<<
>>

КРАТКИЙ ПЕРИОД РАСЦВЕТА (1914-1918)

Однако недолго длился период оживленной борьбы между двумя главными направлениями, так как разразившаяся общеевропейская война привела к прекращению издания «Ло МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 855 госа».
Кроме того, появились значительные работы, в которых сознательно или бессознательно делалась попытка примирить эти два антагонистических направления. Философские результаты ближайших лет, несмотря на войну и развязанную затем революцию, оказались весомыми. Как раз в эти годы и религиозная философия принесла свои по-настоящему зрелые и значительные плоды. Начало было положено публикацией выдающейся исповедальной религиозно-философской системы П. А. Флоренского, которая содержала как известную долю научного разума, так и, в не меньшей степени, немецкого идеализма. Во всяком случае, начало его философствования было ориентировано и проведено сугубо гносеологически. В самом деле, определив, что ни чувственное восприятие — интуиция, ни дискурсивный разум не приводят нас к истине (или не содержат ее), он отдается абсолютному сомнению, правда несколько «смягченному» предварительной гипотетической конструкцией истины как интуиции-дискурсии, concidentia oppositorum, адекватно выразившейся у него в религиозной идее Троицы. Но свое окончательное преодоление сомнение находит только в вере в абсолютную истину, которая рождается в попытке пробиться через слепую интуицию и безжизненный рассудок к гипотетически померещившейся истине, ее присутствие с несомненностью удостоверяется соединением с нею в любви. На этой гносеологической основе затем возникает собственная религиозная онтология-космология в духе патристики (в особенности восточных Отцов Церкви), содержащей учение о божественной истине как любви, далее учение о человеческой истине как антиномии, о природе заблуждения, грехе, аде, черте, спасении, о Софии (св. Церкви) как четвертом божественном элементе, создающем многообразие бытия и земное существование, о дружбе как первой и основополагающей стадии истины, охватываемой актом верующей любви, и т.
д. Вскоре после этого Бердяев (ранее только фрагментарный) дал более или менее развитую концепцию абсолютного творчества как жизненного принципа и смысла жизни и философии творчества в качестве выражения последнего. Эта концепция позволяет увидеть «излучения мощного воздействия» на автора Бёме, Шеллинга, Баадера. Она может быть выражена в следующих основных положениях: философия является не наукой, а творчеством или искусством познания; как таковая она означает восстание духа против порабощения природой и против рабского подчинения материи; она должна освободить от этого рабства и сделать творческим все сущее — от человека до физических вещей. Человек, созданный свободным и подобным Богу, из-за этой несвободы впадает в наследственный грех и, значит, в рабское подчинение природе; чтобы помочь ему восстановить свое достоинство, Бог дал человеку сначала закон (откровение Вет 856 Б. В. ЯКОВЕНКО хого Завета), потом послал своего Сына (откровение Нового Завета), который освободил человека от вины и восстановил его в абсолютном и центральном значении и достоинстве для мира; подобно Божеству человек является творческим и свободным в своем творчестве существом, и определенная ему судьба состоит в том, что он должен в творческом духе развивать, преобразовывать и прояснять мир; это является содержанием третьего, будущего антропологического откровения, в силу чего бытие станет сверхпри- родным и личностным, человек — микротеосом, искусство — теургическим, любовь — истинным объединением полов в авдроги- не, общественная жизнь — формой истинного, духовного внутреннего аристократизма и воплотится в «Новом граде»; само творчество соразмерно бытию, космично, а культура, заклейменная рабской покорностью, материальной необходимостью, заменится истинно свободной, творческой религиозной жизнью. В этот период С. Булгаков также опубликовал свое самое значительное произведение. В нем постановкой вопроса о возможности религиозного сознания и попыткой найти трансцендентальную природу религии или ее априорные элементы он платит еще большую дань, чем в ранее вышедшей книге, посвященной толкованию мира как науки, критицизму и гно- сеологизму.
