К ВОПРОСУ О БОЛГАРСКИХ ИСТОЧНИКАХ РУССКОГО ХРОНОГРАФА А. А. Ту рилов


Интерес, возникший в историко-филологической литературе последних лет к Русскому хронографу, возродил к новой жизни проблему его южнославянских источников. Это обстоятельство, безусловно, объясняется тем, что в работах Б.
М. Клосса [47] и О. В. Творо- гова [48], являющих собой новый этап в изучении этого всемирно- исторического свода, вопросу о южнославянских сочинениях уделен минимум внимания, исследование их осталось практически на уровне 60-х годов XIX в., почти в том виде, как это сформулировал в своем труде А. Н. Попов [49]. В последнее время в свет вышли статьи JL В. Гориной[50], Е. П. Наумова [51] и автора данной работы [52], посвященные отдельным аспектам этой проблемы. Автор первой статьи убедительно связала включение в Хронограф обширной выборки из болгарского жития Иллариона Мегленского с реакцией определенных кругов русского общества на ересь «жидовствующих», на новом материале подтвердив датировку Хронографа [53], предложенную Клоссом и Твороговым. Наумов исследовал сложнейший вопрос об использовании составителем Хронографа известий сербских летописей, расширив тем самым круг южнославянских сочинений, бытовавших на Руси. В нашей работе среди прочего рассматривается вопрос об одном из важнейших сербских источников Хронографа — Житии деспота Стефана Лазаревича, его редакциях, известных на Руси, устанавливается источник некоторых не идентифицированных исследователями фрагментов свода [54] — пространная редакция Жития.
Предлагаемая статья посвящена двум забытым (в исследованиях последних лет о Хронографе они даже не упоминаются) [55] болгарским
источникам свода — житиям Иоанна Рыльского и Параскевы- Петки. Еще Попов установил, что основным источником по истории Балкан (не только собственно Сербии, но и Болгарии и Византии) конца XII—первой трети XV в. для составителя Хронографа служили сербские жития [56]. Роль болгарских была гораздо более скромной [57]: за исключением Жития Иллариона Мегленского, использованного прежде всего как антиеретическое сочинение, известия из них вошли лишь в состав двух статей Хронографа [58]. Тем не менее изучение этого вопроса имеет немаловажное значение как для уточнения круга источников Хронографа, так и для определения южнославянского репертуара русской книжности XV—XVI вв.
Обратимся прежде к статье «Царство Асана Ивана, царя Болгарь- скаго», поскольку первый из отрывков представляет собой лишь одну фразу. Заключительная часть статьи со слов «... и поиде подо иныа грады. . .» восходит к известиям из Жития Саввы Сербского [59]. Предшествующий этим словам текст повествует о возрождении болгарской дер кавыио перенесении в Тырнов мощей Иоанна Рыльского и Параск евы-Петки. Заметим, что составитель Хронографа, возможно по причине бедности источников, обнаруживает плохое знание болгарской истории, помещая царя Иоанна Асеня I (1186— 1196) «по Бэриле. . . цари», т. е. после времени царей Калояна (1197— 1207) и Борила (1207—1218), о которых говорилось выше, в статье «О Болгарском царствии», основанной на житии Саввы Сербского [60]; перенесение же мощей приурочено ко времени правления Иоанна Абеня II (1218—1241), тогда как в действительности мощи Иоанна Рыльского были перенесены в 1195 г. при Иоанне Асене I.
Автор первого фундаментального труда, посвященного Хроногра- графу, Попов, предполагал, что источниками этого фрагмента послужили жития Иоанна Рыльского и Параскевы-Петки, написанные в XIV в. тырновским патриархом Евфпмием [61]. Попов придерживался точки зрения о южнославянском происхождении Хронографа, и в данном вопросе у него не было никаких сомнений, но в настоящее время, когда давно установлено, что Хронограф возник на Руси, с этим выводом нельзя согласиться полностью. Дело в том, что русские списки Евфимиева Жития Иоанна Рыльского неизвестны[62],
а достаточно широко распространенное в русской рукописной традиции переводное пространное житие, написанное Георгией Ски- лицей[63], не содержит необходимых сведений, так как возникло до описываемых событий [64].
Таким образом, единственным источником начальной части статьи «Царство Асана Ивана, царя Болгарьскаго» может быть признано краткое, так называемое «первое проложное» Житие Иоанна Рыль- ского [65] (использованное и при создании Евфимиевской редакции памятника), пришедшее на Русь в составе Стишного пролога в конце XIV в. (очевидно, при митрополите Киприане)[66] и известное в русских списках по крайней мере со второй четверти XV в.[67] Сопоставим тексты проложного жития и хронографической статьи (см.
с. 23).
Как видим, пересказ выполнен составителем Хронографа довольно близко к тексту жития. Упоминание в нем Борила восходит к статье «О Болгарском царствии»[68], источником которой послужило Житие Саввы Сербского, определение Иоанна Асеня II как сына «старого Асана» содержится в Житии Параскевы—Петки. Не вполне ясно лишь происхождение отрывка (не отмеченного исследователями)[69] со слов «. . .в нем же обычай. . .» до «. . .той бяше град. . . .»; очевидно, здесь мы имеем дело с творчеством самого составителя Хронографа, человека достаточно осведомленного в истории церковных

