<<
>>

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ИРРИГАЦИИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Козырев Александр Иванович. Родился в 1949 г. Окончил Московский институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова. Кандидат экономических наук. Доцент МИНХа. водство во что бы то ни стало... Орошение больше всего нужно и больше всего пересоздаст край, возродит его, похоронит прошлое, укрепит переход к социализму”88.

В то время началось осуществление разработанного под руководством

В.И.Ленина долгосрочного плана ГОЭЛРО, который наметил контуры грандиозных программ развития орошения в Кавказском и Туркестанском районах, проводимого на основе широкой электрификации всего хозяйства. В плане ГОЭЛРО специально подчеркивались тесная взаимосвязь электроэнергетического и ирригационного строительства, необходимость их технико-экономической взаимоувязки.

После перехода в 1921 г. к нэпу важнейшее общегосударственное значение в развитии рационального природопользования в восстановительный период принадлежало постановлению Совета Труда и Обороны от 29 апреля 1921 г. ”0 борьбе с засухой”, которое предусматривало осуществление крупных мелиоративных работ и принятие срочных мер по приведению в порядок и ремонту ирригационных сооружений и оросительных систем, находящихся в Туркестане, Киргизской республике (Казахстане), на Северном Кавказе, в Средне- и Нижне-Волжском районах, по установке простейших водоподъемных приспособлений, а также рациональное использование всех орошаемых площадей89

До проведения национально-государственного размежевания советских республик Средней Азии на территории Туркестана существовала большая неравномерность в водообеспеченности хозяйства и населения. Если в восточной его части имелись значительные водные ресурсы, то*в западной^ использование немногочисленных мелких горных рек и грунтовых вод уже почти достигло максимально возможного уровня. Поэтому очень бедные запасы вод западного Туркестана могли быть использованы для орошения новых площадей только в результате регулирования стока малых рек с помощью водохранилищ. Накапливая воду в зимний период, когда орошение не требуется, водохранилища должны были расходовать эту воду в течение всего поливного периода.

В связи с этим порядок ведения поливного хозяйства в основном определялся режимом используемого источника орошения. Там, где в течение поливного периода обеспечивалось регулярное получение воды и в достаточном количестве, возделывались более доходные культуры: рис, хлопчатник, люцерна. Там же, где воды не хватало, приходилось концентрировать усилия на выращивании злаков, которые высевались и в богарной зоне, но при этом соответственно терялись многие преимущества поливного земледелия.

В 1921—1922 гг. ирригация Туркестана находилась в крайне бедственном состоянии. Сказывались как тяжелые последствия гражданской войны, так и недостаток средств, отпускавшихся тогда в распоряжение

Управления водного хозяйства (УВХ) ТАССР*. Существование значительной доли бессистемного водопользования было непосредственно связано с невозможностью регулярной работы многих местных органов УВХ в условиях басмачества. В 1922 г. посевная площадь в орошаемых землях была в 2 раза меньше по сравнению с площадью, обрабатывавшейся в 1913 г., часть строительных систем пришла в полуразрушенное состояние, а численность земледельческого населения упала90. В таких сложных условиях началось здесь восстановление ирригации.

Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика. 1922 г.

ЦИК ТАССР 12 февраля 1921 г. утвердил ’’Положение о пользовании водами в Туркестанской Советской Социалистической Республике”, которое по сути стало первым советским водным законом в Туркестане.

Разработка этого Положения была прежде всего вызвана необходимостью скорейшего восстановления пришедших в упадок оросительных систем. В нем законодательно были закреплены следующие принципы: а) признание всех вод в пределах Туркреспублики общенародным достоянием; б) признание неразрывности права водопользования с правом пользоваться орошаемой землей; в) признание необходимости участия водопользователей личным или наемным трудом, а также доставкой строительных материалов в поддержании исправного состояния ирригационных систем; г) нахождение всего водного хозяйства в ведении Управления водного хозяйства (УВХ) и его отделов на местах, а также участковых и районных водных комитетов, которые учреждались в целях привлечения трудящихся-земледельцев к управлению распределением воды и участию в раскладке натуральной повинности и денежных расходов, требовавшихся для выполнения ирригационных работ91

С учетом особенностей новой экономической политики УВХ был подготовлен проект водного закона, утвержденный ЦИКом ТАССР 1

августа 1922 г. Как и Положение 1921 г., этот закон предполагал по существу социализацию вод, вводя в основном уравнительный порядок водораспределения. Охватывая наиболее существенные стороны и нужды водного хозяйства Туркестана, он, однако, не был достаточно детализирован, что нередко препятствовало его применению на практике.

В развитие и дополнение водного закона 1922 г. ЦИК и СНК ТАССР издали постановление от 14 февраля 1923 г. ”0 восстановлении ирригационных систем Туркреспублики” и декрет от 28 февраля 1923 г., которым был установлен водный налог за пользование государственными сооружениями по ирригации92.

В то время Управление водного хозяйства Туркреспублики занималось прежде всего организацией восстановительных работ, осуществляя их в основном на плановых началах, а также налаживанием обслуживания действующих оросительных систем силами местного населения. К концу 1923 г. площадь орошаемых земель в Туркестане была доведена до 65 % довоенной93, главным образом за счет восстановления систем на крупных магистральных каналах. Одновременно с ними создавались некоторые новые ирригационные сооружения, например на Караспанс- кой оросительной системе в долине реки Арысь.

Что касается состояния мелкой оросительной сети, то оно всецело находилось в зависимости от хозяйственной мощи самих водопользователей. А экономическая слабость значительной части дехканских хозяйств тогда препятствовала в ряде районов использованию дня полива всей воды, подаваемой магистральной ирригационной сетью. На местных неинженерных94 системах не были определены даже примерные нормы полива, а значит, и непосредственно с ними связанное рациональное вододеление. Существовавшее на большинстве оросительных систем Туркестана вододеление производилось исходя из установившегося за многие предшествующие годы обычая в отношении пользования поливной водой.

В начале 1924 г. при участии УВХ завершилась разработка Временных правил о водах Туркреспублики, которые были утверждены ЦИКом ТАССР 16 апреля 1924 г. Их важнейшим отличием от предшествовавших законодательных актов о водопользовании в Туркестане являлось установление принципа национализации водных ресурсов. Право государственной собственности распространялось как на свободные неиспользуемые воды, так и на воды, находившиеся в чьем-либо распоряжении. Кроме того, правилами было закреплено право трудового водопользования. Поскольку устанавливалась собственность государства на воду, то на него же возлагалось и распределение воды между пользователями, а также определялись основные условия такого распределения. Правила обязывали водопользователей охранять существовавшую оросительную сеть и поддерживать ее исправность посредством натуральной повинности или уплаты соответствующего налога. Эти временные правила содержали и основные положения об организации и деятельности мелиоративных товариществ.

Летом 1924 г. СТО СССР назначил специальную Комиссию по ревизии ирригации Туркестана95. Ее председателем был утвержден Г.ДДюрупа, в составе комиссии работали В.И.Юферев (от ВСНХ), П.Ф.Рыдзевский (от Наркомфина), Б.Б.Карп (от НКРКИ Туркестанской республики) и другие специалисты.

В результате проведения работ по восстановлению ирригационной сети общая площадь орошения в Туркестанской АССР за 1923/24 г. возросла по сравнению с предыдущим хозяйственным годом на 9 %, а посевная площадь под хлопчатником увеличилась почти в 2 раза. Составляя около 2110 тыс.га, эта орошаемая площадь все еще была несколько меньше довоенной, особенно в отношении хлопкопосевного клина96

Уже к концу 1924 г. большинство ирригационных систем было приведено в исправное состояние, определявшееся в первую очередь пропускной способностью магистральной сети. Расходы УВХ на восстановительные работы превысили 5854 тыс.руб.97 Однако для восстановления некоторых систем требовалось выполнение крупных капитальных работ. В их число входили система Улугнара (район правого берега реки Кара- дарья в Ферганской области) и часть систем Зеравшана.

Вместе с тем значительная часть имевшихся в ТАССР ирригационных систем была недогружена. Так, степень использования 8 оросительных систем колебалась от 36 % (Исфайрамская) до 80 % (Гава-Сайская). Некоторые системы, к которым в первую очередь относились Шарихан- Сайская и Андижан-Сайская, использовались на 95 % довоенной нагрузки, а Боз-Суйская и Голодностепская оросительные системы уже превысили по этому основному эксплуатационному показателю уровень 1913 г.98

Голодностепская оросительная система питалась водами Сырдарьи и обслуживала северо-восточную часть Голодной степи. Эта ирригационная система строилась до революции исключительно как инженерная, но затем в силу целого ряда причин превратилась в систему смешанного типа, включавшую и местные неинженерные сооружения. Вода в нее подавалась Северным Голодностепским каналом и каналом Беговат. Северный Голодностепский канал (с Малекской ветвью) был длиной около 134 км. Он давал возможность обеспечивать водой площадь в 110 тыс.га. Длина канала Беговат, включая правую ветвь, составляла примерно 85 км и позволяла дать воду району площадью 36,5

тыс.га.

До первой мировой войны Голодностепская система орошала посевную площадь в 46 тыс.га. Но за годы гражданской войны и хозяйственной разрухи посевная площадь здесь сократилась до 40тыс.га (1923 г.), из которых 17,5 тыс.га занимал хлопчатник. Но уже в 1924 г. посевная площадь превысила 52 тыс.га, а площадь под хлопчатником увеличилась по сравнению с предшествующим годом почти в 1,8 раза. Таким образом, восстановление этой ирригационной системы быстро завершилось, имея результатом рост посевной площади в районе ее действия сверх существовавшей до революции. При этом пропускная способность, например, Северного Голодностепского канала в 1924 г. за вегетационный период определялась в 55 куб.м воды в секунду, а при форсировании — до 60 куб.м, что составляло 135 % его пропускной способности в довоенный период99

С 1923 г. именно в Голодной степи получила распространение аренда земли, в том числе и крупная. Основной причиной ее развития явилось наличие jb то время здесь свободных земель, а в Голодностепской оросительной системе — воды, еще не применяемой для полива. На основе широкого использования арендных отношений в этом районе ТАССР удалось быстро расширить орошаемую площадь, полностью задействовав возможности указанной оросительной системы. Всего в 1924 г. здесь было 22 аренды, из которых только 5 хозяйств располагали земельной площадью менее 100 дес. Наиболее крупной (10904 дес.) была государственная аренда республики Грузии: 5 самых крупных хозяйств на площадях от 1 до 11 тыс.дес. занимали около 80 % всей арендованной земли. Хотя большинство земель было сдано на 10—12 лет, срок аренды в Голодной степи достигал и 20 лет. Кооперативная и общественная аренда земли, на которую приходилось около 21 % всей арендованной площади, характеризовалась гораздо более эффективным по сравнению с государственной арендой использованием земли для развития орошаемого земледелия. Имелись и крупные частные земельные аренды. Так, некто Пеньков, арендовав свыше 3 тыс.дес. земли и оборудование насосной станции,, сдавал затем небольшие участки в субаренду чайрикерам (издольщикам)100.

Однако к концу 1924 г. многие арендаторы из-за отсутствия достаточных оборотных средств, а также в результате неурожая хлопчатника оказались в тяжелом финансовом положении и вынуждены были отказаться от аренды101

В процессе эксплуатации Голодностепской оросительной системы с непрерывным водопользованием, а также другой инженерной системы — Байрам-Алийской распределение воды между водопользователями осуществлялось на основе заявок, составляемых исходя из расчета определенного ее тока на единицу посевной площади, а не по обычаю, как, например, в Ферганской области. Такой порядок распределения воды в целях орошения являлся в рассматриваемый период более прогрессивным, хотя экономически он и не был должным образом обоснован. А.В.Чаянов тогда отмечал: ’’...вообще теория тарифов водопользования, как и вообще теория всего водного хозяйства, находится в совершенно зачаточном состоянии”102

В годы восстановительного периода, как и в настоящее время, в Средней Азии большое значение дня водного и сельского хозяйства, а также в санитарном отношении имела проблема отвода с орошаемых полей сбросных вод, которые образовывались из-за неправильного использования воды и ее чрезмерного захвата некоторыми водопользователями, особенно в целях увеличения посевов риса. В ряде случаев сбросные воды вновь использовались для орошения посевных площадей, затем поступали в коллектор, который направлял их либо в первоначальный источник орошения, либо в арык, обслуживающий ту или иную площадь ниже по течению.

Однако часто не было подходящей площади для полива или коллектора, и сбросные воды спускались в хвостовые части оросительных систем на свободные от посевов земли, которые вследствие этого подвергались сильному заболачиванию. Такое отношение к водным ресурсам, помимо заболачивания больших площадей, вело к засолению почвы, как, например, в Каракалпакской степи, и образованию солончаков, как в Голодной степи, неблагоприятно сказьюаясь на состоянии окружающей природной среды, а в конечном счете и на результативности сельскохозяйственного производства.

Как отмечалось в материалах Комиссии СТО по ревизии ирригации Туркестана, основными путями уменьшения заболачивания и засоления почвы в то время — в условиях невозможности быстрого развития водосбросной сети могли служить экономное расходование поливной воды, проведение посева только на определенной части орошаемых земель, усиление зимней поливки, а также промывание солончаков и осуществление посева затеняющих растений103

Для восстановления и развития ирригации, прежде всего в Средней Азии, важнейшее значение имело поэтапное проведение земельно-водной реформы, непосредственно связанной с коренной социально-экономической перестройкой всего жизненного уклада местного населения.

Многие годы до социалистической революции поддержание исправности ирригационной сети в Туркестане осуществлялось посредством натуральной повинности его трудового населения. Являясь пережитком натурального хозяйства и дореволюционных общественных отношений, натурповинность в восстановительный период . сохранилась в своей устойчивой, малоизменившейся форме и применялась главным образом при ежегодной весенней расчистке арыков, общая протяженность которых составляла около 28,5 тыс.км104 Раскладка натурповинности по хозяйствам земледельцев проводилась с учетом количества отпускаемой для орошения полей воды.

Постановлениями ЦИКа и СНК ТАССР от 28 февраля 1923 г. ”0 натуральной повинности для ирригационных работ” и от 5 апреля 1923 г. ”0 распределении и исполнении натуральной повинности при ирригационных работах Туркреспублики” предусматривалась возможность ее замены, полностью или частично, денежными взносами водопользователей105. Стремление к замене натурповинности в ирригационных работах денежным обложением проявляло и само население. Так, в 1923 г. съезд арык-аксакалов Самаркандского уезда постановил считать необходимым провести в жизнь с помощью съездов водопользователей и водных товариществ добровольное денежное обложение взамен натуральной повинности106.

Однако полностью отказаться в тех условиях от натурповинности при ведении ирригационных работ оказалось невозможно главным образом из-за хозяйственной слабости значительной части населения и недостаточного обеспечения денежными средствами намеченных работ по орошению. Кроме этого, на местах отсутствовал необходимый расчетно-финансовый аппарат. Поэтому ’’Временные правила о водах Туркреспублики” и изданное в их развитие постановление ЦИКа и СНК ТАССР от 26 апреля 1924 г. строго регламентировали порядок применения натуральной повинности: впредь до передачи эксплуатации ирригационных систем в ведение местных органов регулировочные работы на этих системах, очистка и ремонт оросительной сети и некоторых сооружений, за исключением мелкой хозяйственной сети, которая оставалась на попечении заинтересованных водопользователей, могли выполняться посредством натурповинности. Ее размеры определялись ежегодными сметами Управления водного хозяйства, которые рассматривались облисполкомами и утверждались Совнаркомом ТАССР. Причем не разрешалось проводить в порядке натурповинности работы, отнесенные по сметам УВХ на государственные и местные средства. С разрешения УВХ натуральная повинность могла быть заменена денежными взносами.

В целом проводимые посредством натурповинности ирригационные работы отличались малой результативностью, поскольку производительность труда составляла только 25—30 % производительности при обычном найме рабочей силы107, крайне низким техническим уровнем и несвоевременным исполнением, кроме того, они были обременительны для населения. Все это вместе требовало скорейшей замены натуральной повинности денежным обложением водопользователей. Переходу к такой форме обложения способствовало завершение в СССР денежной реформы 1922—1924 гг.

Ирригационные работы производились преимущественно сдельноартельным способом. В апреле 1923 г. ЦИК и СНК Туркестанской республики разрешили Управлению водного хозяйства проводить ирригационные работы в случае необходимости подрядным способом, распределяя их на конкурсных началах или создавая специализированные строительные артели108. Таким образом, уже в начале нэпа предусматривалось использование в Туркестане отдельных форм коллективного подряда в процессе разворачивавшегося там ирригационного строительства.

Важное значение в социалистической перестройке дела ирригации, несомненно, принадлежит созданию в Туркестане первых мелиоративных товариществ,, что послужило началом развития одного из видов производственного кооперирования крестьянских хозяйств. 2 мая 1923

г. СНК ТАССР утвердил ’’Положение о мелиоративных товіари- ществах в Туркреспублике”, в соответствии с которым такие товарищества могли организовываться с целью совместного, на кооперативных началах, содержания, эксплуатации и технического переустройства отдельных частей существовавших ирригационных систем, а также производства работ по новому орошению, осушению, дренажу, регулированию водостоков, укреплению речных берегов, оврагов, песков, использованию гидроэнергии, устройству сооружений для водоснабжения и т.п. Кроме того, функции мелиоративных товариществ могли быть предоставлены и уже имевшимся сельскохозяйственным кооперативам (товариществам) при условии принятия ими на себя обязанностей и ответственности, присущих мелиоративным товариществам. А для выполнения крупных мелиоративных работ (в пределах целых систем) предусматривалась возможность образовывать и союзы товариществ. Работы, предпринимаемые мелиоративными товариществами, должны были осуществляться под общим руководством и наблюдением Туркводхозаг (УВХ) или его органов. Мелиоративным товариществам и их союзам предоставлялось право получать денежный кредит для своих нужд в соответствующих банковских учреждениях109.

Согласно указанному Положению был разработан типовой устав мелиоративных товариществ, самые первые из которых начали организовываться в Туркестанской республике уже в конце 1923 г. Однако возникновение большей части таких кооперативов относится к весне 1924

г., что непосредственно связано с образованием государственного ирригационного фонда.

Совет Народных Комиссаров ТАССР 11 апреля 1924 г. утвердил Положение о государственном ирригационном фонде Туркреспублики и Центральном ирригационно-кредитном комитете. Положение определяло, что специальный ирригационный фонд Туркреспублики создавался при Туркестанском сельскохозяйственном банке в целях развития ирригационной сети в ТАССР и кредитования производства ирригационных работ на участках, находящихся в пользовании местного населения, Ирригационный фонд должен был образовываться: за счет особой первоначальной государственной ссуды; из взносов государственных и общественных организаций независимо от их участия в сельскохозяйственном банке; из отчислений от водного налога, а также определенного процента с единого сельскохозяйственного налога; из отчислений с платы, взимаемой за пользование водоземельными арендами и концессиями, а также вододействующими сооружениями (например, мельницами); из специальных отчислений с каждой товарной единицы вывозимого из республики хлопка; из взносов мелиоративных товариществ и иных кооперативных организаций или их союзов; за счет уплаты процентов, взимаемых за выданные ссуды, и прочих поступлений. Средства фонда предназначались на устройство нового орошения, развитие и расширение орошения существовавшими ирригационными системами, а также на их улучшение (в частности, капитальный ремонт), регулирование водопользования, выщелачивание почв, использование в хозяйстве гидроэнергии И Т.Д.

Преимущества в получении ссуд из ирригационного фонда Туркреспублики были предоставлены коллективным заемщикам: мелиоративным товариществам, сельскохозяйственным трудовым и производственным артелям, товариществам и другим кооперативам, а также сельским обществам. Принятие решений о выдаче ссуд из ирригационного фонда, их распределение и общее руководство учреждениями, ведавшими проведением необходимых операций на местах, возлагались на организуемый для этого Центральный ирригационно-кредитный комитет110.

Общая стоимость всех предложенных к осуществлению мелиоративными товариществами и согласованных с УВХ ирригационных работ исчислялась более чем в 1300 тыс.руб. Основная ее часть должна была создаваться главным образом трудом членов этих товариществ, а также за счет вносимых ими собственных средств. Получение бан ковских ссуд должно было обеспечивать только 30 % стоимости предполагавшихся работ. На 1 сентября 1924 г. мелиоративным товариществам были предоставлены ссуды в размере около 120 тыс.руб., т.е. менее трети необходимого им займа. В основном ссуды выдавались на срок от 3 до 5 лет из расчета 6 % годовых111.

К октябрю 1924 г. ирригационный (мелиоративный) фонд не превышал 250 тыаруб., из них 100 тыс.руб. составили средства, полученные за счет водного налога, 100 тыс.руб. — сметного ассигнования Турквод- хоза и 50 тыс.руб. были предоставлены Всероссийским кооперативным банком112, что в целом было значительно меньше первоначально намеченных размеров фонда.

В то время в ТАССР имелось 29 мелиоративных товариществ, которые весьма неравномерно размещались по территории республики; 20 из них находились в Сырдарьинской области, а остальные: 5 — в Туркменской, 2 — в Ферганской и 2 — в Джетысуйской области. Семь товариществ, организованных в Сырдарьинской области, входили в Дальверзинский мелиоративный союз. Объединяя более 22 тыс.дворов, все мелиоративные товарищества Туркестана располагали около 199 тыс.га земли, в том числе более 59 тыс.га орошаемой площади, из которых 25,5 тыс.га были заняты под хлопчатником113

С учетом перспектив претворения в хозяйственную жизнь Закона СССР ”0 кооперации в СССР” заслуживает внимания тот факт, что в Туркестанской советской республике большинство мелиоративных товариществ было организовано как по целым ирригационным системам, так и, чаще, по отдельным их отводам. Историко-экономический опыт их организации и деятельности вполне может быть применен в современных условиях развития различных форм кооперации в аграрном секторе нашей страны, главным образом в целях рационализации использования водных ресурсов, и прежде всего в республиках Средней Азии.

Основной задачей этих производственных кооперативов являлось восстановление уже существовавших оросительных систем и их упорядочение. Для этого проводились работы по коренному переустройству систем с целью увеличения их пропускной способности, устройству головных ирригационных сооружений и ошлюзованию отводов, расширению магистралей, строительству акведуков, прокопке оросителей, а также устройству пропусков и водоотделителей и т.д. Только в редких случаях они занимались работами по орошению новых, до тех пор пустовавших земель. Из 29 мелиоративных товариществ лишь два ставили перед собой такую задачу: Умырткайское в Сырдарьинской области и Яман-Салтыкское в Туркмении114 Недостаток денежных средств, в том числе средств ирригационного фонда, в начале 20-х годов сдерживал развитие этих производственных кооперативов.

Всего в СССР к кощу 1925 г. насчитывалось 3852 мелиоративных товарищества, которые объединяли 273,6 тыс. крестьянских хозяйств115, составляя 42,5 % всех ’’подсобно-производительных” сельскохозяйственных кооперативов116. Из них 181 мелиоративное товарищество было создано на территории республик Средней Азии и Казахстана. В эти товарищества вступили 198,7 тыс. водопользователей117. Постановление Совета Труда и Обороны СССР, принятое 23 декабря 1924 г., указав на необходимость расширения организации в Средней Азии мелиоративных товариществ, обязало Наркомфин СССР и кредитные органы увеличить в 1925/26 хозяйственном году мелиоративный фонд этого региона страны до 3 млн.руб.118

Вместе с тем следует подчеркнуть, что наиболее значительные и необходимые ирригационно-восстановительные работы в ТАССР выполнялись непосредственно государственными организациями за счет централизованных источников финансирования. Так, в 1923/24 г. сумма ассигнований, отпущенных из общесоюзных средств на ирригацию в Туркестане, достигла почти 6,5 млн.руб. Получая крупные для того времени дотации из общесоюзного бюджета, ирригационное строительство на территории ТАССР использовало также и другие источники финансирования. В распоряжение Туркводхоза из них поступило в 1923/24 г. средств на сумму около 2,6 млн.руб.119 Что касается поступлений за счет водного налога, то согласно постановлению ЦИКа и СНК ТАССР от 30 июля 1924 г. он как самостоятельный был отменен и предусматривался только в качестве надбавки к единому сельскохозяйственному налогу, который в основном направлялся на удовлетворение местных нужд.

