<<
>>

Глава5.Последние из бывших


Последуешь за совой — попадешь в развалины.
Арабская пословица



По мере утверждения социализма во всех сферах экономической, политической и культурной жизни страны крепло морально-политическое единство советского народа, сплоченного Коммунистической партией, повышался культурно-образовательный уровень людей, слабели и постепенно преодолевались религиозно-бытовые пережитки. Население уже не относилось с былым почтением к иша- нам и с сочувствием к отдельным бродягам-дервишам. Ишаны, суфии (сопу), хальфы и прочие разносчики суфизма уже не собирали вокруг себя толпы почитателей и не наводили среди них ужас обещаемыми карами аллаха. Муриды порывали с прошлым, ишаны оставались в одиночестве.
Небывалый энтузиазм масс, пафос трудовых будней в годы первых пятилеток, успехи культурной революции и утверждение социализма в нашей стране стали решающими факторами в активном преодолении суфизма бывшими его радетелями, как тяжелого пережитка прошлого. Это явилось нагляднейшим опровержением пессимистического учения суфизма и действенной его критикой.
Началась Великая Отечественная война. Небывалая в истории битва за будущее человечества стоила нашему народу величайшего напряжения сил и больших жертв. На фронтах против гитлеровской чумы гибли родные, близкие, дорогие сердцу каждого из нас соотечественники; в тылу, преодолевая трудности, трудились старики, женщины и дети под боевым девизом: «Все для фронта, все для победы!»
Тяготы военной годины кое-кого духовно надломили, и стали иные искать утешения в религиозных иллюзиях. Потянулись заблудшие к гадалкам, муллам, шейхам, к религиозной литературе и «святым местам». В памяти бывших верующих воскрешались полузабытые молитвы и обряды, из арсенала обветшавших традиций извлекались дедовские «законы» и получали прописку под видом национальных в семьях узбеков, казахов, таджиков, туркмен, киргизов и других восточных народов, которые традиционно причисляли себя к мусульманам.

Вышли на свет и суфии, «вспомнив» о своей «божественной» миссии. Бывшие ишаны и хальфы отыскали в чуланах реликвии своих орденов и сект. Люди снова увидели ишанские тюрбаны и услышали «мудрые» наставления. По дорогам появились бродяги с пресловутыми дер- вишескими посохами и торбами[106].
С победой над фашизмом страна быстро залечивала раны, нанесенные войной. Трудовой энтузиазм масс в послевоенные пятилетки и успешное осуществление задач коммунистического строительства развеяли веру в «искателей истины», способствовали изобличению ишанов и их приспешников как тунеядцев и разносчиков невежества. Кое-где состоялись судебные процессы, на которых раскрылись факты поистине преступной деятельности суфи- тов против интересов советского народа.
Поучительна в этом смысле антинародная суть последователей некогда могущественного суфийского ордена Кадрие (кадырийа, кадириты), развивших активную деятельность в 40—50-х годах, особенно на территории Ферганской долины и сопредельных окрестностях. Одна из групп этого ордена называла себя «волосатыми ишанами». В довоенное время они вели агитацию против колхозного движения, занимались саботажем и вредительством. На судебных процессах[107], состоявшихся в разное время, выявилась связь кадиритов с басмаческим курбаши Kyp- ширматом, которому они оказывали всестороннюю помощь.
После разгрома басмачества недобитые головорезы сколачивали религиозные организации, приспосабливаясь к новым условиям и продолжая борьбу против советского строя. В целях конспирации кадириты меняли адреса,

рыская по южным районам Средней Азии, использовали для своей деятельности мечети и мазары. Вербуя муридов, они проводили среди них антисоветскую агитацию.
Поддерживая постоянную связь с бежавшей за рубеж контрреволюцией, «волосатые ишаны» действовали по ее указке. Они вынашивали планы создания в Средней Азии с помощью иностранной интервенции самостоятельного «мусульманского государства» (Мусульманабад).
В годы Великой Отечественной войны «волосатые ишаны» проводили усиленную агитацию среди населения за соблюдение мусульманской обрядности и уклонение от воинского учета, службы в Советской Армии. Они вербовали себе муридов из дезертиров, распространяли среди тружеников тыла пораженческие настроения, обучали всякого рода отщепенцев симулировать болезни с тем, чтобы не становиться в ряды защитников Родины.
Судебные процессы показали, что среди «волосатых ишанов» оказались лица, ранее отбывавшие наказание за антисоветскую деятельность, а некто Чокоев Турдахун (из с. Актал на Тянь-Шане) служил взводным муллой в печально известном «Туркестанском легионе», сформированном фашистами[108]. Столь не «святые» биографии «пророков» свидетельствовали об истинной сути их учения, нашедшего покровителей в стане оголтелых врагов Советской власти.
Советская общественность провела среди масс большую воспитательную работу, в ходе которой многие приверженцы «волосатых ишанов» осознали свои заблуждения и открыто осудили антиобщественную деятельность мусульманского сектантства[109].

К осколкам суфийского сектантства принадлежат группы так называемых «лаачи», остатки которых до недавнего времени активно действовали в ряде населенных пунктов на юге Киргизии (Раут, Палал, Газ, Сай, Сур, Каштут, Согмент, Сырт) и в граничащих областях Ферганской долины Узбекской CCP[110].
История возникновения групп лаачи недрстаточно изучена. Отдельные письменные упоминания о лаачи относятся к последней четверти XIX столетия[111]. В одном из источников того времени указывалось, что некий шейх Санивар основал на границах Ташкентского и Кокандско- го уездов новую безнравственную секту[112]. Сами лаачи считают своим основателем безымянного Лаачи-ишана, жившего в последний период существования Кокандского ханства и повешенного по приказу Худояр-хана[113]. Мистический толк, замкнутый образ жизни и враждебный характер проповедей по отношению к людям-нелаачи вызывали к секте неприязненное отношение со стороны населения.
Мусульманское духовенство ополчилось на сектантов и стало травить их как «безнравственных», «кафиров», «сумасшедших» и т. п. По-видимому, именно поэтому лаачи уходили все дальше из районов Ферганской долины и обосновывались в отдельных кишлаках, рекрутируя мюридов среди киргизов Сохской долины и окрестностей При-
памирья. Группы этой секты традиционно верны замкнутости и строгой конспирации.
Имеющиеся письменные источники и изустные предания, таким образом, признают сравнительно недавнее происхождение этих суфийских групп (приблизительно со второй половины XIX в.).
Свое название секта получила, вероятно, от распространенной суфийской формулы «илля-гу», что означает «только он (аллах) один». Отсюда сокращенная форма «иллячи», «ляачи», «лаачи»[114].
О суфийской сущности секты лаачи свидетельствуют принципы ее организации, атрибуты веры и обрядовая сторона. Пиром сектанты признают Лаачи-ишана и считают себя муридами здравствующего ишана[115]. Духовным
отцом их веры признается А. Ясавиг мистические стихи которого и особенно «Хикмат» считаются священными. Они читаются и толкуются на религиозных собраниях (сох- бат).
В 60-х годах было отмечено участившееся паломничество лаачи на известное «святое место» Шахимардан. Часть лаачи наряду с Ясави признала своим духовным покровителем четвертого «праведного» халифа Алиг что и обусловило их паломничество к «мазару Али» на Шахи- мардане. Если этот факт достоверен, то он подтверждает кризис групп лаачи, их стремление выйти из затворничества с тем, чтобы приобщиться к ортодоксальному мусульманству посредством преклонения перед почитаемым в этой местности «святым» Али.
В настоящее время имеют место отдельные попытки активизации деятельности лаачи. При этом всячески раздувается слава Ясави как пира этой суфийской секты. Суфисты, используя отдаленность кишлаков, паразитируют на невежестве части граждан, распространяя религиозномистические идеи и нездоровые принципы исключительности последователей своего тариката.
Небезынтересно, что давняя вражда между мусульманскими ортодоксами и суфиями окончательно не исчезла и ныне. Духовенство мечетей откровенно заклинает ишанизм как вреднейший и архаичный пережиток. Известно немало случаев, когда муллы и актив мечетей вступают с ишанами (или хальфами, муридами) в жаркие споры и доказывают их «заблуждения». Духовенство находит поддержку у Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ), осуждающего ишанов как отступников от канонов мусульманской религии.