«Память преподобного отца нашего Иоанна Рьгаьскаго»

«Царство Асана Ивана, царя Болгарьскаго»

«. . „ Внегда благоволи бог воздвигнуты падшуюся скинию — обновити Болгарскую власть, обетшавшую Греческим насилием. . . при христолюбивом царе Асане, ему же имя. . . Иван, и той убо в начале царствия своего падшаяся грады Болгарския обнови и подтверди, и хождаше, покаряа страны и приемля грады. И дошед же до Средьца, того покорив. . . повеле взяти всеславную раку и со многою честию понести. . . до царьскаго града Тернова. . .»[70]

«По Бориле убо цари убысть в Бол- гарех царь старый Иван Асан, и по нем сын его Иван Асан бысть царем в Болгарех и в начале царства своего понови грады Болгарские обетшавшая насилием Греческим, и многи грады Греческиа покори себе. Покори же и Сардикию град, еже есть Середец, в нем же обычай имяху искони на собор збиратися восточнии и западнии епископи, си- речь Греческиа и Римскиа, яко среди обоих земель бяше той град. Взят же царь Асан в нем мощи Иоанна Рыльскаго и пренесе в свои настольный град, в Тернов. . .»[71]


соборов [72]. К проложному житию восходит и фраза в 174-й главе: «При сем царе Константине бысть Иоанн Рыльский и при болгарском царе Петре»[73]. Это почти дословное повторение начала жития: «Святый Иоанн бяше в царство. . . Петра царя Болгарскаго, а Гре- ческаго Константина Диогена. . .» [74]. Таким образом, происхождение известий Хронографа о Иоанне Рыльском и начале Второго Болгарского царства можно считать выясненным.
Сложнее обстоит дело с источником сведений о перенесении мощей Параскевы-Петки. В отличие от Жития Иоанна Рыльского, Евфими- евская редакция которого в русской книжности известна не была, Житие Параскевы-Петки представлено русскими списками как Евфи- миевской (в сербской обработке второй четверти XV в.[75]), так и про- ложной [76] редакции. Незначительность использованного в Хронографе редакции 1512 г. отрывка не позволяет определеннее говорить о его происхождении: он в равной мере может восходить к каждому из названных памятников [77]. В пользу проложной редакции может

свидетельствовать использование проложного же Жития Иоанна Рыльского, а также тот факт, что составитель Хронографа, обладая лишь скудными сведениями по болгарской истории, не использовал данных о турецком нашествии на Болгарию в конце XIV в., содержащихся в «Повести о перенесении мощей Параскевы», написанной Григорием Цамблаком и включенной во все русские списки Евфимиевекой редакции жития (хотя в библиотеке Иосифо-Волоколамского монастыря, где был создан Хронограф, имелся список Евфимиевекой редакции жития, переписанный, очевидно, в той же обители на рубеже XV—XVI вв.[78]).
В Хронографе Западнорусской редакции имеется чтение, отсутствующее в проложиом житии: «. . .к сим же и Святую Гору и Солунь и Македонию и ины многи. . .», восходящее, несомненно, к Евфимиев- ской редакции [79]. Этот отрывок свидетельствует в пользу пространной редакции, но, учитывая вывод Творогова о том, что составитель Хронографа Западнорусской редакции повторно обращался к источникам свода[80], можно предположить поочередное использование обеих редакций жития: проложной при создании Хронографа редакции 1512 г. и (дополнительно) Евфимиевекой для Хронографа Западнорусской редакции.
Таким образом, исследование текста Хронографа с учетом данных
о              бытовании южнославянских житий в русской книжности позволяет сделать вывод, что болгарские источники, которыми располагал составитель свода, были еще более скудными, чем предполагал Попов, сводясь в значительной мере к известиям проложных житий.

<< | >>
Источник: БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ РЫБАКОВ. ЛЕТОПИСИ и хроники. 1984

Еще по теме К ВОПРОСУ О БОЛГАРСКИХ ИСТОЧНИКАХ РУССКОГО ХРОНОГРАФА А. А. Ту рилов:

  1. Русско-болгарский конфликт.
  2. §5 Источники русского гражданского права
  3. Источники русской истории
  4. § 3. Россия и освободительная борьба молдавского народа во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Молдавский вопрос на русско-турецких переговорах
  5. § 5. Русские литературные источники по истории греческо
  6. «РУССКИЙ ВОПРОС»
  7. ЗАДАЧИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗДАНИЯ ХРОНИК И ХРОНОГРАФОВ О. В. Творогов
  8. Русский вопрос и проблемы противоречий
  9. РУССКИЕ ВОПРОСЫ 1
  10. Болгарское царство.
  11. ПЕРВОЕ БОЛГАРСКОЕ ЦАРСТВО
  12. Болгарские военно-политические цели в начальный период войны
  13. Болгарское общество па рубеже веков. Политическая система
  14. ОБ ОДНОЙ КОНЪЕКТУРЕ К «ХРОНОГРАФИИ» ФЕОФАНА И. С. Чичуров
  15.                                       К вопросу о летописных легендах                           и происхождении Русского государственного  быта1
  16. ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА*
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -