<<
>>

СЛУЧАИ АССОЦИАЦИИ ИДЕЙ, УСКОЛЬЗНУВШИЕ ОТ ВНИМАНИЯ Д-РА РИДА

Я уже замечал, что одной из ошибочных средних посылок в доказательстве, которым усердно ноль зуется наш автор с целью убедить пас, что мы рассуждаем и действуем, повинуясь изначальному инстинкту, а не в связи с приобретенной способностью, является то, что мы якобы не знаем способа, при помощи которого происходит какое-либо действие, и образуем суждения и выполняем действия до опыта.
В первом из указанных случаев он строит неправильное умозаключение из своих предпосылок, а в последнем, я не сомневаюсь, он неправильно истолковывает факты, на которых он основывает доказательство. Я приведу теперь моим читателям несколько примеров ошибок обоих типов. «При некоторых произвольных, равно как и непроизвольных, движениях (д-р Рид в качестве примера последних приводит параллельное движение обоих глаз, которое, но его словам, предшествует привычке в силу природного инстинкта) многие мышцы, — как он говорит (стр. 187), — не имеющие никакой материальной связи, действуют в полном согласии, причем каждая из них приучается выполнять то, к чему она предназначена, в строго определенное время и в строго определенной степени. Однако мы видим, что такие действия выполняются детьми и теми, кто не знает, что они обладают такими мышцами, не менее умело и регулярно, чем это можно наблюдать у наиболее образованных анатомов и физиологов». Из данных предпосылок мы могли бы с таким же успехом вывести заключение, что мы не имеем таких мышц. Действительно, наше знание о специальных мышцах, затрагиваемых в каком-нибудь движении, не имеет никакого значения для его выполнения. Природа в достаточной степени позаботилась об этом в связи с простой способностью ассоциаций, благодаря которой одна идея или одно движение механически вызывают другую ассоциированную идею или другое движение, не затрагивая какую-нибудь произвольную способность в нас. И это проявляется одинаково, принимает ли участие воля в образовании первоначальной ассоциации или не принимает. К несчастью, у меня в раннем детстве были очень тесно связаны между собой идея темноты и идеи невидимых злобных духов и привидений. И в настоящее время, несмотря на то что я не верю ни в какие невидимые силы и, следовательно, в их связь с темнотой и вообще ни во что подобное, я, однако, не могу чувствовать себя совершенно непринужденно в темноте, хотя, как я сам замечаю, я постоянно делаю усилие, чтобы преодолеть этот предрассудок. Равным образом я иногда забавляюсь игрой на флейте, которой я учился не в очень раннем возрасте, так что имею отчетливые воспоминания о том специальном волевом движении, которое я делал всякий раз, когда закрывал пальцем определенное отверстие в инструменте. Но хотя я не обнаруживал больших успехов в игре на этом инструменте, однако я теперь очень часто исполняю на флейте некоторые мелодии, не обращая внимания на пальцы или на особенности мелодии. Я даже играл в концерте, и, как мне говорили, довольно хорошо; однако я настолько забыл обо всем этом, что, за исключением начала, совсем не помию, что именно играл.
То же самое часто случается с читателями. И вот, если бы я рассуждал по способу д-ра Рида, я должен был бы заключить, что в данном случае не было никакого умения, приобретенного привычкой, но что моими пальцами руководил некоторый изначальный инстинктивный принцип и что если я могу делать это, не помня этого, то я мог бы сказать, что это одна из тех способностей, которая, находясь в скрытом состоянии в моем духе, была пробуждена к деятельности соответствующими обстоятельствами. Между тем, по моему мнению, более естественно сказать, что ассоциация между идеями об определенных звуках и причиной определенных движений пальцев сделалась со временем настолько совершенной, что одна идея пробуждала другую без всякой затраты внимания и участия [сознания]. Таким образом, специальное вмешательство хотения, предшествующее каждому движению, постепенно исключалось. Такого рода факты- доказывают, что сила ассоциации так велика и так обширна, что даже все ряды идей, и очень длинные ряды, благодаря этому так связаны между собой, что если появится первый ряд, то все остальные последуют за ним без затраты на них какого-либо внимания или даже прн такой обстановке, когда наше внимание направлено на совершенно другие вещи. 07 4 Том 3 «Кто, — говорит наш автор (стр. 188), — научил все наши мышцы, участвующие в процессах сосания, глотания нищи, дыхания и в некоторых естественных процессах выделения, действовать в совершенном порядке н в точно определенной мере? Конечно, этому научила не привычка». Но в этих и многих других случаях весьма вероятно, что действия наших мышц были первоначально автоматическими, так как они были так устроены нашим создателем, что с самого начала возбуждались и механически сжимались всякий раз, когда требовалась их деятельность. И хотя сами мышцы не имеют связи между собой, однако нервы их связаны и они могут быть так расположены, что одни и те же причины сжатия должны неизбежно затрагивать некоторые из них в одно и то же время или в определенной правильной последовательности. В некоторых пз действий, на которые указывает д-р Рид, мы видим очевидные признаки такого механического прогресса. Увеличение наших знаний в сфере природы вообще и в сфере физиологии может привести к открытию более значительного количества этих признаков, лишь бы только установка на то, чтобы обращаться сразу к последним причинам, не помешала людям проявить соответствующее внимание к данного рода явлениям. Испражнения в первый раз удаляются непроизвольно, но и произвольная власть над мышцами, которые принимают участие в этой операции, очевидно, приобретается постепенно. Та же самая последовательность наблюдается в процессе сморкания. Дети, естественно, не имеют ни малейшего понятия о том, как это делают, равно как они не имеют понятия о том, как нужно ходить. Действие сосания, как я уверен на основании собственных наблюдений, является не врожденным, а приобретенным. То же самое я думаю обо всех действиях, которые д-р Рид и другие, рассуждающие в данных случаях довольно поверхностно, относят к инстинктам. Я желал бы направить всех такого рода лиц к д-ру Гартли, который очень выразительно и обстоятельно писал обо всех этих вопросах. В связи с тем что мы видим предметы прямыми при посредстве обратных образов, д-р Рид говорит (стр. 151), что «предпосылки, из которых все люди, по-видимому, выводят это заключение (очевидно, здесь намек на картезианскую гипотезу), никогда не существовали в умах большинства людей и даже были абсолютно неизвестны им. Чтобы видеть предметы прямыми в соответствии с принципами Кеплера6, мы должны предварительно знать, что лучи света идут от предметов по прямым линиям. Далее, мы должны знать, что лучи от разных точек предмета перекрещиваются, прежде чем вызвать изображение на сетчатке. И наконец, мы должны знать, что все эти изображения на самом деле обратны. И вот хотя все это истина, известная философам, однако это абсолютно неизвестно большей части человечества, и невозможно, чтобы те, кто абсолютно ничего не знает о данных вещах, рассуждали бы, исходя из них, и выводили бы из них заключения». Я не знаю, как к этому отнесутся другие, но меня изумляет, когда я слышу, что умный человек рассуждает столь слабо. Чувствовать вещь, испытывать воздействие от нее, испытывать влияние ее благодаря чувству и руководствоваться им в нашем будущем поведении — все это, конечно, не требует, чтобы мы знали связь, которая существует между объектами и нашими восприятиями. Для этого требуется только, чтобы данная связь существовала. Те, кто ничего не знает о законах зрения, подчиняются тем ие менее этим законам. Таким образом, у них сетчатка, зрительные нервы, мозг и дух различным образом затрагиваются лучами света, которые идут но прямым линиям, пересекающимся перед тем, как они попадут на сетчатку, а на сетчатке действительно возникают изображения независимо от того, знаем мы о них или нет. Все люди, даже самые необразованные, путем опыта приходят к тому, как они должны поворачивать свою голову и глаза, чтобы увидеть какой-нибудь предмет, который оказывает на них впечатление. Эти ассоциации так часты, что мы непосредственно и механически переходим от одной к другой. В тот момент, когда мы воспринимаем какой-либо предмет, мы приводим нашу голову и наши глаза в такое положение, которое дало бы возможность более отчетливо воспринять данный предмет. Так, если мы поворачиваем нашу голову и глаза вверх, то мы видим предмет, находящийся выше нас; но, если мы поворачиваем голову и глаза вниз, мы видим предмет внизу, ничего не зная дальше относительно этого.
<< | >>
Источник: Мееровский Б.В. Английские материалисты XVIII в.. 1968

