<<
>>

О совершенстве необходимости

Но несовершенство свободы, несовместимое с необходимостью, станет еще более явным при рассмотрении великого совершенства — быть детерминированным необходимостью.

Может ли что-либо быть совершенным, если оно не является по необходимости совершенным? Ведь то, что и.е есть по необходимости совершенным, может быть и несовершенным, и, следовательно, оно является несовершенным.

Разве не является совершенством в боге неизбежное знание всей истины?

Разве не является совершенством в нем неизбежное счастье?

Разве не является также совершенством в нем желать наилучшего и всегда осуществлять наилучшее? Ведь если все вещи для него безразличны 55, как утверждают некоторые защитники учения о свободе, и если все становится «хорошим» только потому, что он этого «желает», то, значит, он не может иметь ни от своих собственных мыслей, ни от природы вещей мотивов, чтобы предпочитать одни вещи другим, и, следовательно, он должен «желать» без всякого основания или без всякой причины, что нельзя считать возможным ни для одного существа, ибо это противоречит топ самоочевидной истине, что все имеющее начало должно иметь причину. Но если вещи небезразличны для него. то он должен быть строго детерминирован тем, что является наилучшим. Кроме того, поскольку он мудрое существо, он должен иметь какую-то цель и назначение, а поскольку он благое существо, то вещи не могут быть для него безразличными, поскольку счастье разумных и чувствующих существ зависит от его воли при создании вещей. Являются ли основательными в таком случае утверждения защитников свободы о том, что бог есть святое и благое существо, если они придерживаются мнения, что для него «все вещи безразличны» 56, когда он желает чего-либо, и что он может желать и делать все, что они сами считают злым и несправедливым?

Я не могу дать лучшего подтверждения этому аргументу, основанному на рассмотрении атрибутов бога, чем суждение епископа Сарумского; оно имеет тем больший вес, что исходит от великого защитника учения о свободе, который, уступая требованиям истины, был вынужден заявить следующее: «Бесконечное совершенство исключает последовательную цепь мыслей в боге, и потому сущностью божества является одна совершенная мысль, в которой он видит все и желает всего. И хотя ряд его преходящих действий, таких, как творение, провидение и чудеса, происходят во временной последовательности, однако его имманентные действия, его знание и его решения совпадают с его сущностью» 57. И, считая это истинным понятием бога, он вместе с тем допускает, что в связи с этим «возникает большая трудность», которая свидетельствует не в пользу свободы воли бога. Ибо, утверждает он, если предположить, что имманентные действия бога свободны, то нелегко представить, как они согласуются с божественной сущностью, которая очевиднейшим образом обладает необходимым существованием. Но если имманентные действия бога необходимы, то такими же должны быть и преходящие действия как следствия его имманентных действий и цепь строгой необходимости должна пронизывать все устройство ве- щей. А в таком случае и сам бог является существом не свободным, а действующим в соответствии с необходимостью природы. И эту «необходимость, которой бог таким образом подчиняется», добавляет он, некоторые не считают нелепостью. Бог, по их утверждению, с необходимостью справедлив, разумен и благ; и все это происходит в соответствии с внутренней необходимостью, которая проистекает из его собственного бесконечного совершенства. Отсюда они делают выводы: поскольку бог действует в соответствии с бесконечной мудростью и благостью, то вещи не могут быть иными, чем они есть, ибо бесконечно мудрое и благое не может изменяться, ухудшаться или улучшаться.

И епископ делает вывод, согласно которому бог «должен оставить это затруднение, не пытаясь объяснить его или ответить на возражения теми методами, которыми богословы пытаются его разрешить».

Разве ангелы и прочие небожители не считаются более совершенными, чем человек? 58 Имея ясное представление о сущности вещей, они по необходимости должны судить правильно об истине и заблуждении и производить правильный выбор между добром и злом, приятным и пеириятным, а также правильно действовать при оценке и осуществлении выбора. И поэтому, разве не был бы человек более совершенным, чем он есть, если бы, обладая правильным взглядом на сущность вещей, он был строго детерминирован, так чтобы следовать только истине, выбирать только такие объекты, которые делали бы его счастливым, и действовать соответствующим образом?

Далее, разве человек не является тем более совершенным, чем более он способен к убежденности? А разве он не будет более способен к убежденности, если он будет строго детерминирован в своем согласии с тем, что представляется ему разумным, и в своих стремлениях к тому, что кажется ему благим, — более способен, чем если бы он был безразличен к положениям, несмотря на заключающийся в них смысл, или безразличен ко всем объектам, несмотря на то что они кажутся ему хорошими? В противном случае он мог бы не придерживаться никаких принципов и был бы самым необученным и упрямым из всех животных. Все советы и увещевания были бы для него бесполезны. Вы могли бы приводить ему доказательства и указывать на нечто приятное и неприятное, а он стоял бы неподвижно, как скала. Он мог бы отрицать то, что представляется ему верным, соглашаться с тем, что ему кажется нелепым, избегать того, в чем он видит добро, и выбирать то, что он считает злом. Поэтому безразличие к обретению истины, т. е. свобода отрицать ее, когда мы убеждаемся в ней, и безразличие к приятному и неприятному, т. е. свобода отвергать первое и предпочитать последнее, — это прямые препятствия к знанию и счастью. Напротив, быть строго детерминированным тем, что представляется разумным, и тем, что представляется хорошим, — прямой путь к истине и счастью, подлинное совершенство для разумного и чувствующего существа. И действительно, кажется странным, что людям приходится допускать, что бог и ангелы действуют более совершенно, ибо они детерминированы разумом; что часы, мельницы и другие искусственные, не обладающие разумом существа тем лучше, чем более они детерминированы в своем правильном ходе тяжестью и ритмом, — н все-таки они считают, что человек совершенен тем, что не детерминирован своим разумом, а свободен действовать вопреки ему. В таком случае разве нельзя с тем же основанием утверждать, что для правильного хода часов было бы совершенством не быть строго детерминированными, с тем чтобы они могли ходить в зависимости от случая или произвола?

И хотя человек вследствие слабости и несовершенства впадает в ошибки как в суждениях, так и в стремлении к истинному и хорошему, оп все же не так несведущ и несчастлив, когда он строго детерминирован в суждении тем, что представляется разумным, и в желании тем, что представляется лучшим, чем в том случае, если бы он был способен к суждениям, противоречащим его разуму, и к желаниям, идущим против его чувств. В противном случае то, что представляется ложным, приравнивалось бы к истине, а представляющееся злом приравнивалось бы к добру. Но это такие нелепости, которые вряд ли кто-нибудь мог утверждать, особенно если мы учтем, что существует совершенно мудрое и благое существо, которое дало людям чувства и разум, чтобы направлять их.

Наконец, совершенством является строгая детерминированность нашего выбора даже по отношению к самым безразличным для нас вещам. Ибо если бы в таких случаях не было причины выбора и выбор мог быть произвольным, то всякий выбор можно было бы производить без причины и мы не были бы строго детерминированы ни величайшим доказательством — согласием с истиной, ни сильнейшей склонностью к счастью при выборе приятного и уклонении от боли. В силу всего этого совершенство должно быть строго детерминированным. Ибо если какое-либо действие может так или иначе производиться без причины, то тогда причины и следствия не имеют между собой никакой необходимой связи, и поэтому мы вообще никогда не были бы строго детерминированы.

<< | >>
Источник: Мееровский Б.В.. Английские материалисты XVIII в/ ТО М 2. 1967

Еще по теме О совершенстве необходимости:

  1. § 13. Что такое совершенство?
  2. 12.2.2. Совокупность совершенства
  3. § 4. Что такое эстетическая свобода и совершенство?
  4. СУЩЕСТВЕННО ЛИ НЕОБХОДИМА СВОБОДА ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ; О ДУХОВНОЙ И ФИЗИЧЕСКОЙ НЕОБХОДИМОСТИ
  5. Общество: проблема совершенства.
  6. Практика ведет к совершенству
  7. Способ обнаружить моральные совершенства и естественные атрибуты бога
  8. V ' Об истине, совершенстве и других скучных вещах
  9. ГЛАВА III ОБЩЕСТВО: АСПЕКТЫ СОВЕРШЕНСТВА
  10. ОБ АРГУМЕНТАХ В ПОЛЬЗУ СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГА И ЕГО СОВЕРШЕНСТВА НА ОСНОВЕ СИСТЕМЫ МАТЕРИАЛИЗМА
  11. Общий план ответа на четвертое возражение: абсолютно ли необходимо для сохранения рода человеческого общество и абсолютно ли необходима для сохранения общества религия?
  12. Необходимость и случайность
  13. А. Безусловная необходимость