Завершение восстановления ирригации произошло уже после национально-государственного размежевание республик Средней Азии и совпало по времени с началом первой советской пятилетки.

На территории Закавказья к началу восстановительного .периода орошаемая площадь в результате недолгого правления буржуазных националистов значительно уменьшилась и составляла в 1921 г. только 67,6 % имевшейся до первой мировой войны. Особенно пострадало водное хозяйство Армении, где поливная площадь сократилась более чем в 2,5 раза120.

Восстановление 'ирригации в советских республиках Закавказья имело свои специфические черты, определявшиеся как местными социально-экономическими и природными условиями, так и в организационном отношении тем, что с 1922 г. Азербайджан, Грузия и Армения развивались в составе единой Закавказской Федерации (ЗСФСР). Уже в 1921-1922 гг. в республиках Закавказья были начаты работы по восстановлению различных ирригационных сооружений. В то время в Азербайджанской ССР орошалась левая половина Северной Мугани, а Голицынский канал, сильно заиленный, был очищен на протяжении 128 км. Кроме того, начались работы по приведению в порядок правой половины Северной Мугани. В Средней Мугани орошалась полоса шириною 10-16 км, прилегавшая к реке Араке. По Нижне-Воронцовскому каналу орошение производилось частично у Аракса и в нижней его части. Остальная часть Мугани не орошалась.

1

— Черкесская (Адыгейская) АО 2

— Аджарская АССР 3

— Юго-Осетинская АО 4

— Нахичеванский край (обл.)

Советские республики Закавказья. 1922 г.

В первой половине 20-х годов в Азербайджане, помимо восстановления инженерных и неинженерных оросительных систем, которые с каждым годом увеличивали площадь орошаемых земель, велось и строительство новых крупных ирригационных сооружений. Тогда же спешно приступили к осуществлению многочисленных работ с целью развития орошения и на территории Грузии: 7,5 тыс.га в районе реки Цхенис-Цхали; 6 тыс.га в районе Верхней Куры; 2,2 тыс.га в районе реки Ханис-Цхали; 30,5 тыс.га в районе реки Рио ни; 5,5 тыс.га в районе реки Квирилы и 3,3 тыс.га в районе реки Арагви. Одновременно проводились работы по изысканиям и трассировке для орошения почти 10 тыс.га в районе Верхней Куры и 33 тыс.га в междуречье Иоры и Куры. Были начаты и частично закончены работы по укреплению берегов и борьбе с наводнениями на Цхенис-Цхали. Однако эти ирригационные работы велись в значительной мере без определенного плана и достаточно обоснованной очередности их выполнения35.

В Армении с 1922 г. одновременно с восстановительными работами было начато строительство ряда новых ирригационных систем: Ши- ракского, Малого Сардарабадского, Эчмиадзинского, Каргеванского и Эвджилярского каналов, которые предназначались для орошения площади около 33 тыс.га, а также Айгер-Личской электронасосной станции, создаваемой в целях орошения 6 тыс.га земель Эчмиадзинского района. К началу первой пятилетки это строительство обеспечило рост ирригационно подготовленной площади на 8,6 тыс.га. Кроме крупных ирригационных работ, в восстановительный период 1921—1925 гг. здесь осуществлялись и более мелкие работы с целью увеличения орошаемых площадей, которые в основном заключались в создании новых небольших оросительных каналов и канав, в переустройстве и реконструкции оросительных систем для увеличения их пропускной способности, в устройстве гидротехнических сооружений, необходимых для правильного регулирования водопользования, а также в устройстве водокачек и т.д.121

Следует отметить, что подлежавшие орошению земли Азербайджана (Муганская, Мильская, Сальянская, Ширванская степи) и Армении (Сардарабадская степь) предназначались почти исключительно под выращивание хлопчатника. В связи с необходимостью быстрейшего восстановления в стране хлопководства постановлением СТО СССР от 3 сентября 1924 г. было намечено проведение целого ряда мероприятий по ирригации. Этим постановлением на наркомземы хлопководческих республик возлагалось восстановление ирригации с улучшением оросительных систем и урегулированием водопользования122 В 1925* г. общая посевная площадь, занятая в Закавказье под хлопчатник, составила около 128 тыс.га, т.е. 84 % довоенной123.

Рассматривая новое ирригационное строительство, осуществлявшееся в республиках Закавказья в восстановительный период, к серьезным недостаткам развития этого строительства следует отнести его низкие темпы, что растягивало сроки выполнения работ, а также то, что работы нередко начинались до получения утвержденных проектов. Так, в Грузии строительство объектов Совмашвели, Тирипони и в Алазанской долине было начато соответственно в 1922 г., 1924 г. и 1925 г., а проекты по этим объектам были утверждены только в 1929 г.124

Тогда требовали урегулирования многие вопросы существовавшего в Закавказской Федерации водопользования и его развития на рациональных началах. Поэтому Госплан Азербайджанской ССР 14 марта 1925 г. постановил признать необходимым определение общих принципов водного закона для всего Закавказья, чтобы разработать в дальнейшем на их основе республиканские водные кодексы125.

Расходы на ирригационное строительство в период восстановления народного хозяйства по всем республикам Закавказья составили около 28,9 млн.руб. К концу восстановительного периода стоимость мелиоративных, главным образом ирригационных, работ превышала здесь в среднем 90 руб. на 1 га орошаемой площади, колеблясь от 71 руб. в Азербайджане до 165 руб. в Армении126. Восстайовление ирригации в Закавказье в целом завершилось к началу 1927 г., когда орошаемая площадь, составляя 763,5 тыс. га, практически достигла довоенного уровня127.

Во взаимодействии с мелиорацией одним из важных средств социалистического преобразования землепользования в зонах орошаемого земледелия явилось новое землеустройство, непосредственно связанное с ликвидацией пережитков феодальной и капиталистической организации территории128

Успешному восстановлению ирригации в республиках Средней Азии и Закавказья принадлежит весьма заметная роль в обеспечении быстрого развития советской экономики, а также в формировании и упрочении в нашей стране социалистической системы хозяйственного природопользования.

<< | >>
Источник: Жамин В.А. (ред.). Истоки: Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли / Вып. 2 - М.: Экономика. — 335 с.. 1990

Еще по теме ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ИРРИГАЦИИ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ:

  1. Тема 57 Октябрьская революция и политика большевиков в первые годы советской власти
  2. 14.3. Советское общество в годы войны и мира. Кризис и крах советской системы (40-80-е годы) Общая характеристика
  3. В. Н. Данилов Власть и формирование исторического сознания советского общества в первые послереволюционные десятилетия
  4. Б. Ц. Урланис ДИНАМИКА УРОВНЯ РОЖДАЕМОСТИ В СССР ЗА ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  5. Р. М. Дмитриева, Е. М. Андреев СНИЖЕНИЕ СМЕРТНОСТИ В СССР ЗА ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  6. 3.3. Этапы конституционного развития советской России. Конституции России 1918,1925,1937,1978 гг.: общее и особенное
  7. НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯУЧАЩЕГОСЯ-ПИАНИСТА(ПЕРВЫЕ ГОДЫ ОБУЧЕНИЯ)
  8. Первые советские исследователи Земли Франца-Иосифа
  9. § 2. Либерализация советской системы: первые шаги
  10. Первые российские исследования стратификации советского общества
  11. Фрагмент воспоминаний Н.И.Махно об отношении органов Советской власти к анархо-партизанским отрядам, отступавшим весной-летом 1918 г. с Украины в Советскую Россию
  12. 1. Первые попытки либерализации советского общества: хрущевское десятилетие (1955—1964 гг.)