<<
>>

Априорное доказательство

Априорное доказательство, исходящее из анализа присущей человеку субстанциональной формы - интеллектуальной души, базируется на следующих положениях: I) интеллектуальная душа есть видовая форма человека; II) интеллектуальная душа бессмертна; III) человеческая душа не может оставаться вне тела вечно324.
Следует отметить, что Дунс Скот понимает проблему бессмертия души так же широко, как и Фома Аквинский - для него вопрос о бессмертии души включает в себя не только вопрос о душе самой по себе, но и вопрос о том, является ли бессмертная душа видовой формой человека, а также вопрос о воскрешении плоти. Первое положение обосновывается исходя из «доказательств философов» (А) и от естественных аргументов, т. е. аргументов, основанных на понимании природы души (Б). А1) Аристотелевское опредление души как формы тела (412а 28), а интеллекта как части души, посредством которой мы познаем (429а 10). А2) Согласие философов в том, что «разумный» - видовое отличие человека, за исключением «злоска- занного Аверроэсом в его вымысле, непонятном ни ему самому, ни другим»323, полагавшим интеллектуальную часть отделенной субстанцией, соединенной с человеком посредством чувственных образов32*’, но «ни он, ни его последователи, не смогли объяснить ни это объединение, ни то, каким образом посредством этого человек мыслит»327. Хотя Дунс Скот не разбирает подробно учение Аверроэса, однако общий смысл претензий согласуется с развернутой томистской критикой монопсихизма. Б) Аргумент, который обычно приводится, таков: мышление есть действие, присущее человеку, но такое действие должно иметь своим источником форму, которая присуща человеку328. Формулировка этого аргумента близка к той, которая приводится у Фомы, например, в части I «Суммы теологии», вопрос 75, статья 2. Однако Дунс Скот считает эту формулировку неудовлетворительной и двусмысленной, поскольку подразумевающееся в этой энтимеме положение «надлежащая деятельность проистекает от надлежащей формы» может распространяться и на то, что эта деятельность проистекает от интеллигибельного объекта, ведь деятельность воспринимающего интеллекта состоит в претерпевании согласно Фоме Аквинскому или Годфрею Фонтенскому (Quodlibet 6, q. 7; 8, q. 2; и в др. местах) и Жилю Римскому (Quodlibet 3, q. 7, 8.), идущим значительно дальше в признании пассивности интеллекта или от фантасмов (как то полагал, например, Генрих Гентский, Quodlibet 5, q. 14). Поэтому он формулирует положение иначе: «Человек познает формально и собственным образом, следовательно, интеллектуальная душа есть собственная форма человека»329. Антецедент доказывается (а) подтверждениями от авторитетного источника и (б) доводами: а) аристотелевские положения из «О душе» и из «Никомаховой этики» (1098а 7), что понимание есть собственная деятельность человека, а также («Нико- махова этика», 1178b 21), что блаженство для человека состоит в понимании, а это блаженство присуще человеку формальным образом; 61) человек познает актом познания, не связанным с тем или иным органом; следовательно, он познает в собственном смысле. Это ясно из того, что интеллектуальное познание превосходит любое чувственное (а значит, связанное с определенным органом) познание. Ведь каждый орган восприятия определен к ограниченному чувственно постижимому, поскольку он находится в среднем состоянии по отношению к двум крайностям (орган осязания не горячий, не холодный, а «нормальной» температуры).
Но мы обладаем знанием, отличающим один крайний вид чувственного от другого, и, следовательно, превосходим их. Возражением против этого рассуждения могло бы служить указание на «общее чувство» и воображение, превосходящие внешние чувства, которое, однако, тут же отводится тем, что мы познаем также и различие между чувственным вообще и тем, что не является чувственным330; 62) мы обладаем нематериальным познанием, но чувственное познание - материально, следовательно, ит. д. Слово «нематериальное», столь часто используемое Аристотелем, Дунс Скот считает весьма многозначным и уточняет его смысл. 1. Нематериальное познание = нетелесное, т. е. не использующее телесные органы. В этом смысле рассуждение 62 тождественно рассуждению 61. 2. Нематериальное = непротяженное; в этом смысле рассуждение 62 утверждает большее, чем 61, поскольку не только органы обладают протяженностью, но и человек как целое. 