Бахья-Мотель. Сан-Диего, Калифорния. 24 января 1968 года.

24 января 1968 года, в среду, в половину десятого утра позвонил кэптен Хилл. Он сказал, что если в нем имеется какая-либо нужда, то следует его информировать, но иметь в виду, что и нынешнее утро тоже расписано для гольфа...
Только перед самым возврашением мдльчиков из школы на пороге наконец появился бравый кэптен, первый официальный представитель американского флота в униформе, которого увидела семья захваченного командира корабля, — спустя полтора суток. Междутемтелефон продолжали обрывать представители крупнейших служб новостей и множество фрилансеров, причем «вольные стрелки» отличались особенно яростным натиском и беспардонностью. Журнал «Лайф- в первую очередь интересовали семейные фото и возможность сфотографировать Розу. Пришлось отказать, она была еше не готова. В 17.00, когда кэптена Хилла снова сдуло ветром на какую-то вечеринку (светский человек, что поделаешь), раздался звонок коммандера Керчеу из офиса руководителя Военно-морской информации (CHINFO). После нескольких минут разговора с ним Роза пожала плечами и протянула трубку Хэмпфиллу: - Поговори, пожалуйста, я не понимаю, чего он хочет. Офицер пресс-службы ВМС США Керчеу объяснил, что хотя и существует общее правило, когда женам американских военнопленных или заложников не рекомендуется встречаться с журналистами, в данном случае интервью Розы желательно, если она, разумеется, в состоянии его дать. Таково мнение его шефа адмирала Миллера. Хэмп- филл ответил, что Роза дать интервью сможет, но луше, если это будет индивидуальная встреча. Коммандер Керчеу настаивал на широте охвата прессы, открытость и искренность будут на пользу захваченному экипажу. Вскоре вернулся кэптен Хилл, раздосадованный отмененной вечеринкой и толпой репортеров, через которую ему пришлось пробиваться. Роза нервничала все больше и больше. - Вон там, - показала она на дверь, - не прышик, который рассосется сам собой. С людьми прессы придется объясниться рано или поздно. Но что мне им сказать? Я сама вторые сутки чувствую себя заложницей. Кажется, в подобных случаях флот обязан уведомить родственников о том, что случилось. Хилл пробормотал, что специальное уведомление Бюро военно-морского персонала, так называемое «сообщение САСО». видимо, еше не ус пели подготовить кадровики в Ващингтоне и что Роза должна получить его первой. - Меня волнует не очередность, а правда, - с неожиданной твердостью отрезала жена командира. Хэмнфилл подумал, что он, в сущности, знает Розу совсем мало - в решительные моменты в ее характере давали себя знать испанские корни. Телевизор в номере не выключали. На всех каналах «Пуэбло* был темой NQ 1. ТВ и радио набрасывались на каждого, кто хоть что-то знал о Бучере. Разыскали даже его старых школьных подружек. Как всегда в подобных случаях, понеслось множество вранья и небылии, которые, как выразилась Роза, «извлечены из мусорной корзины флота». Снова позвонил Керчеу. Его вопрос был облечен в форму претензии, но по голосу чувствовалось, что в действительности коммандер оченьдоволен: — Почему же вы не сказали, что Роза пообещала эксклюзивное интервью журналу «Тайм»? Бюро информаиии ВМС работало с завидной оперативностью. С момента, когда лидер американского журнального рынка вырвал согласие у вконеи расстроенной женщины, не прошло и часа. — Вы уверены, что речь идет о Соуег Sto^? Это грандиозно. — Чувствовалось, что коммандер из вашингтонского офиса уже готов поставить жирный плюс в реестр своих служебных достижений. В самом деле, фото на обложку плюс гвоздевая статья в десять тысяч слов для журнала, который читает вся Америка! В коние кониов, Керчеу совладал с собственным ликованием и заключил, что «Тайм* наилучший способ донести до широкой публики тревогу за безопасность американских моряков. Все бы хорошо, но уперлось пятое колесо в телеге — кэптен Хилл! Он вдруг заявил, что нужный общественный резонанс способна создать только массовая пресс-конфе- рениия. Напрасно Хэмпфилл доказывал, что Роза уже дала несколько интервью местным Восьмому и Десятому телеканалам, причем в интервью чувствовала себя комфортно и уверенно. — Интервью «один на один» — это фаворитизм, — сказал Хилл с апломбом. — Роза неискушенный человек в общении со СМИ, — продолжал доказывать Хэмпфилл, — на пресс-конферен- иии во весь экран показывают только лиио интервьюируемого, а репортеры остаются за кадром, и это позволяет им без стеснения соревноваться за самый беспардонный вопрос. .. В персональном же интервью журналист стремится развивать доверительный контакт и потому не позволяет себе бестактностей. — Сразу видно, что вы не профессионал, - кэптен попробовал было изобразить зевок от скуки, но вовремя сообразил, что выйдет перебор. - Мир масс-медиа покоится на зависти и ревности, и эта Cover Story в «Таим подействует на остальных, как красная тряпка на быка, и еще выйдет Розе боком. Препирательства длились часа два, когда наконец из Лос-Анджелеса прибыл Дэвид Ли, шеф корреспондентского бюро «Тайм» на Тихоокеанском побережье. Хэмпфиллу не осталосьдругого, как отвести гостя в бар мотеля и объяснить, что еще не окончены споры с флотскими авторитетами о целесообразности журнальной публикации. Но если журналист проявит терпение, еще не потерян шанс убедить Розу дать эксклюзивное интервью.
После еще двух часов яростных дебатов (прерываемых только походами в бар, чтобы мистер Ли не чувствовал себя совсем забытым) Джин сказала: — С женской точки зрения, Роза жена подводника. Она привыкла к маленьким помещениям и небольшим компаниям. Ее нельзя выставить перед большим залом, заполненным людьми, выкрикивающими бестактности. Опираясь за этот аргумент, Хэмпфилл решил перехватить инициативу и сказал Розе: — Ты выслушала все доводы. Кэптен Хилл специалист по рекламе и общественным связям, но он не знает тебя досконально, как знаем мы. Тебе решать. — Я пойду с вами, — ответила Роза. Прибыл мистер Шумахер, капеллан Одиннадцатого военно-морского округа, и предложил свои услуги, следом приехала журналистка из «Сан-Диего Юнион ». Джин увела гостей в спальню, чтобы ввести в курс дела. Едва Роза решилась дать интервью журналу, снова позвонили из CHINFO. Очевидно, мистер Ли, утомленный ожиданием, сам ПОЗВОНИЛ в службу информации флата, хотя в Вашингтоне было уже за полночь, и надавил на дежурного офицера. Звонил все тот же коммандер Керчеу, по времени выходило — поднятый из постели: — Как я понял, вы там никак не найдете общего языка, и Роза не в состоянии дать интервью. Пригласите кэптена Хилла к телефону. — В этом нет необходимости, коммандер, — возразил Хэмпфилл. — Мы только что закончили длинную беседу, и миссис Бучер готова дать эксклюзивное интервью для журнала «Тайм». Но коммандер Керчеу спросонок не был настроен продолжать дискуссию: — Пригласите к телефону кэптена Хилла, — сказал он, резко выделяя каждое слово. Хилл, несмотря на то что разговаривал с офицером рангом ниже себя, то и дело повторял: «Да, сэр... конечно, сэр!» Но даже после разговора с Вашингтоном кэптен был настроен продолжать диспут. В результате лейтенант-коммандер не по уставу резко оборвал его, заявив, что жена коммандера Бучера приняла решение и говорить больше не о чем. Хэмпфилл вышел в бар, чтобы забрать мистера Л и и сообшить ему, что давление на столичные круги было излишним и вызвало некоторый ненужный конфликт. Впрочем, было уже слишком поздно. Ли, посмотрев на измученную миссис Бучер, перенес беседу на утро. Хэмп- филлы снова забрали Розу на ночь к себе, мальчики заночевали в семьях своих приятелей. В ту ночь побеспокоил только один поздний звонок — от жены старпома « П уэбло» Кэрол Мэрфи, которая жила в Японии. СОВЕРШЕННО . СРОЧНО. ТЕ Л ЕГ РАМ МА Вашингтон, 25 января 1968 года, 1627Z. Государственный департамент США - посольству США в СССР. Пожалуйста, как можно быстрее вручите Громыко данный текст послания Президента Джонсона Председателю Косыгину. «Дорогой г-н Председатель: Вы и я неоднократно обсуждали друг с другом обязанность великих держав прилагать максимум усилий для поддержания мира. На этом основании я обращаю персонально Ваше самое пристальное внимание на иррациональные действия северокорейских властей по захвату американского корабля « Пуэбло в международных водах Японского моря. Спланированная акция Северной Кореи не имеет прецедента и абсолютно неприемлема... Вы сами имеете подобные суда в различных частях мира, включая, по крайней мере, одно в Японском море в настоящее время, и не могли бы предпринять действий, подобных северокореЙским. Позвольте мне подчеркивать здесь практику, регулярно проводимую Соединенными Штатами. Например, советское судно «Баромсмр углубилось в воды США на 2, 8 мили у побережья Пуэрто-Рико 7 апреля 1965 года при маневрировании, чтобы не отстать от кораблей ВМС США. 23 октября 1965 года советское судно «Арбат заходило в наши территориальные воды вблизи Сан-Педро, штат Калифорния. 6 декабря ] 966 года советское судно «Теодолит* трижды в течение суток нарушало режим американских территориальных вод. В каждом из этих случаев Соединенные Штаты в соответствии с нормами международного права требовали от капитанов покинуть воды США, не пытаясь применять других законных мер. Я был разочарован, узнав, что г-н Кузнецов в беседе с послом Томпсоном назвал проблему не относяшейся к сфере советской ответственности. Это не отвечает истинным обязанностям двух наших правительств для снижения напряженности в отношениях и для предотвращения конфликта ... Я не знаю, о чем думает Северная Корея в этой ситуации. Но, вспоминая наши беседы в Глассборо, я убежден, что для сохранения мира во всем мире в наших общих интересах не увеличивать рост напряженности в этой части планеты. Я беру на себя смелость адресовать это откровенное письмо Вам в надежде, что Вы используете все имеющееся у Вас влияние на Пхеньян и окажете давление для немедленного освобождения американского корабля «Пуэбло», его офицеров и членов экипажа. Я надеюсь, что Вы найдете возможным отозваться на наше беспокойство. Искренне, Линдон Б. Джонсон». Раек Ремарка архивариуса Библиотеки Ливдона .Джонсона: Через несколько часов посол США в СССР Левлин Томсон доло^жил в Вашингтон о готовности министра ино- странныхдел СССР Громыко принять послание президента США и передал результаты зондирования обстановки в высших кремлевских кругах: «Советы В настоящий момент более склонны оказать посредническое содействие при условии, что Москву не обвинят в сговоре с Вашингтоном или выкручивании рук младшим братьям».
<< | >>
Источник: Вознесенский М.Б.. На грани мировой войны. Инцидент. 2007

Еще по теме Бахья-Мотель. Сан-Диего, Калифорния. 24 января 1968 года.:

  1. № 85 г. - 1 Августа. Отчет Начальника Осетинского Округа за время с 1-го Января 1863 по 1-е Января 1869 года[74].
  2. События 1968 года в Чехословакии.
  3. И.В. Тюленев, 13 октября 1941 года, 19 января 1942 года
  4. ИЗ РЕЧИ ПЕСТАЛОЦЦИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ИМ 12 ЯНВАРЯ 1818 ГОДА, В ДЕНЬ, КОГДА ЕМУ МИНУЛО 72 ГОДА, ПЕРЕД СОТРУДНИКАМИ И ВОСПИТАННИКАМИ ЕГО ИНСТИТУТА
  5. ИЗ РЕЧИ ПЕСТАЛОЦЦИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ ИМ 12 ЯНВАРЯ 1818 ГОДА, В ДЕНЬ, КОГДА ЕМУ МИНУЛО 72 ГОДА, ПЕРЕД СОТРУДНИКАМИ И ВОСПИТАННИКАМИ ЕГО ИНСТИТУТА (стр. 302)
  6. А.С. Яковлев, январь 1942 года.
  7. Г. К Жуков, 5 января 1942 года
  8. А. С. Яковлев, январь 1944 года
  9. Глава VIII Петербургские события царствования Александра II. — Сан-Стефанский мир и его влияние на настроения в обществе. — Злодеяние 1 марта 1881 года. — Сооружение Воскресенского собора на Екатерининском канале.
  10. Г. К. Жуков, I—10 января 1941 года
  11. HS. Кузнецов, январь 1946 года