Еще по теме СЛУЧАИ АССОЦИАЦИИ ИДЕЙ, УСКОЛЬЗНУВШИЕ ОТ ВНИМАНИЯ Д-РА РИДА:

  1. УСТУПКИ Д-РА РИДА И ДРУГИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, КОТОРЫЕ МОГЛИ БЫ СКОРЕЕ ПРИВЕСТИ ЕГО К УЧЕНИЮ ОБ АССОЦИАЦИЯХ ИДЕЙ, ЧЕМ К ЕГО ИНСТИНКТИВНЫМ ПРИНЦИПАМ
  2. ОБ АССОЦИАЦИИ ИДЕЙ
  3. ОЧЕРК II ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА УЧЕНИЕ ОБ АССОЦИАЦИИ ИДЕЙ
  4. О ВОЗРАЖЕНИИ Д-РА РИДА ПРОТИВ ДЕЛЕНИЯ 1-НОМ ЛОККОМ ИДЕЙ НА ИДЕИ ОЩУЩЕНИЯ И ИДЕИ РЕФЛЕКСИИ
  5. Об идеях, их возникновении и ассоциациях, а также о соответствии учения о вибрациях явлениям идей
  6. § CXLVII Восьмое возражение: если атеисты и проводили какое-то различие между добродетелью и пороком, они это делали не посредством идей нравственного добра и зла, а в лучшем случае посредством идей того, что приносит пользу или вред
  7. Д. ПРИСТЛИ ТЕОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА ГАРТЛИ НА ОСНОВЕ АССОЦИАЦИИ ИДЕЙ С ОЧЕРКАМИ, КАСАЮЩИМИСЯ ЭТОГО ПРЕДМЕТА
  8. О движении мышц и двух его видах, автоматическом и произвольном, и об использовании учения о вибрациях и учения об ассоциации идей для объяснения их соответственно
  9. ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА УЧЕНИЕ О ВИБРАЦИЯХ И УЧЕНИЕ ОБ АССОЦИАЦИИ [ИДЕЙ]
  10. Внимание, игра, или Игры для развития внимания
  11. 2.2. ОЦЕНКА ВНИМАНИЯ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА 2.2.1. Оценка устойчивости внимания
  12. ТАБЛИЦА ИНСТИНКТИВНЫХ 1ІРИІІЦИІІ0В д-ра РИДА
  13. ЗАМЕЧАНИЯ НА «ИССЛЕДОВАНИЕ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ДУХЕ» Д-РА РИДА