Глава 80. Аргументы тех, кто доказывает, что душа разрушается; с их разрешением

1. Но кажется, что некоторыми основаниями можно доказать, что человеческая душа не может сохраняться после тела. 2. Ведь если человеческие души умножаются согласно умножению тел, как было показано вышеМИ, то, следовательно, при разрушении тела души не могут сохраняться в своей множественности.
Поэтому надлежит следовать другим двум положениям: или человеческая душа полностью прекращает быть, или сохраняется только одна. Кажется, что это так, согласно мнению тех, кто полагают неразруши- мое бытие только в том, что едино во всех людях: это или только действующий интеллект, как говорит Александр, или вместе с действующим также возможностный, как говорит Аверроэс. 3. Далее, формальное основание (ratio) - причина различия в отношении вида. Но если после разрушения тел остаются многие души, то надлежит, чтобы они были различны; ведь как то, что едино в отношении субстанции, - одно и то же, так то, что множественно относительно субстанции, - различно. Но в душах, сохранившихся после разрушения тела, может быть только формальное различие: ведь они не составлены из материи и формы, как было доказано выше относительно всех интеллектуальных субстанций. Следовательно, остается, чтобы они были различными в отношении вида. Но из-за разрушения тела души не изменяются в другой вид, поскольку все, что изменяется из вида в вид, разрушается. Следовательно, остается, чтобы они были различными по виду также прежде, чем были бы отделены от тел. Но составные [субстанции] получают вид согласно форме. Следовательно, и человеческие индивиды были бы различными по виду, что нелепо. Итак, кажется невозможным, что после [гибели] тел сохраняются многие человеческие души. 4. К тому же кажется, согласно полагающим вечность мира, что совершенно невозможно считать, что человеческие души сохраняются после смерти. Ведь если мир существует от вечности, то и движение было от вечности. Следовательно, и порождение вечно. Но если порождение вечно, то до нас умирали бесчисленные люди. Следовательно, если души смертных сохраняются после смерти в своей множественности, то надлежит говорить, что сейчас актуально существуют бесчисленные души людей, умерших ранее. Но это невозможно: ведь бесконечное не может актуально существовать в природе. Следовательно, если мир вечен, то остается, что после смерти не сохраняются многие души. 5. Опять-таки, то, что привходит во что-либо и уходит из него без его разрушения, привходит акцидентальным образом: ведь таково определение акцидентального. Следовательно, если душа не разрушается при удалении тела, то следует, что душа соединяется с телом акцидентальным образом. Следовательно, человек есть сущее, которое составлено из души и тела акцидентальным образом. И более того, следует, что нет вида «человек»: ведь из того, что соединяется акцидентальным образом, не получается единого вида; ведь «белый человек» - не есть какой-либо вид. 6. Далее, невозможно, чтобы была какая-либо субстанция, у которой не было бы какого-либо действия. Но всякое действие души прекращается вместе с телом. Это явствует из индукции. Ведь питательные способности души действуют посредством телесных качеств и посредством телесных инструментов; и само тело получает совершенство благодаря душе тем, что оно питается, увеличивается и из него исходит семя для порождения. Все же действия способностей, которые относятся к чувственной душе, совершаются посредством телесных органов, и некоторые из них совершаются с какими-либо телесными изменениями, как те, что называются страстями души (любовь, радость и подобные). Познание же, хотя и не совершается посредством какого- либо телесного органа, однако его объекты суть фантасмы, которые относятся к нему как цвета - к зрению. Поэтому как зрение не может видеть без цветов, так и интеллектуальная душа не может познавать без фантасмов. Душа же для познания нуждается в способностях, приготовляющих фантасмы для того, чтобы они стали актуально умопостига- смыми, т. е. в познавательной и воспоминающей способностях, о которых установлено, что поскольку они суть акты некоторых органов тела, посредством которого они действуют, то они не могут сохраняться после [гибели] тела. Поэтому и Аристотель говорит, что душа никоим образом не познает без фантасмов и что она ничего не познает без пассивного интеллекта, который он называет познающей способностью, которая разрушима. И поэтому он говорит в первой [книге] «О душе», что человеческое познание разрушается, когда разрушается некоторое внутреннее [чувство], то есть - фантасия или пассивный интеллект. И в третьей [книге] «О душе» говорится, что мы не припоминаем после смерти то, что познали при жизни. Итак, ясно, что никакое действие души не может сохраняться после смерти. Следовательно, не остается и ее субстанция, поскольку никакая субстанция не может существовать без действия. 7. И эти доводы, поскольку они заключают ложное, как было показано в сказанном выше, следует стремиться разрешить. 