В отдельных местностях Средней Азии и Казахстана все еще действуют ишаны, причисляющие себя к различным суфийским орденам или толкам[116]. Их деятельность обычно сопряжена с организацией мусульманских общин, с пропагандой суфийских авторитетов и «святых», с незаконными поборами, насаждением невежественных поверий и т. п. Так, в 1955 г. из рук ишанов вышло «Письмо-нази- дание» («Васият-нома»). Написано оно от имени А. Ясави «с того света». В нем осуждаются ученые и современная культура, зато возвеличивается мистика и нагнетается страх перед карами аллаха за безверье, предсказывается скорый «конец мира»[117].
Подобные подметные письма распространялись неоднократно в расчете на запугивание верующих и активизацию религиозных настроений.
В Киргизии (Наукатский район) не так давно был изобличен в тунеядстве и шарлатанстве ишан Токтосун Каримов, считавшийся пиром суфийской группы «Куфия-сулук». Перед лицом улик и показаний бывших муридов ишана на открытом судебном процессе были выявлены факты преступной деятельности этого святоши, прикрывавшего свой паразитизм напускной важностью «святого человека». Во имя легкого заработка и доступных удовольствий ишан- многоженец брался за излечение любых болезней, распространял обереги, брал мзду со своих многочисленных муридов, проживающих в нескольких областях Киргизии и Узбекистана[118].
Что касается остатков среднеазиатского суфизма на

Кавказе[119], то они продолжают сохраняться главным образом в Чечено-Ингушетии. Носителями их являются группы, называемые именами своих пиров — шейхов Кунта-Хаджи, Амая и других[120]. Муриды этих групп нередко проявляют активность, втягивая в свои сети доверчивых граждан. Они говорят о никчемности образования, греховности общения с немусульманами, осуждают вступление молодежи в пионерские организации, комсомол, насаждают рутину и невежество, возрождают отсталые обычаи, нормы адата и шариата. В Назрановском районе Чечено-Ингушетии муриды на своих тайных сборищах выработали и стали распространять своеобразный «документ», в котором содержалось категорическое требование каждому ингушу строго следовать «десяти пунктам», в противном случае он «лишается всяких взаимоотношений с людьми». В этих же пунктах разъяснялись правила сватовства, дачи и получения калыма, соблюдения кровной мести, проведения похорон[121].
Таково подлинное лицо этих смиренных с виду искателей «истинного пути к богу».
Приведенные факты красноречиво свидетельствуют о том, что носители остаточных пережитков суфизма тщатся насадить среди советских людей антигуманные нормы средневековой морали.
— Антигуманные?— искренне удивится кое-кто. Да ведь хазрет Ясави учил быть смирным и добрым мусульманином. Разве это плохо?
Такое мнение о ясавизме ошибочно. Средневековые призывы к смирению в ярме эксплуатации нельзя сме
шивать с современными нормами общежития, осуждающими хулиганство, пьянство, грубость и т. д. В понятие «добрый мусульманин» суфизм вкладывает отнюдь не тот смысл добра, что сложился в нашем современном понимании. Для ясавизма добром является все то, что сгибает человека в слепой покорности перед эксплуататорами и предполагаемыми сверхъестественными силами. Ясавизмом третируются как раз те качества, которые необходимы для того, чтобы человеку подняться до самосознания Человека и сбросить с себя бесчеловечное иго классового гнета вместе с духовным насилием религии. Учение суфизма принадлежит к разряду той «духовной сивухи» (В. И. Ленин), которая отравляет сознание масс и посредством нравственно-этических норм отрицательного антигуманного содержания воспитывает у них такие качества, как самозабвенную покорность, послушание господам, признание своего рабского положения, почитания вечных «законов бога».
Суфийская «педагогика», как об этом свидетельствуют факты, отнюдь не воспитывает в самих пирах и ишанах того смирения, которого они требуют от завербованных муридов. Более того, маска суфийского «смирения» немедленно с них спадает, обнажая подлинную личину воинствующих собственников-эксплуататоров, как только трудящиеся, осознав свою классовую сущность, становятся на путь революционного преобразования действительности.
Воистину учение, направленное всем своим содержанием на превращение трудящихся в рабов по своим мыслям и действиям, гуманным назвать нельзя.
Иные почитатели ясавизма полагают, что последний не имеет отношения к суфизму и поэтому-де вышеизложенные обвинения направлены не по адресу. К тому же, утверждают они, учение ясавизма строится-де на богатом нравственно-этическом опыте, приобщение к которому якобы обогатило бы педагогику социалистического общества и этику поведения советских людей. Достаточно, мол, для этого отделить от ясавизма некоторые отжившие ар

хаизмы, и общество получит ценную систему нравственно-этических принципов жизни.
Это серьезное заблуждение. Ясавизм нельзя отделять от суфизма и считать пороки мистицизма чуждыми для него. Ни один из признаков суфизма не чужд ясавизму. Это во-первых. Во-вторых, нельзя забывать о том, что мораль ясавизма формировалась восемь веков назад в недрах феодальных отношений и в крайне мистической форме выразила дух своей эпохи. Поэтому принципы нрав- ственно-этической системы социалистического общества не соотносимы с суфийскими поучениями и по крайней мере легкомысленно было бы считать, что, поднявшись на высоты развитого социализма, следует учиться морали у средневековых мистиков.
Беседы с верующими убеждают, что они, не задумываясь, под влиянием традиционных установок ошибочно воспринимают догмы ясавизма как полезное нравственноэтическое учение. Чтобы разобраться в сущности ясавизма, необходимо познакомиться как с историей возникновения, так и с содержанием этого учения. Это в свою очередь поможет нам выяснить и четче представить личность самого Ясави, давшего имя своеобразному суфийскому учению.

<< | >>
Источник: Петраш Ю. Г.. Тень средневековья. 1981

Еще по теме Глава5.Последние из бывших:

  1. 5.6. МЕСТО БЫВШИХ НЕОПОЛИТАРНЫХ СТРАН В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  2. 56 Последние дни: последнее учение
  3. Глава5
  4. Глава5.АБСОЛЮТНЫЙ ИДЕАЛИЗМ
  5. Глава5.с ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯВОСПИТАНИЕ
  6. Глава5.Природная среда и транспорт
  7. Глава5. Эстетика немецкого просвещения
  8. глава5. ЭКОЛОГИЯ СООБЩЕСТВ (СИНЭКОЛОГИЯ)
  9. Глава5.с ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ВОСПИТАНИЕ
  10. Глава5.Республиканская эра(1801-1825
  11. ГЛАВА5.КНЯЖЕСКИЕ УСОБИЦЫИ ПРАВЛЕНИЕ ЯРОСЛАВА МУДРОГО
  12. Глава5.ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС,ЕГО ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  13. ГЛАВА5 ЗЕМЛЯ ГРЕМУЧЕЙ ЗМЕИ ПО СЛЕДАМ МАЙЯ
  14. ГЛАВА5,СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕЗАДАПТИРОВАННЫХ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
  15. Глава5.ВЕЛИКАЯ ЕГИПЕТСКАЯ ДЕРЖАВАВ ЭПОХУ НОВОГО ЦАРСТВА(XVI—XII ВВ. ДО Н. Э.