<<
>>

5.1. Послания и грамоты архиепископа Феодосия как источник по исторической географии Новгородской епархии середины XVI века

Для оценки масштаба личности Феодосия как руководителя Новгородской епархии, анализа его трудов необходимо охарактеризовать окормляемую им территорию. В посланиях Феодосия содержатся ценные сведения о Новгородской епархии его времени.

Однако рассматривать их следует в комплексе с историко-географическими данными, содержащимися в источниках, в частности, в жалованных грамотах Феодосия.

Судить о границах Новгородской епархии в XVI в. можно лишь косвенно: по документам конца XV - середины XVII в.[926] Так, после завоевания Новгорода Московским княжеством и в связи с образованием новых епархий, Новгородская епархия уступает часть своей территории, что получает фиксацию в актовом материале[927]. До падения независимости Новгорода, на северо-востоке границей Новгородской епархии был океан с Белым морем, а на северо-западе и западе - река Печенга, левобережье Ладожского озера, устье Невы, Финский залив, река Нарва и левобережье Чудского озера[928]. С потерей самостоятельности Великого Новгорода, новгородский архиепископ уступил Москве самую отдаленную часть своей епархии по рекам Пинеге, Мезени до Печеры[929]. В 1471 г. архиепископ Великого Новгорода и Пскова Феофил от лица всего Новгорода с крестным целованием подписал отказную грамоту: «Что тые земли на Пинезе, Кегролу, и Чаколу, и Пермьския, и Мезень, и Пильи горы, и Немьюгу, и Пинежу, и Выю, и Суру поганую» отошли к Великим князьям[930]. В феврале 1492 г. митрополит Зосима и архиепископ Великого Новгорода и Пскова Геннадий повелением великого князя Ивана Васильевича «придали, из митрополии и из архиепископии из Новогородъскиа, церкви свои на Вологде в городе и на посаде епископу Пермскому Филофею в Пермскую епископию»[931]. В 1571 г. Великопермской кафедре из Новгородской епархии были переданы земли по рекам Вага и Северная Двина, а также Каргополь[932].

Учитывая отсутствие достоверных границ епархии в период правления Феодосия, а также упоминание в его трудах географических названий, в комплекс методов исследования был включен историко-географический анализ. Указанный метод позволяет наглядно представить данные, полученные при изучении посланий Феодосия и обозначить масштаб поля его деятельности в качестве новгородского архиепископа. На подобную возможность выражения определенных результатов исследования в виде карты как наиболее компактной, емкой и конкретной формы записи указывали Б. Г. Галкович, Н. В. Пиотух и другие исследователи[933].

В число источников, содержащих географические названия, входят послания Феодосия в Водскую пятину, Карелу, Устюжну, жителям села Боровичи[934]. Эти послания являются пастырскими обращениями в окормляемые Новгородской кафедрой земли и по этой причине содержат многократные упоминания о входящих в них территориях. Примером может служит послание в Водскую пятину, которое направлено «в Чюдь, в Толдожской погост, и в Ижеру, в Каргалской погост, и в Ижерской погост, и в Дудоровской погост, и в Замошской погост, и в Егорьевской погост, и в Ополецкой погост, и в Кипенской погост, и в Спаской погост в Зарецкой, и во все Чюцкие уезды и Ижерские, и в Вошки, да и во все Копорецкие, и Ямские и Иваногороцкие, и в Корелские, и в Ореховские уезды».

Многие тексты, составленные при участии Феодосия, содержат упоминания церквей и монастырей с указанием места их расположения. Прежде всего, это жалованные грамоты церквям. Среди них - опубликованные грамоты Георгиевской церкви в Юсковичах и Покровской церкви в селе Въюршине[935]. В грамотах, выданных архиепископами, занимавшими Новгородскую кафедру после Феодосия, имеются сведения о грамотах Феодосия Никольской становой церкви в Сердобольском погосте Водской пятины и трем выставочным: Христорождественской в Вынбулакше, Успенской на озере Суоярви и Ильинской в Острову, Феофиловой Успенской пустыни, Ильинской церкви в Бежецком верху, в Клинском лесу, в Буевенсе, Ильинской церкви в селе Страшевичах Новоторжского уезда, церкви Рождества Богородицы в городе Орешке[936], десяти церквям в селах Троицкого Сергиева монастыря, в Бежецком верхе[937].

В послании в Устюжну указаны Пречистенский и Ильинский монастыри. Отметим, что митрополит Макарий (Булгаков) указывает на послание Феодосия как на источник об их существовании[938]. По данным И. В. Пугача, именно в этом послании зарегистрировано первое упоминание о Пречистенском (Богородице - Рождественском) монастыре Устюжны, т. е. в 1545

г.[939] Однако отдельные исследователи пишут, что первые документальные сведения об устюженских городских храмах содержатся в сотной 7075 (1567) г., не учитывая сведения, содержащиеся в послании Феодосия[940]. Кроме монастырей и церквей самой Устюжны в послании указаны церкви прилегающих к Устюжне территорий: Дубровского, Долотцкого, Мезги[941].

Среди грамот монастырям грамота в Псковский Печерский монастырь[942] и подтверждение Феодосием жалованной грамоты архиепископа Макария Соловецкому монастырю[943]. Помимо этого, в грамотах других новгородских архиепископов упомянуты грамоты Феодосия Палеостровскому монастырю, Ильинскому монастырю на Свири, Черменскому монастырю, Николаевскому Особному монастырю на Кречеве, Николаевскому монастырю в городе

Орешке[944].

В процессе составления карты отмечен ряд трудностей, которые, прежде всего, были связаны с уже упомянутым отсутствием карты епархии. В 1853 г. К. А. Неволин на основании изучения и анализа большого объема источников, в том числе писцовых и изгонных книг, древних и современных ему географических карт, списков селений, составил карту пятин и погостов Новгородских в XVI в.[945] Но, как подчеркивает сам составитель карты, «область пятин не заключает в себе множества древних новгородских владений»: «земли, лежащие в глубоком севере по берегам Студеного моря, земли по рекам Онеге и Двине и далее к востоку, Бежичи, Торжок, Великие Луки, Ржев и земли вокруг этих городов»[946]. В большинстве изучаемых посланий и грамот указаны пятины, в которых расположены церкви и монастыри. В этой связи на разработанную автором диссертации карту - схему (Рисунок 1), как ориентир, были нанесены границы пятин, обозначенные К. А. Неволиным. При этом учитывалось, что территория Новгородской епархии значительно обширнее.

При разработке карты были учтены методики других исследователей, создававших карты Новгородской земли в XVI в. Например, К. А. Неволин, составляя карту, использовал относящиеся к рассматриваемому пространству листы составленной в 1801 - 1804 гг. «Подробной карты Российской Империи и близ лежащих заграничных владений»[947]. А. М. Андрияшев при разработке карт погостов Шелонской пятины дал обоснование применению не современных ему карт, а наиболее близких к изучаемой эпохе карт XVIII в.[948] А. И. Копанев, составляя исторические карты землевладений Белозерского края XV-XVI вв., ориентировался на карту Новгородской губернии 1847 г.[949] А. Г. Новожилов при оформлении карты поселений Карельского перешейка рубежа XV - XVI вв., пользовался реконструированной по шведским топографическим материалам 1676 г. картой военно-топографического депо и другими картами и планами[950]. Учтены были также результаты А. А. Фролова, составившего карту погостов Деревской пятины[951].

В ходе работы над картой - схемой были использованы «Атлас Всероссийской империи с пограничными землями 1745 г.»[952], «Российский атлас 1792 г.»[953]. В качестве топографической основы была взята карта РСФСР 1975 г., изданная Главным управлением Геодезии и Картографии СССР[954]. Источниками при работе служили, помимо трудов архиепископа Феодосия, Новгородские писцовые и изгонные книги, а также актовый материал.

При составлении карты задачей являлось не обозначение точных координат населенных пунктов, церквей и монастырей, указанных в посланиях и грамотах Феодосия, а наглядное представление документально подтвержденной области деятельности новгородского архиепископа. Такой подход использовали при составлении карт поселений М. В. Витов,

А. Г. Новожилов и др.[955] Была принята во внимание проблема топонимической преемственности, на которую указывал А. А. Селин. По его мнению, «именно признание этой преемственности позволяет исследователю локализовать те или иные древние поселения на карте, привязывать их к ландшафту»[956].

Анализ посланий Феодосия показал, что Карела, Устюжна, Боровичи сохранились до наших дней. В настоящее время это города Приозерск, Устюжна и Боровичи. На карте они обозначены, соответственно, № 1, 2, 3 - Рисунок 1. Указанные в послании в Устюжну Дубровское, Долотцкое, Мезга[957]- на карте № 4, 5, 6, соответственно.

«Чюдь», «Толдожской погост» и «Ополецкой погост» по писцовым книгам описаны как два из трех погостов Ямского уезда. Это погост «Николской Толдуской в Чюдь»[958] и погост «Воздвиженской Опорецкой в Чюдь»[959]- № 7, 8 на карте. Сам город Яма находился на границе Водской и Шелонской пятины[960]- № 9. «Каргалской»[961], «Кипенской» погосты[962], «Спаской погост в Зарецкой» («Спаской Зарецкой»[963]), а также «Замошкой» погост («Ильинской Заможской»[964]), согласно писцовым книгам, являлись четырьмя из тринадцати (15 по книге 1581­1583 гг.[965]) погостов Копорского уезда[966]. Этот уезд обозначен у Феодосия как Копорецкий. Центр уезда - Копорье, а также центры Кипенского, Зарецкого и Замошского погостов обозначены на карте, соответственно, № 10, 11, 12, 13. «Ижерской» и «Дудоровской» погосты в писцовых книгах описаны в Ладожском уезде как погосты «Никольской Ижерской»[967] и «Введенской Дудоровской»[968], на карте это № 14 и 15. «Иваногороцкий» уезд (Иван-город - № 16), указанный в послании в Водскую пятину, описан в «Писцовых книгах Шелонской пятины»[969]. Помещение его Феодосием в перечень погостов и уездов Водской пятины можно объяснить тем, что граница между Ямским и Иваногородским «окологородьем» по писцовым книгам 1498 г. и 1571 г. была определена условно[970].

Что касается Егорьевского погоста, то в Водской пятине несколько погостов носили название Егорьевский. Поскольку в послании он стоит после Заможского погоста Копорского уезда, можно предположить, что послание обращено к причту Егорьевского Радчинского погоста[971]. Однако вполне возможно, что это погост «Егорьевской Лопьской» Ладожского уезда[972]. К числу погостов данного уезда принадлежат «Введенской Дудоровской»[973] и «Никольской Ижерской»[974]. Они, в свою очередь, в перечне погостов расположены перед Заможским погостом, который отделяет их от Егорьевского погоста. В связи с невозможностью точно указать расположение погоста, он исключен из дальнейшей разработки. Подобной методики исключения неподтвержденных топонимов придерживался в своем исследовании А. А. Селин[975].

Не удалось точно локализовать упомянутые Феодосием Вошки. Архимандрит Сергий (Тихомиров), изучив писцовую книгу Водской пятины за 1500 г., указывает, что в западной части Новгородского уезда имеются четыре населенных пункта с названием Вешки в погостах: Григорьевском Кречневском, Егорьевский Лузском, Дмитревском Городенском и Солецком на Волхове. Помимо этого, имеются указания на Вожково на Неве в Спасском Городенском погосте и Вошково Кречневского погоста[976]. Поскольку нельзя достоверно указать расположение данного пункта, он также не указан на карте.

Следует заметить, что в послании в Водскую пятину Феодосий помимо погостов указал «Чюцкий», Ижерский, Корельский и Ореховский уезды, и особо подчеркнул, что обращается «всем без омены»: «по манастырем игуменом, а по погостом священником и дьяконом старых церквей и выставочных», «и в волости, и в села князем и бояром, и детем боярским, и земцом»[977]. Это позволяет считать, что нанесенные на карте пункты не исчерпывают круг адресатов архиепископа.

Для определения места нахождения церквей, обозначенных в грамотах Феодосия, были выделены населенные пункты, в которых они располагались. Город Орешек, Страшевичи (село Страшевичи Новоторжского уезда) сохранили свои названия до настоящего времени, на карте они отмечены, соответственно, № 17, 18.

Деревянный храм Г еоргия Победоносца, фигурирующий в грамоте Г еоргиевской церкви в Юсковичах, сохранился до наших дней. В настоящее время на этом месте устроен Георгиевский скит Свято-Троицкого Александро-Свирского мужского монастыря. Деревня Юсковичи сейчас носит название Родионово Подпорожского района Ленинградской области и расположена на берегу озера Юксовское[978]- на карте № 19.

В грамоте Феодосия церквям в Сердобольском погосте Водской пятины[979] указано, что Никольская церковь является становой (старой), а три другие церкви- Христорождественская в Вынбулакше, Успенская на озере Суоярви и Ильинская в Острову - выставочные (новые)[980]. Поскольку Вынбулакша и на карте, и в писцовых и изгонных книгах отсутствует, а название Остров имеют несколько населенных пунктов, была принята во внимание взаимосвязь становых и выставочных церквей. Никольская церковь была расположена в самом центре Сердобольского погоста[981]. В писцовых книгах он называется «Никольской Сердовольской»[982]. Озеро Суоярви (№ 20) расположено на северо-западе от Сердобольска (Сортавалы) - на карте № 21. Под Вынбулакшей, по-видимому, следует понимать Имбилакшу (Импилахти)[983]- на карте № 22.

О Феофиловой Успенской пустыни в грамоте написано, что она находилась в Логовешском погосте Шелонской пятины[984]. В писцовых книгах Шелонской пятины 1498 г. и 1539 г. дано подробное описание Логовещского погоста, однако нет указаний на Феофиловую пустынь[985]. Вместе с тем, в справочных изданиях конца XIX - начала XX в. сообщается, что Успенская-Коневская Феофилова пустынь, на 57-й версте от Луги, была основана иноками Феофилом и Иаковом в XIV в., а в 1764 году была упразднена[986]. На карте место нахождения пустыни - № 23.

С определением места нахождения, обозначенных в трудах Феодосия монастырей затруднений не возникло. Псково-Печерский, Соловецкий, Палеостровский и Черменский (Череменецкий) монастыри сохранились до наших дней, и сведения о них доступны в литературе[987] (на карте- № 24, 25, 26, 27, соответственно). Об упраздненных монастырях: Николаевском в г. Орешке, Преображенском в Присеках, Николаевском Особном в Кречеве и Ильинском Свирском монастыре, в литературе также имеются данные с точным указанием их расположения. Город Орешек указан на нашей карте под № 17 в связи с его упоминанием в послании Феодосия в Водскую пятину. Ильинский Свирский монастырь был расположен в Лодейнопольском уезде на Свири, на его месте в середине XIX в. был Горский Ильинский погост[988]. В настоящее время это деревня Горка Лодейнопольского района Ленинградской области - № 28.

Таким образом, проведенные исследования могут служить основанием для включения грамот архиепископа Феодосия в число дополнительных источников по исторической географии Новгородской епархии XVI в. Кроме того, составление карты- схемы на основе его трудов является яркой иллюстрацией обширной деятельности архиепископа. Актуальность составления карты состоит также в том, что, как отмечал А. И. Копанев, «карты, основанные на источниках XV-XVII вв.», «становятся сами своеобразным источником для изучения истории далекого прошлого»[989].

В послании Феодосия зарегистрировано первое упоминание о Пречистенском (Богородице - Рождественском) монастыре Устюжны.

5.2.

<< | >>
Источник: СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме 5.1. Послания и грамоты архиепископа Феодосия как источник по исторической географии Новгородской епархии середины XVI века:

  1. СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ., 2015
  2. ПОСЛАНИЕ ФЛАВИАНА, АРХИЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, ко Льву, АРХИЕПИСКОПУ святой Римской ЦЕРКВИ
  3. ОКРУЖНОЕ, ИЛИ СОБОРНОЕ, ПОСЛАНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ЛЬВА, АРХИЕПИСКОПА ГОРОДА РИМА, ПИСАННОЕ К ФлАВИАНУ, АРХИЕПИСКОПУ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОМУ (ПРОТИВ ЕРЕСИ ЕВТИХИЯ)
  4. 17. Новгородская судная грамота и Псковская судная грамота.
  5. Псковская и Новгородская Судные грамоты
  6. ПОСЛАНИЕ СЕРГИЯ, АРХИЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, к ГОНОРИЮ, ПАПЕ Римскому
  7. 2. 6. 1134-1135 гг. УСТАВНАЯ ГРАМОТА НОВГОРОДСКОГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МСТИСЛ АВНЧА ЦЕРКВИ ИВАНА ПРЕДТЕЧИ НА ОПОКАХ
  8. Поиск «середины» как альтернатива расколу между культурой и обществом в науке о России (XX-XXI века)
  9. ПОСЛАНИЕ ФЛАВИАНА, АРХИЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, КО Льву, ПАПЕ ГОРОДА СТАРОГО РИМА, О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ НЕЧЕСТИВОГОЕВТИХИЯ
  10. Е.Ю. Ванина ПРОШЛОЕ ВО ИМЯ БУДУЩЕГО. ИНДИЙСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ И ИСТОРИЯ (середина XIX - середина XX века)
  11. Поиск «середины» как альтернатива расколу между культурой и обществом в российской философско- социологической мысли (XIX — начало XX века)
  12. ИНДИЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В СЕРЕДИНЕ XIV-СЕРЕДИНЕ XV ВЕКА
  13. 2. 4. 1125-1132 гг. - ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МСТИСЛАВА ВЛАДИМИРОВИЧА И СЫНА ЕГО ВСЕВОЛОДА НОВГОРОДСКОМУ ЮРЬЕВУ МОНАСТЫРЮ НА СЕЛО БУЙЦЫ, ПОЛЮДЬЕ И СЕРЕБРЯНОЕ БЛЮДО
  14. § 4. Живое предание как исторический источник по истории Церкви
  15. ОБ одном из ИСТОЧНИКОВ НОВГОРОДСКОЙ ЗАБЕЛИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ А.              В. Лаврентьев
  16. УЧЕБНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ КАРТИНА КАК ИСТОЧНИК ЗНАНИИ УЧАЩИХСЯ
  17. 1.4. Проповедь XVIII - начала XIX века как источник знаний о ценностных ориентациях русского человека «духовного чина»
  18. ОБ ИСТОЧНИКАХ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ДО XVII ВЕКА СИИ ИСТОЧНИКИ СУТЬ:
  19. § 26.3. Абсолютная монархия XVI – середины XVII вв.
  20. Русская епархия.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -