<<
>>

Книги, принадлежавшие архиепископу Феодосию

Решающее влияние на мировоззрение Феодосия оказало его пребывание в Иосифо- Волоколамском монастыре, который в то время являлся одним из крупнейших книгописных центров. Библиотека этого монастыря была одной из самых богатых на Руси[610].

Первоначально, как следует из краткой редакции Устава Иосифо-Волоколамского монастыря, составленного самим Иосифом[611], монахи - владельцы библиотек подвергались осуждению. Они обвинялись в том, что складывали по обычаю того времени на подоконнике своей кельи книги, которые следовало «раздавать ради вдов и сирот»[612].

Как отмечалось в литературе, с конца XIV в. появление множества келейных книг, а затем и келейных библиотек являлось характерной чертой монастырской культуры[613]. Впоследствии запрет на хранение книг Иосифом был снят. Так, уже в его наказе одному из братии читаем, что монаху разрешалось «святыя иконы, и книги, и вещи и сребреници, и платиа по совету с настоятелем дрьжати»[614]. Об этом также сказано в послании волоколамских иноков игумену Даниилу, где указано, что «игумен Иосиф благословил нас, и велел держати иконы и книги, и мы сих держим за монастырские»[615]. В монастырской библиотеке хранились рукописи принадлежащие, Иосифу, написанные его рукой, а также по его благословению или повелению[616]. Подобный интерес к книжной культуре вероятнее всего оказывал влияние и на его учеников.

Собирание книг являлось и одним из способов не прерывать связи с теми пострижениками монастыря, которые, получив высокие церковные должности, покидали обитель. Этот факт отмечал В. И. Жмакин в исследовании о митрополите Данииле, который являлся Волоколамским пострижеником: «Всякий сколько-нибудь выдающийся исторический деятель, вышедший из Волоколамской общины, непременно продолжал поддерживать с нею связь и наконец, вносил свое имя в число монастырских вкладчиков книгами и деньгами»[617]. Пожертвованные книги составляли «тогда один из самых драгоценных предметов»[618]. К XVI в. в библиотеке насчитывалось, по мнению разных авторов 1050 - 1150 рукописных и печатных книг[619]. Вкладчиками или «списателями» книг были 189 человек, среди которых и архиепископ Феодосий[620].

Первый факт передачи принадлежащих Феодосию книг в монастырскую библиотеку датируется 1545 г. т. е. временем его руководства Новгородской кафедрой. Описи книг монастыря фиксируют, что в этот год Феодосий передал монастырю «Евангелие на богодельном монастыре в десть, Феодосиево писмо архиепископа Новорогоцкого (Апракос)»[621]. Под этим же годом читаем о передаче еще нескольких книг: «Четыре месяци минеи конархистных дал архиепископ Феодосий в дву книгах, а обе в десть»[622], а также: «потребник в полдесть»[623]. Последующие записи относятся уже ко времени пребывания Феодосия на покое. Так, например, под 7061 (1552 г.) читаем: «Дал архиепископ Феодосий Великого Новагорода еуангелие тетра в десть, правила в десть в затылке, да книгу в полдесть в затылке Иосифова писания на еретики новгородские его писма владыки Феодосия. Тех 4.»[624]. Основной же перечень переданных Феодосием книг помещен между записями 7061 (1552 г.) и 7064 (1556 г.)[625].

Сравнительное изучение книги вкладов монастыря[626], а также описей книг монастырской библиотеки за 1545, 1573 и 1591 гг.[627] позволяет составить единый список вкладов Феодосия, насчитывающий 27 наименований: три Евангелия, одно из них Апракос[628]; два Апостола, «сборник Ветхаго Закона и Новаго», Книга Царств, Книга Бытия, «Потребник» (Требник)[629], Триодь постная[630], две книги Минеи месячные[631]: январь, февраль, март, апрель; два «Охтая»

(Октоиха)[632], три «Ермолоя» (Ирмология)[633], «Богородичы[634] с троечны», состоящее из двух книг собрание правил святых Отец и соборов; книга «о седми Соборех», «Криница», «Новое уложение», книга «Осифова списания на новгородскиа еретики», «сборник Данилова собрания митрополита», «сборник о чистоте и о целомудрии», а также «сборник, собранный архиепископом из многих книг».

Как видно из перечня, большинство книг Феодосия составляют богослужебные книги. Можно полагать, что этими книгами Феодосий пользовался в период своего архипастырского служения, а затем и в монастыре. Это подтверждается и словами ученика Феодосия Евфимия: «Правила же церковное сохраняя по уставу, никакоже преступив, и до последняго своего издыханиа: и келейный свой устав и правило и молитвы совершаа на всяк день»[635].

Особо следует отметить две книги из описи 1545 г.: «Бытия в десть Досифеева переводу» и «Криницу в полдесть Досифеева же переводу»[636]. Судя по хронологии описи, эти книги поступили от архиепископа Феодосия между 7061 (1552 г.) и 7064 (1556 г.), т. е. уже после оставления Феодосием архиепископства. В описях за 1573 г. и 1591 г. Криница не указана, а о книге Бытия добавлено, что она имеет «заставицы две, на золоте прописаны красками и травами»[637]. Как показал Б. М. Клосс, книга Бытия оказалась первым томом списка Хронографа редакции 1512 г.[638] Это было подтверждено исследованием Ю. В. Анхимюка[639]. В настоящее время эта книга находится в РГБ. Ф. 722 (собр. единичных поступлений рукописных книг), № 702. Принадлежность Феодосию этого Хронографа подтверждается его владельческой записью, расположенной, как и в других сборниках Феодосия, на первых листах рукописи: л. 2 - Феодосии, л. 3 - Великаго, л. 4 - Новаграда, л. 5 - и Пскова. Как известно, в Хронографе история Руси и южных славян впервые была введена в контекст всемирно-исторического процесса[640]. Он оказал значительное влияние на последующие исторические произведения[641]. Присутствие среди книг Феодосия Хронографа показывает разносторонность его интересов.

Судьба Криницы окончательно не выяснена. Под этим названием в источниках XVI-XVII вв. фигурирует Хроника Георгия Амартола[642]. Написанная в середине IX в. монахом Георгием Хроника охватывает мировую историю «от Адама» до 842 г.[643] Все факты, события и сюжеты представлены в ней с точки христианско-нравственной оценки, сопровождены богословскими рассуждениями[644]. А. Д. Седельников в 1929 г. высказал предположение, что составленная Досифеем Топорковым Криница не сохранилась[645]. Однако, в 2002 г. Б. Н. Морозов обнаружил в сборнике РГАДА. Ф. 181 (Рукописный отдел библиотеки Московского Главного архива Министерства иностранных дел), № 1600, озаглавленном как Криница, большой фрагмент Хроники Георгия[646]. Исследования Т. В. Анисимовой показали, что Хроника представлена в сборнике не отдельным списком, а в составе Хронографа[647]. Сопоставление текстов из Криницы и Хроногрофа редакции 1512 г. Досифея Топоркова (Книга Бытия), анализ филиграней и творческая манера Досифея позволили Т. В. Анисимовой поставить вопрос о возможной идентификации сборника с Криницей «переводу» Досифея Топоркова[648]. Однако пока установить принадлежность данной рукописи Феодосию не представляется возможным. Вместе с тем, как будет показано в Главе 4 диссертации, в ряде трудов Феодосия присутствуют пассажи, созвучные отдельным сюжтом «Криницы», в частности, антиеретическая тема и жизнь императрицы Феодоры.

Книга под названием «Новое уложение», по-видимому, является постановлениями Стоглавого собора. Поскольку время поступления книги в библиотеку относится к 1552 - 1556 гг., можно предположить, что «новым» для того времени был собор 1551 г. В материалах Собора встречается сочетание «Соборное уложение»[649].

По мнению Л. В. Черепнина, «Соборное уложение» является единственным источником, рисующим деятельность совещания, подготовившего Стоглав[650]. Вероятность того, что книга является уложениями собора 1551 г. подтверждается и активным участие Феодосия в его работе, а также наличием в монастырской библиотеке и других книг с материалами Стоглава[651].

По поводу некоторых книг в описи содержатся сведения об их дальнейшей судьбе. Так, одно из переданных Феодосием монастырю Евангелий, согласно вкладной книге, «по цареву велению игумен Галактион з братею отдали в Казань в соборную церковь на престол к Благовещению»[652]. Очевидно, эта передача состоялась в 1555 г., когда, как свидетельствуют записи летописца, «по всем монастырем Новгородцким збирали деньги на владыку Казаньского на Гурья, да и книги певчи имали по манастырем, апостолы, и Евангелиа и четьи в Казань»[653]. Казанский архиепископ Гурий, упоминаемый в этом тексте, был тесно связан с Иосифо- Волоколамского монастырем, являясь его пострижеником, а с 1542 - 1534 гг. по 1551 г. игуменом. Затем он продолжал жить в монастыре на покое до 1554 г., когда стал игуменом Селижаровского Свято-Троицкого монастыря[654]. 3 февраля 1555 г. Гурий был избран архиепископом «царству Казанскому и Свиазъскому городу»[655].

Что касается Евангелия, то в описи 1566 - 1568 гг. Казанской соборной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы указано несколько Евангелий «в десть». Все они хранились в казне архиепископа. Опись упоминает о наличии «в коже Евангелисты толковой вседневной, он в десть, три Евангелия воскресные толковые в десть»[656]. Поскольку три Евангелия описаны как толковые, то следует полагать, что переданное из Иосифо-Волоколамского монастыря - это первое Евангелие. По поводу него указано, что оно «оболочено бархать червчат пазолоте, а обложил его князь Александр Воротынскаго[657] серебром и позолотил на нем распятие Христово. Да 4 Евангелисты. Да Пречистые воплощенье съ пророки»[658].

В описи книг 1545 г. сказано, что в переданном в Казань Евангелии «золотом прописаны строкы и заставицы, и статьи»[659]. Это не единственная книга Феодосия, имеющая украшения. Так, украшение текста «золотом» присутствует еще в четырех книгах - «Апостоле», «Книге Бытия», «Книге Царств» и «Ермолое»[660]. Помимо этого, у пяти книг («Евангелии», двух «Апостолов», «Книги Царства», сборника о целомудрии) для украшения используются «застешки заметные», (в Книге Царства также «нугольнии» (угольники)[661]), почти во всех случаях с уточнением - «медяные»[662]. У двух книг описывается поволока: у «Апостола» - бархатная, у Евангелия - атласная. Самое богатое украшение указано для одного из «Апостолов»: «... заставицы и строки, и слова большие, и статьи у предисловия, и у всех посланий писаны залотом и красками с травами, застешки заметные и жуки медяны, поволока бархат червчат на золоте, прокладки четы, тесемки шелковы, главица тафтою ошита»[663].

В качестве престольного Евангелия была передана в один из монастырей еще одна книга Феодосия - Евангелие Апракос, которое, по данным описи, было переписано им собственноручно: «Еуангелие апракос на Подолномъ монастыре на Богорадном на престоле въ церкви Введения Пречистые, писмо архиепископа Феодосия наугороцкого[664]. В этот же монастырь по вкладу Феодосия были переданы и три колокола[665]. Речь идет, по-видимому, о Пятницком-Введенском Подольном монастыре, располагавшемся около Троице-Сергиевой лавры. В нем в 1547 г. была построена каменная церковь во имя Введения Богородицы[666].

По данным, представленным иеромонахом Нектарием, «книга Осифова списания на новгородскиа еретики» - еще одно «письмо Феодосия, бывшаго архиепископа великаго Новограда и Пьскова»[667]. П. М. Строев указывал, что рукопись выполнена «четким к скорописи подходящим полууставом, с весьма красивыми заставками»[668]. В конце XIX в. книга хранилась в монастырской ризнице под № 10 / 447[669]. В годы Великой Отечественной войны основная часть рукописей, в том числе эта, безвозвратно погибла[670].

Книга «правил святых Отец и от седми Соборов» содержит подпись Феодосия. Эта книга сохранилась в отделе рукописей РНБ. Погод. № 246. На л. 1 - 4, а также на л. 6, по нижнему полю присутствует скрепа: «/архи/епископ/Феодосие/Великаго/Пскова». Она выполненная почерком Феодосия. На л. 5, фрагмент листа, очевидно содержавший слово «Новгорода», по неизвестной причине вырван.

Среди упоминаемых в описи книг Феодосия присутствует несколько богослужебных сборников, предназначенных, главным образом, для клиросного пения[671]: «Отктоихи», «Ирмологии», «Триодь». Как известно, Иосиф Волоцкий большое внимание уделял церковному пению. Монахи его обители внесли немало нового в древнерусское певческое искусство[672]. В то время, обучение церковному пению приравнивалось к обучению чтению и письму[673]. Иосиф создал в своей обители уникальный церковный хор, писал хоровые произведения[674]. Можно полагать, что любовь к церковному пению у Феодосия сохранилась со времен поступления в Иосифо-Волоколамский монастырь.

Одна из этих книг, содержащая песнопения (Ирмологий), в настоящее время хранится в ГИМ: Епарх. № 171 (241). Описание данного сборника было выполнено Т. В. Диановой, Л. М. Костюхиной, И. В. Поздеевой[675]. Книга представляет собой певческий сборник со знаменной нотацией. С л. 1 по л. 6 присутствует скрепа, выполненная почерком Феодосия: «/архиепископъ/архиепископъ/Феодосии/Великаго/Новаграда/и Пскова». Слово «архиепископъ» по неизвестной причине повторяется два раза подряд. На л. 1 и л. 114 находятся украшения - заставки византийского стиля по золоту. На л. 114 присутствует инициал того же стиля. Перед листами с заставками помещены тафтяные прокладки красного и желтого цветов. В заглавиях - вязь киноварью; в тексте - мелкие киноварные инициалы. На л. 430 почерком 2-ой половины XVI в. киноварью написано: «Ирмолой Иосифова монастыря архиепископля данья Феодосьева Новогородцкаго. Былъ в келье у чернеца у Ефима у ученика его». Данный факт свидетельствует, что Феодосий не только сам держал книги, но и вдохновлял к этому своих учеников. Это подтверждается записью во вкладной книге: «Евангелие и Апостол приказал архиепископ держати в келие за монастырское ученику своему Феодосию»[676]. Этим учеником, очевидно, являлся Феодосий Плещеев, который находился рядом с архиепископом в последние годы его жизни.

Представляет интерес анализ подбора книг Феодосием. Как показано в литературе, с XV

в. репертуар келейного чтения был кодифицирован в индексах (списках) истинных книг[677]. Такие списки имелись и в Волоколамском монастыре. Самый ранний из известных - список расширенной редакции индекса книг, читается в сборнике РГБ. Волок. № 13[678]. Сравнение перечня книг Феодосия и индекса из этого сборника (л. 252 об.-254) показало, что половина книг (12) Феодосия, указана в индексе: книги Священного писания, «Криница», «Минеи», «Триодь». Вместе с тем, другая половина собрана Феодосием согласно его интересам: «Потребник», «Собрание правил святых Отец и соборов», певческие и другие сборники. Следует отдельно отметить сборник «Иосифова писания на еретики новгородские его писма владыки Феодосия»[679]. Подобное включение сочинений Иосифа Волоцкого в число переписываемых статей является одной из особенностей Волоколамских сборников[680].

Перечень книг, принадлежащих Феодосию, не ограничивается теми, что упомянуты в описях библиотеки. Так, в сборнике РНБ. Соф. № 220 присутствует скрепа почерком Феодосия на л. 1-5: «/архиепископъ/Феодосие/великаго/Новаграда/и Пскова». Сборник содержит

декабрьскую минею и службу митрополиту Московскому Петру и в перечне книг Феодосия отсутствует.

Для решения вопроса о принадлежности владельческих записей Феодосию следует отметить особенности его почерка. Обнаружение характерных элементов почерка Феодосия необходимо также для выявления текстов, написанных его рукой. При анализе использовали изложенные в литературе методики определения русских почерков писцов XVI в.[681] К детальному изучению почерка привлечены только те тексты, где имеется четкое указание на авторство Феодосия. Упоминание о том, что данный почерк принадлежит архиепископу Феодосию, содержат записи в сборнике РНБ. Q. XVII.50 на л. 273 об и л. 341-342 и в сборнике РГБ. Волок. № 514 на л. 223. Автограф Феодосия из сборника РНБ. Q. XVII.50 л. 341 представлен в Приложении 2.

Писал Феодосий полууставом. Его почерк имеет характерные особенности, позволяющие отличить его от почерка других писцов. Прежде всего, обращает на себя внимание следующие особенности. Буквы «А» и «Л» имеют резкую, ярко выраженную правую мачту, выполненную жирным росчерком с небольшим наклоном влево, иногда почти вертикальную, снизу достаточно сильно выходящую за границу строки. «В» представляет собой квадрат, с выгнутой правой боковой стенкой. Левая ножка «Д» резко, практически на 45 градусов, скошена влево. Буква «Е» сильно наклонена влево, верхняя петля почти касается основания строки. Пересечение перекладин «Ж» сильно акцентировано, верхние усики - с точкой на конце, нижние - с плавным изгибом у основания. Петля «Р» имеет практически круглую форму, мачта очень длинная, вертикально уходящая вниз, к концу чуть изогнутая влево, как правило, заходит на следующую строку. «У» имеет круглую, небольшую петлю, усики резко уходят вверх, правое существенно длиннее левого, с точкой на конце. «Х» имеет широкую, ярко выраженную точку пересечения, образующую «перепонку» в нижнем треугольнике. Нижние концы перекладин резко уходят вниз, иногда с заходом на нижнюю строку. Правая перекладина заметно длиннее левой. Хвосты «Щ» и «Ц» очень удлинены, имеют закругление или точку на конце. Некоторые владельческие записи Феодосия выполнены в виде лигатур. Например, в случае с записью в сборнике РГБ. ф. 722. № 702 присутствует владельческая запись, выполненная с использованием лигатуры букв ф, е, о. Во всех встретившихся случаях почерк нетвердый, что, возможно объясняется слабым здоровьем Феодосия.

С учетом описанных характеристик почерка можно утверждать, что владельческие записи в сборниках РНБ. Погод. № 246, РНБ. Соф. № 220, РГБ. ф. 722. № 702, ГИМ. Епарх. № 171 (241) выполнены самим Феодосием.

По мнению А. А. Зимина рукой Феодосия был написан сборник ГИМ. Синод. № 79 1[682]. На принадлежность сборника Феодосию указывала также Р. П. Дмитриева[683]. По мнению этих исследователей, сборник был составлен в 1543 г.[684] Авторы обосновывали свою точку зрения записью на первом листе сборника: «К духовным грамотам - смиренный имярек Божиею милостию архиепископ Великого Новограда и Пъскова, к докладным и посолным яз, смиренный архиепископ Феодосие Великого Новаграда и Пъскова руку свою приложил лета 7051 февраля в 22 день»[685].

Однако Б. М. Клосс, перечисляя сборники, содержащие автографы Феодосия, не упоминал сборник ГИМ. Синод. № 791, а запись на первом листе данного сборника приписывал Евфимию Туркову[686]. Мнение Б. М. Клосса разделял А. И. Плигузов, который полагал, что владельческая помета «Аз смиренный архиепископ Феодосие» с датой 1543 г. сделана рукой келейника Феодосия - Евфимия Туркова, очевидно, уже после смерти (26 февраля 1563 г.) бывшего новгородского владыки[687]. Диссертант считает, что запись на первом листе сборника ГИМ. Синод. № 791 не является владельческой записью Феодосия (подробнее об этом будет сказано ниже). Помимо этого, можно утверждать, что во всей рукописи не присутствует ни одного текста, выполненного почерком Феодосия.

Таким образом, имеются достоверные сведения о принадлежности Феодосию 28-ми рукописных книг. Анализ библиотеки Феодосия дает право прийти к заключению о его несомненном внимании к книжной культуре. Собирание сборников Феодосий начинает еще в свою бытность хутынским игуменом и не оставляет до последних дней. Многие эти книги в разные периоды были переданы в Иосифо-Волоколамский монастырь в качестве вкладов. Это наглядно демонстрирует, что Феодосий никогда не терял связи с родным монастырем. Сравнение индекса истинных книг, имеющегося в библиотеке монастыря, и рукописей, принадлежащих Феодосию, свидетельствует о том, что его интересы были шире рамок, определенных индексом. Особого внимания заслуживает присутствие в его библиотеке большого числа певческих сборников. В целом, само содержание библиотеки позволяет сделать выводы о разносторонности его интересов.

3.2.

<< | >>
Источник: СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Книги, принадлежавшие архиепископу Феодосию:

  1. СМИРНОВА Дина Дмитриевна. СОЧИНЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО АРХИЕПИСКОПА ФЕОДОСИЯ (1491 - 1563 гг.) КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Диссертация, СПбГУ., 2015
  2. ПОСЛАНИЕ ФЛАВИАНА, АРХИЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, ко Льву, АРХИЕПИСКОПУ святой Римской ЦЕРКВИ
  3. ОКРУЖНОЕ, ИЛИ СОБОРНОЕ, ПОСЛАНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ЛЬВА, АРХИЕПИСКОПА ГОРОДА РИМА, ПИСАННОЕ К ФлАВИАНУ, АРХИЕПИСКОПУ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОМУ (ПРОТИВ ЕРЕСИ ЕВТИХИЯ)
  4. 260. Торговые книги. Домашние книги. Надписи кредитора на документе. Бирки.
  5. Феодосий. Окончательная победа христианства
  6. Заключение мира между Максимом и Феодосием
  7. Рождение царевны Феодосии
  8. Феодосии II Малый, или Младший (408–450)
  9. ФЕОДОСИЯ ЕВРЕЯНИНА ОБ ИЕРЕЙСТВЕ ИИСУСА ХРИСТА
  10. РОЛЬ АРХИЕПИСКОПИИ В РЕСПУБЛИКАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  11. Как определяется компенсация за износ инструментов, принадлежащих работникам?
  12. Сведения о доходах государственного служащего и об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности
  13. СВ. ПРОКЛ, АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ
  14. в. Д. Кудрявцев. Архиепископ н иканор
  15. В. Д. кудрявцев. Архиепископ никанор 1
  16. Отношение между моделью и объектом в системах, принадлежащих к различным формам движения материи
  17. 1. ЕДИНСТВО ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА КАК ОСНОВАНИЕ ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО ЕГО КРЕДИТОРАМ ПРАВА ОБЩЕГО ЗАЛОГА
  18. ПИСЬМО ПЕТРА ПАТРИАРХА АНТИОХИЙСКОГО К АРХИЕПИСКОПУ ГРАДЕНСКОМУ [ДОМИНИКУ]
  19. ПРОКЛА, АРХИЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, ТОМОС К АРМЯНАМ
  20. Глава 6 Опровержение утверждения маркионитов, что иудеи убили Христа как принадлежащего иному богу
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -