<<
>>

Труды архиепископа Феодосия как источник о финансовой системе и публично­правовой деятельности Новгородской епархии середины XVI века

Различная информация, имеющая отношение к финансовой и судебной системе Новгородской епархии XVI в., содержится в послании Феодосия в Устюжну. В большем объеме эта информация присутствует в грамотах Георгиевской церкви в Юсковичах и Покровской церкви в селе Въюршине[990], которые относятся к числу тарханных грамот.

Употребление понятия «тарханная грамота» прослеживается на Руси с начала XVI в.[991] Под ним подразумевались такие жалованные грамоты, которые освобождали прежде всего от основных налогов и повинностей[992]. Грамоты написаны по единому формуляру. В первой часть обозначено название и местоположение церкви с уточнением владельца земли. Затем указывается характер церкви и количество земли (в обжах), которыми располагала церковь, так как это влияло на обложение пошлинами. Основная часть фиксирует, какие пошлины и в каком объеме должна уплатить церковь в казну Новгородского Софийского собора, а от каких сборов освобождается. Также в обеих грамотах зафиксированы правила приема церковным причтом десятинников и их людей.

Упомянутая в грамоте Покровская церковь находилась в поместье «детей боярских Ивана Михайловича Кокорева да братанича его Ивана Иванова сына Кокорева». Земля, на которой была расположена Георгиевская церковь, принадлежала великому князю и Росткину монастырю. Следует обратить внимание, что в этой грамоте архиепископ жалует «Саву Степанова сына да Микулу Иванова сына, и всех крестьян той Юсковской волостки». По-видимому, Савва и Микулка были специальными мирскими «посыльщиками». Таких специальных «посыльщиков» избирал сельский сход для отправки к правящему архиерею за грамотой[993].

В грамотах указаны «старые» и «новые» церкви. Данные термины нуждаются в уточнении. По мере роста населения приходов происходило разделение церквей на старые или становые, иначе - «большие», и на новые или выставочные. Часть прихожан становой церкви, переселяясь в новые места, основывала там самостоятельную общину и строила церковь - выставочную или выставку[994]. В жалованной грамоте Георгиевской церкви имеется следующее описание: «... церковь новую во имя святого страстотерпца Георгия, в приходе старые церкви Рождества Пречистые Богородицы»[995]. В грамоте Покровской церкви сказано: «... Поставлена церковь на- нове во имя Покров Святые Богородице, в приход старые церкве Святого Семена»[996].

Прежде чем приступить к анализу грамот, необходимо кратко охарактеризовать финансовое положение Новгородской епархии в XVI в. После падения Новгородской республики, несмотря на то, что в 1524 г. великий князь Василий Иванович, отдал архиепископу Макарию «всю казну старых архиепископов»[997], некогда богатая казна Новгорородской Софии резко обеднела[998]. О степени упадка можно косвенно судить по записям расходных книг Софийского дома за 1548 г. Если ранее архиепископ давал огромные ссуды в десятки тысяч рублей[999], то теперь сам вынужден был занимать деньги[1000].

Обнищание казны дошло до такой степени, что Феодосий не смог без займа встретить прибывшего в ноябре 1546 г. в Новгород и Псков великого князя[1001]. Как свидетельствуют расходные книги Софийского дома, к приезду великого князя займы, составлявшие всего 10 рублей, приходилось делать даже у стольника[1002].

Доходными статьями у Софийской кафедры оставались сборы с владычных вотчин и угодий и повинности с духовенства. Однако после покорения Новгорода великий князь дважды

отбирал у владыки и монастырей земли и угодья[1003]. В результатет к середине XVI в. у архиепископа в пятинах сохранились только 7,9% прежних земельных владений[1004], поэтому начинаются изменения в сборах в Софийскую казну с приходского духовенства. В рассматриваемый период число пошлин не было определено каким-либо уставом для всей Русской Церкви и зависело от местных архиереев, которые иногда вводили у себя и новые повинности[1005].

Уже первые новгородские архиепископы, назначенные после падения Новгородской республики, приступают к повышению существовавших сборов с духовенства, вводят новые подати. Так, архиепископ Сергий (1483-1484 гг.), как сказано в летописи, «многи новые пошлины введе»[1006]. Преемник Сергия - архиепископ Геннадий (1484- 1504 гг.), повысил сбор с вновь поставляемых священников: «Начат мзду имати у священников от ставленья наипаче перваго»[1007]. По-видимому, подобная ситуация была связана с попыткой приспособиться к новым финансовым рамкам, в которых теперь вынуждена была существовать епархия. В условиях сокращения доходов, потребности в деньгах, как следует из приведенных выше выписок из расходных книг, оставались высокими. Тем не менее, к новгородским архиереям начинают поступать челобитные причтов епархии о сокращении и уменьшении положенных даней и об освобождении от приезда владычных сборщиков. Проанализировав 88 жалованных (тарханных) грамот, выданных новгородскими архиепископами за 1543- 1592 гг. Е. М. Прилежаев установил, что почти все они вызваны челобитьями духовенства на тяжесть владычных налогов и постоянными просьбами уменьшить дань[1008].

Жалованные грамоты Георгиевской церкви и Покровской церкви и послание в Устюжну содержат информацию о церковных сборах при Феодосии. В литературе отмечался факт отсутствия достоверного поименного обозначение даней, которые были собираемы тогда с приходов Новгородской епархии в казну Софийского собора [1009]. Эти подати отличались разнообразием и данные о них весьма противоречивы[1010]. В этой связи представляют интерес указания на конкретные сборы с новгородского духовенства в грамотах Феодосия церквям. В грамотах указаны следующие сборы: подъезд, куница, казенная пошлина, десятина, корм, дар, подводы[1011].

Следует пояснить характер пошлин. Все пошлины разделялись на два рода: одни шли на самого архиерея, а другие на его десятинников и прочих подчиненных ему служебных чинов и людей[1012]. Сведения о размере церковных пошлин немногочисленные и неполные[1013].Сбор, известный под именем «подьезд» или пошлина «за подьезд», сохранился с времен, когда владыка получал суммы на посещение епархиальных церквей. Постепенно он стал сбором с приходского духовенства независимо от того, посещал ли владыка епархиальные церкви или нет. Название «за куницу», сохранилось, по-видимому, с тех пор, когда сам епископ, объезжая церкви, брал с духовенства дань шкурками куниц[1014]. Подъезд и куница собирались на владыку и обе эти пошлины с церквей были далеко неравномерны[1015]. По данным Е. М. Прилежаева, в XVI в. цифра подъезда не превышала одного рубля с четвертью (новгородскими деньгами) и редко была ниже двух гривен, лишь иногда понижаясь до шести денег, а величина куницы простиралась от семи денег до двух гривен[1016]. С учетом данных о новгородском денежном счете[1017], величина подъезда колебалась от 28 денег (редко 6) до 270 денег, а куницы- от 7 до 28 денег. В то же время в грамоте Феодосия Георгиевской церкви выплата подъезда старой церкви назначена 5 гривен или 70 денег, а выплата совокупная выставочной церковью подъезда, куницы и казенной пошлины 5 алтын или 30 денег[1018]. Как видно, в сравнении со средними пошлинами, назначенные выплаты выставочной церкви минимальны, а становой - также не высокие.

Грамоты наглядно демонстрируют зависимость налогообложения от характера церквей. По поводу обложения разными владычними пошлинами становых и выставочных церквей в литературе не существует единого мнения. Так, С. В. Юшков считал, что чаще всего церковная дань выплачивалась «выставкой» самостоятельно[1019]. По мнению Е. М. Прилежаева, были примеры, когда выставки платили пошлины непосредственно в Софийскую казну, но чаще сначала владычные пошлины были налагаемы на старые погостские церкви, а эти последние уже сами должны были получать определенную часть с причтов выставочных храмов[1020]. Становые причты, производя раскладку владычних пошлин по выставкам, не имели обыкновения входить в соглашение с выставками, от чего последним была «великая нужда»[1021].

Такой характер взаимоотношений церквей отражен в грамоте Георгиевской церкви. Выставочный причт жаловался архиепископу на попа и причт старой церкви, которые «емлють у них в подьезд и в десятину не по расчету прихода, слишком всегда, и с великим придором, и напрасными деи делы их клеплють, и десятинников на них насылають, и езде на них емлють», чиня «убытки великие»[1022]. В ответ на такую жалобу владыка определяет, что расчет должен вестись с выделенных новому приходу 22 обжи. Архиепископ указывает сумму, которую должна платить становая церковь: «А подъезду деи нашего на тое старую Остречинскую церковь положено пять гривен новгородская, да десятинником нашим за корм и за дар, и за все десятинничи пошлины пятнадцать алтын и две деньги»[1023]. Наряду с этим, выставочная церковь обязана отдавать становой «в десятинничь корм, и в дар, и во все десятинничи пошлины по пяти ж алтын на год, за все про все», и «в наш подъезд, и в благословенную куницу, и за казенные пошлины, уроком, по пяти алтын на год, за все про все»[1024]. Аналогично в грамоте Покровской указано, что сборы с новой церкви должны осуществляться исходя из того, «сколько к той к новой церкви приходу отошло от той от старые церкви»[1025]. Поп Покровской церкви с причтом должны помогать старой церкви в выплате подьезда, благословенной куницы и всех десятинничьих пошлин.

Как утверждает Е. М. Прилежаев, перечисленная в числе других казенная пошлина впервые упоминается именно в грамоте Г еоргиевской церкви. Эта пошлина стала утверждаться в системе сборов новгородских архиереев с последней четверти XVI в. и в период правления Феодосия не была общим налогом[1026].

В литературе указывалось, что «через жалованные грамоты осуществлялось местное управление , централизация суда»[1027]. Судебные дела епископских кафедр составляли один из разделов публично-правовой сферы деятельности Церкви[1028]. Суд архиепископа проходил в Новгороде в определенный срок, который указывался в жалованных грамотах самого архиепископа[1029].

Представителями низшего звена церковного управления были десятинники и недельщики[1030]. В число их основных обязанностей ко времени Стоглава входило право административного надзора за всей жизнью и деятельностью духовенства, а также сбор пошлины в пользу архиепископа[1031]. Архиерейские приставы - недельщики, были чиновниками по судным делам[1032]. При наличии жалобы на священно-церковнослужителей десятинники или недельщики призывали нарушителей на суд архиепископа. Недельщики предъявляли нарушителям приставную память, в которой указывались: сам иск, его цена, имя истца и ответчика. Если возникали сомнения в том, что обвиняемый явится на суд, то недельщик отдавал его на поруки, при этом поручитель обязывался заплатить штраф в случае отсутствия обвиняемого[1033]. В грамоте Покровской церкви сказано: «А кому будет до того попа до всего притча церковного дело, и мои недельщики и десятинники дают их на поруки, да срок им чинят перед меня архиепископа один в году по Крещенье Христове в той же день, а от поруки не емлють ничего, а кто возьмет не по тому по их сроку, и тот им срок не в срок, а безсудная не в безсудную»[1034]. Аналогичное распоряжение имеется и в грамоте Георгиевской церкви.

Наиболее подробно деятельность десятинников отражена в послании Феодосия в Устюжну, которое дает представление о тех разделах церковной жизни, которые ими контролировались. На это обращали внимание ряд исследователей[1035]. Н. Ф. Каптерев

характеризовал это послание как источник, дающий «самое ясное и отчетливое представление об обязанностях десятинников до Стоглавого собора»[1036]. По данным М. С. Черкасовой, это самое раннее упоминание устюженских десятинников[1037]. Послание написано в августе 1545 г. и представляет собой ответ на жалобу новгородских десятинников. Архиепископ пишет: «Здесе нам сказывали наши устюженские десятинники», что устюженские игумены и священники «о церкви Божии, и о церковном пении, и о построении, и о учреждении святых икон леность и небрежение» имеют[1038]. Далее архиепископ указывает на отступления от правил при венчаниях, надзор и сбор пошлин за которые был в ведении десятинников. В нарушение правил в Устюжне венчали «первобрачные свадбы и двоеженцов, и троеженцом». Архиепископ особо подчеркивает, что венчают «без десятильница знамени и докладу» и не платят с тех свадеб десятиннику пошлину. По церковным правилам, чтобы иметь право венчать брак, священник предварительно должен был сообщить об этом уполномоченному от Софийской казны лицу и получить письменное дозволение на венчание, которое называлось «знаменем венечным»[1039]. За «знамя» взыскивалась с брачующихся венечная пошлина, которая была одним из главных архиерейских доходов[1040]. Некоторые священники и игумены венчали вступающих в четвертый и пятый брак, а также венчали «в роду и в племени, в кумовстве и в сватовстве»; или, когда муж без всяких законных причин отпускал жену, то обоим дозволяли вступать в новый брак[1041]. Подобные нарушения десятинники должны были запрещать и «наказывать накрепко»[1042].

Еще один немаловажный аспект, имеющий отношение к десятинникам, затрагивается уже в грамотах Феодосия Г еоргиевской и Покровской церквям. Это вопрос о содержании и приеме десятинников. Десятинники имели кроме права сбора в свою пользу "кормов" и "дара", еще и право постоя ("стана") и получения проводников из местных церковных людей[1043]. Штаты десятинников доходили до 10 - 15 человек, и их содержание проходило зачастую «не по розчету прихода, слишком и с великим придором», чем наносило всему церковному причту великую нужду[1044]. В этой связи Феодосием подробно описаны правила приема десятинников. В грамоте Георгиевской церкви архиепископ пишет: «А лучится нашим заонежским десятинником и их людем, или заволоцким нашим десятинником стан проездом, и им туто ночевати одна ночь; а корм людцкой имати им у них по их силе, что ся у них лучить, а денег им у них за корм не имати; а конского корму имати им на десятеро коней полкоробьи овса да острамок сена, а опричь того силно им у них корму не имати, и другие им ночи у них не ночевати, и поедучи от них корму своего и конского в сани не положыти; а под нашу казну имати у них нашим заволотцким десятником одна подвода с проводником»[1045]. Следует разъяснить, что распоряжения даны по поводу заонежских и заволоцких десятинников. В гражданском управлении Новгородская земля делилась на пятины[1046]. В церковно-административном отношении Остречинский погост, где располагалась Георгиевская церковь, относился к погостам Заонежской десятины[1047].

«Заволотцкой землей» во времена Феодосия называли северо-восточную оконечность Новгородской епархии[1048].

Весьма интересным источником, имеющим отношение к финансовой системе Новгорода, является послание Феодосия к архиепископу Макарию, написанное в бытность его игуменом Хутынского монастыря. Данное послание посвящено вопросу отдания долга некоему «Поздякову Кирилову», с ходатайством о котором Феодосий обращается к архиепископу Макарию. Сумма долга, а также обстоятельства нужд, на которые он был взят, в тексте не упоминаются. Однако стоит заметить, что данное послание сохранилось исключительно в виде формулярного извода и вышеупомянутые сведения, возможно, входили в его полную версию. В источниках присутствую примеры одалживания Феодосием денег на нужды епархии[1049]. Можно предположить, что ситуация в период его игуменства была схожей. Поскольку по вопросу возврата долга Феодосий обращается к архиепископу, можно предположить, что эти деньги были взяты на какое-то значимое для епархии мероприятие.

Таким образом, труды архиепископа Феодосия, не давая полного представления о финансовой и судебной системе Новгородской епархии в середине XVI в., тем не менее, являются источниками о повседневной жизни епархии, служат иллюстрацией деятельности десятильников в период перед Стоглавым собором. Существенным является также и тот факт, что перечисленная в числе других казенная пошлина впервые упоминается именно в грамоте архиепископа Феодосия Георгиевской церкви, а в послании в Устюжну - самое раннее сообщение об устюженских десятинниках.

5.3.

<< | >>
Источник: СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Труды архиепископа Феодосия как источник о финансовой системе и публично­правовой деятельности Новгородской епархии середины XVI века:

  1. СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ., 2015
  2. НОВГОРОДСКИЙ ВЛАДЫЧНЫЙ АППАРАТ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ НОВГОРОДСКИХ ЗЕМЕЛЬ
  3. РОЛЬ СВЯТИТЕЛЬСКОЙ КАФЕДЫ В КРИЗИСЕ НОВГОРОДСКО-МОСКОВСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ (деятельность церкви в обосновании идеологических концепций новгородского боярства)
  4. Система, правовой статус органов финансового контроля нашего государства
  5. 16.3. Новые подходы к финансированию природоохранной деятельности. Проблемы и перспективы развития финансовой системы в сфере природопользования
  6. Поиск «середины» как альтернатива расколу между культурой и обществом в науке о России (XX-XXI века)
  7. 1.2 Бизнес-план, как метод осуществления финансово-экономической деятельности предприятия
  8. Е.Ю. Ванина ПРОШЛОЕ ВО ИМЯ БУДУЩЕГО. ИНДИЙСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ И ИСТОРИЯ (середина XIX - середина XX века)
  9. Поиск «середины» как альтернатива расколу между культурой и обществом в российской философско- социологической мысли (XIX — начало XX века)
  10. ИНДИЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В СЕРЕДИНЕ XIV-СЕРЕДИНЕ XV ВЕКА
  11. § 2. Понятие и виды источников правового регулирования предпринимательской деятельности
  12. 5. Источники правового регулирования инвестиционной деятельности
  13. Скурат К.Е.. Воспоминания. Труды по Патрологии (I-V века), 2006
  14. ОБ одном из ИСТОЧНИКОВ НОВГОРОДСКОЙ ЗАБЕЛИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ А.              В. Лаврентьев
  15. 14. Религиозные правовые системы. Источники мусульманского права.
  16. 3. Цели и задачи правового обеспечения УИС 3.1 Основной целью правового обеспечения УИС является создание стройной системы правовой регламентации деятельности учреждений и органов УИС, обеспечивающей:
  17. 1.4. Проповедь XVIII - начала XIX века как источник знаний о ценностных ориентациях русского человека «духовного чина»
  18. ОБ ИСТОЧНИКАХ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ДО XVII ВЕКА СИИ ИСТОЧНИКИ СУТЬ:
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -