di Scienze, Lettere e Arti» 88 (1929). P. 1018-1025 (= Scritti minori difilologia e letteratura. Firenze, 1978. P. 1255-1262); P. Mastandrea. Un Neoplatonico latino. Comelio Labeone. Testimonianze e frammenti. Leiden, 1979. P. 127-134; M. Mazza. Studi amobiani. I. La dottrina dei «viri novi» nel secondo libro dell’Adversus Nationes di Amobio 11 «He 1 ikon» 3 (1963). P. 111-169; C. Moreschini. Apuleio e il platonismo. Firenze, 1978. P. 231—234; Idem. Monoteismo cristiano e monoteismo platonico nella cultura latina di eta imperiale // Platonismus und Christentum. Festschrift fur H. Dorrie. Munster, 1983. P. 133—161; P. Ressa. Maghi e magie in Amobio di Sicca // C. Moreschini - M. Marin (изд.). Africa cristiana. Storia, religioney letteratura. Brescia, 2002. P. 99-124; F. Scheidweiler. Amobius und der Marcionitismus // ZNTW 45 (1954). P. 42—67; W. Schmid. Christus als Naturphilosoph bei Amobius / / Erkenntnis und Verantwortung. Festschrift fur Theodor Litt. Diisseldorf, 1960. P. 264-284 (= Ausgewahltephilologische Schriften, Berlin-New York, 1984. P. 562-582); M.B. Simmons. Arnobius of Sicca. Religious conflict and competition in the age of Diocletian. Oxford, 1995; F.G. Sirna. Arnobio e Veresia marcionita di Patrizio //VChr 18(1964). P. 37-50.
<< | >>
Источник: Клаудио Морескини. История патристической философии. 2011

Еще по теме Попытка подвести итог:

  1. Итог войны
  2. 13 Промежуточный итог
  3. Противоречивый итог
  4. «Таков печальный итог…»
  5. ГЛАВНЫЙ ИТОГ — ЛЮБОЗНАТЕЛЬНОСТЬ
  6. ОПЫТ: ПЕРВЫЙ ОБЩИЙ ИТОГ
  7. 8. ИТОГИ РОССИЙСКОГО ПЕРЕХОДА – ОТ ГОРБАЧЕВА ДО ПУТИНА
  8. СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ: НЕОЖИДАННЫЙ ИТОГ МОДЕРНИЗАЦИИ?
  9. Неоплатонизм как органистический и идеалистический итог античного философствования.
  10. ВЕРСАЛЬСКО-ВАШИНГТОНСКАЯ СИСТЕМА ПОСЛЕВОЕННОГО МИРА КАК ИТОГ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОИНЫ ЗА ПЕРЕДЕЛ МИРА