Коротко его философскую концепцию можно передать следующим образом: то, что образует религиозное синтетическое суждение a priori и содержится в экзистенциальном предложении «bist», является мифом, ощущение которого выражает присутствие Бога; Бог является основным содержанием и основной категорией религии, которая существует в переживании Божественной тайны трансцендентно-имма- нентного, что и находит свое выражение в догме. Догма, с одной стороны, состоит в религиозном учении, — логической транскрипции религиозного содержания и переживания и, с другой стороны, в религиозном культе, который сам составляет основной элемент религиозной жизни. Миф имеет теургическое происхождение и значение и как таковой нуждается в связи с культом как системой сакральных и теургических действий, т. е. с конкретной Божественной службой (с конкретным служением Богу). Философия, будучи мистикоинтуитивным пониманием бытия (критический догматизм или интуитивизм), имеет свои истоки и свое оправдание в мифе, творческой деятельности (но ни в коем случае она не является результатом бесплодной игры понятий); разуму остается характеризовать Бога только через безусловное отрицание любого возможного определения; хотя откровения образуют тайну абсолютности релятивного, но, несмотря на это, нисхождение Божества в мир и существование мира в Боге являются основополагающими и несомненными религиозными фактами, на основе которых только и могут быть развиты все последующие учения религиозной философии. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 857 Ряд значительных религиозно-философских сочинений этого периода заключает публикация Е. Н. Трубецкого (1863— 1920), в которой влияние немецкого идеализма выразилось в применении учения о сверхиндивидуальном бытии сознания вообще как основополагающей философской доктрине и в воспроизведении принципиальной критики современных философских направлений (течений), уже данной в противоположном лагере Б. Яковенко. Концепция Трубецкого может быть обобщена таким образом: в отличие от изменчивого и индивидуального состояния сознания содержание сознания или смысл сознания является по своей сущности неизменным, неподвижным и сверхиндивидуальным и имеет вечную форму; истина обладает безусловной и совершенно независимой от психического реальностью; она является либо актом абсолютного сознания, либо не существует вообще; такая истина есть тотальность совершенного и абсолютного сознания всех вещей или абсолютно вечный синтез причин, воздействий и событий, проходящих для нас во времени; другими словами — абсолютное сознание не рефлексируется, им обладают непосредственно и интуитивно; и как смысл сознания является бытием абсолютно и всезначимо, так и смысл жизни или существования является абсолютным и всезначимым, т. е. смыслом-целью; смысл-цель образует коррелят совести или абсолютного мышления о долженствующем бытии и с самого начала всесторонне и всезначимо обнаруживается в учении Христа о том, что Бог воплощается в мире и что мир принимает участие в тотальности божественной жизни; не непосредственно чувственное восприятие, а мыслящее созерцание есть то, в чем себя обнаруживает откровение; весь процесс нашего познания проходит не иначе, как посредством откровения абсолютного сознания в человеческом сознании; на этом религиозно-философском основании все существенные антиномии человеческой мысли находят свое разрешение; например, антиномия всеединого Абсолютного и другого разрешается в том, что это другое открывается как возможное лишь на основе Абсолютного и обнаруживает себя как форма существования Абсолютного; точно так же разрешается антиномия свободы и необходимости, — индивидуальная человеческая свобода интерпретируется как свобода Христа, индивидуальная личность Христа сошла на Землю и воплотилась, она обнаруживает и развивает свое внутреннее содержание и свою внутреннюю свободу. Так же как отдельные представители религиозной философии в результате критико-гносеологической и трансцендентально-онтологической работы кружка «Логос» и его друзей оказались под воздействием основных идей немецкого идеализма и даже неокантианства, некоторые из представителей «западнического» направления испытали на себе более или 858 Б. В. ЯКОВЕНКО менее определенное влияние со стороны религиозных философов. Это можно увидеть уже в разработанной Б. П. Вышеславцевым концепции Абсолютного, которая сводится к следующим основным положениям: абстрактный идеализм должен быть отклонен как плохая метафизика, а взамен принят конкретный идеализм с фундаментальным утверждением конкретности и неразделенности формы и содержания, границы и безграничности; основные противоположности и антиномии сущего находят свое примирение и решение в конкретноидеальных понятиях и в принципе актуальной бесконечности, примером служит мир в его тотальности, равно как и любой процесс, любое становление; кроме того, все, что в этом процессе содержится и достигается, заключает в себе всеединство и законченность, что подтверждает бесконечность момента; актуальная бесконечность есть универсальная система, утверждающая себя во всех направлениях и отношениях; она господствует в сфере бытия так