8. Относительно первого (и. 2) следует сказать: все, чему надлежит быть приспособленным и соразмерным друг другу, одновременно воспринимает множественность или единство и каждое - от своей причины. Следовательно, если бытие одного зависит от другого, то его единство или множественность также зависит от этого [другого], иначе [это зависело бы] от другой внешней причины. Следовательно, форма и материя всегда должны быть пропорциональны и как бы естественным образом приспособлены друг к другу, поскольку собственное действие происходит в собственной материи. Поэтому надлежит, чтобы материя и форма всегда следовали друг другу во множественности и единстве. Следовательно, если бытие формы зависит от материи, то и приуможение ее зависит от материи, и сходным образом - единство. Если же нет, то было бы чем-то необходимым, чтобы форма умножалась согласно умножению материи, т. е. одновременно с материей и ее пропорцией, но не так, чтобы единство или множественность самой формы зависела от материи. Ведь было показано, что человеческая душа - форма, не зависящая по своему бытию от материии!2. Поэтому следует, чтобы тела умножались, но умножение тел не было бы причиной умножения душ. И поэтому не следует, чтобы при разрушении тел прекращалась бы множественность душ, как заключал первый довод. 9. Из этого также легко явствует ответ на второй довод (п. 3). Ведь различие по виду создает не всякое различие форм, а только то, которое относится к формальным началам, или к различным формальным основаниям (ratio formae); ведь ясно, что иное - сущность формы этого огня и того, но это, однако, не иной огонь и не иная форма по виду. Следовательно, множественность душ, отделенных от тел, следует некоторому различию форм по субстанции, поскольку иное есть субстанция этой души и той; однако это различие происходит не из различия сущностных начал самой души, и является [различием] не согласно различным понятиям души, а согласно различной соразмерности душ телам, ведь эта душа соразмерна этому телу, а не тому, та же - другому, и так относительно всех [душ]. Но такие соразмерности сохраняются в душах также после гибели тел, как и сами их субстанции сохраняются, как бы не зависящие от тел по бытию. Ведь души по своим субстанциям суть формы тел, иначе они соединялись бы с телами акцидентальным образом, и, таким образом, из души и тела возникало бы не единое само по себе, а единое акцидентальным образом. Поскольку же они суть формы, то надлежит, чтобы они были соразмерны телам.
Поэтому ясно, что эти различные соразмерности остаются в отделенных душах, и следовательно - множественность. 10. На основании же третьего приведенного довода (п. 4) некоторые, полагающие вечность мира, приходили к различным мнениям, чуждым [нам]. Некоторые просто заключали, что человеческие души полностью погибают вместе с телом. Другие же говорили, что от всех душ остается нечто единое отделенное, которое является общим для всех, а именно действующий интеллект, согласно одним, или вместе с ним - возможностный интеллект, согласно другим. Иные же полагали, что души сохраняются после [гибели] тела в своей множественности, но чтобы не быть вынужденными полагать бесконечность душ, говорили, что те же самые души спустя определенное время объединяются с другими телами. И таково было мнение платоников, о которых речь будет идти нижеж*. Некоторые же, отрицая все вышесказанное, говорили, что не является нелепым, чтобы актуально существовало бесконечное количество отделенных душ. Ведь актуально бесконечное бытие в тех [вещах], которые не имеют упорядоченности друг к другу, есть бесконечное бытие акцидентальным образом, и полагать это не считают неподобающим. И таково положение Авиценны и ал Газали. То же, что думал относительно этого Аристотель, не обнаруживается у него явным образом, однако он явно полагал, что мир вечен. Однако последнее из вышеупомянутых мнений не противоречит началам, утверждаемым им. Ведь в третьей [книге] «Физики»,(i1 и в первой [книге] «О небе и земле» ui:> он доказывает, что актуально бесконечного не существует в естественных телах, но [оно существует] в нематериальных субстанциях. Однако очевидно, что учителя католической веры, которые не полагают, что мир вечен, не испытывают относительно этого никакой трудности. И. Также не является необходимым вывод, что если душа сохраняется после того, как тело разрушено, то она объединялась с ним акцидентальным образом, как заключает четвертый довод (п. 5). Ведь «акцидентальное» определяется как то, что может присутствовать и отсутствовать без разрушения субъекта, составленного из материи и формы. Но этот [довод] не будет истинным, если он относится к началам субъекта, составленного из материи и формы. Ведь установлено, что первая материя непорожденная и неразрушимая, как доказывает Аристотель в первой [книге] «Физики»:uifi. Поэтому она сохраняется в своей сущности, когда устраняется форма. Однако форма соединяется с ней не акцидентальным, а сущностным образом. То же, что первая материя актуально сохраняется после [удаления] формы только согласно действию другой формы, а человеческая душа актуально сохраняется той же самой, происходит из-за того, что человеческая душа есть форма и действие, материя же - первая сущая потенция. 12. То же, что полагал пятый довод (п. 6) - что никакое действие не может сохраняться в душе, если она отделяется от тела, - мы называем ложным. Ведь сохраняются те действия, которые не исполняются посредством телесного органа - такого рода суть познание и воление. Те же, что исполняются посредством телесного органа, как, например, действия питающей и чувственной способностей, не сохраняются. 13. Однако следует знать, что душа, отделенная от тела и объединенная с телом, познают разными способами, как и существуют разными способами, ведь всякое [сущее] действует согласно своему бытию. Бытие же человеческой души таково, что пока она объединена с телом, тело является некоторым се основанием"’7 и субъектом, воспринимающим ее (хотя в абсолютном смысле она незвависима от тела). Поэтому и вследствие этого ее собственное действие, т. е. познание, хотя и не зависит от тела (не совершаясь посредством телесного органа), все же имеет свой объект в теле, а именно фантасм. Поэтому пока душа в теле, она не может познавать без фантасмов и также может помнить только благодаря когитативной и вспоминающей способности, посредством которой подготавливаются фантасмы, как явствует из сказанного "* И из-за этого акт познания, а также воспоминания, происходящие таким способом, разрушаются, когда разрушается тело. Бытие же отделенной души принадлежит ей самой, без тела. Поэтому и ее действие, т. е. познание, не будет совершаться по отношению к каким-либо объектам, существующим в телесных органах (т. е. фантасмам), но душа будет познавать сама по себе, по способу субстанций, которые полностью отделены от тела по бытию, о которых речь будет идти ниже":!). Эти субстанции, как высшие, смогут также оказывать более сильное влияние для более совершенного познания. И знак этого проявляется даже в настоящей жизни,7(). Ведь когда душа имеет препятствия относительно собственного тела, она делается более способной для познания чего-либо более высокого. Поэтому и добродетель умеренности, которая отвлекает душу от телесных наслаждений, делает человека особенно способным к познанию. Спящие же люди, когда они не используют телесные чувства и нет никакого препятствующего смешения гумора или паров, из-за более сильного впечатления воспринимают относительно будущего нечто, превосходящее способ человеческого рассуждения. Это случается и у впавших в обморок и переживающих экстаз, в большей степени, чем сильнее будет отвлечение от телесных чувств. И это происходит неслучайно. Ведь человеческая душа, как было доказано выше ’71, находится на рубеже телесных и нетелесных субстанций, существуя как бы в горизонте вечности и времени, и, восходя от низшего, она приближается к совершенному. Поэтому когда она будет совершенно отделенной от тела, то совершенным образом уподобится отделенным субстанциям в отношении способа познания и воспримет от них изобильное влияние. 14. Итак, если наше познание по способу настоящей жизни и разрушается при разрушении тела, то, однако, душа получает другой, более высокий способ познания. 15. Воспоминание же, поскольку оно - действие, исполняемое посредством телесного органа, как доказывает Аристотель в книге «О памяти и воспоминании», не сможет сохраняться в душе после тела, если только «воспоминание» не понимается эквивокально, как познание того, что некто знал раньше; надлежит, чтобы такое [воспоминание] имелось в душе также относительно того, что она познала при жизни, поскольку умопостигаемые виды воспринимаются в возможностном интеллекте непреходящим образом, как было показано выше172. 16. Относительно же других действий души, каковы любовь, радость и другие подобного же рода, следует опасаться двусмысленности. Ведь иногда они понимаются так, как если бы были претерпеваниями души. И таким образом, они - действия чувственного желания относительно вызывающего желание или гнев, [сопровождаемые] некоторым телесным изменением. И [понятые] таким образом, они не могут оставаться в душе после смерти, как доказывает Аристотель в книге «О душе». Иногда же они понимаются как простые действия воли, которые [осуществляются] без пре- терпевания. Поэтому Аристотель говорит в седьмой [книге] «Этики», что Бог радуется одним простым действием, и в десятой - что в созерцании мудрости есть удивительное наслаждение, и в восьмой [книге] он отличает дружескую любовь от влюбленности, которая есть претерпевание. И поскольку воля - способность, подобно интеллекту не использующая орган, то ясно, что [действия] такого рода остаются в отделенной душе, согласно тому, что они - действия воли. 17. Итак, на основании вышеприведенных доводов не может быть заключено, что человеческая душа смертна.