3. Нематериальное = абстрагированное от «здесь и теперь» и от других материальных условий. Этот смысл еще шире, но в этом случае рассуждение 62 может обосновываться только исходя из рефлексии над актом познания: мы обнаруживаем, что обладаем таким познанием объекта, каким не обладает чувственное познание: а) мы познаем актуально универсальное; б) сущее и его качества мы познаем более общим образом, чем чувства; в) мы познаем отношения, следующие из природы вещей, даже не воспринимаемых чувствами; г) мы отличаем весь класс чувственного от того, что не является таковым; д) мы познаем вторичные интенции (виды, роды, универсалии); е) мы познаем сам акт познания путем рефлексии; ж) мы соглашаемся с первыми основаниями, не впадая в противоречия и ошибки; з) мы познаем дискурсивно, признавая очевидность хода размышления и выводов. Все это Дунс Скот считает очевидностями, которые рефлексивно наблюдает любой разумный человек, - он считает бессмысленной полемику с возражающими и предлагает отнести их к неразумным животным (прием, используемый Аристотелем в полемике с софистами, и Фомой по отношению к тем, кто полагает, что отдельный человек не мыслит). Однако Дунс Скот считает необходимым обосновывать то, что эти акты не являются чувственными, следующим образом (приведем лишь несколько аргументов): а) актуально универсальное обладает индифферентностью, позволяющей предицировать его одновременно многим единичным вещам, чувство же не познает единичное таким образом; б) никакое чувство не познает более универсально, чем надлежит согласно его собственному объекту. Далее Дунс Скот приводит доводы в пользу кон- секвента вышеприведенной энтимемы. 1. Если акт познания присущ нам формальным образом, поскольку он не есть наша субстанция (ведь он иногда присущ, иногда не присущ), то он должен обладать надлежащим носителем, каковой не может быть органом, материальным или протяженным (будь то даже тело в целом), следовательно, это - интеллектуальная душа, единственная непротяженная форма, имеющаяся у нас. 2. То, что мы можем познавать в соответствии с вышеназванными пунктами (см. с. 167, а-з), свойственно только интеллектуальной душе. 3. Довод, исходящий из волевой способности, благодаря которой человек является хозяином своих действий и может их определять к противоположному, в то время как чувственное желание определено к чему- то одному01. Далее рассматривается второе положение, что интеллектуальная душа - бессмертна. Дунс Скот также приводит аргументы, опирающиеся на авторитет, и аргументы от естественной способности рассуждать (помимо довода 7 все они обнаруживаются у Фомы Аквинского, при этом авторство довода 8 Дунс Скот косвенным образом приписывает Фоме): а) интеллект отделен от всего остального как вечное от преходящего (Аристотель, «О душе», 413Ь 25); б) чувства разрушаются от сильного воздействия, а интеллект - нет (429а 29); в) ничто не препятствует, чтобы душа существовала отдельно от тела (или хотя бы ее часть) (Аристотель, «Метафизика», 1070а 21); г) «интеллект один приходит извне» (Аристотель, «О порождении животных», 736Ь 28), поэтому он получает существование не от порождения, а от внешней причины, и низшие причины не могут быть причиной его гибели; д) естественное желание не может быть тщетным; е) «материя есть то, в силу чего вещь может быть и не быть» (1039b 29), но душа нематериальна; ж) мужественный человек должен жертвовать жизнью ради государства (Аристотель, «Никомахова этика», 1117b 8), но никто не может желать полного небытия (согласно Августину, «О свободном произволении», 3, 8; PL vol. 32, col. 1282), следовательно, смерть не есть полное небытие432; з) довод «некоего Учителя, якобы основывающегося на словах Аристотеля» (имеется в виду Фома, ср.: часть 1 «Суммы теологии», вопр. 75, статья 6): вещь прекращает существовать или из-за противоположен- ностей в ней, или из-за отсутствия необходимой причины для ее бытия; но в интеллектуальной душе нет противоположенностей, и тело не является необходимым для ее существования, поскольку она сама обладает собственным существованием; и) простое не может отделяться от самого себя, а душа проста. Однако существуют и доводы против бессмертия души. Дунс Скот упоминает следующие из них: а) то, что отделяется от тела — элементы, материальные частицы («Метафизика», 1041b 12), формы же не могут существовать вне целого; б) то, что начало существовать, должно прекратить существовать («О небе», 279Ь 31, 282Ь 4, «Физика» 203Ь 9) (р. 147). Дунс Скот полагает, что приведенные доводы «за» являются не строго демонстративными и необходимыми, а лишь вероятными. Авторитет же Аристотеля активно используется обеими партиями, причем по праву, поскольку позицию Аристотеля по этому вопросу Дунс Скот считает весьма неопределенной; сам же Аристотель говорил, что перед неразрешимым вопросом приходится довольствоваться вероятными доводами («О небе», 29lb 25-29, 292а 6). Против вышеприведенных доводов pro можно выдвинуть следующие возражения (приводятся в соответствии с нумерацией аргументов). 1. Интеллект не использует органы, следовательно, он неразрушим из-за разрушимости органа. Но интеллект может разрушаться при разрушении внутреннего чувства (430а 23, 403а 7-10). Душа есть начало составного (психофизического) существа, но все составное - разрушимо (р. 149-150). 2. Сильный стимул разрушает чувство акциден- тально, поскольку причиняет диспропорцию в органе. Само же чувство не разрушается, однако из этого нельзя делать вывод о неразрушимости чувства. Аналогичным образом: интеллект, не связанный с каким- либо органом, не разрушается от сильного интелли- гибельного, но это не значит, что он неразрушим вообще. 3. Аристотель говорит «возможно», т. е. высказывает это с сомнением. 4. Непонятно, что полагал Аристотель о начале души. Ведь с его точки зрения Бог ничего не производит сызнова, а только приводит в движение небеса как отдаленный двигатель. Что в таком случае значит «извне»? Отделенные интеллигенции (ангелы или двигатели небесных сфер) не могут творить субстанцию (как доказывает Дунс Скот в книге 4, первом разделе, q. 1, п. 28), а также они неизменны и, таким образом, не могут производить ничего нового. Также душа не может быть результатом естественных причин. 5. Критику этого аргумента Дунс Скот откладывает; см. ниже критику аргументации a posteriori. 6. Данное определение материи относится не только к вещам, которые обладают материей, как частью, но и к вещам, которые принимаются материей, иначе форма огня также была бы вечной, поскольку материя не есть часть формы огня. 7. Утверждение Аристотеля, как полагает Дунс Скот, следует интерпретировать в том духе, что лучше величайшее благо, пусть оно даже будет моментальным (акт высшего мужества), чем сохранение жизни, лишенной этого блага и морально злой. Кроме того, общее благо следует предпочитать индивидуальному, даже не будучи уверенным в бессмертии души. 8. В утверждении «душа имеет то же самое существование сама по себе и в составном, и вне составного» само по себе может пониматься а) как противоположное акцидентальному, тогда следствие неверно, если только не принять, что она естественным образом, без чуда, обладает таким существованием - а это предмет веры, а не рассуждения; б) как то, что подобает составному в роде субстанции, тогда ложно, что душа имеет бытие вне составного сама по себе111. 9. Простота души также не может служить доводом в пользу ее неразрушимости, поскольку разрушение не обязательно разделение. Кроме того, в душе наличествует составность из сущности и существования. Третье положение, что человеческая душа не может оставаться вечно в состоянии, отделенном от целого, обосновывается двумя аргументами. 1. Часть, существующая вне целого, несовершенна. Но душа столь благородна, что не может оставаться вечно несовершенной (ср., например, «Сумму против язычников» Фомы Аквинского, III, 79 или Генриха Гентского, Quodlibet 2, q. 3). 2. Ничто противоречащее природе не вечно (Аристотель, «О небе», 286а 18). Но отделенность от тела противоречит естественной склонности души быть совершенством (энтелехией) тела (также аргумент, многократно используемый Фомой). Скот замечает, что если признать, что Аристотель склоняется к бессмертию души, то он скорее полагает, что она существует вне тела, поскольку все составное - разрушимо, и приводит доводы против вышеприведенных аргументов: К (1) - «часть вне целого несовершенна» верно только относительно части, которая получает свое совершенство в целом:ш, а не наделяет целое совершен- ством, поэтому этот аргумент скорее свидетельствует об обратном. Причина же, которая может наделять совершенством нечто другое, существует независимо от того, существует ли это другое. Ко (2) - есть два вида естественной склонности: а) склонность несовершенного к совершенству (сущностная); б) склонность совершенного к совершенствованию несовершенного (акцидентальная). Если второй склонности (а именно такова склонность души) будет нечто препятствовать, то в этом не будет ничего противоестественного. Или если принять аргумент Авиценны, что тело необходимо душе для получения совершенства, которого она не может получить без него (т. е. познание материального мира), то коль скоро душа раз была соединена с телом, она уже получила это знание. Таким образом, Дунс Скот делает вывод, что первое утверждение (душа формально присуща телу) истинно, и это признается всеми, кроме Аверроэса. Второе (бессмертие души), поддержанное множеством аргументов, высоковероятно, но не доказательно. Третье (необходимость воскрешения) еще менее вероятно. Поэтому все рассуждение a priori является логически недостаточным утверждением3*5.
<< | >>
Источник: К.В. Бандуровский. Бессмертие души в философии Фомы Аквинского. 2011 {original}

Еще по теме Априорное доказательство:

  1. 2. Априорность исходных представлений математики
  2. С. Априорное и опытное знание
  3. 1. Характерные черты априорного знания
  4. И. КАНТ: АПРИОРНАЯ ФОРМА ЧУВСТВЕННОСТИ
  5. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ [Преимущество доказательства утверждения перед доказательством отрицания]
  6. Априорность и реальная значимость исходных представлений математики
  7. 1. Априорность категорий и логики
  8. § 4. Понятие доказательств по уголовному делу и основные свойства доказательств
  9. 3. ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, СУДЕБНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ
  10. § 6. Допустимые доказательства. Основания признания доказательства недопустимым
  11. В. Априорное как противоположность предпосылочному
  12. 3. Оценка доказательств, обеспечение доказательств, судебные поручения
  13. § 3. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ БРАКА 515. Значение этих доказательств.
  14. 171. Значение доказательств и система предварительной подготовки доказательств.
  15. 6.2. Общая характеристика доказательства. Виды доказательств
  16. Опытное познание и его трансцендентальные, априорные формы.
  17. § 4. Понятие доказательства. Доказательства - средства доказывания