же, как и в сфере добра и красоты; несмотря на это, она никоим образом не составляет последнего основания сущего и не исчерпывает собой последней тайны Абсолютного, так как она, хотя и описывает Абсолютное как актуальное всеединство, универсальность и бесконечность бесконечности, но дает ему только негативное определение; актуальная бесконечность связывает познание с Абсолютным и открывает его интеллектуальному созерцанию, но не позволяет увидеть Абсолютное до конца, ибо положительное содержание его может только переживаться. Онтологическая ориентация, возникшая в лоне русского критицизма, и русская религиозная философия оказали несомненное влияние на С. JI. Франка, который из умеренного критического идеалиста скоро превратился в онтологического религиозно-окрашенного идеалреалиста. Его основное произведение, посвященное разрешению проблемы знания, содержит развитие главных его мыслей: всякое знание есть обладание имманентным материалом в связи с абсолютным бытием; оно же, как окончательный и подлинный предмет знания, самоочевидно, непосредственно и неуничтожимо присутствующее в особенном и частичном познании, остается несознанным и доступным только интуиции, которая состоит в сознании единства, где данное связано с неданным и превосходящим любые пределы, и на каждый момент образует высший смысл и металогический орган знания; как таковая, интуиция является основой движениия и источником живого знания, в котором мы сами являем абсолютное бытие; это знание-жизнь наглядно выражено в нравственных, художественных и исторических переживаниях, в нем осмысливаются и охватываются все стороны единого бытия, все его вариации; оно не раздельно, но едино, не потенциально, но актуально и осуществленно; следовательно, в нем вечные антиномии имманентного и транс МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 859 цендентного, рационального и иррационального, трансцендентального и интуитивного находят свое примирение и разрешение в неразрывнейшем синтезе. Философское мышление Н. О. Лосского испытало очевидное воздействие этих двух направлений, побудившее его, с одной стороны, совершенно определенно отмежеваться от психологизма и психологического транссубъективизма, найти в своей философии действительное применение трансцендентально-идеалистического понятия идеального бытия, перейти от наивно реалистического онтологизма к онтологизму иде- алреалистическому и органическому и отвести в своей концепции сущего мира значительное место для плюралистической тенденции; с другой стороны, наряду с гносеологическим имманентным транссубъективизмом принять онтологический трансцендентализм и придать такой поворот своей теории абсолютного, а равно и своей космологии, который сделал бы их родственными христианскому вероучению. Основы метафизического учения Н. Лосского кратко можно выразить в следующих положениях: если мир охвачен в качестве отношения и ему придан характер системы, то это предполагает единство в образовании мира и, следовательно, одну-един- ственную субстанцию; но в мире существует многообразие субстанциональных агентов, выступающих в качестве непримиримых противоположностей; мир в одних отношениях может быть хаотичен, в других он может обладать связностью, разумностью, логосом; высшая субстанция не является последним основанием мира, так как и другие субстанции созданы не через нее; поскольку речь идет об их существовании, то они являются точно так же беспричинными и независимыми, как и высшая субстанция; но когда речь идет о их проявлениях и деятельности, то они частично подчинены высшей субстанции; отношение, которое господствует между высшей субстанцией и другими субстанциями, в известной мере похоже на отношение, существующее между обществом и индивидуумом; абсолютное является творцом многообразия субстанций, которые, будучи свободными добровольно, т. е. вследствие собственной инициативы, могут посвятить «силы своей жизни своему творческому источнику» — абсолютному или, используя религиозные термины, «жизни в Боге». Так возникает космическое царство, которое характеризуется высшим единством и совершенной гармонией, хотя все части этого царства переживают жизнь своего единого центра, они живут не только в нем и для него, но и в себе и для себя; это является не абстрактным, а конкретным идеалом единства; это царство гармонии есть истинно Царство Божие, а многообразие в этом царстве осуществляется посредством идеального различения его членов, иными словами, через индивидуализирующую противоположность, далекую от какого-либо спора или вражды; 860 Б. В. ЯКОВЕНКО в нем нет ни эгоистической изоляции, ни взаимного исключения, но каждая часть этого царства служит целому, равно как целое служит каждой своей части. Наконец, у И. А. Ильина в его толковании философии и в его подходах к философии Гегеля мы находим, с одной стороны, новый онтолого-интуитивистский поворот критического идеализма, продемонстрированный русским изданием «Логоса», и, с другой стороны, религиозную тенденцию. Сегодня, утверждает этот мыслитель, приходит к концу философствование, исходящее из чужих систем и посвященное рефлексированию над методом; философия должна сама повернуться к предмету, восстановить свой метод творческой, систематически применяемой интуиции и стать универсальным метафизическим способом познания, по своей сущности сообразным с опытом и со своим предметом; она должна стать точной передачей или адекватным проявлением самого предмета и послушно внимать рассказу последнего о своей сущности, оставаться одинаково безразличной к тому, идет ли речь о чем-то едином и систематическом, или о чем-то раздробленном и изолированном; на этом пути она должна по- новому обнаружить доступ к научному знанию о сущности Бога и человека. И едва ли имеется что-либо более удовлетворяющее разрешение этой задачи, чем усвоение философского учения Гегеля, который, будучи одним из великих индивидуалистов, требовал не только полного самозабвения, ведущего к погружению в предмет, но и забвения такого самозабвения и как никто другой призывал к самостоятельному и предметно-деловому знанию. Совершенно независимо от этих двух влиятельных направлений В. С. Шилкарский на основе последовательного историко-систематического рассмотрения типичных решений фундаментальных философских проблем природы сущего пытается доказать спекулятивное превосходство и большую внутреннюю ценность конкретного спиритуализма, как он получил свое выражение в системах Г. Тейхмюллера и Л. Лопатина. Сущее должно быть понято в духовных категориях, обозначено и изображено по духовным аналогиям; то, что лежит в основе человеческого духа и без чего немыслимо никакое выражение этого духа, должно также быть в основе всех других вещей, если понимать мир не как скопление обломков; внутренняя духовность действительного и живая внутренняя связь последнего — вот главный тезис спиритуалистического мировоззрения. Кроме того, в этот период Т. Райнов предпринимает попытку представить творчество как центральное и существенно метафизическое понятие философии, Г. Г. Шпет делает усилие определить и представить феноменологию как основную философскую науку, С. Алексеев-Аскольдов ищет примирение спиритуализма с наивно-реалистическим понятием действи МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 861 тельности, В. В. Зеньковский исследует психическую причинность, а Б. А. Кистяковский защищает методологический плюрализм. Появляется сборник преждевременно ушедшего из жизни А. Гуревича, предложившего интересную версию плюралистического мировоззрения. Затем публикуются новые ис- ториологические работы Н. И. Кареева, работы по философии права и государства С. Котляревского и П. И. Новгородцева, значительные работы П. Б. Струве по философии экономики, учебники по психологии А. И. Введенского и Г. И. Челпа- нова. Среди историко-философских сочинений упомянем следующие: двухтомник истории философии А. Гилярова, историю эстетики Е. Аничкова, историю философии религии Н. Боголюбова, исследование в области истории логики истории Г. Шпета, статьи и работы О. Розенберга о буддийской философии, Г. Ланца и П. Блонского о Плотине, А. Спасского об эллинизме и христианстве, И. Попова о бл. Августине, С. Кечекьяна и В. Шилкарского о Спинозе, М. Ершова о Мальбранше, П. Покровского о Бентаме, В. Салатовой о Лейбнице, Г. Гурвича о Руссо, Т. Райнова о Канте, Б. Вышеславцева, Б. Яковенко и Г. Ланца о Фихте, И. Ильина о Гегеле, В. Жирмунского о немецком романтизме, В. Эрна о Розмини, Джоберти о Платоне, Б. Яковенко о Ройсе и американской философии, Г. Шпета о Юркевиче, Л. Лопатина о С. Трубецком. Назовем здесь и издание собрания сочинений А. И. Герцена (изданные М. Лемке), отдельные тома работ П. Лаврова, переводы, среди которых особенно значительными были: «Досократики» (изданные А. Маковельским), собрание работ Декарта (изданные И. Ягодинским), Фихте (изданные Е. Трубецким), «Логика» Канта, «Факты сознания» Фихте, «Наука логики» Гегеля (перевод Н. Дебольского), «Система логики» Дж. С. Милля (перевод В. Ивановского), собрание сочинений А. Бергсона.
<< | >>
Источник: Б.В.Яковенко. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ. 2000

Еще по теме КРАТКИЙ ПЕРИОД РАСЦВЕТА (1914-1918):

  1. § 2. Первая мировая война (1914—1918 гг.)
  2. 148. ВОЙНА 1914-1918 ГОДОВ
  3. В. ПЕРИОД РАСЦВЕТА ВНИМАНИЯ К ЗНАЧЕНИЯМ
  4. СТО ШКОЛ - ПЕРИОД РАСЦВЕТА КИТАЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  5. А. ПЕРИОД РАСЦВЕТА ВНИМАНИЯ К ИДЕЯМ
  6. С. ПЕРИОД РАСЦВЕТА ВНИМАНИЯ К ПРЕДЛОЖЕНИЯМ
  7. ГЕРМАНИЯ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1914—1916 гг.)
  8. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1917-1918)
  9. ГЛАВА VI ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. ВТОРАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ (1914 г. - март 1917 г.)
  10. РАЗДЕЛ 4 АНАРХИСТЫ РОССИИ В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (ВЕСНА 1918 - ОСЕНЬ 1920 гг.)
  11. Тема 59 экономическая политика Советского государства в период Гражданской войны (1918-1920)
  12. ГЛАВА VII ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (Апрель 1917 г. - 1918 г.)
  13. ГЛАВА VIII ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918-1920 годы)
  14. РАЗДЕЛ 3 РОССИЙСКИЙ АНАРХИЗМ В ПЕРИОД УГЛУБЛЕНИЯ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (МАРТ 1917 - АПРЕЛЬ 1918 гг.)