<< | >>
Источник: К.В. Бандуровский. Бессмертие души в философии Фомы Аквинского. 2011

Еще по теме Глава 80. Аргументы тех, кто доказывает, что душа разрушается; с их разрешением:

  1. ФЕОФАНА, МИТРОПОЛИТА НИКЕЙСКОГО, ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ТЕХ, КТО СЧИТАЕТ С ПОМОЩЬЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ ДОВОДОВ, ЧТО СУЩИЕ ВЕЩИ МОГЛИ БЫТЬ ИЗВЕЧНО, И ОПРОВЕРЖЕНИЕ ЭТОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, И ИЗОБЛИЧЕНИЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ МНИМОЙ В ТЕХ ЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ НЕОБХОДИМОСТИ
  2. ИТАК, МАМА, ЧТО ВЫБЕРЕШЬ ТЫ? НАШ МАЛЫШ В ПЕРВЫЙ ГОД (конспект для тех, кто любит краткое изложение)
  3. Глава I Первое возражение. Насилие употребляется ие для того, чтобы стеспять совесть, а для того, чтобы пробудить тех, кто отказывается исследовать истину. Иллюзорность этой мысли. Исследование того, что именуется упрямством
  4. Глава I В третьей книге автор будет доказывать, что Христос принадлежит Творцу
  5. О тех, кто не поладил с фундаменталистами. Джимми Картер
  6. О тех, кто не преступил грани фундаментализма. Билли Грэм
  7. § CXXXIV О том, что опыт опровергает рассуждение, посредством которого доказывается, что познание бога исправляет порочные наклонности людей
  8. § CLXXX О том, что пример Лукреции и ей подобных явно доказывает, что религия не была причиной понятий о порядочности у язычников
  9. Глава XXXII О мнении тех, которые утверждают, что творение ангелов предшествовало творению мира
  10. Продолжение ответа на возражения, выдвигаемые против заблуждающейся совести. Разбор утверждения, что когда еретики применяют репрессии к тем, кто их преследует, то они не правы. Доказательства того, что совесть заблуждающегося может оправдать того, кто ей следует
  11. Глава XVI От тех ли ангелов надлежит ожидать блаженной жизни, которые требуют божественных почестей себе, или же от тех, которые учат служить религией не себе, а единому Богу
  12. Глава 5 Опровержение довода маркионитов, говорящих, что Бог, допустивший грехопадение, не является благим, предвидящим и могущественным: дела Бога доказывают Его благость, величие и способность предвидеть; причина же грехопадения — в свободе воли человека
  13. Разнообразие примечаний к Писанию и его толкований наряду с несходством различных сект доказывает, что оно не непогрешимо
  14. РЕЧЬ ТРЕТЬЯ, В КОТОРОЙ ВЫНОСИТСЯ НА РАССМОТРЕНИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ БОЖЕСТВЕННОГО МАКСИМА, ВЫДВИГАЕМОЕ ПРОТИВ НАС ЕРЕТИКАМИ АКИНДИНИСТАМИ: «СЕЙ НАИБОЖЕСТВЕННЕЙШИЙ СВЕТ, НА ФАВОРЕ воссиявший, ЕСТЬ НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК символ»; И ДОКАЗЫВАЕТ РЕЧЬ СИЯ, ЧТО СВЕТ ЭТОТ ОДНОВРЕМЕННО И СИМВОЛ, И ИСТИНА
  15. Кто ищет что?
  16. Что следует понимать под коллективными трудовыми спорами и каков порядок их разрешения?