<<
>>

ОБ ОДНОЙ КОНЪЕКТУРЕ К «ХРОНОГРАФИИ» ФЕОФАНА И. С. Чичуров

Рассказ хрониста Феофана (ок. 752—819) о распаде Великой Болгарии, к которому мы уже однажды обращались31, своей сложностью и запутанностью неоднократно привлекал к себе внимание исследователей. Споры вызывали толкование терминов (TCOCXTOV), названий (’'OyXoc, етсш yeveoc t), вопрос о достоверности сообщаемого (легенда о пяти сыновьях Куврата), о характере взаимоотношений славянских племен и протоболгар.
В этих спорах не раз высказывались сомнения в сохранности авторского текста «Хронографии», сомнения, приводившие византинистов к мысли о необходимости исправления (эмендации) текста памятника. Одна из конъектур к «Хронографии» была предложена в 1927 г. болгарским историком В. Бешевлиевым32. Речь идет о том месте сочинения Феофана, где описывается Огл (славянское Угол; Буд- жак) — местность, занятая ордой Аспаруха в низовьях Дуная. Приведем текст оригинала: srceiTa tootoov о ‘срстод, ’Аатсароо^ Хеу6р,еуос, tov Aavocrcpiv xocl AavaaTpiv rcspaaac xai tov "O-f^ov хатаХофшу (Зореютероид too AotvoujBioo тсотар.ооAotvoo(3i'oo тсота[хоо, но в таком случае остается неясным, куда следует отнести оборот. Если понять его как родительный независимый (с пропущенным ovto;), то это противоречило бы реальному положению Огла: Огл был севернее Дуная, а не наоборот. Вместе с тем оод («которых») также не у места в предложении: местоимение нельзя ни с чем согласовать. Итак, имеющиеся разночтения рукописной традиции оригинала не свидетельствуют в пользу предположения Бешевлиева о перестановке, они легко объяснимы как палеографические ошибки: (Зоркшероо—i вм. si — итацизм, со вм. о — неразличение долготы и краткости, наконец, потеря конечной сигмы в (Иоркотерои; тсатар-ои оод вм. tcotocjjlooq — повторением одного и того же дифтонга оо. Чтение tootwv («этих») списка g (Paris. Reg. 1711) опять-таки не говорит о перестановке. Проверим текст «Хронографии» рукописной традицией перевода Анастасия, который передает смысл оригинала так: deinde horum tertius, Asparuch dictus, Danaprin et Danastrin transiens et Onglon adiens, boreos interiores Danubio fluvios, inter hunc et illos habitavit tutum et dificelem ad expugnandum locum hinc inde conspiciens 39. Из перевода видно (в рукописной традиции разночтений нет), что у Анастасия такой же порядок слов, как и в оригинале. Поэтому предположение о том, что греческие и латинские списки сохранили авторский порядок слов, достаточно вероятно. Заметим попутно, переводчик сохраняет противопоставление оригинала: Аспарух перешел Днепр и Днестр (тсеросаос; — transiens) и дошел до Огла (xaxaAocJ3(ov •— adiens)40. Наряду с этим и местоимения в латинском переводе довольно определенно указывают на слова, к которым они относятся: «inter hunc et illos» («между этим и теми») — «hunc» может относиться к ближайшему существительному в единственном числе (Danubio), a «illos» — к более отдаленным Днепр, Днестр и, не обязательно, Огл. Подчеркнем, что для нас в латинском переводе важно место- имение «hunc», связанное с «Danubio», но никак не с «Onglon», отстоящим слишком далеко от местоимения.
В результате, ни рукописная традиция латинского перевода, ни рукописная традиция «Хронографии» не дают нам опоры для конъектуры Бе- шев лиева. Таким образом, текст «Хронографии» в этом месте дошел до нас в виде, очень близком к автографу, и вопрос приходится ставить иначе, чем его ставил Бешевлиев: не эмендация текста и конъектура (из-за порчи рукописной традиции), а возможность ошибки самого автора. В том, что вопрос надо ставить так, а не иначе, нас убеждает и другое обстоятельство: Огл у Феофана всюду употребляется с артиклем мужского рода (TOV "Oyhov, etc TOV "OyXov, npdg тф "OyX(p), т. e. речь идет о реке, а не о какой-то местности (ср., напр., т] Фаак;— город Фасис и 6 Фаа1с;— река Фасис у Феофана41). Этому предположению не противоречит фраза ei? TOV ’'OyAov eaxirjvwaev («поселился у Огла»), так как поселиться можно и у реки (ср. латинский перевод apud Onglon 32). Более того, несколько ниже, говоря об экспедиции Константина IV (668—685) против Аспаруха, Феофан пишет, что император отправил 8ia [Jisv т% тсро? тф "OyXw xocXoopivcp ха! AavouJ3i'(p т)тсефои та TtsCixd («по суше, прилегающей к Оглу и Дунаю, пешее войско»)42. Под Оглом, к которому прилегает материк, суша, хронист мог скорее всего подразумевать реку, но не местность. Иное дело у Никифора: Огл употребляется в «Бревиарии» без артикля 43, в то время как названия рек (Куфис, Танаис, Истр, Днепр, Днестр) употребляются, как и должно быть, с артиклем мужского рода 44. Все это наводит на мысль о том, что Феофан, в отличие от Никифора, видел в Огле реку, а не местность, и именно поэтому перенес упоминание о нем ближе к рекам Днепру и Днестру (ср. русский перевод В. И. Оболенского и Ф. А. Терновского, где Огл становится рекой Ольгой 45). Так Огл стал у хрониста рекой севернее Дуная. Но если говорить о переносе Феофаном Огла, то, видимо, придется допустить существование иного, нежели в «Хронографии», порядка слов в использованном компилятором источнике. И вот здесь следует еще раз обратиться к сравнению с «Бревиарием». Никифор пишет о поселении Аспаруха в низовьях Дуная: tootwv о Xoinog zpl'coQ aBsXcpo; ovop,a ’Aarcapoo^ tov Aavarcpiv xa! tov AavaaTpiv тсотар-ov тсеракйгЬ'к; игр! tov "Iarpov olxiCsTai totov ттрод oixtjoiv S7UTT]8ei.ov, ’'OyXov XTfj acpcov xaXoojxsvov foovTrj, xaxaXa{3op,svoc, Sua^sp-yj TS xai dvdXooxov TcoXsfjioi? orcap^ovxa («наконец, третий из них, по имени Аспарух, переправившись через реки Днепр и Днестр, поселился у Истра, дойдя до места, удобного для жилья, называемого на их (болгар. — И. Ч.) языке Огл, неприступного и недоступного для врагов» 46). Огл у Никифора идет за описанием самого места, и именно места, а не реки. Пассаж Никифора не вызывает сомнений при переводе; напротив, у Феофана много неясного и в этой фразе, и в рассказе о протоболгарах вообще 47. И все же, если попытаться исправить текст хрониста (не ошибки писцов), то где тогда надо поставить слова xai tov "OyXov xaxaXaj3a>v Феофана? Здесь, нам кажется, надо ориентироваться на порядок слов «Бревиария», где фраза ’'OyXov. . . xaxaXa(36|j,evo? стоит после слов тсер1 xov "Iaxpov outCexai, xorcov rcpoQ oixtjxiv stux- TjBeiov («поселился в месте, удобном для поселения у Истра») и перед словами Sua^epij xs xai avaXcoxov tcoXsjjuois orcap^ovxa («недоступное и неприступное для врага»). Соответственно у Феофана эта фраза стояла бы после слов fxsxalo хобхои xaxetvoov a)X7]aev («поселился между последним и первыми») и перед словами da- сраX?) xai Suapta^Tjxov elvai xov xorcov («укрепленное и неприступное место»), а весь пассаж выглядел бы так: sratxa xooxoov б хрс'хо?, ’Aarcapoo^ Xeyofxevoc;, xov AavaTcpiv xai Aavaaxpiv терааа? jBopsioxepoUQ too Aavoo{3too Tcoxa[J,ooi; |лета|о хобхои xaxetvoov opxTjaev, xai xov "OyXov xaxa- Xa[3(ov, азсраХт) xai Suajid^Tjxov eivai x6v xotcov axo^aadjjievos si sxaoxou [ispoug («затем третий из них, называемый Аспарух, переправившись через Днепр и Днестр, реки севернее Дуная, поселился между последним и первыми, дойдя до Огла, рассудив, что место это укреплено и неприступно со всех сторон»). Но повторим еще раз: это было бы, на наш взгляд, поправкой к авторскому тексту «Хронографии» и, следовательно, не могло бы быть внесено в критический текст «Хронографии». Итак, подведем итоги. Предложенная Бешевлиевым конъектура не может быть принята в силу того, что она усложняет текст, с одной стороны, а с другой — так как ее необходимость не подтверждается рукописной традицией как греческого оригинала, так и латинского перевода. Кроме того, употребление Огла с артиклем мужского рода наводит на мысль об ошибке самого хрониста, принявшего Огл за реку и поставившего его в один ряд с Днепром и Днестром. В таком случае не может быть речи о конъектуре в собственном смысле слова. Наконец, сопоставление с «Бревиа- рием» показывает, куда можно было бы перенести Огл Феофана, если бы возникла необходимость поправки к авторскому тексту, и где он, видимо, находился в источнике «Хронографии» и «Бревиария».
<< | >>
Источник: М. Н. Тихомиров. ЛЕТОПИСИ и хроники. 1976

Еще по теме ОБ ОДНОЙ КОНЪЕКТУРЕ К «ХРОНОГРАФИИ» ФЕОФАНА И. С. Чичуров:

  1. ФЕОФАН НИКЕЙСКИЙ. МЕЖДУ ПАЛАМИЗМОМ И АНТИПАААМИЗМОМ; ВЛИЯНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО
  2. ЗАДАЧИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗДАНИЯ ХРОНИК И ХРОНОГРАФОВ О. В. Творогов
  3. ФЕОФАНА, МИТРОПОЛИТА НИКЕЙСКОГО, ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ
  4. К ВОПРОСУ О БОЛГАРСКИХ ИСТОЧНИКАХ РУССКОГО ХРОНОГРАФА А. А. Ту рилов
  5. ОБ ОДНОМ ХРОНОГРАФЕ ИЗ СОБРАНИЯ А. И. МУСИНА-ПУШКИНА В.              II. Козлов
  6.                                                                         III                                          Иорнанд. Манасия. Легенда Феофана                                             и Никифора о разделении Болгар                                                           и их расселении
  7. Хронография
  8. Хронография
  9. Хронография
  10. 2.1 Хронография
  11. Хронография
  12. ХРОНОГРАФ
  13. Из «Хронографии» Матфея Эдесского
  14. Из «Хронографии» Матфея Эдесского
  15. Из «Хронографии» Матфея Эдесского
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -