<<

1. Содержание и юридическая природа правосубъектности советских граждан

Вопрос о правовом положении граждан-один из аспектов более общей

проблемы взаимоотношения личности и общества, социального положения

личности в данном обществе. Права и свободы являются не естественным

придатком отвлеченного индивида, <свободной личности>, о которой так

любит трубить буржуазная пропаганда.

Личность никогда и нигде не

сущевует вне общества, а права и свободы личности - это результат

борьбы или сотрудничества классов, продукт развития общественного и

государственного строя, существующего в данной стране.

<Критерием подлинной свободы и счастья, - говорил на XXII съезде КПСС

товарищ Н. С. Хрущев, является такой общественный строй, который

освобождает человека от гнета эксплуатации, предоставляет ему широкие

демократические права, обеспечивает возможности жить в достойных

условиях, дает ему уверенность в завтрашнем дне, раскрывает его

индивидуальные способности и таланты, укрепляет сознание, что его труд

идет на пользу всего общества. Именно социализм является таким

общественным строем>. (*1).

С первых дней своего существования Советская власть предоставила

трудящимся права и свободы, отвечающие их коренным интересам: право

трудящегося крестьянства на бесплатное наделение землей, право наций на

самоопределение, право трудящихся на 8-часовой рабочий день, на

оплачиваемый отпуск, на социальное страхование за счет государства, на

участие в осуществлении государственной власти; политические свободы

для трудящихся - свободу собраний, митингов союзов, выражения мнений.

(**1) Н. С. Хрущев, Отчет Центрального Комитета Коммунистической

партии Советского Союза XXII съезду партии, М., 196 стр. 103.

-48-

Тем самым Советская власть на деле показала трудящимся, чьи интересы

она защищает, сплотила широкие народные массы вокруг пролетариата на

дальнейшую борьбу против контрреволюционной буржуазии, за победу

социализма.

Победа социализма позволила закрепить в Конституции СССР важнейшие

социальные права трудящихся, прочно гарантированные трудящимся

неуклонным развитием социалистического строя. В связи с ликвидацией

эксплуататорских классов и причин, порождающих эксплуатацию человека

человеком, отпали существовавшие ранее ограничения прав

эксплуататорских элементов.. Политические права и свободы предоставлены

всем советским гражданам на началах подлинного равноправия.

Правосубъектность советских граждан характеризуется подлинным

социалистическим демократизмом, вытекающим из самой сущности советского

строя. Вся политика Коммунистической партии и Советского государства

проникнута заботой о человеке, направлена на всемерное развитие

социалистического производства в интересах повышения жизненного уровня

трудящихся, на охрану труда и счастливой жизни советских людей, их прав

и законных интересов.

В Конституции СССР получили свое выражение такие демократические

принципы правового положения личности в советском обществе, как

наиболее полное предоставление всем гражданам политических и социальных

прав, соответствующих коренным интересам трудящихся; обеспечение

подлинной свободы и неприкосновенности личности; полное равноправие

граждан во всех областях хозяйственной, государственной, общественно

-политической и культурной жизни; гарантированность прав советских

граждан; единство их прав и обязанностей перед советским обществом и

государством.

В период развернутого строительства коммунизма эти принципы правового

статуса граждан будут неуклонно расширяться. Получит всемерное развитие

свобода личности и права советских граждан. Это обязывает рассмотреть

правосубъектность советских граждан прежде всего с точки зрения ее

социально- политического содержания, показать развитие прав и свобод

советских граждан в период развернутого строительства коммунизма.

-49-

Правосубъектность граждан в советском обществе характеризуется

социалистическим содержанием прав предоставленных советскому

гражданину, и возложенных на него обязанностей.

Все права и обязанности

советского гражданина отвечают интересам трудящихся масс, целям

дальнейшего развития социалистического общества по пути к коммунизму.

Социалистический строй предоставил трудящимся самые широкие права и

свободы: право участвовать в осуществлении государственной власти,

политические свободы, свободу и неприкосновенность личности, величайшие

социальные права: право на труд, на отдых, на образование, материальное

обеспечение и многие другие права.

Вместе с тем социалистическое государство возлагает на каждого

гражданина обязанности трудиться на благо общества, соблюдать законы и

правила социалистического общежития, защищать свою социалистическую

Родину, честно относиться к общественному долгу и т. п. В советском

обществе всеми правами и свободами пользуется тот, кто честно исполняет

свои обязанности перед обществом. Использование прав в противоречии с

интересами общества, в ущерб целям коммунистичесского строительства

недопустимо и в ряде случаев карается законом. Например, недопустимо

применение наемного труда в мелком частном хозяйстве, использование

личной собственности, приусадебного участка земли в целях извлечения

нетрудовых доходов. Социалистичесский характер прав и свободы личности

базируется на том, что трудящимся прочно обеспечена свобода от

эксплуатации, нищеты и национального гнета. В этом состоит существо

социалистического общества и основы подлинной социальной

справедливости. Поэтому в числе прав советских граждан нет места праву

частной собственности на средства производства, свободе

предпринимательства, <свободе> пропаганды войны и национальной розни.

Социально-политическое и идейное единство советского народа, вся

система социалистической демократии обусловливают единство прав и

обязанностей граждан социалистических по своему содержанию, отвечающих

подлинным интересам всего советского народа, каждого гражданина и целям

строительства коммунистического общества.

-50-

В пределах единого социалистического содержания права и обязанности

советских граждан можно подразделить по их социальному назначению (*1)

на три основные группы:

1) Политические, права и обязанности.

2) Социально-экономические права и обязанности.

3) Личные права и обязанности.

К области политических прав и обязанностей относятся прежде всего права

и обязанности граждан, обеспечивающие их активное участие в

государственной и общественно- политической жизни. Это-избирательные

права, право поступления на государственную службу, право участвовать в

обсуждении проектов государственных актов и вносить предложения в

государственные органы, право на объединение в общественные

организации, свобода слова, печати, собраний, уличных шествий и

демонстраций. К числу политических обязанностей относятся воинская

обязанность, обязанность соблюдать законы и правила общежития,

обязанность честно относиться к общественному долгу, активно бороться с

антиобщественными поступками.

К области политических прав относятся также права, обеспечивающие

охрану интересов личности Советским государством и общественными

организациями. К числу этих прав мы относим право на обращение к

государственным органам и органам общественности с целью защиты своих

прав и интересов, право граждан на защиту в уголовном процессе.

(**1) Классификация основных прав и обязанностей советских граждан

по их социальному назначению проводится в ряде работ советских юристов.

См., например, А. И. Денисов, Основные права и обязанности граждан, М.,

1948, стр. 3; Н. Г. Александров, Трудовое правоотношение, М., 1948,

стр. 199; А.И.Денисов и М.Г.Кириченко, Советское государственное право,

М., 1957, стр. 249-250; Я.Н.Уманский, Великие права советских граждан,

гарантированные Конституцией СССР, М., 1954. стр. 10; его же Советское

государственное право, М., 1959, стр. 376; А.И.Лепешкин, Курс

Советского государственного права, том первый, М., 1961, стр. 489-490

(далее всюду: А. И. Лепешкин, Курс...). Попытка классификации

социального содержания правоспособности граждан -см. также

О.А.Красавчиков, указанная статья, <Правоведение> 1960 г. № 1.

-51-

Право граждан на защиту иногда относят к области личных свобод, а не к

области политических прав. (*1). Право обвиняемого на защиту является

одним из прав, обеспечивающих неприкосновенность личности и защиты

законных прав и интересов гражданина в уголовном процессе, т. е. в

процессе осуществления государственными органами функций расследования

преступления и правосудия. Оно характеризует собой один из принципов

судебной политики Советского государства. Поэтому его нельзя отнести к

числу прав, обеспечивающих личные способности и стремления гражданина.

Мы относим это право к числу политических прав, обеспечивающих охрану

интересов граждан.

Дальнейшее развитие социалистического демократизма повлечет за собой

расширение политических прав советских граждан и повышение их роли в

жизни советского общества. Например, все большее развитие осуществление

получит право граждан участвовать в управлении делами общества

благодаря повышению роли Советов, профсоюзов и других общественных

организаций и расширению демократических принципов их деятельности.

Наиболее широкой группой прав и обязанностей граждан являются

социально- экономические права обязанности, обеспечивающие участие

граждан в хозяйственной и культурной жизни и удовлетворение их

материальных и культурных потребностей.

Социально-экономические права граждан связаны с распределением

общественного продукта, о котором говорит К. Маркс в <Критике Готской

программы>.

Различные категории этих прав мы связываем с соответствующей частью

расходов на удовлетворение потребностей общества.

К социально-экономическим правам и обязанностям относятся, во-первых,

трудовые права и обязанности граждан, которые обеспечивают приложение

гражданами своего труда в области производства материальных и

культурных благ, в области культуры,

(**1) См. Я. Н. Уманский, Великие права советских граждан,

гарантированные Конституцией СССР, М., 1954, стр. 70; его же Советское

государственное право, М., 1959, стр. 376; О.А.Красавчиков, указанная

статья, <Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 21.

-52-

здравоохранения, управления, а также получение ими в порядке

распределения по труду <...той части предметов потребления, которая

делится между индивидуальными производителями коллектива>. (*1).

Право на труд. и трудовые обязанности граждан направляют труд советских

людей на благо общества, обеспечивают активное участие граждан в

общественнополезном труде.

В период развернутого строительства коммунизма воспитание граждан в

духе добросовестного отношения к трудовым обязанностям, в духе

необходимости труда на пользу общества приобретает первостепенное

значение.

Наряду с возрастанием материальных и моральных стимулов к труду

сохраняется еще необходимость и применения мер принуждения к лицам,

уклоняющимся от общественно полезного труда и ведущим паразитический

образ жизни.

Товарищ Н. С. Хрущев говорил: <Коммунистическое воспитание имеет

важнейшей задачей - утвердить каждого в сознании того, что человек не

может жить без труда, не создавая средства к жизни. Все хорошее, что

делает советский человек, он делает для себя и всего общества.

Добросовестно относиться к своей работе, все делать вовремя и хорошо -

значит на деле заботиться о своих товарищах, которые также работают для

всех, в том числе и для тебя. В этом выражается товарищеское

сотрудничество и взаимопомощь людей нового общества>. (*2).

Полностью сохраняется значение прав граждан на получение доходов по

труду.

В Программе Коммунистической партии Советского Союза говорится: <Партия

исходит из ленинского положения о том, что строительство коммунизма

должно опираться на принцип материальной заинтересованности. Оплата по

труду в течение предстоящего двадцатилетия останется основным

источником удовлетворения материальных и культурных потребностей

трудящихся>. (*3).

(**1) К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т II, М.,

1955, стр. 13.

(**2) Н. С. Хрущев, О Программе Коммунистической партии Советского

Союза, М., 1961, стр. 94.

(**3) <Правда> 2 ноября 1961 г.

-53-

После XX съезда КПСС последовательно осуществляются крупные мероприятия

по упорядочению оплаты труда рабочих и служащих, в ходе которых право

граждан на оплату труда приводится в соответствие с новыми условиями

производства, ликвидируются несоответствия, возникшие в оплате труда

отдельных категорий трудящихся, неоправданный разрыв между

низкооплачиваемыми и высокооплачиваемыми группами работников.

По мере дальнейшего движения нашей страны к коммунизму постепенно будет

сокращаться разница между высокими и сравнительно низкими доходами за

счет подъема благосостояния народа, повышения квалификации все большей

массы рабочих и служащих и соответственного сокращения разницы в оплате

труда <При подъеме благосостояния всего населения,-говорится в

Программе КПСС,-низкие уровни доходов подтянутся к более высоким,

постепенно сократится разница между доходами крестьян и рабочих,

низкооплачиваемых и высокооплачиваемых трудящихся, между доходами

населения различных районов страны>. (*1).

Во-вторых, к социально-экономическим правам следует отнести права

граждан на получение от общества материальных и культурных благ из

общественных фондов независимо от количества и качества их труда В

<Критике Готской программы> К. Маркс указывал, что уже на низшей фазе

коммунизма доля расходов, предназначенных для <совместного

удовлетворения потребностей> за счет общества <...сразу же значительно

возрастет по сравнению с тем, какова она в современном (т. е.

буржуазном.-А. М.) обществе, и будет все более возрастать по мере

развития нового общества>. (*2). Значение расходов Советского

государства и колхозно- кооперативных организаций, направленных на

бесплатное удовлетворение нужд трудящихся, особенно возросло в период

развернутого строительства коммунизма. В настоящее время этими формами

обслуживания охвачены десятки миллионов трудящихся, и в них следует

видеть зримые черты будущего коммунистического

(**1) <Правда> 2 ноября 1961 г.

(**2) К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, М.,

1955, стр. 13. .

-54-

распределения материальных благ. (*1). В соответствии с этим подрастает

и значение таких прав граждан, как право на материальное обеспечение в

старости и в случае потери трудоспособности, право на получение

государственных пособий и стипендий, право на образование, на

бесплатную медицинскую помощь, на получение жилых помещений и других

материальных благ из общественных фондов. Коммунистическая партия

намечает значительный рост общественных фондов потребления, за счет

которых будут все больше удовлетворяться личные потребности людей.

Темпы роста этих фондов превысят темпы увеличения индивидуальной оплаты

по труду.

По мере роста национального богатства в течение двадцатилетия получат

новое развитие права граждан на пользование общественными фондами. Так,

право на материальное обеспечение распространится на всех колхозников,

повысятся размеры пенсий. Дальнейшее развитие получат право на

бесплатное образование во всех учебных заведениях, право на бесплатную

медицинскую помощь, которая будет включать бесплатное получение

медикаментов и санаторное лечение больных. Право на содержание детей в

детских учреждениях также станет осуществляться бесплатно. Гражданам

будут предоставлены новые права на бесплатное пользование общественными

фондами: коммунальным транспортом, квартирными и коммунальными

услугами, некоторыми другими видами бытового обслуживания.

Пользование общественными фондами бесплатно, независимо от того,

связано оно с переходом части общественного продукта в личную

собственность или нет, является практическим осуществлением

коммунистического принципа распределения общественного продукта по

потребностям. Именно поэтому эта группа прав граждан преобразуется в

социальные права личности, которые уже в форме общественных,

неюридических возможностей будут развиваться при коммунизме, когда

полностью исчерпают себя принцип распределения по труду и товарно-

денежные отношения, порождающие в условиях социализма особые категории

имущественных

(**1) См. Н. С. Хрущев, О контрольных цифрах развития народного

хозяйства СССР на 1959-1965 годы, М., 1959, стр. 109, 113 -114.

-55-

прав и обязанностей в гражданских, трудовых и колхозных правоотношениях

социалистического общества.

Гражданские имущественные права и обязанности составляют третью группу

социально- экономических прав граждан в советском обществе. Эти права

не связаны непосредственно с получением какой-либо особой доли

общественного продукта (за исключением имущественных прав, связанных с

вознаграждением за творческий труд, затраченный автором и изобретателем

на создание произведения или изобретения)(*1). Они направлены на

обеспечение тех материальных и культурных интересов граждан, которые

<опосредствуются случайной определенностью индивидуума>,

удовлетворяются в процессе обмена и потребления уже полученных ими от

общества материальных благ. (*2). В социалистическом обществе этот

обмен производится не бесплатно, а с учетом закона стоимости.

Гражданские имущественные права являются средством обеспечения условий

эквивалентного обмена товаров и их потребления.

К числу гражданских имущественных прав относятся право личной

собственности, (*3), право наследования имущества, а также большая

группа обязательственных прав.

(**1) См. Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц, Авторское право, М.,

1957, стр. 126, 127; те же авторы, Изобретательское право, М., 1960,

стр. 197 и след.

(**2) См. К. Маркс, К критике политической экономии, М., 1941 г.

стр. 199-200.

(**3) А. И. Лепешкин относит право личной собственности граждан к

личным правам граждан (см. Курс.., стр. 490, 518-519). Он не

аргументирует этого положения, указывая, что к числу социально-

экономических прав надо отнести лишь те права, которые непосредственно

связаны с материальным производством (см. там же, стр. 489). Нам

представляется это неверным. Право личной собственности является

производным от социалистической собственности, обусловлено в настоящее

время товарно- денежной формой обращения. Оно имеет имущественное

содержание и служит одним из условий материального удовлетворения

личных интересов. Тем самым право личной собственности существенно

отлично от неимущественных прав и сближается с социальными правами,

имеющими экономическое содержание. Как и другие гражданские

имущественные права, право личной собственности связано с участием

граждан в товарном обращении и потреблении материальных благ и тем

самым отличается от прав на участие в общественном производстве

распределении национального дохода, отмеченных нами выше.

-56-

В период развернутого строительства коммунизма большое значение

приобретают те гражданские права, которые не связаны с переходом в

личную собственность общественного имущества-права пользования

общественными фондами. Примером могут служить права граждан на

получение напрокат автомашин, бытовых приборов, мебели, сезонных

предметов домашнего обихода. Права граждан на прокат общественного

имущества будут неуклонно расширяться по мере роста производства

предметов народного потребления.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик

закреплена как элемент содержания гражданской правоспособности

возможность <иметь право пользования жилыми помещениями и иным

имуществом> (ст. 9). Это положение отвечает тенденции развития сферы

товарного обращения в период развернутого строительства коммунизма.

Дальнейшее развитие гражданских прав пойдет от пользования общественным

имуществом за плату к бесплатному пользованию жилищами, санаториями,

машинами, мебелью и прочим общественным имуществом, которое не нужно

будет иметь в личной собственности и не нужно будет оплачивать, так как

законы товарного обмена постепенно отомрут.

Особую категорию прав и обязанностей советских граждан составляют

личные права и обязанности, индивидуализирующие личность гражданина и

обеспечивающие трудящимся применение и развитие их творческих

способностей, духовных интересов и личных склонностей, (*1), а также

опосредствующие личные взаимоотношения граждан между собой. Это-право

неприкосновенности личности, жилища и тайны переписки, право на имя и

на изменение имени, отчества и фамилии, права авторства на произведение

или изобретение. К личным правам надо, по нашему мнению, отнести и

право вступления в брак, право на усыновление и осуществление опеки,

право выбора профессии и места жительства, свободу совести, свободу

передвижения по территории государства. Для реализации таких прав

достаточно личных действий и соглашений граждан.

(**1) См. Е. А. Флейшиц, Личные права граждан СССР и

капиталистических стран, М., 1941, стр. 95-96.

-57-

Лишь в некоторых случаях необходима регистрация, с которой связана

защита субъективных прав государством и охрана общественных интересов

(регистрации брака, рождения, перемены имени).

Личные обязанности граждан - это обязанности, соответствующие личным

правам: обязанность уважать неприкосновенность личности, жилища и тайну

переписки, личные обязанности супругов и лиц, состоящих в родстве,

обязанность регистрации актов гражданского состояния.

Классификация прав и обязанностей по их социальному назначению

показывает, что правовой статус советских граждан обеспечивает им

широкие возможности участвовать во всех областях государственной,

хо-зяйственной, культурной и общественно- политической жизни

социалистического общества, обеспечивает полную свободу личности и

охрану личных интересов каждому члену общества.

По мере успехов развернутого коммунистического строительства система

прав и обязанностей граждан будет неуклонно развиваться и

совершенствоваться.

<Переход к коммунизму, - говорится в Программе КПСС,-означает всемерное

развитие свободы личности и прав советских граждан. Социализм

предоставил и гарантировал трудящимся самые широкие праваи свободы.

Коммунизм несет трудящимся новые великие права и возможности>. (*1).

Вместе с тем в Программе КПСС подчеркивается значение воспитания

трудящихся в духе добровольного, добросовестного исполнения своих

обязанностей, ведущего к органическому соединению прав с обязанностями

в осуществлении единых норм будущего коммунистического общества.

С точки зрения юридической природы в правовом статусе советских граждан

различаются:

1) Общие права и обязанности (элементы правоспособности),

2) Права и обязанности определенного содержания.

В правовой статус советских граждан входят, например, такие гражданские

права, как право иметь имущество

(**1) <Правда> 2 ноября 1961 г.

-58-

в личной собственности, возможность иметь право пользования жилым

помещением, иметь авторские права на произведения науки, литературы и

искусства, на открытия, изобретения, рационализаторские предложения.

Эти права предусмотрены в ст. 9 Основ гражданского законодательства

Союза ССР и союзных республик как элементы гражданской правоспособности

граждан. Представляется, что было бы полезно указать в этой статье

Основ и общие обязанности граждан, например, обязанность использовать

личное имущество исключительно для потребительских нужд, исполнять

обязательства, охранять личные и имущественные интересы других лиц и

нести ответственность за причиненный вред.

В области трудового права правовой статус граждан выражен в таких

основных правах и обязанностях, как право на труд, право на отдых,

обязанность блюсти дисциплину труда. Эти основные права и обязанности

являются конституционной предпосылкой возникновения разнообразных

трудовых субъективных прав и обязанностей граждан в трудовых

правоотношениях, т. е. элементами трудовой правоспособности.

В правовой статус граждан входят и такие общие права, как право

поступать в колхоз, право вступать в брак, право обращения к суду за

защитой, к органам государства с жалобами и заявлениями. Все эти общие

права и обязанности служат предпосылкой участия граждан в правовых

отношениях, предусмотренных нормами различных отраслей советского

права. Поэтому они по своей юридической природе являются элементами

правоспособности граждан.

К числу прав определенного содержания мы относим политические свободы,

избирательные права, право на образование, право на материальное

обеспечение и свободу совести. Отраслевыми законодательными актами

предусмотрены такие определенные права граждан, как право на получение

земли в пользование, (*1), право

(**1) Г. А. Аксененок предлагает рассматривать это право как

земельную правоспособность граждан (см. Г.А.Аксененок, Земельные

правоотношения в СССР, стр. 119 и след.). Однако едва ли верно, что

право на получение земли является <равным общим правом граждан>,

служащим предпосылкой земельных правоотношений. Содержание этого права

точно определено для различных категорий лиц, указанным размером и

целевым назначением участка земли. Права землепользователя сводятся

поэтому к осуществлению права на получение земли в пользование,

предоставленного данной категории граждан (колхозникам, единоличникам,

рабочим и служащим совхозов или жителям городов и т.п.), а не к

приобретению каких-либо новых прав и обязанностей на основе общей

правоспособности. Предпосылкой земельных правоотношений служит

административная правоспособность граждан, поскольку отвод земли

происходит в административном порядке.

-59-

определенных категорий лиц на трудоустройство, родительские права,

право на усыновление и осуществление опеки и некоторые другие.

Обязанности граждан также в своем большинстве носят определенный

характер. Таковы основные обязанности нести воинскую службу, беречь и

укреплять социалистическую собственность, соблюдать законы, дисциплину

труда, а также предусмотренные отраслевыми актами обязанности

регистрации актов гражданского состояния, обязанность являться по

вызову в суд и давать свидетельские показания, обязанности, вытекающие

из различных административных правил (правил паспортного режима,

уличного движения и т. п.) и из запретов уголовноправовых норм.

В науке советского гражданского права различают понятия

правоспособности и дееспособности граждан. Это разграничение прямо

вытекает из текста Гражданского законодательства. Гражданская

правоспособность определяется как <...способность иметь гражданские

права и обязанности...>, а дееспособность-как <...способность лица

своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя

гражданские обязанности...>. (*1). Таким образом, наличие

правоспособности не связано с тем - признается за личными действиями

человека юридическое значение или нет. Дееспособность возникает тогда,

когда действиям лица ввиду его достаточной умственной зрелости

придается юридическое значение.

Дееспособность по существу и означает способность человека к совершению

личных юридических действий, направленных на осуществление им своих

прав и обязанностей, на приобретение новых субъективных прав

(**1) Ст.ст. 4 и 7 ГК РСФСР и соответствующие статьи гражданских

кодексов союзных республик, ст. 8 Основ гражданского законодательства

Союза ССР и союзных республик.

-60-

и обязанностей, (*1), а также способность нести личную ответственность

за свои неправомерные действия.

Дееспособность следует рассматривать не как составную часть правового

статуса, а как особое качество правосубъектности, служащее условием

осуществления прав и обязанностей. Как правило, субъект права обладает

дееспособностью. Однако в области гражданского права и процесса

гражданин признается субъектом права и при отсутствии дееспособности.

Разграничение право- и дееспособности совершенно необходимо для

имущественных правоотношений граждан, регулируемых советским

гражданским правом. Без такого разграничения невозможно было бы,

например, наследование малолетними детьми, пользование ими жилищем,

земельными участками на равных правах с родителями. Признание

умалишенных и малолетних неправоспособными привело бы к существенному

ущемлению их имущественных интересов. Поэтому наличие гражданской

правоспособности не зависит от возраста и психического состояния лица,

а наличие гражданской дееспособности гражданина зависит от этих

условий(*2).

Возможность разделения гражданской право- и дееспособности граждан

обусловлена характером имущественных правоотношений в сфере обмена и

личного потребления, которые не требуют обязательного личного участия

субъекта права, допускают возможность совершения сделок другим

лицом(*3). В связи с этим в гражданском праве широко развит институт

представительства на основе закона или договора поручения(*4).

Представительство в области гражданских правоотношений

(**1) Такое определение дееспособности дают румынские авторы С.

Гимпу и С. Гроссу (см. Capacitatea si representarea persoanelor fizice

in dreptul Republicii Populare Romine, Bucuresti, 1960, р. 12). С. Ф.

Кечекьян также связывает дееспособность с возможностью совершения

действий, вызывающих юридические последствия (см. Правоотношения...,

стр. 85).

(**2) См. С. Н. Братусь. Субъекты..., стр. 18.

(**3) См. Н. Г. Александров, Трудовое правоотношение, стр. 148-149.

(**4) Договор поручения является не замещением дееспособности, а

лишь поручением совершить определенные действия (ст. 251 ГК). Мы

ссылаемся на него лишь для того, чтобы показать возможность передачи

полномочий на совершение гражданских юридических действий другим лицам.

-61-

не противоречит интересам государства, а для граждан создает

дополнительные возможности удовлетворения их имущественных интересов.

Различие право- и дееспособности граждан и институт представительства

имеют место также в гражданском процессуальном праве(*1). Оно

соответствует различию гражданской право- и дееспособности. Однако

перепоручение личных действий другим лицам явно немыслимо в

брачно-семейных, трудовых, колхозных правоотношениях. Это хорошо

обосновано советскими учеными для трудовых правоотношений(*2). Трудовая

деятельность может осуществляться только самим трудоспособным лицом.

Распоряжение чужой способностью к труду несовместимо с гражданской

свободой и означает порабощение личности, которое немыслимо для

советского общества. Поэтому в области трудового права гражданин не

может обладать правоспособностью без дееспособности. Эти качества

неразделимы. Аналогичное положение имеет место в области брачно-

семейных и колхозных отношений.

В сфере государственного, административного, земельного, уголовного

права, где значительное место в правовом статусе граждан занимают права

и обязанности определенного содержания, дееспособность означает для

граждан возможность самостоятельно осуществлять эти права и обязанности

юридическими действиями. В этих отраслях советского права также можно

отметить отдельные права, которые принадлежат недееспособным лицам и

осуществляются через представителей. Например, право на получение земли

и использование принадлежит детям наряду с родителями, но малолетние не

могут сами требовать выдела своей доли, наделения их земельным

участком(*3). Право на пенсию по случаю потери кормильца имеют

малолетние и несовершеннолетние члены семьи умершего, состоявшие на его

иждивении. Но назначение пенсии происходит

(**1) См. ст. 28 Основ гражданского законодательства Союза ССР и

союзных республик, ст. ст. 2, 12, 15 ГПК РСФСР, ст. ст. 43 КЗоБСО

РСФСР.

(**2) См. Н. Г. Александров, Трудовое правоотношение стр. 173; А.

Е. Пашерстник, Право на труд, 1951, стр. 28 и далее.

(**3) См. ст.ст. 43, 67, 73, 75, 88 ГК РСФСР. Подробнее об этом см.

Г. А. Аксененок, Земельные правоотношения в СССР, стр. 121-122.

-62-

здесь по заявлениям родителей либо органов опеки.

Для наличия права на образование, на медицинскую помощь также не

обязательно требуется дееспособность. Г. И. Петров правильно указывает,

что права ребенка на поступление в школу осуществляют его родители(*1).

Следует лишь подчеркнуть, что под <осуществлением права> имеется в виду

совершение юридических действий родителями (запись ребенка в школу,

выполнение закона о всеобщем обучении), а не само обучение в школе,

которое не порождает правоотношений для ребенка.

Однако большинство прав определенного содержания может осуществляться

только личными юридическими действиями, при личном участии самого

носителя права. Таким путем осуществляются, например, право избирать и

быть избранным в государственные органы, право объединения в

общественные организации, политические свободы, право занимать

государственные или общественные должности. Эти права не возникают с

момента рождения. Лишь тогда, когда гражданин достигает установленного

законом возраста, подобные <личные> (т. е. осуществляемые лишь личными

действиями) права предоставляются гражданину и могут осуществляться

только им самим (хотя в отдельных случаях и допускается помощь других

лиц).

Например, право избирать в государственные органы возникает при

достижении 18 лети осуществляется только лично. До 18 лет у гражданина

нет не только способности осуществлять это право (т. е.

дееспособности), но и способности иметь его, т. е. нет самого

права(*2). То же самое следует сказать о таких правах, как право быть

опекуном, попечителем, право занимать те или иные должности в

государственном аппарате. До достижения указанного законом возраста

подобных прав у гражданина не возникает, а с достижением этого

возраста-возникает и право и <способность его

(**1) См. Г. И. Петров, Сущность.., стр. 75.

(**2) Ц. А. Ямпольская неправильно различает право- и

дееспособность применительно к избирательным правам, полагая, что

способность обладать этими правами возникает независимо от возраста

(см. ее статью в сборнике <Вопросы советского государственного права>,

М., 1959, стр. 155-156). Критику этого положения см. О.С.Иоффе и

М.Д.Шаргородский. Вопросы теории права, стр. 209.

-63-

осуществления>. Поэтому в указанных случаях определенные права

возникают только у дееспособного гражданина.

Дееспособность не следует рассматривать как <способность осуществлять

обязанности>, вытекающие из административных правил и уголовноправовых

запретов. Соблюдение этих обязанностей осуществляется либо простым

бездействием, либо действиями, не влекущими за собой юридических

последствий. Дееспособность означает возможность нести личную

ответственность за нарушение юридических обязанностей. В области

гражданского права возможность нести лично ответственность за

причинение вреда (деликтоспособность) рассматривается как содержание

дееспособно- сти. (*1). Такая ответственность возможна только для

дееспособного субъекта.

Следует при этом иметь в виду, что в области гражданского права имеет

место имущественная ответственность недееспособного по сделкам,

заключенным его представителем, поскольку последние порождают

обязанности для представляемого. Это-один из случаев ответственности не

за свои, а за чужие действия.

В области уголовного, административного, трудового права

ответственность всегда носит личный характер, и обязанности

неимущественного содержания возникают здесь только для дееспособного

лица. Поэтому возможность нести ответственность является здесь одной из

черт единого качества правосубъектности.

2. Возникновение и прекращение правосубъектности граждан по советскому

праву

Условия возникновения и прекращения правосубъектности граждан

установлены Советским государством в полном соответствии с интересами

трудящихся, на началах подлинного демократизма. Важнейшей политической

предпосылкой признания лица полноправным субъектом советского права

является принадлежность к советскому гражданству. Институт советского

гражданства - это совокупность норм

(**1) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 64; Е.А.Флейшиц,

Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения, М.,

1951, стр. 96.

-64-

советского государственного права, определяющих круг лиц, признаваемых

гражданами СССР, порядок приема в советское гражданство, выхода из него

и порядок лишения гражданства СССР(*1). Регламентируя порядок

приобретения советского гражданства и выхода из него, институт

гражданства не содержит норм, устанавливающих права и обязанности лиц,

состоящих в гражданстве СССР, за исключением норм о порядке перемены

гражданства(*2). Совокупность прав и обязанностей граждан СССР

определяется не институтом гражданства, а Конституцией и законами СССР

и союзных республик. Отсюда следует, что гражданство - не особый

элемент, а предпосылка правосубъектности советских граждан.

Значение советского гражданства заключается в том, что оно является

официальным выражением принадлежности лица к советскому народу, к

населению Советского государства. Из этой принадлежности вытекает

обязанность государства охранять интересы советских граждан как на

территории СССР, так и за его пределами, а также возможность применения

к лицу всех законов, определяющих правовое положение личности на

территории СССР и за его пределами. (*3).

Как же влияет признание лица гражданином СССР на объем и содержание его

правосубъектности?

Приобретение советского гражданства предполагает, что с достижением

совершеннолетия лицо приобретает полный объем правосубъектности

допускаемой советскими законами.

Единое союзное гражданство, установленное ст. 21 Конституции СССР для

граждан всех союзных республик, является важнейшим условием обеспечения

равноправия граждан независимо от национальности.

(**1) Эти вопросы регламентируются ст. 21 Конституции СССР и

соответствующими статьями конституций союзных республик. Законом о

гражданстве СССР 19 августа 1938 г. (<Ведомости Верховного Совета СССР>

1938 г. № 11), специальными законами и указами.

(**2) См ст.ст. 4 и 6 Закона 19 августа 1938 г. и ст. 35 КЗоБСО

РСФСР.

(**3) См. <Советское государственное право>, М., 1938, стр. 275;

Д.Гайдуков, Гражданство СССР, 1940, стр. 10; <Краткий юридический

словарь>, 1945, стр. 77; А.И.Лепешкин, Курс.., стр. 457- 458.

-65-

Согласно конституциям союзных республик граждане других союзных

республик пользуются одинаковыми правами с гражданами данной союзной

республики. Прием иностранцев в советское гражданство также не зависит

от их национальности и расы.

Правосубъектность, возникающая на основе советского гражданства, не

может быть изменена без указанных в законе оснований. Таким образом,

советское гражданство является условием равного применения к лицам всех

советских законов.

Лица, проживающие на территории СССР и не имеющие советского

гражданства, обладают статусом иностранцев (*1) или лиц без

гражданства.

В настоящей работе мы рассматриваем лишь вопрос о предпосылках действия

советского законодательства в отношении иностранцев, т. е. о

предпосылках их правового статуса по советскому праву. (*2).

Особенность правового статуса иностранцев заключается прежде всего в

том, что они не утрачивают связи с государством, гражданами которого

являются и, в то же время, находясь на территории СССР либо вступают в

правоотношения, возникающие на его территории (например, в силу

открытия наследства), подпадают под суверенитет Союза ССР. Вследствие

этого двойственного положения на иностранцев распространяется как

действие советских законов, так в определенных случаяхи действие

законов иностранного государства.

На лиц без гражданства, наличие которых в СССР в каждый данный момент

объясняется различными причинами, распространяется советское

законодательство.

(**1) Этот принцип нашел свое отражение в ряде соглашений СССР со

странами народной демократии (см., например, ст. 8 Конвенции между СССР

и Народной Республикой Болгарией <Об урегулировании вопроса о

гражданстве лиц с двойным гражданством> и соответствующие статьи

конвенций с другими социалистическими государствами). <Ведомости

Верховного Совета СССР> 1958 г. № 7 стр. 141.

(**2) Подробное рассмотрение содержания правового положения

иностранцев выходит за рамки нашей работы, так как здесь нам пришлось

бы обратиться к международному частному праву, иностранному

законодательству. См. об этом М.М.Богуславский и А.А.Рубанов, Правовое

положение иностранцев в СССР, М., 1959, Л.А.Лунц, Международное частное

право, М., 1941 стр, 141-164.

-66-

и на территории СССР они выступают только как субъекты советского

права.

Источником правосубъектности иностранцев согласно п. <п> ст. 14

Конституции СССР является союзное законодательство о правах

иностранцев, а также действующее республиканское законодательство(*1).

Правовое положение иностранцев и лиц без гражданства определяется

советским законодательством на основе принципа полного равноправия

граждан независимо от пола, национальности, расы, цвета кожи,

вероисповедания. Иностранцы и лица без гражданства пользуются в

принципе всеми социально- экономическими и личными правами,

предоставленными законом гражданам СССР(*2). Они несут также уголовную

ответственность наравне с гражданами СССР, за исключением

дипломатических представителей и иных лиц, пользующихся правом

экстерриториальности, а также иностранцев, совершивших преступления вне

пределов СССР(*3).

Таким образом, социальные и личные права иностранцев и лиц без

гражданства по общему правилу приравнены к статусу советских граждан. В

указанных выше областях им предоставлен так называемый <национальный

режим>, т. е. действует принцип общепризнанных норм международного

права.

(**1) Международные соглашения, нормы международного права

определяют лишь объем и порядок применения советских или иностранных

законов к гражданам иностранных государств. Прямое регулирование прав

иностранцев международными соглашениями имеет место только в силу

прямого указания закона или соглашения (см. ст. 129 Основ гражданского

законодательства Союза ССР и союзных республик).

(**2) В области гражданского и семейного права это прямо

предусмотрено законом (см. ст. 8 Постановления ВЦИК от 11 ноября 1922

г. о введении в действие ГК РСФСР - СУ РСФСР 1922 г. № 7, ст. 904 и

соответствующие статьи законов о введении в действие ГК других союзных

республик; ст.ст. 35, 36 КЗоБСО РСФСР и соответствующие статьи КЗоБСО

других союзных республик). Основы гражданского законодательства Союза

ССР и союзных республик также закрепляют этот принцип (ст ст. 122,

123). В области советского трудового, земельного, процессуального права

это вытекает из самого смысла законодательства, из ст. 123 Конституции

СССР, не допускающей ограничения прав граждан по национальному

признаку.

(**3) См. ст. 4 Основ уголовного законодательства Союза ССР и

союзных республик, ст.ст. 4 и 5 УК РСФСР.

-67-

Но начала <национального режима> применимы не везде и не всегда.

Например, объем политических прав и обязанностей иностранцев и лиц без

гражданства уже, чем объем прав и обязанностей советских граждан.

Советский закон не предоставляет иностранцам избирательных прав, (*1),

а также не возлагает на них обязанности нести военную службу. Это

связано с тем, что политические права и обязанности каждый гражданин

осуществляет в своей стране.

Вместе с тем ст. 129 Конституции СССР предоставляет иностранным

гражданам, преследуемым за защиту интересов трудящихся, за научную

деятельность или национально- освободительную борьбу, особое

политическое право - право убежища. В отличие от капиталистических

правительств, не только предоставляющих право убежища террористам и

военным преступникам, но и активно поддерживающих их деятельность,

враждебную Советскому Союзу, другим социалистическим странам и странам,

освободившимся от колониальной зависимости, право убежища в Советском

Союзе предоставляется только борцам за демократию, за дело трудящихся и

без какого бы то ни было вмешательства в дела других государств. Право

убежища в СССР предполагает гарантию безопасного проживания в стране

(невыдачу эмигранта преследующему его правительству) и пользование

всеми демократическими правами и свободами на началах национального

режима.

В области административного права граждане иностранных государств,

разумеется, несут обязанности соблюдать общественный порядок и могут

быть привлечены к административной ответственности. Защита их прав и

интересов, в частности регистрация актов гражданского состояния,

обращение в органы советского государственного управления,

осуществляется иностранцами через свои консульские представительства.

В области советского гражданского и трудового права допускается

возможность установления специальными законами ограничений отдельных

прав иностранцев и лиц без гражданства. К числу таких специальных

ограничений относится, например, правило ст. 19 Воздушного

(**1) См. ст. 9 Положения о выборах в Верховный Совет СССР, ст. 9

Закона о судоустройстве РСФСР.

-68-

кодекса СССР, согласно которому в состав экипажа гражданских воздушных

судов могут входить только граждане СССР, аналогичное правило Кодекса

торгового мореплавания 1929 года для замещения должностей капитанов и

некоторых других должностей экипажа судов. Советское законодательство

допускает также применение реторсии, т. е. ограничения правового

статуса иностранцев тех государств, в которых установлены ограничения

для прав советских граждан(*1).

Однако все эти ограничения прав иностранцев не означают какого-либо

отступления от демократических начал определения правового положения

иностранцев и лиц без гражданства в СССР. Они являются общепринятыми в

международной практике, вытекают из самого существа государственного

суверенитета и необходимости охраны интересов советского народа.

Предпосылкой возникновения полной правосубъектности советских граждан

является достижение определенного в законе возраста.

По советским законам гражданин становится субъектом права с момента

рождения(*1). Но при этом возникает еще неполный объем

правосубъектности. С момента рождения возникает право лица на признание

за ним советского гражданства, право на имя, гражданская

правоспособность. Малолетние граждане пользуются правом на образование,

а также правом на материальное обеспечение в случае потери

кормильца(*2), правом на медицинское обслуживание, правом на получение

земли в

(**1) Возможность установления указанных ограничений и правило

реторсии предусмотрены ст. 8 Постановления ВЦИК о введении в действие

ГК РСФСР. Эти правила предусмотрены и ст. 122 Основ гражданского

законодательства Союза ССР и союзных республик. Реторсия принимается,

обычно, как временная и ответная мера. В порядке реторсии Советское

государство добивалось отмены необоснованных таможенных ограничений и

других актов дискриминации прав советских граждан в некоторых

буржуазных государствах.

(**2) Как известно, в области наследственного права

правоспособность возникает еще до рождения ребенка. Это важно для

защиты интересов детей, зачатых при жизни наследодателя, но родившихся

после открытия наследства (см. примечание к ст. 418 ГК РСФСР).

(**3) См. Закон о государственных пенсиях, раздел IV.

-69-

пользование в составе семьи(*1). Таким образом, за малолетними детьми в

СССР признается и обеспечивается возможность пользоваться некоторыми

правами, необходимыми для охраны их интересов и потребностей,

соответствующих нормальному здоровому развитию ребенка для подготовки

его к общественнополезной деятельности. Естественно, что малолетние не

в состоянии самостоятельно защищать свои права и разумно пользоваться

ими. Поэтому они по закону не обладают дееспособностью, а защита их

прав и интересов возлагается на законных представителей, которые могут

действовать исключительно в интересах детей.

С достижением 14 лет правосубъектность граждан несколько расширяется.

Несовершеннолетний частично приобретает гражданскую дееспособность.

(*2). Изменение гражданства детей в возрасте от 14 до 18 лет может

последовать только с их согласия. (*3). С 16 лет признается возможность

вступать в трудовые правоотношения, (*4), право поступления в колхоз и

другие кооперативные организации(*5). С достижением 16 лет возникают

административные права и обязанности (право получения паспорта,

обязанность прописки, состоять на воинском учете).

По советскому уголовному праву достижение 18-летнего (в исключительных

случаях-14-летнего) возраста является одним из условий привлечения лица

к ответственности(*6). Привлечение к административной ответственности

также имеет место лишь с достижением определенного возраста. К

сожалению, нормы советского административного права не всегда четко

определяют этот возраст. Ц. А. Ямпольская правильно указывала

(**1) См. Г. А. Аксененок, Земельные правоотношения в СССР, стр.

119 и след.

(**2) В некоторых случаях дееспособность возникает и ранее.

НаНпример, с 10-летнего возраста без согласия усыновляемого не

допускается усыновление детей, присвоение им имени, отчества и фамилии

усыновителей и запись усыновителей в качестве родителей (ст. 63 КЗоБСО

РСФСР).

(**3) См. ст. 6 Закона о гражданстве СССР.

(**4) См. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1956

г. <Об усилении охраны труда подростков>, <Ведомости Верховного Совета

СССР> 1956 г. № 24, ст. 529.

(**5) См. ст. 7 Примерного устава сельскохозяйственной артели ст. 8

Примерного устава сельпо.

(**6) См. ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и

союзных республик.

-70-

в частности, что <правила поведения детей и подростков в общественных

местах> устанавливают ответственность родителей только за действия

детей, но не говорят о подростках от 14 до 16 лет. Она правильно

предлагает установить общий возраст административной ответственности с

16 лет(*1). Ответственность подростков с 14 до 16 лет должна носить

общественно- воспитательный характер.

Г. И. Петров ошибочно полагает, что частичная административная

ответственность граждан возникает со школьного возраста, ссылаясь при

этом на <наказания>, установленные приказом Министра просвещения РСФСР

от 12 декабря 1951 г. <Об укреплении дисциплины в школе>. (*2). Меры

взыскания по отношению к школьникам носят характер общественного

воздействия, а не юридической ответственности.

Полный объем правосубъектности гражданина наступает с достижением 18

лет. С этого момента гражданин наделяется полной дееспособностью и

получает, за некоторыми исключениями, все права в политической,

хозяйственной и культурной жизни, несет все обязанности.

Низкий возраст совершеннолетия позволяет предоставить широкие права

молодежи.

Как правило, после достижения совершеннолетия правосубъектность

советских граждан не изменяется. Отдельным исключением является

возникновение права быть избранным в органы государства с 21 года или с

23 лет. С достижением престарелого возраста или в случаях инвалидности

граждане освобождаются от несения некоторых обязанностей (обязанности

трудиться, нести военную службу). Право на материальное обеспечение в

полном объеме возникает лишь с достижением престарелого возраста (право

на пенсию по старости). Но частично это право существует и раньше

(право на пенсию по инвалидности, в случае потери кормильца, на пособие

по временной нетрудоспособности).

Правосубъектность гражданина прекращается с его смертью. Прекращение

правосубъектности гражданина презюмируется также в случае признания

безвестно отсутствующего умершим. Вопросу о безвестном

(**1) См. Ц. А. Ямпольская, указанная статья в сборнике <Вопросы

советского государственного права>, М., 1958, стр. 158-159.

(**2) См. Г И.Петров, Сущность.., стр. 75, 76.

-71-

отсутствии и его юридическом значении посвящена обширная литература в

области советского гражданского права(*1). Поэтому нам нет

необходимости возвращаться снова к исследованию этого вопроса. Мы

присоединяемся к той точке зрения, согласно которой признание безвестно

отсутствующего умершим является актом, устанавливающим презумпцию

смерти лица со всеми вытекающими отсюда последствиями. Одним из этих

последствий является прекращение правосубъектности гражданина, который

так же презюмируется, как и факт смерти. Как и всякая другая

презумпция, известная советскому праву, признание безвестно

отсутствующего лица умершим может быть опровергнуто явкой лица,

вследствие чего будут восстановлены как правосубъектность, так и

сохраняющие свое действие субъективные права гражданина.

-72-

3. Принцип равноправия советских граждан

Права предоставляются всем советским гражданам, а обязанности

возлагаются на них на началах подлинного равноправия во всех областях

хозяйственной, государственной, общественно- политической и культурной

жизни.

Равноправие граждан независимо от национальности, расы, пола,

вероисповедания было осуществлено в первые месяцы советской власти.

Великая Октябрьская социалистическая революция могучей волной смела все

остатки феодально- сословного неравенства в положении граждан, которые

существовали в царской России и были сохранены Временным правительством

после Февральской революции. Декретами Октября было упразднено деление

населения на сословия и гражданские чины и установлено единое

наименование <гражданин Российской

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. 1, М., 1950, стр. 128-

129; П.Я.Орловский, Признание безвестно отсутствующего лица умершим в

условиях войны, <Социалистическая законность> 1942 г. № 5;

Е.Прянишников, Безвестное отсутствие, <Советская юстиция> 1940 г. №

16-18, стр. 13; И.Б.Новицкий, Вопросы гражданского и трудового права в

условиях войны, <Ученые записки ВИЮН>, вып. III, 1946 г., стр. 122-123;

А.К.Юрченко Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву,

автореферат кандидатской диссертации. Минск, 1954; Г.Н.Амфитеатров,

Институт безвестного отсутствия в нашем праве, <Социалистическая

законность> 1946 г. № 7-8, стр. 16 и другие работы.

-72-

республики>(*1), были полностью уравнены права военнослужащих с правами

всех граждан. (*2). Впервые в мировой истории было провозглашено и

закреплено равноправие женщины с мужчиной. Декларация прав народов

России законодательно закрепила равенство и суверенность народов России

и отмену всех национальных и национально- религиозных ограничений и

привилегий.

Таким образом, в течение нескольких месяцев Советское государство

провело в жизнь такое последовательное равноправие граждан, какого не

достигли капиталистические страны в течение полутора-двух веков своего

существования и которого в полной мере в капиталистическом обществе нет

и до сих пор.

В переходный от капитализма к социализму период, когда существовали еще

остатки эксплуататорских классов, Советское государство выступало как

диктатура рабочего класса. В этот период пролетарская демократия не

могла обеспечить равноправия трудящихся и эксплуататорских элементов,

равных прав для всего населения. Она неизбежно сочеталась с подавлением

свергнутых эксплуататорских классов, с ограничениями демократии для

представителей этих классов, а следовательно, и с ограничениями их

прав(*3).

Острая классовая борьба капитализма против Советского государства в

годы гражданской войны и иностранной военной интервенции, в годы

длительной экономической блокады вызвала необходимость суровых

ограничений прав эксплуататорских элементов, специфичных для условий

социалистической революции в России.

Конституция РСФСР 1918 года закрепила лишение эксплуататорских

элементов активного и пассивного, избирательного права (ст. 65). В

Конституции было также закреплено полномочие высших органов Республики,

<руководствуясь интересами рабочего класса в целом, лишать отдельных

лиц и отдельные группы лиц прав, которые используются ими в ущерб

интересам социалистической революции> (ст. 23).

Победа социализма и ликвидация эксплуататорских классов в СССР

позволили закрепить в Конституции

(**1) СУ РСФСР 1917 г. № 3, ст. 31.

(**2) См. Декрет СНК 16 декабря 1917 г. <Об уравнении всех

военнослужащих в правах> (СУ РСФСР 1917 г. № 9, ст. 139).

(**3) См. В. И. Ленин, Соч., т. 28, стр. 235.

-73-

СССР 1936 года принцип полного равноправия граждан независимо от пола,

национальности и расы, социального происхождения, имущественного

положения и прошлой деятельности, образования и вероисповедания.

Принцип равноправия граждан в социалистическом обществе находит свое

закрепление в равенстве их правового статуса, т. е. основных, общих для

всех групп населения прав и обязанностей. Но индивидуальные

субъективные права и обязанности, приобретаемые гражданами при

различных фактических обстоятельствах, в различных правоотношениях, не

могут быть равными для всех. Хорошо известно, что права и обязанности

рабочих и служащих как работников государственных предприятий и

учреждений отличаются от прав и обязанностей колхозников как членов

колхоза. Различны даже права и обязанности рабочих и служащих разных

профессий и специальностей, работающих в одном и том же учреждении или

предприятии, но занимающих разные должности. Права военнослужащих также

отличны от прав других трудящихся. Неодинаковы и семейные, родительские

права и обязанности для разных людей, поскольку различно их семейное

положение. Эти очевидные факты вытекают из того, что социальное

равенство в смысле уничтожения антагонизма классов не означает

уничтожения всяких различий между людьми. Фактические различия в

способностях, в семейном положении людей на низшей фазе коммунизма

ведут к различным формам реализации гражданами их правового статуса. К.

Маркс убедительно показал, что при социализме применение равного права

к неравным людям, дающим обществу различное количество труда, неизбежно

ведет к неравному получению ими продуктов потребления, хотя не

признается никаких классовых различий(*1).

Удовлетворяя разнообразные интересы, потребности и нужды, люди

по-разному распоряжаются своими трудовыми доходами и сбережениями и

приобретают при этом различные имущественные права. Духовные стремления

и потребности людей определяют различия в выборе профессий и т. п.

Поэтому, участвуя в общественной жизни, советские граждане приобретают

различные конкретные субъективные права и обязанности. Такое

разнообразие

(**1) См. К. Маркс, Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. 1 М.,

1955, стр. 14-19.

-74-

реализаций правосубъектности граждан - закономерное явление в

социалистическом обществе, и оно не означает никакого отступления от

принципа равноправия.

Равноправие граждан в советском социалистическом обществе выражается в

равных возможностях приобретения конкретных субъективных прав и

юридических обязанностей (равенство правоспособности). Оно означает

также, что советское право не допускает установления юридических

преград для осуществления гражданами их основных прав, как не

устанавливает и каких-либо привилегий, освобождающих отдельные слои

населения от несения обязанностей, предусмотренных Конституцией СССР

(равенство прав и обязанностей, непосредственно вытекающих из закона).

Н. Г. Александров предлагает различать специальную трудовую

право-дееспособность советских граждан как дополнение к их общей

трудовой правоспособности при наличии определенных условий(*1). К таким

дополнениям правоспособности граждан Н. Г. Александров относит право

занимать определенные должности при наличии диплома или ученого звания.

Эта конструкция специальной правоспособности представляется нам

неверной. Правильно возражал против нее А.Е.Пашерстник, который относил

соответствующие условия (наличие диплома, ученого звания) к проблеме

фактического состава(*2). Квалификация и специальность зависят в

советской стране от способностей самого работника и являются основанием

для возникновения тех или иных субъективных прав и обязанностей в

правоотношениях, т. е. элементами фактического состава. Квалификация

выражает индивидуальные различия между людьми и не может считаться

условием, расширяющим их правосубъектность. В противном случае пришлось

бы признать, что с изменением квалификации и специальности изменяется и

правосубъектность советских граждан, что отдельные категории граждан

обладают какими-то привилегиями по закону независимо от их труда, от

отношений с другими лицами и прочих условий

(**1) См. Н. Г Александров, Трудовое правоотношение, стр. 195.

(**2) См. А. Е. Пашерстник, Право на труд, стр. 30, а также его

статью в сборнике <Вопросы советского административного права>, 1949,

стр. 128-129.

-75-

общественной жизни. При логическом доведении этого тезиса до конца мы

придем к подрыву принципа равноправия советских граждан.

Иногда говорят также об ограниченной правоспосопности крестьян-

единоличников, некооперированных кустарей(*1). Однако и положение

граждан, ведущих единоличное хозяйство, не означает какого-либо

ограничения в правосубъектности этих граждан. В современных условиях

крестьяне и кустари- единоличники не составляют особой социальной

группы, особого класса. Мелкое частное хозяйство в социалистическом

обществе все время свертывается и в период перехода к коммунизму должно

окончательно изжить себя. Уже в настоящее время число единоличников

крайне невелико, и советский строй дает все возможности этим лицам

применять свой труд в социалистическом хозяйстве. Различные налоговые

ограничения для единоличных крестьянских хозяйств и кустарных промыслов

относятся сейчас по существу не к каким- либо социальным группам, а к

определенным видам хозяйственной деятельности. Лицо, избравшее такую

деятельность своим занятием, вступает в особые правовые отношения по

уплате налога. Однако этому лицу не возбраняется избрать иной вид

деятельности - поступить в колхоз или на работу в государственное

предприятие и тем самым, пользоваться всеми преимуществами участника

правоотношений, вытекающих из социалистических форм организации труда.

Поэтому права и обязанности единоличников, некооперированных кустарей и

ремесленников в современных условиях правильнее рассматривать как

элементы особых налоговых правоотношений.

Равенство прав и обязанностей советских граждан установлено в целях

обеспечения всем гражданам равных возможностей участвовать в

общественной жизни в соответствии с их трудоспособностью и другими

естественными качествами людей. В этом и состоит действительный

социальный смысл юридического равенства, т. е. равноправия граждан.

Поэтому нельзя понимать принцип равноправия как полное равенство

правовых положений людей разного возраста, здоровых и инвалидов и т. п.

(**1) См. А. Г. Потюков, Правоспособность и дееспособность по

советскому гражданскому праву, автореферат кандидатской диссертации,

Л., 1954, стр. 16.

-76-

Утверждения некоторых буржуазных ученых о том, что <полное равноправие>

есть механическое равенство прав всех людей независимо от возраста,

пола, здоровья, означают лишь попытку оторвать проблему равноправия от

ее социального содержания. Рассматривая равноправие только с формально-

юридической точки зрения, буржуазные ученые пытаются прикрыть

действительные пороки капиталистического общества(*1).

В социалистическом обществе различия в правосубъектности взрослых и

несовершеннолетних граждан, специальные права и льготы для женщин в

связи с материнством, охраной здоровья женщины, освобождение

престарелых граждан и инвалидов от воинских и трудовых обязанностей и

права на пенсионное обеспечение (*2) - полностью отвечают и интересам

этих категорий граждан и интересам общества. Они не представляют собой

никакого отступления от принципа полного равноправия граждан, так как

отражают не особые социальные привилегии или ограничения, а заботу

советского общества о необходимых условиях труда и быта женщин,

престарелых граждан и инвалидов, в целях охраны их здоровья и

материального обеспечения. Устанавливая эти правила,

(**1) Французский государствовед М. Прело пытается доказать, что

полная всеобщность избирательного права достижима только тогда, <когда

будет признано право избирать за всеми, независимо от возраста> (см. М.

Прело, Конституционное право Франции, М., 1958, стр. 378).

Представительница женской организации <Интернационал открытых дверей>

Н. Одегард выступила на международном женском семинаре, состоявшемся в

1958 году в Москве, против советского законодательства об охране труда

женщин, якобы закрывающего женщинам доступ к выбору определенных

профессий и противоречащего их борьбе за равенство. (См. об этом В.

Бильшай; Социализм, и раскрепощение женщины, <Коммунист> 1958 г. № 3,

стр. 45). Подобные лицемерные нападки на равноправие женщины в

социалистическом обществе представляют собой чудовищное извращение

огромных достижений социализма в раскрепощении женщины. Они отвлекают

женское движение от действительной борьбы за социальное равенство

женщины с мужчиной, а следовательно, лишают всякого смысла и борьбу за

равноправие.

(**2) А. Е. Пашерстник правильно отмечал, что для инвалидов

ограничивается только обязанность трудиться, но не право на труд (см.

А. Е. Пашерстник, Право на труд, стр. 29-30). В соответствии с наличной

трудоспособностью инвалида ему предоставляется полная возможность

осуществить свое право на труд. При этом советское право устанавливает

особые нормы охраны труда инвалидов и лиц, частично утративших

трудоспособность, создавая им возможность применения своего труда в

специальных условиях.

-77-

социалистическое право обеспечивает всем гражданам справедливые, т. е.

равные в социальном смысле, возможности участия во всех областях

общественной жизни с учетом естественных различий между людьми, не

устранимых ни в каком обществе(*1).

В социалистическом обществе решены основные проблемы равенства по

отношению к средствам производства (все являются трудящимися),

равенства наций и рас, равенства женщины с мужчиной. Переход к

коммунизму будет означать достижение новой стадии развития общества,

когда будет полностью решена проблема равенства всех людей по отношению

к средствам производства, равенства индивидуального распределения

продуктов по потребностям и высшего равенства труда всех членов

общества, как первой жизненной потребности здорового организма. Но это

коммунистическое равенство будет выражено не в юридическом равенстве

прав и обязанностей (т. е. равноправии), а в полном гармоническом

единстве интересов личности и общества, в полном удовлетворении

здоровых, разумных потребностей всесторонне развитого человека. Путь к

этому коммунистическому равенству лежит через всестороннее развитие

социалистического общества, через развертывание социалистической

демократии, означающей подлинное равенство прав и обязанностей граждан.

Равноправие советских граждан предполагает строгую регламентацию в

законе условий ограничения правосубъектности граждан.

Правосубъектность советских граждан как возможность, предоставленная и

гарантированная государством независимо от взаимоотношений с другими

лицами, может быть ограничена только по решению специально

уполномоченных на то органов государства и в случаях, указанных в

законе.

Всякое ограничение правосубъектности граждан соглашением лиц, в

результате вступления в правоотношения,

(**1) В указанной выше статье В. Бильшай правильно писала, что

<охрана женского труда в социалистическом обществе не только не

противоречит подлинному равноправию полов, а, наоборот, обеспечивает

его> (см. <Коммунист> 1958 г. № 3, стр. 45).

-78-

распоряжениями не уполномоченных на то органов является

недействительным. Советское законодательство устанавливает специальные

правила о недействительности сделок, клонящихся к ограничению

гражданской правоспособности, правоспособности супругов, (*1);

запрещает наложение дисциплинарных взысканий в виде лишения права

занимать те или иные должности, работать в той или иной местности или в

системе данного ведомства, без специальных решений высших

правительственных органов(*2). Статья 123 Конституции СССР воспрещает

ограничения прав по национальному признаку.

Конституция СССР не содержит указания на возможность каких-либо

ограничений основных прав граждан по суду или по решению других

государственных органов. Единственным основанием ограничения основных

прав и освобождения от основных обязанностей признается состояние

здоровья. Например, статья 12 Конституции специально говорит, что .труд

является обязанностью и делом чести каждого способного к труду

гражданина. Статья 135 Конституции устанавливает лишение избирательных

прав для лиц, признанных в установленном законом порядке умалишенными.

Освобождение от военной службы по состоянию здоровья также является

правилом, установленным Законом о всеобщей воинской обязанности. Эти

положения советского законодательства отражают естественные следствия

физического или психического состояния лица, необходимость закрепления

которых существует во всяком обществе. Поэтому они ни в коей мере не

противоречат принципу полного равноправия основных прав и обязанностей

советских граждан.

Мы считаем, что этому принципу не противоречило и ограничение

избирательных прав по суду, поскольку такое ограничение применялось к

отдельным лицам как мера уголовного наказания за конкретное

преступление. Отмена лишения избирательных прав по суду отражает тот

факт, что в нашей стране небывало возросло

(**1) См. ст. 8 Основ гражданского законодательства Союза ССР и

союзных республик, ст. 10 ГК РСФСР, ст.ст. 9 и 13 КЗоБС РСФСР.

(**2) См. ст. 7 постановления III Пленума Комиссии советского

контроля, утвержденного СНК СССР 22-26 мая 1936 г. (СЗ СССР 1936 г. №

31, ст. 276).

-79-

политическое единство народа, в связи с чем сохранения этой меры

уголовного наказания было признано нецелесообразным. (*1).

Советское законодательство и в настоящее время предусматривает такие

меры уголовного наказания, как лишение права занимать определенные

должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 21 Основ

уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик). Применение

к отдельным лицам таких мер уголовного наказания является, средством

охраны интересов общества, пока еще необходимым в социалистическом

обществе.

От ограничения правоспособности и других прав, вытекающих из закона,

следует отличать ограничение дееспособности душевнобольных, которое

может иметь место лишь в особом порядке признания лица недееспособным и

установления опеки, гарантирующем соблюдение законных интересов

граждан(*2). Само по себе признание недееспособным не ограничивает

содержания гражданской правоспособности. Наоборот, с ним связаны особые

средства защиты имущественных прав недееспособных лиц. Однако признание

лица недееспособным означает лишение его тех прав, которые могут

осуществляться только личными действиями (например, избирательных прав,

брачно-семейных, трудовых).

Особо стоит вопрос о признании лица невменяемым в момент совершения

преступления. Иногда смешивают признание невменяемости с признанием

недееспособности(*3). В литературе по советскому уголовному праву к

числу субъективных обстоятельств, освобождающих лицо от уголовной

ответственности, относятся невменяемость и недостижение определённого

возраста(*4). Здесь невменяемость ставится как бы в один ряд с

отсутствием возможности привлечения несовершеннолетних к уголовной

ответственности. С такой постановкой вопроса можно согласиться только

частично, а именно - только

(**1) См. Закон об отмене лишения избирательных прав по суду,

<Ведомости Верховного Совета СССР> 1959 г. №1, ст. 7.

(**2) См. С. Н. Братусь. Субъекты..., стр. 71-73.

(**3) См., например, А. Г. Потюков, указанная работа, стр.16-18

(**4) См. А. Н. Трайнин, Общее учение о составе преступления М.,

1957. стр. 74, 76, 191 и др.; И. И. Слуцкий, Обстоятельства,

исключающие уголовную ответственность, Л., 1956, стр. 41-42.

-80-

тогда, когда речь идет о признании невменяемым вследствие хронической

душевной болезни. Лицо, заболевшее такой болезнью, не может быть

привлечено к уголовной ответственности. В случае, если хроническая

душевная болезнь наступила после вынесения приговора, лицо должно быть

освобождено от отбытия наказания(*1). В тех же случаях, когда

устанавливается кратковременное душевное расстройство (состояние

аффекта, патологическое опьянение, провал памяти), речь идет об

освобождении лица от ответственности за данное преступление, т. е. об

отсутствии вины в данном деянии, но не о признании его неспособным

нести уголовную ответственность вообще. Поэтому признание лица

невменяемым по конкретному делу не всегда может рассматриваться как

ограничение правосубъектности.

4. Гарантии осуществления прав советских граждан

Важнейшим социалистическим принципом правового положения советских

граждан является прочная гарантированность прав и свобод личности,

всестороннее обеспечение их социально- экономическими, политическими и

юридическими гарантиями.

Характеризуя социалистическую демократию, В. И. Ленин указывал, что она

переносит центр тяжести на обеспечение прав граждан, а не

ограничивается их формальным закреплением, провозглашением в

законе(*2). Это ленинское положение нашло свое отражение в Конституции

РСФСР 1918 года, которая закрепила историческую задачу строительства

социалистического общества и укрепления власти трудящихся. Построение

социализма и послужило главной гарантией освобождения трудящихся от ига

капитала. Статьи Конституции, специально посвященные правам трудящихся,

были сформулированы не как провозглашение <незыблемых прав>, а как

конкретные социально- политические мероприятия социалистического

государства, направленные на обеспечение прав и свобод трудящихся.

(**1) См. ст. 362 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК Других

союзных республик.

(**2) См. В. И. Ленин, Соч., т. 28, стр. 438-439; т. 29, стр. 89-

90.

-81-

В переходный период права трудящихся не могут быть полностью обеспечены

материальными гарантиями в силу существовавшего тогда низкого уровня

развития производительных сил, наличия безработицы, экономической

слабости единоличного крестьянского хозяйства.

Главным шагом в развитии и укреплении гарантий прав трудящихся в СССР

явилась победа социалистического строя. Она позволила закрепить в

Конституции СССР прочные гарантии прав граждан: развитие

социалистического производства, социалистических форм хозяйства и

советской социалистической демократии.

Реальная возможность осуществления прав и обязанностей граждан

обеспечивается в конечном счете действием в советском обществе

объективных закономерностей социалистического общественного и

государственного строя: безраздельным господством общественной

социалистической собственности на средства производства, планомерным

развитием социалистического народного хозяйства, отсутствием

эксплуататорских классов, дружественными отношениями между рабочим

классом, колхозным крестьянством и интеллигенцией, дружбой народов

нашей страны, наличием власти в руках народа, руководством рабочего

класса и Коммунистической партии, господством социалистической

идеологии. Эти основные закономерности социалистического строя создают

величайшие возможности для фактического осуществления прав граждан,

соответствующих интересам трудящихся.

Объективные закономерности социализма не действуют автоматически. Они

находят свое практическое осуществление в политике Коммунистической

партии, в многообразной организаторской и воспитательной деятельности

партийных организаций, Советского государства, всех общественных

организаций трудящихся,

(**1) Это не означает, что сама правоспособность может пониматься

как <фактическая возможность для граждан пользоваться демократическими

правами и свободами>, как пишет Ц. А. Ямпольская (см. ее статью в

сборнике <Вопросы советского государственного права>, М., 1959, стр.

149, 152). Правосубъектность означает представление лицу законом лишь

юридических возможностей (правоспособности и определенных прав) и

возложение обязанностей. Фактическая возможность пользоваться правами

создается не правосубъектностью, а ее гарантиями, вытекающими в

конечном счете из экономических условий жизни общества, из его

политического строя.

-82-

направленной на укрепление и развитие социалистического народного

хозяйства и культуры, на укрепление социалистического правопорядка в

стране, на упрочение мира во всем мире. Эта всесторонняя

организаторская и воспитательная деятельность Коммунистической партии,

Советского государства и общественных организаций и служит средством

обеспечения прав граждан в советском обществе. Поэтому под гарантиями

прав советских граждан мы имеем в виду деятельность социалистического

государства и общественных организаций в области хозяйственного и

культурного строительства (экономические гарантии) в области

государственного строительства (организационно- политические гарантии)

и в области охраны прав и законных интересов граждан (юридические

гарантии)(*1).

Экономические гарантии прав граждан опираются на неуклонное развитие

социалистического народного хозяйства, целью которого является все

более полное удовлетворение растущих материальных и культурных

потребностей народа. Социализм обеспечил важнейшие экономические

гарантии прав граждан- постоянный подъем производства материальных и

культурных благ, отсутствие кризисов и безработицы, повышение доходов и

благосостояния населения.

Развитие социалистической экономики после XX съезда КПСС позволило

осуществить такие крупные мероприятия, как повышение размеров

государственных пенсий, сокращение рабочего дня при сохранении

заработка, упорядочение заработной платы в ряде отраслей промышленности

и повышение ее минимума для рабочих и служащих. Проводятся мероприятия

по постепенной отмене налогов с населения; большой размах получило

(**1) Предлагаемая нами система гарантий прав граждан исходит из

различия содержания деятельности общественных и государственных

организаций. Она не является бесспорной. Например, А.И.Лепешкин

предлагает различать экономические, политические, идеологические и

юридические гарантии (см. Курс..., стр. 524 и след.).

Однако А. И. Лепешкин стирает грань между политическими и

юридическими гарантиями, так как и те и другие выступают как

государственноправовые средства реализации прав граждан (см стр. 526 и

529). Экономические гарантии (экономический строй по А.И.Лепешкину)

также находят свое выражение в хозяйственной политике Советского

государства по развитию народного хозяйства и культуры, следовательно,

неотделимы от политических.

-83-

жилищное строительство; развивается более быстрыми темпами производство

товаров народного потребления.

Экономическими гарантиями прав советских граждан служат бесплатное

предоставление образования и медицинской помощи; предоставление зданий

и типографий общественным организациям трудящихся, через которые

граждане осуществляют свободу слова и печати.

В процессе создания материально-технической базы коммунизма уже в

течение ближайших десяти лет значительно поднимется благосостояние и

культурно- технический уровень трудящихся, всем будет обеспечен

материальный достаток, в основном будут удовлетворены потребности

советских людей в благоустроенных жилищах исчезнет тяжелый физический

труд, СССР станет страной самого короткого рабочего дня. Во втором

десятилетии, когда будет построена материально- техническая база

коммунизма, для всего населения будет создано изобилие материальных и

культурных благ(*1).

На этой основе в процессе строительства коммунизма значительно

возрастут экономические гарантии таких прав граждан, как право на труд,

право личной собственности и право пользования общественными благами,

право на отдых, на материальное обеспечение и др. Например, право на

труд будет обеспечено не только предоставлением работы, но и

значительно более высокой индивидуальной оплатой труда. Жилищные права

будут обеспечены еще большим развитием жилищного строительства,

бесплатным предоставлением жилищ и обеспечением каждой семье

благоустроенной квартиры. Гарантии права на медицинское обслуживание

дополнятся предоставлением бесплатно медикаментов, а затем- и

санаториев для больных.

В советской юридической литературе отмечалось, что не все основные

права граждан материально обеспечиваются государством. Так, С.Н.Братусь

считает, что право личной собственности согласно ст. 10 Конституции

СССР охраняется законом, но не обеспечивается прямыми материальными

гарантиями, поскольку в советском обществе главным источником

приобретения личной собственности является приложение труда в

общественном

(**1) См. <Программа Коммунистической партии Советского Союза>

<Правда> 2 ноября 1961 г.

-84-

хозяйстве, прочно гарантированное каждому гра жданину(*1). Этим

правильно характеризуется основной источник личной собственности

граждан. Но нельзя не учитывать, что для удовлетворения потребностей

населения необходимо не только увеличение трудовых доходов, но и

постоянный рост массы товаров и услуг, оказываемых населению. Повышение

производства товаров народного потребления, несомненно, способствует

реализации трудовых доходов населения и с этой точки зрения должно

рассматриваться как экономическая гарантия осуществления права личной

собственности и других элементов гражданской правоспособности. В связи

с тем, что в современный период эти гарантии возросли как никогда и

налицо перспектива в ближайшие годы достичь полного удовлетворения

потребностей населения, следовало бы закрепить эту гарантию

осуществления права личной собственности (реализации трудовых доходов

населения) в Конституции СССР(*2).

К числу организационно-политических гарантий прав советских граждан

относятся прежде всего демократические начала работы государственного

аппарата, привлечение общественности к осуществлению государственных

функций.

Например, гарантией свободного осуществления избирательного права всеми

гражданами служит установленная Конституцией СССР и Положениями о

выборах подлинно демократическая избирательная система и, в частности,

прямое и тайное голосование, демократическая форма составления списков

избирателей с учетом как постоянно, так и временно проживающих граждан

ко дню голосования, широкое представительство общественности в

избирательных комиссиях. Право отзыва депутатов избирателями

обеспечивается установленным в законе порядком отзыва депутатов

Советов. Хорошо известно, что отсутствие твердо установленного порядка

отзыва

(**1) См. С.Н.Братусь, Субъекты..., стр. 14-15, а также его статью

<Принципы советского гражданского права>, <Правоведение> 1960 г. № 1,

стр. 51-52.

(**2) В указанней выше статье С. Н. Братусь также признает

перспективу все большего приближения к тому периоду <...когда общество

сможет экономически гарантировать осуществление любого проявления

правоспособности гражданина>, но связывает это лишь с высшей фазой

коммунизма (см. <Правоведение> 1960 г. № 1, стр. 52).

-85-

депутатов в прошлом было серьезным препятствием к практическому

применению этого права.

Коммунистическая партия и Советское правительство уделяют большое

внимание устранению канцелярско- бюрократических извращений в работе

государственного аппарата, препятствующих осуществлению прав

трудящихся. Через общественные организации граждане реализуют свои

политические свободы, участвуют в выдвижении кандидатов в депутаты.

Профсоюзные организации обеспечивают право граждан на материальное

обеспечение, управляя делом государственного социального страхования,

санаториями и домами отдыха.

В период развернутого строительства коммунизма партия считает важнейшей

задачей дальнейшее совершенствование и неуклонное соблюдение принципов

социалистической демократии. Последовательное осуществление выборности

и отчетности депутатов Советов, право отзыва, периодическое обновление

состава депутатов Советов и руководящих исполнительных органов -

развитие всех этих черт советского демократизма послужит важной

гарантией дальнейшего развития права граждан на участие в осуществлении

государственной власти.

Наряду с экономическими и политическими средствами обеспечения прав

граждан Советское государство прочно охраняет их права и интересы от

незаконных посягательств.

В деятельности государственных органов и общественных организаций,

направленной на охрану прав и законных интересов граждан от незаконных

посягательств, заключаются юридические гарантии прав советских

граждан(*1).

Охрана прав и интересов граждан в советском обществе осуществляется

прежде всего государственными органами. Судебное рассмотрение споров о

праве гражданском

(**1) Подобный подход к пониманию юридических гарантий можно

встретить у многих советских юристов. Например, Д. А. Керимов писал,

что <... строгое проведение в жизнь требований социалистической

законности всеми органами Советского государства обеспечивает

юридические гарантии в осуществлении прав, предоставленных советским

гражданам действующим законодательством> (Д. А. Керимов, Обеспечение

законности в СССР, М., 1956, стр. 28). В плане мероприятий по

укреплению социалистической законности рассматривает правовые гарантии

субъективных прав граждан С. Ф. Кечекьян в своей книге

<Правоотношения...>, стр, 74- 82, М. П. Карпушин также рассматривает

юридические гарантии права на труд как <...правила об охране реализации

права на труд...> (см. М. П. Карпушин. Социалистическое трудовое

правоотношение, М., 1958, стр. 88). Как средства охраны основных прав

граждан рассматривает юридические гарантии Я. Н. Уманский в учебнике

<Советское государственное право>, М., 1959, стр. 366-367.

-86-

и других дел, подведомственных суду, судебное рас смотрение уголовных

дел и наказание виновных, деятельность органов государственного

управления по рассмотрению жалоб и заявлений трудящихся, по охране

общественного порядка, деятельность органов прокуратуры по надзору за

законностью- все это государственные средства охраны прав и законных

интересов граждан.

Охрана прав граждан в советском обществе широко осуществляется и

общественными организациями. Например, функции охраны социалистической

законности и общественного порядка сейчас широко осуществляются

добровольными народными дружинами, товарищескими судами. Органы

профсоюзов осуществляют охрану трудовых прав рабочих и служащих и

разнообразные функции общественного контроля в области охраны труда и

социально- культурного обслуживания населения.

Мы не можем рассматривать здесь деятельность всех органов государства и

общественных организаций в отдельности. Однако представляется важным

подчеркнуть, что лишь деятельность всей системы государственных и

общественных организаций обеспечивает всестороннюю и разнообразную

защиту прав и законных интересов граждан в советском обществе.

Буржуазные идеологи <правового государства>, <свободного мира> видят

единственную гарантию прав личности в предоставлении судебной защиты,

якобы <охраняющей личность от государства>. Если нет судеб- ной защиты,

по их мнению, нет и самого права. (*1).

(**1) Подобным утверждениям буржуазных апологетов нет числа.

Например, Чарльз Оливер Фарран, выражая эту навязчивую идею буржуазной

юриспруденции, пишет: <... реальная защита состоит в охране свобод

законной машиной в суде. Там, где этого нет, так называемые гарантии

свобод являются не более чем благим пожеланием> (см. С. О. Farran,

Atlantic democracy, Edinburgh, 1957, p. 183). И далее следует

<опровержение> права на труд, права на отдых и других прав граждан

только на том основании, что безработный не может обратиться в суд с

требованием предоставления работы (см. там же, pp. 183-185).

-87-

Это - типичное проявление буржуазного юридического мировоззрения,

ставящего суд где-то вне и над государственной властью.

Судебные гарантии имеют важное значение для обеспечения законности и

охраны прав граждан. Однако нельзя их фетишизировать, превращать в

единственный вид юридических гарантий. В нашей стране государство и все

его органы, включая и суд, стоят на страже интересов трудящихся. На

страже этих же интересов стоит и общественность. Поэтому все звенья

политической организации советского общества при правильной организации

их работы, с учетом необходимого <разделения труда> между ними,

способны выполнить возложенные на них задачи охраны прав и интересов

граждан.

В советской юридической литературе к юридическим гарантиям законности

относят также <...предоставление самим гражданам широких возможностей

по защите своих прав>(*1), т. е. право на предъявление иска, право на

жалобы. Нет сомнения, что предоставление этих прав имеет большое

значение для охраны многих прав и интересов граждан и организаций.

Однако сами по себе, без связи с деятельностью государственных органов

и общественных организаций по рассмотрению жалоб и споров о праве

гражданском, эти права немыслимы. Как известно, эффективность права

жалобы зависит прежде всего от четкого порядка рассмотрения жалоб

государственными и общественными органами. Поэтому право жалобы

является составной частью установленного советским законом порядка

правоохранительной деятельности государственных органов и общественных

организаций, как юридической гарантии охраны прав и интересов граждан.

Иногда предлагают также рассматривать как особый вид юридических

гарантий наличие законодательства, предусматривающего условия

приобретения прав, исполнение и восстановление, отличая это

законодательство (нормативные установления) от предусмотренной ими

деятельности государственных органов(*2). Такое различие

(**1) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения..., стр. 77.

(**2) См. Ц. А. Ямпольская, указанная статья, <Вопросы советского

государственного права>, М., 1958, стр. 164-166. И.С.Самощенко считает

даже, что специальные нормативно- правовые установления являются

единственным видом юридических гарантий, а деятельность органов

государства, государственное принуждение уже стоят за рамками этой

категории, являются иными видами гарантий (см. его статью

<Социалистическая демократия и советская законность>, <Правоведение>

1958 г. № 4, стр. 32-33, его же <Охрана режима законности советским

государством>, М., 1960, стр. 64 и след.).

-88-

закона и деятельности по его применению излишне запутывает вопрос.

Законы, нормы советского права, предусматривающие деятельность

компетентных органов по охране прав граждан И организаций, имеют своей

целью направление этой деятельности в соответствии с интересами

общества и трудящихся.

Например, гражданское процессуальное законодательство не содержит в

себе иных гарантий прав сторон в процессе, кроме тех, которые находят

свое воплощение в действиях суда и сторон. Содержание института

рассмотрения жалоб всоветских учреждениях состоит в установлении

порядка деятельности этих учреждений по рассмотрению жалоб трудящихся.

Поэтому здесь речь идет не о двухразличных видах гарантий прав граждан

(законодательство и деятельность по его осуществлению), а о

законодательных основах и организационном осуществлении одного и того

же средства охраны прав граждан и организаций(*1).

Советское государство, руководствуясь решениями партии об укреплении

социалистической законности, о незыблемой охране прав граждан,

гарантированных им Конституцией СССР, неуклонно повышает значение

(**1) Едва ли свидетельствует в пользу оспариваемой нами точки

зрения и тот аргумент И.С.Самощенко, что нужно подчеркивать

недостаточность законодательных средств охраны законности, что

неправильная практика применения закона может свести их на нет (см.

И.С.Самощенко, Охрана режима законности советским государством, М.,

1960, стр. 65, сноска). Неправильная, незаконная деятельность,

естественно, не может рассматриваться как гарантия законности и прав

граждан. Но такой же характер могут носить и отдельные нормы права,

умаляющие такие гарантии. О них правильно вспоминает сам автор (см. там

же). Поэтому мы согласны с теми советскими юристами, которые

рассматривают деятельность органов государства, общественных

организаций в числе юридических гарантий законности и прав граждан

(см., например, П.Е.Недбайло, О юридических гарантиях правильного

осуществления советских правовых норм, <Советское государство и право>

1957 г. № 6, стр. 20-28; АЕ.Лунев, С.С.Студеникин, Ц.А.Ямпольская.

Социалистическая законность в советском государственном управлении, М.,

1948, стр. 105-106).

-89-

различных средств охраны прав и законных интересов личности. В

последние годы возросли судебные гарантии прав советских граждан.

Достаточно напомнить такие мероприятия, как отмену административного

выселения из домов государственного жилого фонда рабочих и служащих,

прекративших с предприятием или учреждением трудовые отношения.

Выселение рабочих и служащих производится в этих случаях теперь почти

исключительно в судебном порядке, с предоставлением другой, годной для

жилья, площади(*1). Новое Положение о порядке рассмотрения трудовых

споров расширило круг дел, подведомственных суду.

Многие советские юристы предлагают усилить судебную охрану прав граждан

в области административного права(*2). Нам представляется, что это

целесообразно лишь в тех случаях, когда речь идет о защите конкретных

субъективных прав, возникающих независимо от решения государственных

органов (например, права на получение государственного пособия, льгот

по налогам и т. п.). Однако судебный порядок защиты прав граждан,

предоставляемых государственными органами, по нашему мнению,

недопустим, поскольку он привел бы на деле к подмене органов

государственного управления судом.

Например, в настоящее время предоставление жилого помещения, прием в

учебные заведения, отвод земельных участков отнесены к компетенции

соответствующих органов государственного управления. Возможно ли

обжалование в суд отказа в предоставлении жилища, в приеме в учебное

заведение и т. п.? Думается, что суд не может решить вопроса о том,

предоставить ли лицу жилую площадь, принять ли гражданина в учебное

заведение. Для этого надо по существу превратить суд из органа

правосудия в орган государственного управления. Суд рассматривает

(**1) См. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 сентября

1953 г. <Об отмене административного выселения из домов государственных

предприятий, учреждений и организаций рабочих и служащих, прекративших

трудовые отношения>.

(**2) См., например, С. Ф. Кечекьян, Правоотношения, ., стр. 78-

79; Н.Г.Александров, Некоторые вопросы трудового права в свете решений

XX съезда КПСС, <Советское государство и право 1956 г. № 3, стр. 44;

М.Д.Шаргородский, Закон и суд, <Ученые записки ЛГУ>, № 202, Серия

юридических наук, вып. 8, 1956 стр. 20 и др.

-90-

индивидуальные дела на основе закона. Там, где индивидуальное

субъективное право предоставлено гражданину законом, там решение суда

является эффективным средством защиты такого права. Но решать вопрос о

предоставлении субъективных прав может и должен компетентный орган

управления. Роль суда может сводиться в этих случаях к проверке

законности действий органов управления. Поэтому может быть расширена

компетенция суда по рассмотрению дел о бюрократическом отношении к

жалобам и заявлениям трудящихся, а также по защите тех прав, содержание

которых точно определено законом или договором и которые подлежат

безусловному удовлетворению. Эти субъективные права возникают еще до

обращения гражданина к органам государства. Например, в настоящее время

сохраняется административный порядок обжалования действий органов

государственного управления по назначению пенсии(*1). Между тем право

на пенсию возникает у гражданина независимо от решения государственного

органа о ее назначении (в отличие от права на зачисление в высшее

учебное заведение, права на жилую площадь). Поэтому жалобы по

пенсионным делам -это типичный спор о наличии субъективного права,

который может быть решен судом на основе закона, независимо от решений

органов социального обеспечения.

По общему правилу, судебному разбирательству подлежат лишь те споры,

возникающие при предоставлении жилища, в которых затрагиваются права

пользователей конкретных помещений (например, в случае выдачи ордера на

уже занятую жилую площадь, в случае отказа возвратить помещение,

улучшенное в результате капитального ремонта). В настоящее время в

судебной практике возникают и разрешаются дела о предоставлении жилых

помещений лицам, участвовавшим в строительстве домов методом народной

стройки, если договором было обусловлено предоставление конкретного

помещения. В данном случае речь также идет о защите судом конкретного

права, вытекающего из договора.

(**1) См., ст. 156 Положения о порядке назначения и выплаты

государственных пенсий (СП СССР 1957 г. № 1). Некоторые вопросы,

например установление факта нахождения на иждивении, при отсутствии

необходимых документов могут подтверждаться судом в порядке

установления факта.

-91-

Представляется целесообразным также установить судебный порядок

признания по ходатайству органов общественного контроля

недействительным ордера на предоставление жилой площади, выданного с

нарушением порядка очередности. Как известно, дела о предоставлении

жилых помещений не подведомственны суду. Поэтому граждане лишены

возможности обжаловать в суд незаконное внеочередное предоставление

жилой площади за исключением случаев, когда оно имело место в

результате уголовного преступления. Например, Судебная коллегия

Верховного Суда СССР по гражданским делам отменила решение одного из

народных судов г. Баку, о выселении гр-на Байрамова с занимаемой им

площади, которая была получена им с нарушением порядка очередности,

несмотря на то, что горисполком г. Баку вынес решение об аннулировании

ордера. При этом коллегия сослалась на то, что нарушение бывшим

председателем бакинского горисполкома правил распределения жилплощади

<... могло быть основанием для привлечения его к ответственности.

Однако само по себе это обстоятельство не является поводом к выселению

ответчика>. (*1). Решение Судебной коллегии направлено на охрану

наличного субъективного права гр-на Байрамова. Но чем же защищены права

граждан, стоящих на очереди за получением жилых помещений? Едва ли для

этого достаточно объявления взысканий должностным лицам, ведающим

распределением. В этих случаях следует предоставить органам

общественного контроля за распределением жилой площади право обжаловать

выдачу таких внеочередных ордеров исполкомами в суд, требовать

выселения в судебном порядке.

Целесообразность такого порядка подтверждается практикой участия

профсоюзов в распределении жил- площади в домах предприятий и

учреждений. В случае нарушения этого права ФЗМК со стороны

администрации суд по иску ФЗМК должен признать незаконной выдачу ордера

и выселить съемщика из занимаемого помещения (административный порядок

выселения по действующему законодательству здесь неприменим). Напри

мер, по иску завкома Ульяновского кожевенного

(**1) См. <Судебная практика Верховного Суда СССР> 1956 г. стр.

35-36.

-92-

комбината народный суд 4-го участка г. Ульяновска вынес решение об

аннулировании ордера и выселении гр-на Завьялова, которому был выдан

ордер директором комбината без согласия ФЗМК(*1).

Представляется, что такой порядок можно установить и для других случаев

распределения жилых помещений с участием общественности. Например,

установить право постоянных комиссий местных Советов давать

предварительные заключения на выдачу ордера исполкомом и обжаловать в

суде случаи, когда исполком нарушает установленный порядок.

Постановление ЦК КПСС от 2 августа 1958 г. <О серьёзных недостатках в

рассмотрении писем, жалоб и заявлений трудящихся> и принятые на его

основе решения местных органов власти усиливают значение таких

административных юридических гарантий, как соблюдение сроков и порядка

рассмотрения жалоб и заявлений трудящихся. Представляется, однако,

целесообразным расширение юридических гарантий, дающих возможность

неуклонного проведения в жизнь решений партии и правительства по этим

вопросам. Так, следовало бы установить строгую специальную

ответственность должностных лиц за пересылку жалоб лицу или органу, на

которые принесена жалоба. Наконец, целесообразна унификация в едином

нормативном акте сроков рассмотрения жалоб и принятия мер по жалобам

различными органами. Более точная регламентация права жалобы и

обязанностей органов государства по рассмотрению жалоб, несомненно,

способствовала бы устранению недостатков в рассмотрении жалоб

трудящихся.

В период развернутого строительства коммунизма будет неуклонно

укрепляться охрана прав советских граждан социалистическим общенародным

государством и общественными организациями.

<Тот факт, что диктатура пролетариата перестала быть

необходимой,-говорил на XXII съезде партии товарищ Н. С. Хрущев,-ни в

коей мере не означает какою-либо ослабления общественного порядка и

законности. Партия придает большое значение дальнейшему Укреплению

законности и правопорядка, охране прав граждан. Права, свобода, честь,

достоинство советского

(**1) См. <Советская юстиция> 1961 г. № 14, стр. 23.

-93-

человека будут строго охраняться обществом и государством>. (*1). Линия

Коммунистической партии на неуклонное соблюдение социалистической

законности предполагает одной из своих основных задач всемерное

укрепление юридических гарантий прав советских граждан.

(**1) Н. С. Хрущев, О программе Коммунистической партии Советского

Союза, М., 1961, стр. 84.

-94-

Глава III ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ГОСУДАРСТВЕННЫХ

ОРГАНИЗАЦИЙ

1. Советское государство как субъект советского права

Советское социалистическое государство признается особым субъектом

советского социалистического права. Советское государство обычно

рассматривают как субъект государственноправовых отношений между Союзом

ССР, союзными и автономными республиками, международноправовых и ряда

внешнеторговых отношений, государственноправовых отношений с гражданами

и общественными организациями, как субъект права государственной

социалистической собственности и некоторых других имущественных

отношений государства - <казны>. (*1).

В чем же основания для признания Советского государства особым

субъектом советского права? (*2).

(**1) См., например, <Теория государства и права, учебное пособие>, М.,

1955, стр. 410-412; <Теория государства и права>, М., 1949, стр. 406;

Н. Г. Александров, Законность... стр. 140-141; С. Ф.Кечекьян,

Правоотношения.., стр. 126-128; Ю. К. Толстой, К теории правоотношения,

Л., 1959, стр. 84; С. Н. Братусь, Субъекты.., гл. XIV, 1; <Советское

гражданское право>, М., 1950, т. 1, гл. V; О. С. Иоффе, Советское

гражданское право, ч. 1, Л., 1958; С. И. Вильнянский. Лекции по

советскому гражданскому праву, Харьков, 1958; <Советское

государственное право>, М., 1948, гл. XVII-XIX; Д. Л. Златопольский,

Образование и развитие СССР как союзного государства, М., 1954, стр.

28, 36; Ю. Г. Судницин, Национальный суверенитет в СССР, М., 1958, стр.

43-60; Л. А. Моджорян, Субъекты международного права, М., 1958 г., стр.

7.

Чешские авторы И. Богущак и З. Йичинский также рассматривают

чехословацкое государство как особый субъект в сфере гражданского,

финансового и уголовного права (см. <Социалистическое право и

законность в народно-демократической Чехословакии>, М., 1958, стр.

142-143).

(**2) Советское государство выступает и в качестве субъекта

международного права в области внешних отношений. Поскольку эти

отношения не регулируются советским правом, вопрос о Советском

государстве как субъекте международного права выходит за рамки нашей

работы.

-95-

Советское государство, как и всякое другое государство, не может помимо

своих органов выступать носителем прав и обязанностей и вступать в

правоотношения. Отдельные государственные органы выступают

самостоятельными субъектами прав и обязанностей в пределах своей

компетенции. Каждый из них является носителем части прав на

осуществление государственной власти. Это распределение компетенции

является, как указывал К. Маркс, необходимым разделением труда между

различными частями государственного механизма. (*1).

Но Советское государство- не простая сумма отдельных органов. Оно

выступает, как единая общенародная организация, которая в лице своих

высших органов государственной власти и управления непосредственно

выражает волю и интересы всего народа. В полномочиях Советского

государства как общенародной организации непосредственно закрепляется

суверенитет советского народа, принадлежность народу основных средств и

орудий производства. Эти полномочия не суммируют права и обязанности

всей системы государственных органов, а, наоборот, лежат в их основе.

Советские юристы правильно отмечали, что права государства и его

органов относятся друг к другу как общее к отдельному, как целое к

части. (*2).

Все это дает основания считать, что в области отношений,

непосредственно затрагивающих вопросы суверенитета и собственности на

орудия и средства производства. Советское Государство в целом как

единая система органов выступает особым субъектом права.

В советской юридической литературе правильно отмечается, что Советское

государство выступает в качестве особого субъекта права далеко не во

всех отношениях, в которых выступают его органы, а лишь в области

государственноправовых отношений между членами советской федерации и

автономными государственными образованиями, в международноправовых и в

некоторых имущественных правоотношениях. (*3). Только в тех отношениях,

где Советскому государству противостоит другое государство, как

сторона, как самостоятельный

(**1) См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. VI, стр. 284.

(**2) См. С. Н. Братусь. Субъекты.., стр. 96; С. Ф. Кечекъян,

Правоотношения.., стр. 94-95.

(**3) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр 126-129.

-96-

носитель прав и обязанностей, или где государство аккумулирует в единых

руках права на имущество, являющееся общенародным достоянием, можно

говорить об особой правосубъектности государства.

Обратимся прежде всего к анализу правосубъектности государства в

политической области, где оно выступает носителем суверенных прав.

В советском обществе суверенитет государства совпадает с суверенностью

трудового народа, с осуществлением права каждой нации на

самоопределение вплоть до образования самостоятельного государства.

Государство в нашей стране - не только <официальный представитель>

общества, но и действительный выразитель интересов народа. Как

политическая организация, обладающая суверенной властью. Советское

государство выступает не как аппарат подавления и подчинения, стоящий

над населением, а как система органов, выражающих волю всего населения,

все более и более сливающихся с ним и осуществляющих управление в

интересах народа.

Как это определено Конституцией СССР и конституциями союзных и

автономных республик, Союз ССР, союзные и автономные республики ведают

государственными делами в лице своих высших органов государственной

власти и органов государственного управления 1. Эти высшие органы

осуществляют суверенные права Советского государства в силу своего

конституционного положения.

Вместе с тем выполнение отдельных действий, вытекающих из суверенных

прав Советского государства, может быть возложено и на специальные

органы. Например, органы внешних сношений (дипломатические и торговые

представительства Союза ССР за границей) совершают необходимые действия

от имени Советского государства в целом по специальному поручению

Правительства.

Суверенные права Союза ССР, союзных республик непосредственно, выражают

волю и интересы всего

(**1) См. ст. 14 Конституции СССР, ст. 19 Конституции РСФСР и

соответствующие статьи конституций других союзных республик; ст. 18

Конституции Татарской АССР и соответствующие статьи конституций других

автономных республик.

-97-

народа Союза ССР или союзной республики, общие принципы политики

Советского государства, выработанные Коммунистической партией. Это

основные конституционные права, осуществляемые только высшими органами

государственной власти и управления.

Суверенные права Союза ССР находят свое выражение в том, что Союз ССР

принимает свою конституцию, создает свои общесоюзные органы

государственной власти и управления, устанавливает единые основы

общесоюзного законодательства и отдельные общесоюзные законы. Союз ССР

в соответствии с задачами построения единого централизованного

народного хозяйства обладает правами по установлению

народнохозяйственных планов страны, утверждению единого

государственного бюджета СССР и отчета о его исполнении, по управлению

предприятиями союзного значения и другими правами, обеспечивающими

единое руководство народным хозяйством СССР. Охраняя суверенитет

союзных республик и обеспечивая единство внешней политики Советского

государства, Союз ССР обладает правами на представительство в

международных отношениях, на решение вопросов войны и мира, организации

обороны СССР.

Суверенитет союзных республик находит свое выражение в принципах

добровольного объединения и равноправия этих республик в составе Союза

ССР. К числу прав, закрепляющих эти принципы, относятся: право каждой

союзной республики принимать свою конституцию в соответствии с

Конституцией СССР, самостоятельно формировать свои высшие органы

государственной власти и управления, право осуществлять законодательную

власть в пределах, установленных Конституцией СССР, право свободного

выхода из СССР, право самостоятельного осуществления государственной

власти каждой союзной республикой вне пределов ст. 14 Конституции СССР

и под охраной Союза ССР, право на изменение территории союзной

республики только с ее согласия, право союзной республики на

самостоятельное разрешение вопросов об областном, краевом

административно- территориальном делении и другие права.

Автономные республики осуществляют государственную власть не на

суверенных, а на автономных

-98-

началах (*1), что вытекает из государственного устройства этих

республик, входящих в состав союзных республик на началах политической

автономии, являющейся одной из государственных форм самоопределения

народов СССР.

Права автономий отличаются по своему содержанию от суверенных прав

Союза ССР и союзных республик. Известно, например, что автономные

республики не имеют права выхода из состава союзной республики. Они не

законодательствуют в области уголовного, гражданского, процессуального,

трудового права. Автономные республики принимают свою Конституцию с

утверждением ее высшими органами власти союзной республики, имеют

закрепленную за ними территорию, утверждают свой народнохозяйственный

план и бюджет и самостоятельно как автономные государственные

образования решают ряд других вопросов, отнесенных к их ведению. В этих

пределах права автономных республик также выражают принципы политики

Советского государства, осуществляемые высшими органами государственной

власти и государственного управления автономной республики.

В числе высших органов Советского государства особое место занимают

Верховный Суд СССР, Верховные Суды союзных и автономных республик.

Верховный Суд СССР является высшим судебным органом, осуществляющим

надзор за судебной деятельностью судебных органов СССР, союзных

республик в пределах, установленных законом. Функции надзора за

судебной деятельностью судебных органов союзных и автономных республик

осуществляют, соответственно, Верховные Суды этих республик.

В полномочиях Верховного Суда СССР и Верховных Судов союзных республик

по надзору за судебной деятельностью воплощено одно из суверенных прав

Советского государства. Это положение соответствует тому, что Союз ССР

или союзная республика выступают как субъекты права в лице своих высших

органов. И если в числе высших органов в ст. 14 Конституции СССР не

упомянут Верховный Суд СССР, а в перечне вопросов ведения СССР не

содержится пункт <надзор за судебной деятельностью судебных органов

СССР, а также

(**1) См. ст. 13 Конституции Башкирской АССР и соответствующие

статьи конституций других автономных республик.

-99-

судебных органов союзных республик в пределах, установленных законом>,

то это скорее упущение, которое не может служить теоретическим

основанием для того, чтобы исключить Верховный Суд из числа органов,

непосредственно осуществляющих суверенные права Советского государства.

Таким образом, к числу прав Советского государства как особого субъекта

права следует отнести право высшего надзора за судебной деятельностью,

осуществляемое Верховным Судом СССР и соответственно верховными судами

союзных и автономных республик.

Некоторые юристы предлагают рассматривать Советское государство в

качестве субъекта каждого уголовно- правового отношения, в качестве

носителя права применять наказание. Например. О. С. Иоффе и М. Д.

Шаргородский пишут, что субъектами уголовноправового отношения

<...являются, с одной стороны, гражданин, с другой - государство.

Государство выступает здесь как носитель права применять наказание и

носитель обязанности ограничить применение наказания пределами,

установленными в законе...>. (*1). По нашему мнению, право назначать

наказание в установленных законом пределах принадлежит не Советскому

государству в целом, а государственному органу-суду. (*2). Едва ли

можно считать правильным, что всякое решение суда первой инстанции,

например народного суда, выражает волю государства в целом, волю народа

союзной республики. Провозглашение приговора именем союзной республики

означает лишь то, что суд как орган, подчиненный только закону,

действует без указаний вышестоящих органов по конкретному делу.

Советское государство - союзная республика-только тогда становится

субъектом правоотношения, когда по делу выносится окончательное решение

Верховным Судом союзной республики. Приговор народного, городского,

областного суда-это акт судебного органа, уполномоченного Советским

государством на применение уголовного наказания от имени государства.

При этом во всех указанных случаях речь должна

(**1) О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский, Вопросы теории права, стр.

215.

(**2) Это правильно отмечали Н. Н. Полянский (см. Вопросы теории

советского уголовного процесса, М., 1956, стр. 248 и след.) и С. Ф.

Кечекьян (см. Правоотношения.., стр. 129-130).,

-100-

идти об уголовно-процессуальных, а не об уголовно- правовых отношениях.

Трудно обосновать теоретическую и практическую значимость категории

особых уголовных правоотношений. Ни советский закон, ни судебная

практика не знают подобной категории и, как нам кажется, не случайно.

Ведь установление вины и назначение наказания происходит в рамках

уголовно-процессуальных правоотношений, а исполнение наказания - в

рамках исправительно-трудовых. Где же место для особого

уголовноправового отношения, возникающего, по мнению большинства

сторонников этой категории, в результате совершения преступления?

Остается только предположить, что такие правоотношения существуют

тогда, когда преступление осталось нераскрытым и уголовное дело

прекращено по истечении давности уголовного преследования. Но такое

положение скорее можно рассматривать как прекращение, а не

возникновение правоотношения.

В настоящей работе мы не можем вступать в подробную полемику по вопросу

об уголовноправовых отношениях. Само отрицание этой категории делает

для нас излишним постановку проблемы государства как субъекта

уголовноправового отношения. В области уголовного права Советское

государство является субъектом соответствующих законодательных прав, а

граждане - носителями обязанности соблюдать уголовный закон независимо

от того, участвуют они в правоотношениях или нет. Право применять

уголовный закон, подвергать наказанию виновных - это право специального

органа государства - суда, а не право государства в целом.

Общепризнанным положением в советской юридической науке является

признание Советского государства субъектом права государственной

социалистической собственности.

Право государственной социалистической собственности является

юридическим выражением экономических отношений всенародной

собственности, которые означают, что основные средства и орудия

производства и другое государственное имущество являются всенародным

достоянием, используются в общенародных интересах, по единому

народнохозяйственному плану.

-101-

Всенародная собственность на землю, заводы, фабрики, банки, средства

транспорта и иные средства производства оказывает решающее воздействие

на развитие всех сторон производственных отношений в социалистическом

обществе, придает всем имущественным отношениям социалистический

характер. Она исключает возможность эксплуатации, ограничивает частно-

собственнические тенденции, создает возможность планомерного развития

производства и использования материальных ресурсов в интересах всего

общества, содействует развитию колхозно- кооперативной формы

собственности в интересах строительства коммунизма подчиняет законы

товарного производства задачам планомерного развития хозяйства в целях

удовлетворения потребностей общества.

В условиях социализма общенародная собственность носит форму

государственной собственности, поскольку единой всенародной

организацией трудящихся выступает социалистическое государство. Поэтому

субъектом общенародного достояния в экономическом и политическом смысле

выступает социалистическое государство. Государство является и

субъектом общенародной собственности в юридическом смысле, т. е.

субъектом права государственной социалистической собственности.

Это положение не вызывает никаких сомнений в советской философской,

экономической и юридической науке, единодушно отвергающей

ревизионистскую концепцию создания некой <непосредственно-

общественной> собственности на предприятия и другие основные средства

производства путем передачи их из рук <аппарата служащих> якобы самому

народу в лице <коллективов производителей>. Такая передача основных

средств производства отдельным коллективам производителей противоречила

бы процессу концентрации и централизации производства, нанесла бы

непоправимый ущерб делу единого планового руководства хозяйством со

стороны государства на началах демократического централизма, без чего

не может развиваться социалистическое народное хозяйство. (*1).

(**1) См. критику югославской теории <непосредственно-общественной>

собственности в статье Б. Пономарева, Ф. Константинова, Ю. Андронова,

<На старых ревизионистских позициях>, <Коммунист> 1960 г. № 8, стр.

26-28.

-102-

Теоретическую трудность представляет для советской юридической науки не

вопрос о признании Советского государства субъектом права

государственной собственности, а вопрос о соотношении прав государства

как собственника общенародного достояния с правами отдельных

государственных органов, предприятий и учреждений на закрепленное за

ними государственное имущество. Управляя этим имуществом в

административном и финансовоправовом порядке, владея, пользуясь и

распоряжаясь им в процессе производства и иной оперативно-

хозяйственной деятельности (т. е. как юридические лица), различные

государственные организации участвуют в процессе осуществления права

государственной социалистической собственности, создают новые объекты

этого права, но сами не обладают правом собственности.

Юридическое содержание права государственной социалистической

собственности состоит в правомочиях владения, пользования и

распоряжения всем государственным имуществом, всеми общенародными

фондами и денежными средствами. (*1). В содержание имущественных прав

государственных органов и организаций также входит владение,

пользование и распоряжение частью всенародного достояния, выделенной в

их управление или оперативное использование. Поэтому, как правильно

отмечает Д. М. Генкин, не этими правомочиями, а сущностью

производственных отношений определяется классовое содержание права

собственности. Отличие права собственности от прав органов, управляющих

имуществом собственника, не раскрывается путем сопоставления содержания

правомочий, входящих

(**1) Содержание права собственности, в том числе и права

государственной собственности, в основном правильно раскрывает Д. М.

Генкин. См. его статью, Некоторые вопросы теории права собственности,

<Ученые записки ВИЮН>, вып. 9, М., 1959, стр. 14-16, 20; его же, Право

собственности в СССР, М., 1961, стр. 47-53.

Отдельные советские ученые, анализируя право государственной

собственности на землю, пришли к выводу, что в содержание этого права

входит также правомочие управления единым земельным фондом, отличное от

правомочия распоряжения (см., например, А. М. Турубинер, Содержание

права государственной собственности на землю в СССР, М" 1956, стр. 43:

Г. А. Аксененок, Земельные правоотношения в СССР, стр. 349 и след.).

-103-

в состав указанных прав. (*1). Для того чтобы показать отличие

государства, как субъекта права собственности, от субъектов прав на

управление и оперативно-хозяйственное использование государственного

имущества (госорганизаций), надо попытаться раскрыть ту специфическую

сторону общественно- производственных отношений, которая

непосредственно выражена в праве государственной собственности.

По нашему мнению, правильно раскрывал эту специфику А. В. Венедиктов,

который рассматривал экономические отношения государственной

социалистической собственности как основную форму общественного

присвоения продуктов в социалистическом обществе. Отсюда и право

государственной социалистической собственности А. В. Венедиктов

определял как право общественного присвоения средств и продуктов

производства в интересах всего общества. (*2).

Сторонники этой точки зрения видят в экономичесских отношениях

собственности, отождествляемых ими с присвоением, только статику

общественного производства, т. е. исходный момент и конечный результат

процесса производства материальных благ. (*3).

Иную позицию занимает Д. М. Генкин, который считает, что экономическая

категория присвоения применима к собственности, рассматриваемой лишь

одновременно в двух аспектах: как условие производства (статика

собственности) и как самый процесс производства, где и происходит

процесс присвоения (динамика собственности). Статика собственности

выражает, по его мнению, обладание, а не присвоение. Поскольку же право

собственности оформляет непосредственно лишь статику производства, оно

не может быть охарактеризовано

(**1) См. Д. М. Генкин, Право собственности в СССР, М., 1961, стр.

49-53.

(**2) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, М., 1948, стр. 311-312.

(**3) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 106; его же,

Имущественные и организационные отношения и их правовое регулирование в

СССР, <Вопросы общей теории советского права>, М" 1960, стр. 79-81, 84.

Конечно, присвоение понимается при этом только как общественное

производственное отношение. Разделение экономического содержания

собственности на <материальное присвоение> и <общественное отношение>,

допущенное М. В. Колгановым, справедливо критиковалось в нашей печати

(см. <Коммунист> 1953 г. № 17, стр. 123-124; 1954 г. № 8, стр.

123-124).

-104-

моментом присвоения. Там же, где отношения собственности выступают в

динамике (в процессе производства, обмена) и действительно

характеризуются присвоением, они опосредствуются не правом

собственности, а иными правами - обязательственными, трудовыми и проч.

(*1).

Д. М. Генкин приводит и другие аргументы, относящиеся к обоснованию

содержания права собственности. Однако нас интересуют отмеченные выше

высказывания. Здесь прежде всего бросается в глаза, что в споре с А. В.

Венедиктовым Д. М. Генкин под присвоением имеет в виду процесс

присвоения, т. е. процесс создания материальных благ, использования

орудий труда и т. п. А. В. Венедиктов же понимал под присвоением

предпосылку и результат этого процесса, т. е. принадлежность средств

производства и результатов труда частным лицам, организациям или всему

обществу. В этом смысле <присвоение> по А. В. Венедиктову совпадает с

<обладанием> у Д. М. Генкина.

Нет спора, что собственность можно понимать в более широком смысле,

охватывающем и статику, и динамику имущественных отношений в процессе

производства. Но тогда понятие собственности отождествляется с

производственными отношениями в целом, (*2), опосредствуемыми не только

правом собственности, но иными правами имущественного характера, и нет

возможности определить предмет регулирования права собственности

(**1) См. Д.М. Генкин, Право собственности в СССР, стр. 14-15,

17-18, 53-54; его же, Некоторые вопросы теории права собственности,

<Ученые записки ВИЮН>, вып. 9, М., 195?, стр. 22-23; Ю. К. Толстой и О.

С. Иоффе также видят в правах владения, пользования и распоряжения,

принадлежащих Советскому государству в целом, выражение и статики, и

динамики производства. Однако они не отрицают значения категории

присвоения как сущности права собственности, не отождествляют

содержания права собственности государства с правами госпредприятий и

органов на закрепленное за ними имущество (См. Ю.К.Толстой, Содержание

и гражданскоправовая защита права собственности в СССР, Л., 1955, гл. 1

3; О. С. Иоффе, Советское гражданское право, Курс лекций, ч. 1, стр.

269-309).

(**2) Хорошо известно, что в таком широком смысле понятие

собственности давалось во многих сочинениях К. Маркса. Однако К. Маркс

давал и другое, более узкое, определение отношений собственности как

присвоения, как отношения к условиям производства (см. об этом в

указанных выше работах А. В. Венедиктова и С. Н. Братуся).

-105-

как особого правового института. Нашей целью является как раз

определение этого предмета, а следовательно, и той стороны

производственных отношений, которая выражается в субъективном праве

собственности.

А. В. Венедиктов и С. Н. Братусь определяют эту сторону как

<присвоение> в смысле статики (предпосылок и результатов) производства.

Д. М. Генкин так же считает, что право собственности опосредствует

статику собственности (т. е. предпосылки и результаты производства), но

дает им наименование <состояния> <обладания>, поскольку присвоение

понимается им только как процесс. Существенного новшества мы здесь не

видим. Однако понимание присвоения как процесса социалистического

производства не может быть положено в основу отличия прав государства

как собственника от прав государственных организаций. Д. М. Генкин

видит в имущественных правомочиях государственных организаций по

существу только часть прав государства как собственника всенародного

достояния, утверждая, что государственная организация не обладает

такими правомочиями, которыми не обладает само государство, что нельзя

от правомочий государства как собственника отделять имущественные

правомочия государственных организаций. Главный аргумент Д. М. Генкина

состоит в том, что осуществление права государственной собственности

происходит только через соответствующие органы и организации. (*1). Но

содержание права государственной собственности следует отличать от его

осуществления через права госорганов и государственных организаций.

Осуществляя административное управление государственным имуществом,

гражданскоправовое распоряжение или пользование им в процессе

хозяйственной деятельности, отдельные государственные органы и

организации не становятся собственниками, не <присваивают> основной

массы общенародного имущества: продукции предприятий, основных фондов,

средств, отчисляемых в бюджет, и т. п. Назначение основных

имущественных результатов их деятельности предопределено

государственным народно-

(**1) См. Д. М. Генкин, Некоторые вопросы теории права

собственности, <Ученые записки ВИЮН>, вып. 9, М" 1959, стр. 20-21, его

же. Право собственности в СССР, М., 1961, стр. 51-52.

-106-

хозяйственным планом, бюджетом и иными решениями высших органов

Советского государства.

В праве (юридической возможности) Советского государства через свои

высшие органы власти и управления определять в общенародном масштабе,

на плановых началах имущественные предпосылки процесса

социалистического производства, распределения и обмена и его

имущественные результаты и состоит содержание права государственной

социалистической собственности. Правомочия Советского государства как

собственника всенародного достояния - это права высших органов

государственной власти и управления на определение общего порядка

распределения средств производства, денежных средств государственного

бюджета; права государства на получение доходов от использования

государственного имущества, поступающих в государственный бюджет; права

на определение общего режима различных объектов государственной

собственности (земли, основных средств, зданий и сооружений и т. п.).

Например, права Союза ССР, союзных и автономных республик в лице их

высших органов государственной власти по утверждению государственного

бюджета, а также народнохозяйственного плана (в той его части, в какой

он предусматривает движение государственного имущества) означают право

Советского государства определять общий порядок присвоения и

распределения части национального дохода.

Как субъект права собственности на землю, ее недра, леса и воды

Советское государство определяет режим земельных фондов. В. И. Ленин

прямо указывал, что собственность на землю <...означает право на ренту

и определение государственной властью общих для всего государства

правил владения и пользования землей>. (*1).

Советское государство в целом как собственник выступает через

уполномоченные на то органы в ряде гражданскоправовых отношений, в

качестве гаранта некоторых сделок и обязательств, непосредственного

владельца имущества казны, т. е. средств, не переданных в управление

каких-либо государственных органов.

(**1) В. И. Ленин, Соч., т. 13, стр. 308, см. также В. И. Ленин,

Соч., т. 24, стр. 50.

-107-

Однако, как это правильно отмечается наукой советского гражданского

права, случаи непосредственного выступления государства в

гражданскоправовых отношениях чрезвычайно редки. "Они сводятся к

заключению внешнеторговых сделок торгпредствами от имени СССР к выпуску

государственных займов и денежно-вещевых лотерей и выплате выигрышных

сумм по облигациям и билетам, к приобретению бесхозяйного, выморочного

конфискованного или завещанного государству имущества. В этих случаях

соответствующее имущество (точнее-суммы от его продажи) поступает в

доход государственного бюджета, а платежи по сделкам и государственным

займам производятся за счет казны, т.е. госбюджета. (*1).

Все эти случаи занимают небольшое место среди актов распределения

государственного имущества товарного оборота. Непосредственное участие

государства в имущественных правоотношениях является исключением из

основного правила участия в административноправовых и

гражданскоправовых отношениях отдельных государственных организаций.

(*2).

Нельзя не видеть, что в указанных редких случаях государство выступает

не в качестве обычной фигуры гражданского права - юридического лица, а

остается властным субъектом. (*3). В этом состоит, по нашему мнению,

важная особенность Советского государства как субъекта гражданских

имущественных прав. Признание властного характера правосубъектности в

области имущественных

(**1) См. <Советское гражданское право>, М., 1950, стр. 121-122)

(**2) Правильно замечает О. С. Иоффе, что государство

непосредственно не участвует в стоимостных отношениях, а лишь

организует включение государственного имущества в сферу гражданского

оборота (см. его <Советское гражданское право, Курс лекций>, ч. I, стр.

121).

(**3) С. Н. Братусь рассматривает Советское государство в качестве

субъекта гражданского права как распорядителя средств казны, отмечая

при этом, что такое распоряжение является проявлением государственного

суверенитета (см. <Юридические лица в советском гражданском праве>, М.,

1947, стр. 170-178: <Субъекты...>, стр. 240.

Советские юристы и юристы стран народной демократии правильно

подчеркивают единство права государственной собственности и его

суверенитета (см. А. В. Карасс, Право государственной социалистической

собственности, М., 1951, стр. 184, 236-239, 255, В. Кнапп.

Собственность в странах народной демократии, 1956, стр. 263-264).

-108-

отношений имеет важное значение для обоснования юридической

ответственности Советского государства по внешнеторговым сделкам перед

иностранным судом только с согласия Союза ССР, (*1), конверсии

государственных займов по решению высших органов государственного

управления, бесспорного перехода в бюджет выморочного, конфискованного

и бесхозяйного имущества. (*2).

Конечно, при наличии к тому законных оснований гражданам и юридическим

лицам твердо гарантировано обращенное к Советскому государству право

требовать возвращения неправильно конфискованного имущества, право

завещать свое имущество и передавать его в дар государству. Само

Советское государство в области отношений международного частного права

может выступать наследником имущества иностранных граждан. В этих

случаях Советское государство не пользуется своими властными правами, а

выступает как носитель обычных гражданскоправовых обязанностей и

правомочий. Такие <невластные> правомочия и обязанности, основанные на

нормах советского и международного частного права, не противоречат

суверенитету Советского государства как носителя власти. Такого рода

правомочия и обязанности Советского государства немногочисленны, и для

их признания нет необходимости предоставлять государству

правоспособность юридического лица, возникающую у организаций на

основании иных предпосылок, не характерных для правосубъектности

государства. (*3).

(**1) См. об этом В. И. Лисовский, Торговые представительства Союза

ССР за границей, М., 1948, стр. 21; О. С. Иоффе, Советское гражданское

право, Курс лекций, ч. 1, Л., 1958, стр. 120.

(**2) См. об этом С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 239-240.

(**3) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 241.

-109-

2. Правосубъектность советских государственных организаций

Социалистическое государство ведет разнообразную деятельность в области

руководства народным хозяйством и культурой, всестороннего воспитания

трудящихся, охраны социалистического порядка и социалистической

собственности, в области обороны страны,

-109-

укрепления мира и развития сотрудничества со странами социализма.

Функции социалистического государства осуществляются через систему

органов государственной власти и управления, действующих под

руководством Коммунистической партии, в тесном взаимодействии с

широкими трудящимися массами, привлекаемыми к участию в управлении

делами общества.

Одной из важнейших особенностей социалистического государства является

выполнение им хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной

функций. Функции руководства хозяйством и культурой осуществляются

органами государства. В свою очередь эти органы направляют работу

государственных, хозяйственных и социально-культурных организаций,

осуществляющих процесс производства материальных благ, торговую

деятельность, разнообразное обслуживание материальных и культурных нужд

населения, хозяйственное обслуживание социалистических организаций.

В целях обеспечения обороны страны и охраны социалистического порядка

социалистическое государство располагает также воооруженными силами,

карательными и исправительно-трудовыми учреждениями.

Органы государства, государственные хозяйственные и

социально-культурные организации, вооруженные силы и карательные

учреждения являются советскими, государственными организациями.

Среди государственных организаций. следует различать:

1) государственные органы, непосредственно выполняющие функции

государственного руководства обществом - государственную власть,

управление, правосудие, надзор и контроль;

2) государственные хозяйственные предприятия и социально-культурные

учреждения, непосредственно осуществляющие производство материальных

благ и иную оперативно-хозяйственную деятельность (торговую,

обслуживание транспортом, бытовое обслуживание населения и т. п.), а

также социально-культурное обслуживание населения (медицинскую помощь,

образование, культурное обслуживание и т. п.).

Различие этих видов государственных организаций имеет важное значение

для уяснения содержания их

-110-

правового статуса. Однако следует подчеркнуть, что оно имеет не

правовые, а социально- экономические и политические основы.

Государственное руководство не только по своим правовым формам, но и по

своему содержанию носит надстроечный характер. Это область общественно-

политической практики, сфера управления в широком смысле слова.

Оперативно-хозяйственная деятельность - это область производства,

обмена и потребления материальных благ, область общественно-

производственной практики, также получающая свое отражение в правовых

формах.

Различать государственные органы и хозяйственные и социально-

культурные организации важно и с точки зрения интересов практики, так

как для общества чрезвычайно важно сохранять определенные пропорции в

распределении труда между сферой управления, с одной стороны, и сферой

производства, обмена и культурного обслуживания населения, с другой.

Коммунистическая партия уделяет большое внимание сокращению

государственного аппарата, издержек управления с тем, чтобы основная

масса трудящихся прилагала свой труд к производству материальных благ,

являющемуся основой всех успехов коммунистического строительства.

В советской юридической литературе правильно отмечалось, что

характерным для государственного органа является признак прямого,

непосредственного осуществления государственной власти, наделение

государственно- властными полномочиями. (*1).

Властные права и обязанности, служащие средством выполнения задач

государственного руководства

(**1) См. Ц. А. Ямпольская. Органы советского государственного

управления в современный период. М., 1954, стр. 13 (далее всюду: Ц. А.

Ямпольская, Органы...); <Советское административное право> 1960, стр.

84 и след.; В. Л. Власов, Советский государственный аппарат, М., 1959,

стр. 51 и след.; <Советское государственное право>, М., 1948, стр.

200-281; П. Г. Василенков, О понятии и сущности органа советского

социалистического государства, <Вестник Московского Университета> 1952

г. № 4, стр. 158 и след., <Советское административное право>, М., 1959,

стр. 66-67, 93. Признак властного руководства признается характерной

чертой государственного органа и в народно-демократической юридической

литературе. См., например, П. Стайнов и А. Ангелов, Административное

право Народной Республики Болгарии, Общая часть, М., 1960, стр.

108-109; Ежи Старосьцяк, Правовые формы административной деятельности,

М., 1959, стр. 18-21.

-111-

обществом, составляют содержание компетенции государственного органа.

Согласно Конституции СССР, в систему государственных органов входят

высшие органы государственной власти, высшие органы государственного

управления суд, прокуратура, местные органы государственной власти и их

исполнительные и распорядительные органы.

К механизму социалистического государства относятся не только

государственные органы, но и вооруженные силы, карательные и

исправительно- трудовые учреждения. Эти государственные организации

составляют тот особый государственный аппарат принуждения, который

является еще необходимым в условиях низшей фазы коммунизма, и аппарат

военной защиты от угрозы нападения со стороны империалистических

держав. Правовое положение этих организаций не имеет принципиальных

отличий от правового положения органов государства, так как

деятельность Советской Армии и Флота всех принудительных учреждений

направляется соответствующими органами государственной власти и

управления и протекает в порядке осуществления властных актов на основе

закона. Исходя из этого, мы не выделяем ниже эти государственные

организации в особую категорию субъектов права, а рассматриваем их как

разновидность государственных органов.

В советской юридической литературе существует и другая точка зрения,

согласно которой к органам государства относятся не только органы,

наделенные государственно- властными полномочиями, но и

<...многочисленные государственные предприятия, хозяйственные

организации и социально-культурные учреждения, сами не осуществляющие

управленческие функции во вне, в отношении других организаций и лишь

выполняющие под руководством органов государственного управления,

которым они подчинены, задачи, входящие в компетенцию этих органов

государственного управления>. (*1). Однако эта точка зрения не может

быть признана обоснованной. Еще автор, Н. А. Волков, не смог

сопоставить положение <невластного органа> с приводимым им ленинским

определением государства, с признанием государства частью

(**1) Н. А. Волков. Советское государственное управление и система

его органов, <Ученые записки Белорусского государственного

университета>, вып. 34, серия юридическая, Минск, 1957, стр. 87, 100,

-112-

надстройки, со специальным назначением органов Советского государства.

По существу все доказательства его статьи направлены к обратному: он

вполне убедительно показал, что хозяйственные предприятия и

социально-культурные учреждения нельзя отнести к органам

государственного управления, поскольку они не обладают

государственно-властными полномочиями. (*1). Но тем более очевидно, что

предприятия и социально-культурные учреждения не могут считаться

органами государственной власти, советского правосудия, надзора или

контроля. Иных же органов не знает система Советского государства.

Правосубъектность органов Советского государства не исчерпывается

властной компетенцией, правомочиями государственного руководства.

Деятельность государственного органа нуждается в определенном

материальном обеспечении в виде оплаты труда штатных работников,

предоставления помещения, транспорта, мебели и иного оборудования,

канцелярских принадлежностей. Некоторые государственные органы имеют

свои подсобные опытные хозяйства. Для нормального обеспечения своей

деятельности государственный орган, как правило, наделяется

определенными средствами в порядке бюджетного финансирования и имеет те

или иные права и обязанности по расходованию денежных средств на

хозяйственные операции, на оплату труда работников, а также права по

использованию предоставленного ему имущества. Эти права и обязанности

государственных органов носят оперативно- хозяйственный характер и

ничем в принципе не отличаются от соответствующих прав и обязанностей

социально-культурных государственных учреждений. Распоряжаясь денежными

средствами в соответствии со сметой, используя свое имущество,

государственные органы выступают как государственные бюджетные

учреждения, наделенные правоспособностью юридического лица. (*2).

Правоспособностью юридического лица наделяются и такие органы

государственного управления,

(**1) См. Н.А.Волков, Советское государственное управление и

система его органов, <Ученые записки белорусского государственного

университета>, вып. 34, серия юридическая, Минск, 1957, стр. 113-120.

(**2) Подробнее о круге госорганов, имеющих правоспособность

юридического лица, см. ниже.

-113-

которые ведут одновременно и оперативно-хозяйственную деятельность на

началах хозрасчета. Например, Государственный банк Союза ССР

одновременно является и органом государственного управления,

выполняющим ряд функций контроля за исполнением народнохозяйственного

плана, учета производства и распределения продуктов, и хозрасчетной

организацией, вступающей в договорные кредитно-расчетные отношения с

социалистическими организациями. (*1).

Деятельность органа государственного управления и хозрасчетная

деятельность по <извлечению и реализации прибыли> сочетаются и в работе

промышленного или торгового треста,(*2), управления железной дороги,

речного пароходства.

Таким образом, правосубъектность органов Советского государства

характеризуется наличием властной компетенции. Вместе с тем в правовой

статус органа государства входит и правоспособность госбюджетного или

даже хозрасчетного юридического лица.

Иной характер носит правосубъектность государственных хозяйственных

предприятий и социально-культурных учреждений. Основной задачей этих

организаций является не властное руководство и управление, а

обеспечение непосредственного процесса производства, обмена

материальных благ, социально-культурной деятельности. Например,

государственные промышленные предприятия производят продукцию, торговые

- реализуют ее среди населения. Транспортные предприятия осуществляют

перевозку грузов и пассажиров. Такие социально- культурные учреждения,

как школы, больницы, библиотеки, несомненно, созданы не для управления

и руководства обществом, а для обслуживания нужд его членов,

удовлетворения их духовных запросов.

Можно ли рассматривать всю эту разнообразную деятельность

государственных хозяйственных и социально- культурных организаций как

руководство, управление

(**1) См. об этом С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 302-303,

Р.О.Халфина, Правовое положение государственного банка в СССР,

<Известия Академии наук СССР, отделение экономики и права> 1947 г. № 1;

Е. А. Флейшиц, Кредитно-расчетные правоотношения, М., 1956.

(**2) См. <КПСС в резолюциях...>, М., 1953, ч. 1, стр. 691, 693-694

В настоящее время главная функция треста - управленческая и

административная деятельность,

-114-

делами общества? Отрицательный ответ на этот вопрос представляется нам

очевидным и поэтому мы не считаем возможным отнести госпредприятия и

социально- культурные учреждения к органам Советского социалистического

государства.

Это положение, высказанное многими советскими административистами,

(*1), не разделяется рядом советских ученых. Например, А. В.

Венедиктов, рассматривая хозяйственно- организаторскую и культурно-

воспитательную деятельность Советского государства, пришел к выводу,

что в ее содержание входит не только организация, руководство, но и

самое осуществление творческой хозяйственной или социально-культурной

деятельности. (*2).

Из этого положения делают-неправильный, по нашему мнению, вывод, что

государственные хозяйственные предприятия - это органы государства,

(*3), а само Советское государство <через свои органы> не только

управляет, организует, но и производит, торгует, обучает и лечит

население, <непосредственно пользуется землей>, - словом, выступает не

только организацией государственной власти в социалистическом обществе,

но и непосредственной хозяйственной и социально- культурной

организацией. (*4). Столь широкая трактовка содержания функций

социалистического государства представляется нам неверной. Государство

в социалистическом обществе

(**1) См., напр., И. Н. Ананов, Исполнительная и распорядительная

деятельность органов советского государственного управления, <Вопросы

советского административного и финансового права>, М., 1952, стр.

50-51; его же, К вопросу о роли органов социалистического государства и

управления промышленностью, <Вопросы советского административного

права>, М., 1949, стр. 199, 203; <Советское административное право>,

М., 1959, стр. 66-67, 93; Ц.А.Ямпольская, Органы.., стр. 27-31, 32-40.

В. А. Власов, Советский государственный аппарат, М., 1959, стр. 58.

(**2) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 322 и след.

(**3) См., напр., М. И. Бару, Создание и укрепление единого фонда

государственной социалистической собственности в истории советского

права, <Ученые записки Харьковского юридического института>, т. XI,

вып. 2, 1959 г., стр. 114; С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр.

110-111; А. В. Карасс, Право государственной социалистической

собственности, М., 1954, стр. 261-262.

(**4) См. А. М. Турубинер, Право государственной собственности на

землю в Советском Союзе, М., 1958, стр. 213-216; С. Ф. Кечекьян,

Правоотношения.., стр. 125: А. Е. Пашерстник, К вопросу о советской

государственной службе, <Вопросы советского административного права>,

М., 1949, стр. 117.

-115-

является организацией политического руководства обществом, в том числе

руководства народным хозяйством и культурой. Однако оно не превращается

в непосредственного производителя материальных благ. Преимущества

социалистического хозяйства заключаются не в том, что производительные

функции возлагаются на государственный аппарат. Они выражаются в

государственном руководстве народным хозяйством по единому плану, в

исполнительно- распорядительных функциях государственных органов по

общему руководству, управлению и контролю за производством и

распределением продуктов. (*1). Они состоят также в том, что

социалистическое производство свободно от эксплуатации, основаное на

творческой инициативе трудящихся- производителей материальных благ, и

служит их интересам. Эти преимущества достигнуты с помощью

социалистического государства. Но отсюда нельзя сделать вывод, что

оперативно- хозяйственная деятельность- производство, снабжение,

торговля и т. п., становится <государственной деятельностью>. Если бы

это было так, то мы должны были бы признать, что в условиях социализма

сфера материального производства и обмена как бы растворяется в

политической надстройке, (*2), в сфере государственного управления.

Между тем слияние сферы производства и сферы управления не вытекает из

закономерностей социализма. А. В. Венедиктов ссылается на то, что

функции подавления свергнутых классов, военной защиты и охраны

социалистической собственности не только организуются, но и

осуществляются государственным механизмом. Но указанные функции имеют

ту особенность, что они по своему содержанию относятся к сфере

управления и характеризуют собой государственное руководство обществом.

В осуществлении этих функций социалистического государства также

активно участвуют народные массы.

(**1) См. В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 376, 439, 444-446; т. 2,

стр. 224-227, 237-242, 282-285, 185-187.

(**2) На это правильно указывали отдельные советские ученые. См. Н.

Г. Александров, Советское трудовое право, М., 1962, стр. 182; А. Ф.

Шебанов, О роли советского права в осуществлении перехода от социализма

к коммунизму, <Советское государство и право> 1958 г. № 5, стр. 43.

(**3) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 325-326.

-116-

В этом выражается участие масс в управлении государством.

Иной характер носит участие масс в производстве материальных благ и

культурном развитии общества. Народ выступает творцом всех материальных

и культурных благ, непосредственно производит их под руководством

Коммунистической партии, государства, общественных организаций.

Осуществление производства, социально- культурной .деятельности выходит

за рамки руководства, организации масс, составляющих специфику функций

управления, в том числе и государственных функций.

Участие трудящихся масс в управлении производством говорит лишь о

сочетании производительного труда и управления, а не о слиянии этих

различных сфер общественной жизни. Не случайно теория научного

коммунизма говорит об участии каждого трудящегося в управлении наряду с

производительным трудом, (*1), как о принципе коммунистического

общественного самоуправления. Эти две сферы общественной жизни в

коммунистическом обществе будут органически переплетаться, дополнять

друг друга, но различие между ними также сохранится.

Стремясь обосновать включение производственной и иной хозяйственно-

оперативной деятельности в содержание функций Советского государства,

часто ссылаются на единство собственности и власти, хозяйственного и

политического руководства в советском обществе. (*2). Однако единство

политического и хозяйственного руководства нельзя понимать как слияние

категорий хозяйства (производства и обмена) и политики. Единство

хозяйственного и политического руководства означает сосредоточение

руководства хозяйством в руках партии и государства, первенство

политики перед экономикой. Функции же социалистического государства

всегда остаются функциями власти, руководства, организации масс,

регулирования общественных отношений, и их нельзя смешивать с

осуществлением производства.

В период диктатуры пролетариата социалистическое государство выступало

как организация, необходимая

(**1) См. В. И. Ленин, Соч., т. 27, стр. 129-130, 243.

(**2) См., например, Ю. К. Толстой, указанное соч., стр. 66; С. Ф.

Кечекьян, Правоотношения.., М., 1958, стр. 106.

-117-

пролетариату <...для подавления сопротивления эксплуататоров и для

руководства громадной массой населения: крестьянством, мелкой

буржуазией, полупролетариями в деле <налаживания> социалистического

хозяйства>. (*1)

В условиях полной и окончательной победы социализма, когда диктатура

пролетариата исчерпала свою историческую роль, социалистическое

общенародное государство внутри страны <...призвано организовывать

создание материально- технической базы коммунизма, преобразование

социалистических отношений в коммунистические, осуществлять контроль за

мерой труда, мерой потребления, обеспечивать подъем благосостояния

народа, охранять права и свободы советских граждан, социалистический

правопорядок и социалистическую собственность, воспитывать народные

массы в духе сознательной дисциплины и коммунистического отношения к

труду...>. (*2). В области руководства хозяйством и культурой функции

Советского государства характеризуются прежде всего организацией и

воспитанием, как главными методами работы государственных органов.

Эти функции и выполняют в советском обществе органы, наделенные

государственно-властными полномочиями, наряду с общественными

организациями трудящихся и в тесном взаимодействии с ними. (*3).

Оперативно- хозяйственная и социально-культурная деятельность

непосредственно связана с производством, обменом и потреблением

материальных благ, с использованием товарно-денежного хозяйства и таких

его категорий, как хозрасчет, режим экономии, определение сметы доходов

и расходов учреждения. Государственно-властные права в нормальных

условиях применимы лишь для планового руководства деятельностью

предприятий и учреждений, для разрешения имущественных споров между

ними. Но они недостаточны для того, чтобы обеспечить самый процесс

производства и обмена материальных благ с максимальной экономичностью,

с использованием закона стоимости. Основной правовой формой решения

оперативно- хозяйственых задач государственных предприятий

(**1) В.И.Ленин, Соч., т. 25, стр. 376.

(**2) <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

<Правда> 2 ноября 1961 г.

(**3) Полномочия общественных организаций по осуществлению функций

руководства рассматриваются в гл. IV настоящей работы

-118-

и социально-культурных учреждений служит предоставление им

правоспособности юридического лица. Права юридического лица неразрывно

связаны с хозрасчетной самостоятельностью государственных организаций.

В определенных пределах права юридического лица являются необходимыми и

для материального обеспечения работы социально- культурных учреждений,

состоящих в основном на государственном бюджете.

В составе хозяйственных предприятий и социально- культурных учреждений

есть внутренние органы (администрация), осуществляющие управление,

руководство их работой.

Администрация государственных организаций осуществляет эти функции по

полномочию не коллектива работников данной организации, а государства в

лице его вышестоящих органов. Поэтому администрация является не органом

коллектива предприятия или учреждения, а низшим звеном государственного

аппарата, входящим в состав данного предприятия или учреждения. (*1).

В работе госпредприятия и государственного социально- культурного

учреждения надо различать производственную или иную оперативно-

хозяйственную деятельность коллектива рабочих и служащих, которая

опосредствуется правоспособностью юридического лица, и деятельность

администрации, осуществляющей властное управление предприятием по

полномочию государства. (*2). Таким образом, в правовом статусе

различных государственных организаций следует различать два рода прав и

обязанностей:

(**1) Конечно, администрация не является особой организацией или

обособленным звеном управления. Однако она наделяется властными правами

и обязанностями руководства работой учреждения или предприятия, и это

является главным для решения вопроса о ее правосубъектности как

внутреннего органа государственной организации.

(**2) В. И. Ленин указывал, что не надо смешивать вопрос об Учете и

контроле с вопросом о научно- образованном персонале инженеров,

агрономов и пр. (см. В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 444).

Правильно разграничивает функции администрации и коллектива рабочих

и служащих В. А. Власов (см. указ. соч., стр. 59, 123-126). Приведенные

им примеры расширения прав директоров, прав мастера, прав администрации

социально- культурных учреждений относятся не к содержанию прав

государственной организации в целом, а к содержанию прав администрации

предприятий и учреждений как низшего звена государственного управления.

-119-

1) Права и обязанности властного государственного руководства,

которые составляют содержание компетенции государственного органа.

2) Права и обязанности оперативно- хозяйственной деятельности

государственых организаций, которые охватываются правоспособностью

юридического лица.

Компетенция и правоспособность юридического лица-это два основных вида

правосубъектности государственных организаций.

3. Компетенция органов Советского государства

Компетенция государственного органа - это закрепленный за ним круг

задач государственного руководства, выполнение которых составляет

обязанность органа, также круг властных прав, необходимых для

осуществления возложенных на него задач. (*1). Наделение

государственного органа той или иной компетенцией является следствием

своеобразного разделения управленческого труда между различными частями

государственного механизма. Оно происходит лишь одновременно с

формированием государственного органа, либо в результате

перераспределения задач государственного руководства между различными

органами. Поэтому все характерные признаки органа государства - круг

его задач, полномочий и обязанностей, юридические формы деятельности,

определенная структура (или обособленная организация), (*2), необходимо

обусловлены

(**1) О понятии компетенции государственного органа см. А. В.

Венедиктов, Государственная социалистическая собственность стр. 613; П.

Т. Василенко в, О понятии и сущности органа советского

социалистического государства, <Вестник МГУ> 1952 г. №4, стр. 163; Г.

И. Петров, Административноправовые отношения <Ученые записки ЛЮИ>, вып.

VI, 1954 г., стр. 47; Ц. А. Ямпольская, Органы.., стр. 24; Н. Г.

Александров, Законность..., стр. 159-160.

(**2) О признаках органа государства, см. <Советское

административное право>, М., 1950, стр. 83-84; Н. Г. Александров,

Законность.., стр. 159-160; С.Ф. Кечекьян, Правоотношения..., стр.

120-122; Ц. А. Ямпольская, Органы.., стр. 24-25, А. В. Венедиктов,

Государственная социалистическая собственность, стр. 637-638. А. В.

Венедиктов выделяет также в качестве признака государственного органа

как субъекта административного права имущественную обособленность.

Однако такая обособленность необходима лишь тогда, когда речь идет об

участии организации в оперативно- хозяйственных отношениях, т.е. для ее

юридичесской личности. Обособленность имущества не имеет прямой связи с

властной компетенцией органа государства. В частности, распределяя

имущество междупредприятиями, бюджетные средства между учреждениями,

государственный орган распоряжается в равной мере имуществом, как

закрепленным за ним, так и принадлежащим казне либо другим

организациям. Он указывает пределы и направление использования этого

имущества в силу предоставленной ему распорядительной власти

(компетенции), а не в силу закрепления за ним обособленного имущества.

-120-

тем, какое место занимает данный орган и механизме государства, какая

часть общих задач государства на него возлагается.

Четкое распределение компетенции государственных органов способствует

проведению единой политики и упорядочению разрешения государственных

дел, служит одним из средств проведения в жизнь принципов

демократического централизма, расширения прав республиканских и местных

органов государственной власти. Круг задач государственных органов

определяется прежде всего по содержанию подведомственных вопросов.

Вместе с тем он всегда очерчивается по территории, на которой действует

данный орган, и по кругу лиц и организаций, на которых распространяется

обязательность актов данного органа.

Одна из особенностей компетенции государственного органа в отличие от

правоспособности юридического лица состоит в том, что права и

обязанности, входящие в содержание компетенции данного органа,

распределяются между его внутренними подразделениями и отдельными

должностными лицами, т. е. в соответствии со структурой органа

государства.

Например, в составе министерства различны функции и полномочия

министра, его заместителей, коллегии министерства, начальников главных

управлений и т. п. И только в своей совокупности права и обязанности

всех должностных лиц и коллегий составляют компетенцию министерства.

В составе Верховного Суда СССР различными полномочиями наделены Пленум,

коллегии, Председатель Верховного Суда, его заместители, председатели

коллегий. Компетенция Верховного Суда есть лишь совокупность всех

полномочий его коллегиальных подразделений и отдельных должностных лиц.

Эта особенность существенно отличает компетенцию органа государства от

правоспособности юридического

-121-

лица, закрепляемой за организацией <как таковой> независимо от ее

внутренней структуры, от полномочий должностных лиц. Властные

полномочия органа государства всегда закрепляются либо за коллегией,

решающей те или иные вопросы руководства большинством голосов членов

коллегии, либо за конкретными должностными лицами, входящими в состав

данного органа.

В соответствии с этим различают обычно единоличные и коллегиальные

органы.

Компетенция коллегиального органа закрепляется за всем составом

коллегии в целом. Однако для ее осуществления необходимо выражение воли

большинства состава коллегии. Поэтому права коллегиального органа

находятся в прямой зависимости от полномочий входящих в его состав лиц,

каждый из которых имеет право голоса при принятии решения.

Именно члены коллегии в своей совокупности являются носителями прав и

обязанностей коллегиального органа.

Примером органов, коллегиально осуществляющих свою компетенцию, могут

служить Верховный Совет Союза СССР, Верховные Советы союзных и

автономных республик, местные Советы депутатов трудящихся, Совет

Министров СССР, Советы Министров союзных и автономных республик,

исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся, совнархозы. Акты

этих органов принимаются большинством голосов депутатов, членов

правительства, исполкома или совнархоза.

Отдельные должностные лица государственных органов и их подразделений

также являются носителями должностных прав и обязанностей. Они несут и

личную ответственность за свои неправильные действия. Примером

самостоятельного выступления в правоотношениях отдельных должностных

лиц советских государственных органов является деятельность министра,

начальника главка, председателя суда, прокурора, директора или

заведующего учреждения или предприятия.

Советское законодательство прямо закрепляет право издания актов

единоличных органов и их внутренних подразделений за их руководителями

или за специально уполномоченными должностными лицами - представителями

власти. Так, Конституция СССР говорит о правах министров издавать

приказы и инструкции (ст. 73).

-122-

То же указание содержится и в Положениях о министер ствах, о комитетах

и главных управлениях при Совете Министров СССР, (*1), в специальных

актах о расширении прав министров, (*2), директоров предприятий, (*3),

мастеров и начальников участков. (*4).

Говоря о внутренних подразделениях государственных органов, мы также

признаем их субъектами права либо в виде коллегий, образованных внутри

данного органа (коллегии министерства, прокуратуры СССР, Верховного

Суда СССР и т. п.), либо в виде совокупности отдельных должностных лиц,

наделенных самостоятельными функциями и властными полномочиями и

действующих под общим руководством.

Таким образом, компетенция государственных органов закрепляется не за

<коллективом рабочих и служащих> государственного учреждения (*5) и не

за государственным учреждением как <объединением лиц>, (*6), а за

входящими в ее состав и уполномоченными советским народом

представителями и должностными лицами.

Государственный орган - не особое объединение, полномочия которого

отличны от полномочий должностных лиц, осуществляющих компетенцию

данного органа. Это - организованная совокупность депутатов, иных

представителей, избираемых советским народом или

(**1) См., например, ст. 6 Положения о Министерстве морского флота

СССР (СП СССР 1958 г. № 9, ст. 78); ст. 5. Положения о Главном

управлении газовой промышленности при Совете Министров СССР (СП СССР

1957 г. № 16, ст. 160).

(**2) См. постановление Совета Министров СССР от 11 апреля 1953 г.

<О расширении прав министров СССР>. Этим постановлением были расширены

и права начальников главных управлений (п. 52).

(**3) См. постановление Совета Министров СССР от 9 августа 1955 г.

<О расширении прав директоров предприятий> (<Постановления ЦК КПСС и

Совета Министров СССР по вопросам промышленности и строительства>, М.,

1958, стр. 91). Права начальников главков, директоров предприятий были

распространены на начальников пароходств, на директоров

научно-исследовательских учреждений.

(**4) См. постановление Совета Министров СССР от 20 сентября 1955

г. <О повышении роли мастера> (<Постановления ЦК КПСС и Совета

Министров СССР по вопросам промышленности и строительства>, М., 1958,

стр. 127).

(**5) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 642 и след.: его же, О субъектах советского

социалистического права, <Советское государство и право> 1955 г. № 6.

(**6) См. Г. И. Петров, Сущность.., стр. 70-71.

-123-

штатных должностных лиц, выступающих носителями государственно-

властных полномочий. Компетенция органа государства неотделима от

полномочий входящих в его состав лиц, выступающих единолично или

коллегиально носителями властных функций и полномочий.

Болгарский ученый А. Ангелов возражает против отождествления органов

управления с лицами, осуществляющими административные функции. <Когда

мы говорим об органах государственного управления,-пишет он,-то мы

имеем в виду единоличные или коллективные образования, соответствующие

подразделения и посты в административном аппарате...>. (*1).

С точки зрения понимания органа как субъекта права, т.е. как носителя

прав и обязанностей, такое объяснение недостаточно, так как <посты и

подразделения> - это лишь правовые установления, определяющие собой

структуру данного органа. Вместе с тем всякий орган есть определенная

организация людей, и только указание на личный состав этой организации

может до конца раскрыть нам понятие органа Государства или

общественности.

Поскольку же закон наделяет полномочиями власти личный состав органов

государства как отдельных должностных лиц или как членов коллегий,

постольку эти лица и являются носителями прав и обязанностей

государственного органа, составляющих его властную компетенцию.

Как мы отмечали в главе 1, властную компетенцию органов Советского

государства нельзя раскрыть как возможность самого органа вступать в

правоотношения приобретать права и обязанности. Содержание компетенции

государственных органов состоит в наличии определенных возможностей

порождать, изменять и прекращать права и обязанности для других лиц и

организаций. Компетенция государственных органов включает в себя

властные возможности создавать правовые нормы, предоставлять права и

устанавливать обязанности для других лиц, разрешать споры и применять

меры принуждения,

(**1) П. Стайнов и А. Ангелов, Административное право Народной

Республики Болгарии (Общая часть), М., 1960, стр. 114.

-124-

осуществлять надзор и контроль, т. е. осуществлять все способы

руководства обществом в общеобязательных формах.

Классификация правомочий органов государства обычно дается по формам

осуществления государственных функций.

Вопрос о формах осуществления государственных функций является спорным,

и мы не собираемся предлагать здесь какого-либо его нового решения.

Хотим лишь отметить, что разграничение форм деятельности по

конституционному положению органов государства (*1) имеет прямое

значение для определения юридической силы правомочий различных органов.

Ведь соответственно конституционному положению данного органа

различается сфера действия и юридическая сила издаваемых им актов.

Например, хорошо известно, что законодательные полномочия согласно

советской конституции осуществляются только Верховными Советами, а за

органами государственного управления закреплены правомочия на издание

подзаконных исполнительных и распорядительных актов. Различие

юридической силы этих полномочий всецело основано на конституционном

положении высших органов государственной власти и органов

государственного управления.

(**1) Разграничение форм осуществления функций Советского

государства по системе государственных органов, закрепленной в

Конституции СССР, признается многими советскими юристами. С этой точки

зрения одни авторы различают законодательную, исполнительную и

распорядительную деятельность и правосудие, другие - наряду с этим

предлагают выделить также верховное государственное руководство и

надзор, местное государственное руководство и надзор, прокурорский

надзор (см. С. С. Студеникин, Советская административноправовая норма и

ее применение, автореферат докторской диссертации, М., 1949, стр. 7;

<Советское административное право>, М., 1950, стр. 3; <Социалистическая

система государственного управления и вопрос о системе советского

административного права>, <Вопросы советского административного права>,

М,-Л., 1949, стр. 25; С. А. Голунский и М. С. Строгович, Теория

государства и права, М., 1940, стр. 54: Г. И. Петров, Предмет

советского административного права, <Советское государство и право>

1940 г. № 7, стр. 3-4; В. Ф. Коток, Советское государственное право,

М., 1948, стр. 298; И. Н. Ананов, Исполнительная и распорядительная

деятельность органов советского государственного управления, <Вопросы

советского административного и финансового права>, М., 1952, стр. 55.

-125-

В зависимости от конституционного положения закрепляются за судами

правомочия на осуществление правосудия, а за органами прокуратуры -

прокурорского надзора, отличные от административных прав. Положение:

<прокурорский надзор никакой административной власти не имеет> было

сформулировано В. И. Лениным именно исходя из особого положения

прокуратуры в системе органов Советского государства. (*1).

В советской юридической науке дается и другая классификация правовых

форм осуществления государственных функций - в зависимости от

юридических последствий актов государственных органов. С этой точки

зрения различаются нормотворческая, оперативно- исполнительная и

юрисдикционная формы деятельности органов государства, (*2), ведущих

соответственно к изданию нормативных, индивидуальных административных и

юрисдикционных актов органов государства. Одна классификация форм

деятельности органов государства по юридическим последствиям не может

дать ответа на вопрос о юридической силе актов, издаваемых

государственными органами. Мы считаем, что обе указанных классификации

юридических форм осуществления функций Советского государства не

исключают одна другую.

Соответственно следует различать по конституционному положению органов

государства:

а) законодательные правомочия высших органов государственной власти

и их полномочия по высшему управлению и контролю;

б) исполнительные и распорядительные правомочных органов

государственного управления;

в) судебные правомочия органов правосудия;

г) надзорные правомочия органов прокуратуры;

д) правомочия местных Советов депутатов трудящихся по осуществлению

государственной власти на местах.

(**1) См. В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 327.

(**2) См. Д. М. Васильев, Классификация актов Верховного Совета

СССР, <Советское государство и право> 1953 г. № 8, стр. 16-17, 21;

<Основы теории государства и права>, М., 1960, стр. 4 См. И. С.

Самощенко, О правовых формах осуществления функции Советского

государства, <Советское государство и право> 1956 г. № 3, стр. 83.

-126-

По правовым формам деятельности в зависимости от юридических

последствий следует различать:

а) нормотворческие правомочия органов государства, т. е. их права

на установление правовых норм;

б) оперативно-исполнительные правомочия, т. е. права органов

государства на предоставление прав и возложение обязанностей по

отношению к гражданам, подведомственным организациям и подчиненным

должностным лицам;

в) юрисдикционные правомочия, т. е. права органов государства на

разрешение споров, осуществление надзора и на привлечение к

ответственности за правонарушения.

В содержание компетенции государственных органов входят не только

властные права, но и обязанности по выполнению возложенных на них задач

государственного руководства.

Орган государства не только имеет право, но и обязан решать возложенные

на него задачи. В связи с этим в советской административноправовой

литературе полномочия государственных органов рассматриваются как

единство права и обязанности, как <правообязанность>. (*1).

Тесная связь прав и обязанностей государственных органов не вызывает

сомнений. Она особенно ярко выступает при конституционном установлении

компетенции государственных органов. Как это отмечалось в советской

административноправовой литературе, (*2), Конституция СССР, конституции

союзных и автономных республик для определения компетенции различных

органов государства пользуются наиболее широкими терминами:

<руководство>, <управление>, <организация>, <объединение>, <объединение

и направление>, <принятие мер> и т.п. Например, ст. 76 Конституции СССР

устанавливает, что союзно- республиканские министерства руководят

порученной им отраслью государственного управления через одноименные

министерства союзных республик и управляют непосредственно лишь

определенным ограниченным числом предприятий по списку, утвержденному

Президиумом Верховного Совета СССР. Согласно ст. 68

(**1) См. Ц. А. Ямпольская, Субъекты советского административного

права, автореферат докторской диссертации, М., 1958, стр. 5,9.

(**2) См. Ц. А. Ямпольская, Органы.., стр. 50 и след,

-127-

Конституции СССР Совет Министров СССР объединяет и направляет работу

общесоюзных и республиканских министерств СССР, принимает меры по

осуществлению народнохозяйственного плана и осуществляет руководство

вооруженными силами. Подобно этому определяются полномочия

соответствующих органов в Положениях о министерствах, в Положении о

совете народного хозяйства.

Если закон содержит общую формулировку <руководит>, <управляет> и т.

п., то ею одинаково охватываются и права, и обязанности органа

государства. В силу этого не всегда возможно записать отдельно права и

обязанности в Положениях об органах государственного управвления.

Однако это не дает оснований для полного отождествления содержания прав

и обязанностей органов Советского государства. По нашему мнению,

содержание обязанностей органа государства непосредственно выражено в

тех задачах, которые на него возложены, и том порядке деятельности,

который установлен для него законом. Выполнение задач в порядке,

установленном законом, и будет выполнением обязанностей

государственного органа, вытекающих из его компетенции. (*1).

Например, все задачи совнархоза по обеспечению выполнения планов,

обеспечению рационального использования внутренних ресурсов,

организации материально- технического снабжения подведомственных

предприятий и т. п. несомненно составляют содержание его обязанностей,

поскольку именно для осуществления этих задач и образуется совет

народного хозяйства. Все задачи руководства подведомственной отраслью

управления составляют обязанности Министерства, Главного управления при

Совете Министров и т. п.

Соблюдение установленного порядка работы также следует рассматривать

как обязанность государственного органа. Коммунистическая партия и

Советское правительство неоднократно указывали на необходимость

строгого соблюдения установленного законом порядка

(**1) Поэтому определение задач во многих Положениях об органах

государства по существу совпадает с определением его обязанностей.

Например, Положение о Совете народного хозяйства содержит единый раздел

об основных задачах и функциях совета народного хозяйства (СП СССР 1957

г. № 12, ст. 121).

-128-

работы государственных органов: сроков созыва сессий Советов и

заседаний исполкомов, порядка отчетности органов управления перед

органами государственной власти. Строгое соблюдение этих

конституционных норм в последние годы привело к значительному повышению

роли и активности Советов в решении важных государственных вопросов.

Установление законом порядка отзыва депутатов и их отчетности перед

населением способствует повышению ответственности депутатов за дело,

порученное им народом.

Соблюдение каждым государственным органом установленного для него

порядка работы является безусловным требованием социалистической

законности.

Однако определение задач руководства (управления) не дает ответа на

вопрос о том, какие же конкретные меры может принимать данный орган для

их решения. <Руководство> и <управление> охватывают самые различные

методы работы. (*1). Для того, чтобы данный орган управлял методами,

соответствующими интересам общества, возникает необходимость определить

в законе конкретные средства, которые он может использовать, и меры,

которые он может принимать для выполнения своих задач. Определение

конкретных возможностей, использование которых зависит от воли данного

органа, наиболее четко очерчивает содержание прав органа государства.

Если обратиться, например, к содержанию постановления Совета Министров

СССР от 11 апреля 1953 г. <О расширении прав министров>, то здесь под

правами имеются в виду конкретные средства руководства, имеющие

юридическое значение. В этом постановлении говорится о праве министров

утверждать структуру и штаты подведомственных органов и организаций;

изменять ставки заработной платы, переводить предприятия в более

высокую группу по оплате труда, утверждать и изменять в случае

необходимости проектные задания и сметно-финансовые расчеты и о многих

других правах.

(**1) В. А. Власов различает термины <руководство> и <управление>.

Последнее понимается им как оперативное руководство а <руководство>-как

общее руководство (см. его <Советский государственный аппарат>, 1959,

стр. 60). Но так или иначе оба термина не раскрывают всех прав

государственных органов.

-129-

Постановление Совета Министров СССР от 9 августа 1955 г. <О расширении

прав директоров предприятий> также раскрывает конкретные правовые

средства, которые директор предприятия может использовать

самостоятельно либо по согласованию с фабзавместкомом (изменять планы в

пределах квартала, устанавливать цены на определенные виды продукции,

утверждать и изменять проектные задания по определенным объектам и

т.п.).

Подобные конкретные права указаны в Конституции и Положениях о

соответствующих органах государства. Например, ст. 14 Конституции СССР

указывает на права СССР принимать в состав СССР новые союзные

республики, утверждать изменения границ между союзными республиками,

устанавливать основы (основные начала) по различным отраслям

законодательства. Весьма конкретно определены в ст. 49 Конституции СССР

полномочия Президиума Верховного Совета СССР.

В Положениях о министерствах наряду с их задачами и применительно к ним

формулируются конкретные права министров и начальников главков.

Например, Положение о Министерстве морского флота содержит указание на

такие права, как утверждение плана перевозок, установление порядка

представления заявок на перевозки, издание правил постройки и

оборудования судов и т. п.

Права государственных органов в отличие от их обязанностей требуют,

таким образом, большей конкретизации в законодательных актах. И это

говорит о том, что не все права совпадают по своему содержанию с

обязанностями государственного органа.

-130-

4. Государственные организации как юридические лица

Правоспособность юридического лица предоставляется социалистическим

организациям для самостоятельного осуществления ими оперативно-

хозяйственной деятельности. Она служит прежде всего юридическим

средством осуществления социалистическими хозяйственными организациями

производства материальных благ, сбыта и снабжения, торговых операций,

выполнения строительных, монтажных и ремонтных работ, эксплуатации

транспортных средств, зданий, сооружений

-130-

и других объектов производственного и вспомогательного назначения.

Вся хозяйственная деятельность социалистических организаций строится в

соответствии с единым народнохозяйственным планом, на базе общественной

социалистической собственности. Но в социалистическом хозяйстве наряду

с законом планомерного, пропорционального развития действует в

известных пределах и закон стоимости. Социалистическое производство

является товарным производством особого рода, в котором сохраняется

необходимость под регулирующим воздействием государственного плана

использовать товарно- денежные отношения, денежное выражение стоимости

продуктов труда, средств производства и потребления.

Законы товарного производства используются во всех звеньях руководства

социалистическим хозяйством. Например, при составлении плана и бюджета

они учитываются путем установления плановых цен, нормативов запасов

материалов, норм использования труда и материалов на единицу продукции,

плана снижения себестоимости, норм отчислений в бюджет и т. п. В

плановом порядке устанавливаются определенные критерии оценки

хозяйственной деятельности предприятий по выполнению плана (выполнение

плана <по валу>, по ассортименту, по сортаменту и т. п.). Правильный

учет законов товарно- денежного хозяйства в планировании,

финансировании народного хозяйства при оценке деятельности предприятий

имеет важнейшее значение, позволяет направлять определенным образом

действие закона стоимости, использовать его планомерно, в интересах

всего общества. Однако органы планирования и регулирования народного

хозяйства не становятся при этом самостоятельными участниками товарно-

денежного обращения, не вступают при плановом распределении имущества в

возмездные отношения с другими организациями. Непосредственными

участниками товарно- денежных отношений являются предприятия,

хозяйственные организации и госбюджетные учреждения, и наилучшее

использование законов товарного производства каждым предприятием и

учреждением - важнейший рычаг рационального ведения хозяйства,

выполнения плановых заданий.

-131-

Правовой предпосылкой оперативво- хозяйственной самостоятельности

предприятий и учреждений и служит правоспособность юридического лица.

В советской гражданскоправовой литературе правильно отмечалось, что в

основе признания социалистических организаций юридическими лицами лежит

действие закона стоимости, наличие товарно- денежных отношений. Как

показывает история развития народного хозяйства в СССР,

административное руководство и распределение имущества не могут явиться

нормальной юридической формой оперативно- хозяйственной деятельности и

применяются лишь в виде исключения в военное время или в особой области

хозяйственного руководства. Когда же развивается товарное производство

и обращение, то это неизбежно влечет за собой введение

гражданскоправовых форм использования имущества и хозяйственных связей

между организациями, добровольных форм привлечения рабочей силы а

вместе с ними и предоставление правоспособности юридического лица.

(*1).

В период перехода к коммунизму сфера товарно- денежных отношений не

сужается, а всемерно расширяется. В последние годы партией и

правительством были проведены важнейшие мероприятия, увеличивающие

товарооборот между городом и деревней (переход от производственно-

технического обслуживания колхозов через МТС к продаже

сельскохозяйственных машин колхозам и обеспечению других потребностей

колхозов и совхозов по принципу купли-продажи через объединение

<Союзсельхозтехника>; замена натуральных поставок закупками

сельскохозяйственных продуктов; переход к денежной оплате труда в

колхозах). Перестройка управления промышленностью и строительством

ведет к росту значения хозрасчета, к новым методам экономического

стимулирования работы

(**1) См. С. Н. Аскназий, Об основаниях правовых отношений между

государственными социалистическими организациями, <Ученые записки ЛЮИ>,

вып. IV, 1947 г., стр. 28-31; А. В. Венедиктов, Государственная

социалистическая собственность, гл. гл. XII и XIV; С. Н. Братусь,

Субъекты.., гл. XV-XVII; Д. М. Генкин. Значение применения института

юридического лица во внутреннем и внешнем товарообороте СССР, <Сборник

научных работ Московского института народного хозяйства им. Г. В.

Плеханова>, вып. IX, 1955, стр. 5 и след.

-132-

предприятий, внедрения новой техники и т. п. Июльский Пленум ЦК КПСС

подчеркнул острую необходимость улучшения экономических показателей

работы предприятий, более полного использования экономических,

стоимостных категорий на всех участках хозяйственного строительства.

(*1).

В Программе Коммунистической партии Советского Союза говорится: <В

коммунистическом строительстве необходимо полностью использовать

товарно-денежные отношения в соответствии с новым содержанием, при-

сущим им в период социализма. Большую роль при этом играет применение

таких инструментов развития экономики, как хозяйственный расчёт,

деньги, цена, себестоимость, прибыль, торговля, кредит, финансы>. (*2).

Необходимость использования товарного хозяйства обусловливает

применение различных категорий и институтов финансового,

административного и гражданского права. Например, в области

планирования важное значение имеет разработка научно обоснованных

нормативов затрат труда и материальных ресурсов на единицу продукции,

норм запасов материалов, работы оборудования, норм отчислений в бюджет

и т. п.

Отсутствие подобных норм часто приводит к волюнтаризму в планировании,

к произвольному изменению плановых заданий, влечет за собой крупные

потери в народном хозяйстве.

Разработка и установление этих нормативов для экономической

деятельности предприятий в плановом административном порядке,

применение средств бюджетно- финансового контроля и материального

стимулирования должны получить свое дальнейшее применение и развитие в

период развернутого строительства коммунизма. (*3). Вместе с тем должна

расширяться оперативная самостоятельность и инициатива предприятий

(**1) См. постановление Пленума ЦК КПСС 15 июля 1960 г. <О ходе

выполнения решений XXI съезда КПСС О развитии промышленности и

транспорта и внедрении в производство новейших достижений науки и

техники>, разд. III, Госполитиздат, 1960, стр. 26- 32.

(**2) <Правда> 2 ноября 1961 г.

(**3) См. об этом редакционную статью <Назревшие вопросы

совершенствования хозяйственного руководства>, <Коммунист> 1961 г. №

12, стр. 89-94.

-133-

на основе государственных плановых заданий. (*1). Основным юридическим

средством решения этой задачи служит дальнейшее использование категории

юридического лица в народном хозяйстве, расширение прав предприятий,

четкое определение статуса промышленного предприятия.

Правоспособность юридического лица позволяет рационально использовать

общественное имущество в процессе оперативно- хозяйственной

деятельности предприятий в соответствий с законом стоимости и

особенностями данного производства. Имея права юридического лица,

госпредприятие может само направлять закрепленное за ним имущество и

денежные средства на неотложные нужды производства, пользоваться

банковским кредитом, заключать договоры в пределах, предусмотренных

законом, и в целях выполнения плановых заданий. Такая децентрализация

оперативно- хозяйственных функций при централизации общего планового

руководства давно уже вошла в практику руководства социалистическим

хозяйством, его государственным сектором. (*2).

Правоспособность юридического лица применима и к деятельности

госбюджетных учреждений, для которых права на самостоятельное

совершение хозяйственных операций и расходование бюджетных средств на

заработную плату в пределах сметы обеспечивают рациональное

использование государственных средств на управленческие и

социально-культурные нужды.

Государственная организация признается юридическим лицом в силу закона.

Правоспособность юридического лица не может рассматриваться как

естественная или экономическая категория. Это общая возможность,

предоставленная данной организации государством и охраняемая им.

(**1) См. <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

<Правда> 2 ноября 1961 г.

(**2) См. постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. <О

реорганизации управления промышленностью>. <Директивы КПСС и Советского

правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов>, т. 2, М.,

1957, стр. 126-133.

-134-

Признавая ту или иную организацию юридическим лицом, законодатель не

может отвлекаться от экономических и организационных методов ведения

социалистического планового хозяйства в условиях сохранения товарного

производства: от плановых предпосылок, хозрасчета, режима экономии.

Поэтому наделение государственной организации правами юридического лица

опирается на определенные материальные и организационные предпосылки.

В науке советского гражданского права принято говорить о признаках

юридического лица, под которыми имеются в виду обособленность

имущества, организационное единство, самостоятельная имущественная

ответственность и самостоятельное участие в гражданском обороте. (*1).

Эти признаки считают предпосылками правоспособности юридического лица.

Например, С.Н. Братусь рассматривает имущественную обособленность,

организационное единство и самостоятельную ответственность как признаки

организации, при наличии которых последние признаются юридическими

лицами. (*2). Другой позиции придерживается Д. М. Генкин, который

считает имущественную обособленность и самостоятельное участие в

обороте качествами или элементами юридического лица. (*3). Нам

представляется, что перечисленные выше признаки юридического лица надо

рассматривать дифференцированно. Одни из них служат материальными и

организационными предпосылками, которыми должна обладать организация

для предоставления ей прав юридического лица. Другие характеризуют само

содержание правоспособности юридического лица. Правильно, по нашему

мнению, писал А. В. Венедиктов, что самостоятельное участие в

гражданском обороте, образует само содержание гражданской

правоспособности

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. 1, М., 1950, стр. 146 и

след.; С. Н. Братусь, Субъекты.., 1950, стр. 91-92; Д. М. Генкин,

Юридические лица в советском гражданском праве, <Проблемы

социалистического права> 1939 г. № 1, стр. 93; А.В.Венедиктов,

Государственная социалистическая собственность, стр. 656-657; С. Н.

Братусь, Юридические лица в советском гражданском праве, 1947, стр.

140-152; <Гражданское право>, т. 1, М., 1944, стр. 140.

(**2) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 132.

(**3) См. указ. выше статью в <Сборнике Научных работ института

народного хозяйства им. Плеханова>, вып. IX, 1955 г., стр. 20-23.

-135-

юридического лица, а имущественная обособленность и организационное

единство являются предпосылками для признания организации юридическим

лицом. (*1).

Под этим углом, зрения мы и рассмотрим предпосылки, дающие возможность

признать государственные организации юридическими лицами, и основные

черты содержания их правоспособности как юридических лиц.

К числу материальных и организационных предпосылок юридической личности

государственных организаций относятся:

1)Определение общих задач и целей хозяйственно- оперативной

деятельности государственной организации.

2) Наделение государственной организации обособленным имуществом,

предназначенным для выполнения возложенных на нее оперативно-

хозяйственных функций. 3) Определение организационной структуры,

позволяющей осуществлять оперативное управление имуществом в

соответствии с задачами, возложенными на данную организацию.

Когда речь идет о задачах государственной организаций, предопределяющих

содержание правоспособности юридического лица, то имеется в виду только

область оперативно- хозяйственной деятельности. В советской юридической

литературе совершенно справедливо отмечалось, что возложение на

отраслевые управления совнархоза планово- регулирующих функций

(составление проектов планов и их утверждение, распределение фондов,

оборотных средств и т. п.) не может служить основой для признания за

ними прав юридического лица, так как эти функции не связаны с

непосредственной оперативно- хозяйственной деятельностью, которая

только и может осуществляться на началах хозрасчета. (*2).

Предоставление прав юридического лица государственной организации в

соответствии с функциями

(**1) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 705.

(**2) См. А. В. Венедиктов, О. С. Иоффе, О гражданскоправовых

вопросах, связанных с реорганизацией управления промышленностью,

<Вестник ЛГУ> 1957 г. № 17, стр. 131-135 С. И. Вильнянский и А. А.

Пушкин, К вопросу о кодификации гражданского законодательства, <Ученые

записки Харьковского юридического института> 1959 г., вып. 13, стр. 10

и след.

-136-

административного руководства противоречило бы экономической сущности

этих прав, которые, как мы видели выше, связаны с непосредственным

участием организации в товарно- денежных отношениях.

Под оперативно-хозяйственной деятельностью мы имеем в виду только

процесс производства, обмена и потребления материальных благ и выносим

за рамки этого понятия деятельность администрации государственной

организации по административному руководству предприятием. В

соответствии с этим мы считаем необходимым уточнить предложенное А. В.

Венедиктовым понятие непосредственного оперативного управления

государственным имуществом.

Определяя понятие непосредственного оперативного управления, А. В.

Венедиктов связывал воедино организацию управления производством и сам

процесс расширенного социалистического воспроизводства, процесс

социалистического труда на основе всенародной социалистической

собственности. Однако главным, решающим признаком непосредственного

оперативного управления и у А.В.Венедиктова служило осуществление

процесса производства. (*1).

Представляется, что именно осуществление производства, обмена и

потребления материальных благ и следует считать оперативно-

хозяйственной деятельностью социалистических предприятий и

хозяйственных организаций, в процессе которой происходит оперативно-

хозяйственное использование выделенного предприятию имущества.

С. Н. Братусь предложил четко отличать организационные отношения от

имущественных. Под имущественными отношениями он имеет в виду

отношения, связанные с общественно- производственными отношениями,

<...волевые отношения, связанные с различными формами использования

объектов собственности...>. Эти отношения охватывают, по его мнению,

<...процесс распределения средств производства и результатов труда,

процесс обмена, экономический оборот...>. (*2).

(**1) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 323-331, 589-593.

(**2) С. Н. Братусь, Имущественные и организационные отношения и их

правовое регулирование в СССР, <Вопросы общей теории советского права>,

М., 1960, стр. 69, 86.

-137-

Далее, С. Н. Братусь делает правильный вывод о том, что планово-

регулирующие органы не имеют имущественных прав нате объекты

государственной собственности, которыми они заведуют, так как эти

органы не производят, не продают, не покупают. (*1).

Но таким же органом управления, не вступающим в имущественные отношения

госпредприятия является и администрация госпредприятия.

Основные и оборотные фонды закреплены не за администрацией, а за

предприятием или учреждением. Последнее несет и все имущественные

последствия сделок и иных правовых актов оперативно- хозяйственного

использования этого имущества. Имущественные отношения, т. е. отношения

обмена и потребления материальных благ, непосредственно выражающие

процессы производства, и характеризуют, по нашему мнению оперативно-

хозяйственную деятельность государственной организации, которая

получает свое юридическое выражение в правоспособности юридического

лица.

Четкое различие <организационной> правосубъектности администрации и

имущественной правоспособности юридического лица в области трудовых

отношений было обосновано Н. Г. Александровым. (*2). В сфере этих

отношений администрация выступает также лишь организатором трудовой

деятельности рабочих и служащих, а предприятие или учреждение как

юридическое лицо - субъектом имущественных прав и обязанностей на

стороне работодателя (например, субъектом имущественных обязанностей по

выплате заработной платы, по обеспечению охраны труда и т. п.). Имея в

виду различную природу административного управления предприятием и

оперативно- хозяйственной деятельности, осуществляемой в процессе

производства, обмена и потребления материальных благ, мы считаем более

правильным для характеристики правоспособности юридического лица

применять термин <непосредственное оперативно- хозяйственное

использование>, а не выражение <непосредственное оперативное

управление> имуществом.

(**1) См. Н. Братусь, Имущественные и организационные отношения и

их правовое регулирование в СССР, <Вопросы общей теории Советского

права>, М., 1960, стр. 105-106.

(**2) См. Н. Г. Александров, Трудовое правоотношение, стр. 202-212.

-138-

Оперативно-хозяйственная деятельность составляет главную задачу

хозяйственных организаций промышленных и торговых предприятий,

предприятий культурно- бытового обслуживания, транспорта, строек,

сбыто- снабженческих организаций. В работе социально- культурных и

административных учреждений (государственные органы, школы, больницы,

дома отдыха) оперативно- хозяйственные функции носят вспомогательный

характер, имеют целью материальное обеспечение основной деятельности

этих учреждений. В соответствии с тем, какие производственные,

сбыто-снабженческие или иные хозяйственные операции входят в круг

деятельности той или иной государственной организации, определяется и

содержание ее правоспособности как юридического лица.

Для осуществления всякой оперативно-хозяйственной деятельности

требуется закрепление за данной организацией определенного комплекса

имущества (включая денежные средства), предназначенного для

хозяйственного использования. Поэтому имущественная обособленность

является необходимой предпосылкой, лежащей в основе признания всякой

организации юридическим лицом.

Закрепление имущества за государственными организациями характеризуется

двумя основными чертами:

1) Это имущество не теряет характера общенародной собственности и

используется в конечном счете с целью обеспечения общегосударственных

нужд (на выполнение плана, на общие издержки управления и т. п.).

2) Степень обособления имущества государственных организаций

зависит от характера их деятельности, от назначения имущества.

Государственные предприятия и их объединения, созданные с целью

осуществления производственной торговой и иной хозяйственной

деятельности, составляющей их основную задачу, наделяются обособленным

имуществом, пополняемым и используемым на началах хозрасчета.

Хозяйственный расчет является основным методом организации работы

промышленных, торговых, транспортных предприятий, строек, Смысл

хозрасчета заключается в том, что средства, выделен- ные предприятию,

восполняются, как правило, за счет его собственных накоплений. Основным

источником

-139-

этих накоплений являются реализация продукции и оказание платных услуг

по государственным ценам и в соответствии с государственным планом.

Такой порядок пополнения средств возможен лишь для организации, ведущей

производственную или хозяйственную деятельность. Хозрасчет применим

только к работе предприятий, создающих своей деятельностью те или иные

накопления, и является инструментом обеспечения безубыточности и

рентабельности предприятия. (*1). Обособление имущества хозрасчетного

предприятия заключается в выделении ему уставного фонда, включающего в

себя необходимые основные и оборотные производственные фонды и средства

обращения. В процессе своей деятельности хозрасчетное предприятие имеет

наибольшую возможность маневрировать этими средствами с целью наилучшей

организации выполнения плана.

Иначе строится имущественная обособленность госбюджетного учреждения,

которое не осуществляет хозяйственной деятельности в форме реализации

продукции, оказания платных услуг и не имеет собственных накоплений.

Использование имущества госбюджетными учреждениями связано, как

правило, с расходной частью государственного бюджета: с издержками

управления, с расходами на бесплатное обучение и медицинское

обслуживание населения, на социальное обеспечение. Эти расходы

необходимы в социалистическом обществе и их источником может явиться

только совокупный общественный продукт, а не работа учреждения, не

имеющего своих накоплений. Отсюда и вытекает необходимость сметно-

бюджетного финансирования как особого способа организации имущественной

базы государственных учреждений.

Сметно-бюджетное обособление имущества учреждения значительно

отличается от обособления имущества хозрасчетного предприятия. Оно

заключается в том, что государственное учреждение получает в свое

распоряжение денежные средства, выделенные из бюджета, со строго

целевым назначением, указанным в смете, и, как правило, на годичный

срок. Учреждение

(**1) См. В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 160.

-140-

может расходовать эти средства только в строгом соответствии со

статьями сметы, а по истечении года неиспользованные средства

возвращаются в бюджет.

В настоящее время управления совнархозов и хозяйственных министерств

содержатся за счет прибыли подведомственных предприятий. Расходы на

содержание аппарата этих управлений относятся на стоимость услуг и

себестоимость продукции подведомственных им предприятий. Образование

обособленных средств учреждения происходит, таким образом, не путем

ассигнований из бюджета, а за счет отчислений от прибыли

подведомственных предприятий. Такая <децентрализация> порядка

образования имущественной базы органов хозяйственного управления

создает у них заинтересованность в результатах работы подведомственных

им предприятий. В этом и заключается <хозрасчет> указанных органов и

его прогрессивное значение. Однако <хозрасчет> органа управления нельзя

смешивать с хозрасчетом предприятия, так как сам орган не создает

источников пополнения своих средств, а порядок их расходования остается

прежним, т. е. определяется сметой, утвержденной вышестоящим органом, и

обладает всеми признаками, установленными для сметного учреждения.

(*1).

Степень обособления государственного имущества должна быть достаточна

для самостоятельного участия организации в товарном обращении и только

в этом случае она становится предпосылкой признания государственной

организации юридическим лицом. Тогда же, когда обособление имущества

имеет своей целью непосредственное обеспечение материального процесса

производства внутри предприятия (имущество цеха, производственного

участка, бригады) или безвозмездное материальное обеспечение работы

учреждения (предоставление зданий и оборудования государственным

учреждениям), оно может приводить лишь к учетно- регистрационному

применению товарно- денежных категорий в работе государственной

организации, а не к

(**1) См. об этом А, В. Венедиктов, Организационные вопросы

промышленности, <Советское государство и право> 1959 г. № 3, стр. 14;

Н. А. Волков, Совнархоз как орган государственного управления и вопросы

его структуры, <Правоведение> 1960 г. № 2, стр. 46-47.

-141-

самостоятельному участию ее в товарном обращении. Поэтому подобная

степень обособления имущества и приводит к наделению государственной

организации правами юридического лица. Как справедливо указывали многие

советские цивилисты, предпосылкой юридической личности государственной

организации является только полный хозрасчет, выражающийся в наделении

собственными оборотными средствами, которыми предприятие может не

только пользоваться, но и распоряжаться вовне (продавать, покупать и т.

п.), в наличии законченного самостоятельного баланса и расчетного счета

в банке. (*1). Внутренний хозрасчет имеет значение для экономического

учета результатов деятельности цеха, стимулирует повышение

рентабельности на отдельных участках производства внутри предприятия.

Однако к самостоятельному участию в обращении, в производительном

обмене он не приводит, а, значит, не является и предпосылкой

юридического лица. Правильно отмечала Р. О. Халфина, что внутренний

хозрасчет не связан с окупаемостью затрат, так как цехи, бригады,

производственные участки не являются производителями готового продукта.

(*3). Тем самым они не могут быть и самостоятельными юридическими

лицами.

Государственная организация выступает в качестве юридического лица <как

таковая>, т. е. в качестве единого, комплексного субъекта права.

Правоспособность юридического лица, выражающаяся в правах и

обязанностях на хозяйственное использование определенного имущества,

закрепляется за организацией в целом. По этому для юридического лица

характерно организационное единство <комплексного> субъекта права.

(**1) См. Л. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 765-768, 799; С. Н. Братусь, Субъекты.., стр.

268-269; Д. М. Генкин, указ. статья в <Сборнике научных работ

Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова>, стр.

30.

(**2) См. И. Б. Новицкий, Роль советского гражданского права в

осуществлении хозрасчета и режима экономии, М., 1955, стр. 19, 151;

<Экономика социалистического промышленного предприятия> М" 1956, стр.

319-327: <Внутризаводский хозрасчет, Материалы научно- производственной

конференции>, М., 1952, стр. 256-257.

(**3) См. Р. О. Халфина, Государственное предприятие в новых

условиях управления промышленностью, <Вопросы экономики> 1959 г. № 5,

стр. 69.

-142-

Предпосылкой юридической личности государственной организации, как это

отмечалось в советской литературе, служат не все элементы внутренней

структуры предприятий и учреждений, а только те из них, которые связаны

с самостоятельным выступлением организаций в гражданском обороте, (*1),

в хозяйственно- оперативной деятельности. Эти элементы и должны войти в

понятие организационного единства юридического лица.

По своей структуре все государственные организации относятся к

<учреждениям>. (*2). Они образуются в распорядительном порядке по

решению компетентных органов государства. <Учредителем> всякой

государственной организации в советском обществе выступает в конечном

счете советский народ через уполномоченные им органы государственной

власти и управления. В соответствии с этим строится руководство

оперативно- хозяйственной деятельностью и управление имуществом

государственных организаций, которое сосредоточивается в руках их

ответственных руководителей, назначаемых вышестоящими органами или

непосредственно избираемых Советами.

Личный состав рабочих и служащих государственных организаций

осуществляет материально-техническую сторону оперативно- хозяйственной

деятельности государственного предприятия или учреждения и участвует в

управлении их имуществом через общественные организации. Однако

коллектив рабочих и служащих государственных организаций, как правило,

не наделен правами на имущество предприятия или учреждения, не несет

юридических обязанностей и ответственности за его использование.

С этой точки зрения мы и рассмотрим положение коллектива рабочих и

служащих и администрации государственных предприятий и учреждений.

(**1) См. А. В, Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 687-688; Б. Б. Черепахин, Волеобразование и

волеизъявление юридического лица, <Правоведение> 1958 г. № 2 стр. 47.

Например, введение бесцеховой структуры государственных предприятий

не отражается на содержании их правоспособности как юридических лиц.

(**2) Термин <учреждение> употребляется здесь в том смысле, в каком

ст. 13 ГК РСФСР отличает учреждение от <объединений лиц>. Подробно см.

об этом С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 129-131.

-143-

Вопрос о <личном субстрате> государственного хозяйственного органа был

подробно разработан в советской юридической литературе А. В.

Венедиктовым, который положил его в основу самого определения понятия

социалистического хозяйственного госоргана (государственного

юридического лица) как организованного государством коллектива рабочих

и служащих во главе с ответственным руководителем. (*1).

Отдельные советские юристы считают излишним говорить о личном составе

государственного юридического лица. С их точки зрения государственное

юридическое лицо - это само государство на определенном участке

хозяйственной деятельности, за государственным юридическим лицом стоят

лишь интересы государства, <общенародного коллектива>. (*2). Тем самым

правильно раскрываются задачи государственной организации, действующей

в интересах всего государства, в целях выполнения плана. Но вопрос о

личном составе государственной организации снимается как

несущественный. При этом вопросы о том, кому, в чье управление или для

обеспечения чьей деятельности выделяется государственное имущество,

остаются без ответа. Нельзя объяснить самостоятельного выступления в

имущественных отношениях и самостоятельной имущественной

ответственности государственных предприятий и учреждений, если они-лишь

само государство, <его участок>. Если это так, то пришлось бы признать

тогда ответственность государственного бюджета за долги государственных

предприятий и наоборот. Но это прямо противоречит началам хозрасчета и

ст. 13 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных

республик.

(**1) См. А. В. Венедиктов, Государственная

социалистическаясобственность, стр. 559, 663, 667.

(**2) См. С. И. Аскназий, указ. статья, <Ученые записки ЛЮИ>, вып.

IV, 1957 г., стр. 33, 40; Я. Ф. Миколенко, Государственные юридические

лица в советском гражданском праве, <Советское государство и право>

1951 г. № 7, стр. 45-46; Б. Б. Черепахин, указанная выше статья в

журнале <Правоведение> 1958 г. № 2.

К этой точке зрения частично присоединялся ранее и автор настоящей

работы. См. Субъекты советского социалистического права, автореферат

кандидатской диссертации, М., 1952, стр. 10.

-144-

Отрицание всякого значения <личного субстрата> государственного

юридического лица находится в прямом противоречии с задачами

материального стимулирования работы коллектива предприятия, имеющими

большое значение для улучшения работы предприятий, с задачами повышения

роли коллективов рабочих и служащих в решении вопросов деятельности

предприятий.

Наличие коллектива рабочих и служащих государственной организации мы

рассматриваем прежде всего как необходимую предпосылку наделения

предприятия или учреждения самостоятельной правоспособностью в области

оперативно- хозяйственной деятельности и как условие осуществления этой

правоспособности.

Едва ли можно отрицать, что для осуществления самого процесса

производства, торговой, сбыто- снабженческой деятельности, для

эксплуатации средств сообщения, энергоустановок и прочих средств

производства необходима в современных условиях кооперация труда

определенного коллектива людей, объединение их в хозяйственную

организацию. Это правильно подчеркивают сторонники <теории коллектива>.

(*1). Правильно и то, что в процессе производственной и иной

хозяйственной деятельности возникают общественные отношения

производства и обмена между людьми и коллективами, которые

опосредствуются правом.

Поэтому определение социалистического государственного хозяйственного

органа (предприятия) как организованного государством коллектива, на

который государство возложило выполнение определенных государственных

(точнее оперативно-хозяйственных) задач и которому оно предоставило для

осуществления этих задач соответствующую часть единого фонда

государственной собственности, (*2), следует считать правильным,

поскольку речь идет о содержании оперативно-хозяйственной деятельности,

об ее экономической стороне, выраженной в кооперации труда, в

соединении труда

(**1) См. А. В. Венедиктов, указ. соч., стр. 589-592 и др., его же,

статья в <Вестнике ЛГУ> № 3, 1955 г. ст. 87; С. Н. Братусь, Субъекты..,

стр. 96 и след.; О. С. Иоффе, Ответственность по советскому

гражданскому праву, Л., 1955, стр. 46-51.

(**2) См. АВ.Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 591.

-145-

рабочих и служащих со средствами производства предприятий.

Имущество государственной организации предоставлено ей для

осуществления плана путем соединения средств производства с трудом

работников, для обеспечения трудовой деятельности всего коллектива

работников госпредприятия и учреждения. (*1). Отсюда и следует, что

социалистическая кооперация труда, получающая свое выражение в

организационном единстве коллектива рабочих и служащих государственной

организации, по структурному типу <учреждения>, является обязательной

предпосылкой признания государственной организации юридическим лицом и

условием осуществления прав юридического лица.

Оспаривая значение теории коллектива, иногда возражают, что права

юридического лица могут быть предоставлены в момент создания

организации, когда ее коллектив еще не сформирован и лишь назначены

отдельные руководящие лица администрации. (*2). Однако это возражение

не учитывает того факта, что свою нормальную производственную

деятельность предприятие в этот момент не выполняет, а осуществление

правоспособности юридического лица в ее полном объеме не мыслимо без

коллектива работников.

Однако сторонники <теории коллектива> неизбежно становятся в трудное

положение, когда они пытаются доказать наличие прав на оперативно-

хозяйственное управление имуществом госорганизации у коллектива рабочих

и служащих. Например, А. В. Венедиктов прямо утверждал, что права

непосредственного оперативного управления имуществом принадлежат

коллективу рабочих и служащих, осуществляются им. (*3). С. Н. Братусь,

развивая концепцию А. В. Венедиктова, обосновывает

(**1) Н, Г. Александров правильно отмечал, что имущество

госпредприятия выступает в качестве предмета или средств труда рабочих

и служащих, но не в качестве объекта управления (см. Законность.., стр.

154). А. В. Венедиктов и другие советские ученые правильно указывали,

что рабочие и служащие осуществляют государственные плановые задания,

доведенные до них через администрацию.

(**2) См. Д. М. Генкин, указ. статья, <Сборник научных работ

Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова>, 1955.

вып. IX, стр. 12.

(**3) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая

собственность, стр. 581.

-146-

принадлежность - не только прав владения и пользования, но и права

распоряжения коллективу рабочих и служащих госпредприятия. (*1).

Правильно возражали против этого многие советские ученые, указывая, что

воля коллектива не выражается в сделках предприятия и не определяет

единоличных распоряжений директора, уполномоченного государством, и т.

п. (*2).

Исключение составляет расходование фонда предприятия для улучшения

культурно- бытовых условий работников и совершенствования производства,

который образуется с целью материального стимулирования работы

коллектива по успешному выполнению и перевыполнению плана. По отношению

к фонду предприятия, который расходуется на установленные законом цели

директором совместно с ФЗМК, (*3), коллектив предприятия действительно

выступает носителем прав управления имуществом. Воля коллектива (через

ФЗМК) определяет судьбу фонда предприятия, оперативно-хозяйственное

использование этой части имущества. Однако, как известно, фонд

предприятия обособлен от других средств и его режим не влияет на режим

основных и оборотных средств предприятия, являющихся основной базой его

оперативно- хозяйственной деятельности, для оформления которой и служит

правоспособность юридического лица. По отношению к этим средствам

личный состав предприятия или учреждения не выступает непосредственным

носителем прав государственного юридического лица и

(**1) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 108-109.

(**2) См. об этом Р. О. Халфина, рецензия на книгу С. Н. Братуся

<Субъекты гражданского права>, <Советское государство и право> 1951 г.

№ 3, стр. 72-73; С. И. Аскназий, рецензия на книгу С. Н. Братуся,

<Юридические лица в советском гражданском праве>, <Советское

государство и право> 1948 г. № 5, стр. 62; отчет об обсуждении работы

А. В. Венедиктова <Государственная социалистическая собственность>,

<Советское государство и право> 1948 г. №11; И. Н. Ананов, К вопросу о

роли органов социалистического государства в управлении

промышленностью, <Вопросы советского административного права>, 1949,

стр. 207-208; Ю. К. Толстой, О государственных юридических лицах в

СССР>, <Вестник ЛГУ> 1955 г. № 3, стр. 124; Н. Г. Александров,

Законность.., стр. 154.

(**3) См. ст. 12 Положения о фонде предприятия для улучшения

культурно-бытовых условий работников и совершенствования производства,

утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 4 февраля 1961 г.

(СП СССР 1961 г. №2, ст. II).

-147-

выразителем его воли. Он служит лишь важнейшей Социальной предпосылкой

закрепления имущества и прав юридического лица за данной организацией и

необходимым условием оперативно- хозяйственного использования этого

имущества и осуществления правоспособности юридического лица. Поэтому,

соглашаясь с определением государственной организации как коллектива в

сфере имущественных отношений, возникающих в процессе кооперации труда,

соединения труда и средств производства, мы не можем согласиться с

определением коллектива рабочих и служащих государственной организации

как субъекта права, как юридического лица. В сфере волевых, юридических

отношений носителем прав государственного юридического лица выступает

не коллектив рабочих и служащих, а госорганизация как <учреждение>, т.

е. не основанная на членстве или ином юридическом объединении лиц форма

кооперации труда различных людей.

В обоснование <теории коллектива> ссылаются также на то, что коллектив

рабочих и служащих принимает участие в управлении государственным

предприятием Например, В. М. Догадов пытается доказать, что рабочие и

служащие государственных предприятий <участвуют в управлении

производством и его организации именно как члены производственного

коллектива, образующего субстрат предприятия- государственной

организации>. (*1). В подтверждение он приводит производствен ные

совещания, технические советы предприятия, общественные смотры,

бригадный хозрасчет, указывая на юридическую обязанность директора

опираться на актив предприятия. По мнению В. М. Догадова, все большее

вовлечение трудящихся в управление производством получает свое

выражение именно в закреплении соответствующих прав за государственно-

организованным коллективом работников предприятия.

Однако именно этот вывод и представляется нам крайне односторонним и

потому неверным. Участие коллектива рабочих и служащих в управлении

производством происходит главным образом через профсоюзы и

(**1) В. М. Догадов, Государственные организации как субъекты

социалистического трудового правоотношения, <Правоведение> 1957 г. №1,

стр.82-83.

-148-

другие общественные организации. От лица общественности предприятия выступают профсоюзные организации

и их фабзавместкомы, производственные совещания, технические советы и комиссии на предприятиях, партийная

организация и ее комиссии по контролю за деятельностью администрации предприятий и многие другие. (*1). Все

эти общественные организации и органы общественности

действуют как самостоятельные субъекты прав и обязанностей, закрепленных в положениях о них и в уставах, а

также в специальных постановлениях Правительства.

Они обязаны действовать совместно с администрацией

или контролировать ее, но не должны подменять администрацию государственного предприятия или учреждения.

Тем самым подчеркивается их особая организационная

самостоятельность, отличная от организационной самостоятельности госпредприятия или госучреждения.

Таким образом, воля коллектива рабочих и служащих находит свое непосредственное юридическое выражение в правах и обязанностях профсоюзной,

партийной организаций, производственных совещаний и других

органов общественности предприятия или учреждения.

И именно через эти общественные организации и органы

данный коллектив непосредственно участвует в управлении производством в государственном секторе народного

хозяйства. (*2).

В повышении роли общественных организаций коллектива рабочих и служащих следует видеть главный

путь расширения прав коллектива на управление делами

предприятия и постепенного преобразования существующей государственной системы руководства хозяйством в

коммунистическую форму управления производством, где

все производственные ячейки будут выступать как самоуправляющиеся ассоциации, гармонически увязанные в

общем планомерно организованном хозяйстве. (*3).

(**1) Программа Коммунистической партии Советского Союза связывает повышение роли коллективов рабочих и служащих в

управлении производством на госпредприятиях главным образом с деятельностью профсоюзов. См. <Правда> 2 ноября 1961 г.

(**2) Опосредствованно, как часть общенародного коллектива, рабочие и служащие любой государственной организации участвуют

в управлении социалистическим производством через Советы.

(**3) См. <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,

<Правда> 2 ноября 1961 г.

-149-

Юридические лица участвуют в гражданском оборотте через свои органы

(ст. 16 ГК РСФСР). Государственные предприятия и учреждения обычно

вступают в сделки и обязательства, в трудовые правоотношения через

своих руководителей, пользующихся правом распоряжения счетом в банке и

правом найма и увольнения. Руководящие лица администрации (директор,

его заместитель, главный бухгалтер) выступают по отношению к

имущественной правоспособности государственной организации как органы

юридического лица.

В советской юридической литературе, вопреки этим ясным положениям

закона, существует точка зрения, согласно которой личным субстратом

государственного юридического лица является директор или администрация

госпредприятия или госучреждения. Например, Ю. К. Толстой сводит личный

субстрат государственного юридического лица к директору госорганизации

который, по его мнению, получает в свое распоряжение средства

производства и другое имущество и выступает как носитель гражданской

правоспособности госоргана По мнению Ю. К. Толстого, понятием

юридического лица не следует охватывать предприятие в целом, а следует

только подчеркивать самостоятельность ответственного руководителя, его

единоначалие, так как каждый рабочий и служащий владеет и пользуется

имуществом в отдельности. (*1). Эти рассуждения основаны исключительно

на анализе юридической стороны процесса производства-трудовых,

административных и гражданских правоотношений. Экономическая сторона,

предполагающая кооперацию труда, а не индивидуальный труд, оставлена Ю.

К. Толстым без внимания. Между тем советское законодательство

закрепляет имущество за государственной организацией в целом, а

руководителей этих организаций рассматривает как лиц, управляющих этим

имуществом с целью выполнения производственных планов коллективом

организации. Это вытекает из ст.ст. 13 и 16 ГК РСФСР, из режима

основных и оборотных средств предприятий и из режима бюджетных

ассигнований госучреждениям. Управляя обособленным имуществом в

соответствии с

(**1) См. Ю. К. Толстой, О государственных юридических лицах в

СССР, <Вестник ЛГУ> 1955 г. № 3, стр. 122-125.

-150-

предписаниями государства и с целью обеспечения выполнения плановых

заданий коллективом данной организации, ее руководитель выступает и как

орган государственного юридического лица, и как непосредственный

носитель прав административного управления имуществом внутри

предприятия. Он определяет своей волей, но в интересах государства

содержание сделок юридического лица, его договорных связей с другими

организациями. Однако производительное использование, фактическая

передача или перевозка имущества и прочие материально-технические

операции осуществляются в соответствии с волей руководителя всем

коллективом предприятия. И именно этот процесс А.В.Венедиктов называл

<непосредственным оперативным управлением>, (*1), положив его в основу

гражданской правоспособности госоргана.

С. Ф. Кечекьян и Н. Г. Александров также признают государственным

юридическим лицом (или хозяйственным госорганом) администрацию,

совокупность должностных лиц, осуществляющих непосредственное

оперативное управление обособленным имуществом или хозяйственную

деятельность на основе этого имущества. (*2). Если бы речь шла об

администрации как субъекте прав административного управления, то точка

зрения С. Ф. Кечекьяна и Н. Г. Александрова была бы верной, так как эти

права служат средством осуществления руководства, выполняемого

должностными лицами. Но права юридического лица предназначены для

обеспечения хозяйственно-оперативной деятельности, выполняемой всем

коллективом организации. Поэтому <использователем> правосубъектности

юридического лица в целях выполнения плана может быть признана только

организация в целом, т. е. весь коллектив рабочих и служащих

предприятия, а не его администрация.

Являясь органом юридического лица, администрация предприятия или

учреждения не может быть признана самостоятельным субъектом

имущественных прав. Действия органа юридического лица порождают

(**1) Мы предпочитаем термин <оперативно-хозяйственное

использование> имущества.

(**2) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр. 105; Н. Г.

Александров, Законность.., стр. 154; его же, Правовые отношения в

социалистическом обществе, М., 1959, стр. 30-31.

-151-

имущественные права и обязанности не для должностного лица,

возглавляющего работу организации, а для организации в целом, по

отношению к закрепленному за ней имуществу. Только таким путем и может

быть обеспечено участие в правоотношениях организации <как таковой>, а

не в качестве совокупности различных должностных лиц и их коллегий,

являющихся самостоятельными субъектами права.

Органами юридического лица - государственной организации - являются ее

руководящие должностные лица (а не вся ее администрация), которые

представляют организацию в гражданском обороте, вступают в сделки от

имени организации в целом согласно ст. 16 ГК РСФСР. В этих случаях

действия руководителя госорганизации порождают юридические последствия

для организации в целом, обращаются на ее имущество. Руководитель

государственной организации, заключая сделки от ее имени, выражает при

этом не волю отдельного коллектива, а волю государства. В этом состоит

особенность государственной организации, управление делами которой

строится не только через ее внутренние органы, но и через Советы

депутатов трудящихся и подотчетные им органы государственного

управления руководящие деятельностью подведомственных им предприятий

или учреждений.

Если имущественная обособленность и организационное единство имеют

значение материальных и организационных предпосылок правоспособности

организаций как юридических лиц, то самостоятельное участие в

<гражданском обороте> (т. е. в гражданских правоотношениях) и

самостоятельная имущественная ответственность раскрывают нам основные

черты содержания правоспособности государственного юридического лица.

Содержание правоспособности юридического лица выражается, во-первых, в

правах и обязанностях, которые обеспечивают самостоятельное участие

данной организации в оперативно- хозяйственных отношениях,

складывающихся в сфере товарного обмена. К числу этих прав и

обязанностей относится право приобретать имущественные и личные

неимущественные права, а также право отчуждать имущество и

распоряжаться

-152-

денежными средствами для осуществления хозяйственных операций.

Во-вторых, правоспособность юридического лица охватывает права,

обеспечивающие организации самостоятельное использование принадлежащего

ей имущества и денежных средств для производственных или хозяйственно-

вспомогательных целей в своей внутренней деятельности. К числу этих

прав и обязанностей относится, например, право землепользования, право

распоряжения фондом заработной платы для оплаты труда работников, право

пользования основными средствами как орудиями труда (право пользования

зданиями, сооружениями, оборудованием и инвентарем для производственных

нужд).

В содержание правоспособности юридического лица входят, по нашему

мнению, не только права, но и обязанности. В советской

гражданскоправовой литературе при характеристике правоспособности

юридического лица не выделяются его обязанности, вытекающие из закона

или положения. (*1). Характерной чертой, признаком юридического лица

признается советскими цивилистами самостоятельная имущественная

ответственность по договорам, а также за причинение вреда. (*2).

Практическое значение этого признака видят обычно в том, что

юридическое лицо отвечает по долгам <своим>, т. е. закрепленным за ним,

имуществом.

Признание самостоятельной имущественной ответственности свидетельствует

о том, что на организацию как юридическое лицо возложена общая

обязанность соблюдать договорные обязательства, предотвращать

причинение вреда, а нарушение этой обязанности влечет за собой

ответственность данной организации как само- стоятельного субъекта

права. В области гражданского права эти общие обязанности юридических

лиц несформулированы в законе, так как в этом нет практической

(**1) См., например, С. Н. Братусь, Субъекты.., 32; А. В. Карасе

<Право государственной социалистической собственности>, гл. V.

(**2) С.Н. Братусь справедливо отмечает, что имущественная

ответственность является дополнительным признаком, следствием

имущественной обособленности юридического лица (см. С. Н. Братусь,

Субъекты.., стр. 138-139). На иной позиции стоял А. В. Венедиктов,

который не считал имущественную ответственность обязательным признаком

юридического лица (см. Государственная социалистическая собственность,

стр. 698-702).

-153-

необходимости при судебном или арбитражном разбирательстве.

В области трудового, финансового и административного права прямо

предусмотрены имущественные обязанности организаций по проведению

мероприятий в области охраны труда за счет средств данного предприятия

(*1) по уплате налогов и отчислений от прибылей в государственный

бюджет. (*2).

Таким образом, правоспособность юридического лица в советском обществе,

во-первых, не может быть сведена к возможности участия в товарном

обращении, в сфере обмена. Она охватывает и юридические возможности

организации использовать свое имущество в самом процессе товарного

производства - на нужды производительного потребления, на обеспечение

социально-культурной деятельности и т. п. Поэтому когда говорят о

возможности самостоятельного участия в гражданском обороте как о

признаке юридического лица, то надо под этим иметь в виду

самостоятельные права и обязанности организации на участие в отношениях

товарного производства, обмена и потребления, а не только в отношениях

товарно- денежного обращения. (*3).

Во-вторых, правоспособность юридического лица не может быть сведена к

гражданской правоспособности организации, хотя именно гражданские права

и обязанности составляют главное в содержании правоспособности

юридического лица. Например, юридическое лицо выступает стороной по

имущественным обязательствам

(**1) См., например, ст.ст. 139, 141, 142 КЗоТ РСФСР; постановление

СНК РСФСР от 5 октября 1928 г. <О порядке установления плановых

ассигнований по охране труда в промышленности> (СУ РСФСР 1928 г. № 129,

ст. 832).

(**2) Например, в отношениях по налогу с оборота плательщиками

налога выступают тресты и объединения в целом или предприятия. См.,

ст.ст. 1, 2, 6 Положения о налоге с оборота предприятия

обобществленного сектора, утвержденного ЦИК и СНК СССР 2 сентября 1930

г. (СЗ СССР 1930 г. № 47, ст. 477). Согласно Положению о взыскании

налоговых и неналоговых платежей (СЗ СССР 1932 г. : № 69, ст. 140-б)

взыскание по налогам может быть обращено на имущество предприятия.

(**3) Для такого ограничительного вывода, отождествляющего

<гражданский оборот> со сферой обмена товаров, дает некоторые основания

текст ст. 13 ГК РСФСР, где говорится только о правах приобретать

имущество и вступать в обязательства, а о правах использовать имущество

для произведенных нужд не упоминается.

-154-

в трудовом договоре (*1) как землепользователь, как участник

финансовоправовых отношений с государством при уплате налога с оборота

и отчислений от прибылей в бюджет, как участник

гражданско-процессуальных отношений в качестве истца, ответчика,

третьего лица. Поэтому более точно можно было бы охарактеризовать

юридическую личность как оперативно- хозяйственную правоспособность

социалистических организаций. (*2).

Содержание правоспособности государственного юридического лица, ее

рамки и направление определяются теми задачами оперативно-хозяйственной

деятельности, которые поставлены перед данной организацией

государством. В соответствии с этим правоспособность государственных

юридических лиц признается <специальной>. (*3). Закрепление в законе

хозяйственно- оперативных задач каждой организации является

предпосылкой планового руководства народным хозяйством. Оно имеет, в

частности, важное значение для налаживания специализации и

кооперирования производства, для концентрации производства однотипной

продукции на минимальном количестве предприятий, для организаций

централизованного изготовления унифицированных деталей, узлов и

агрегатов, инструмента. В соответствии

(**1) См. Н. Г. Александров, Трудовое правоотношение, стр. 200,203.

(**2) Советские цивилисты признают юридические лица субъектами

имущественных прав в области трудового, земельного и других отраслей

права (см. например, доклад Д. М. Генкина о сущности государственного

юридического лица, <Обзор дискуссии о государственных юридических

лицах>, <Советское государство и право> 1954 г. № 8, стр. 112; А. В.

Венедиктов, Государственная социалистическая собственность, стр. 590).

Однако юридическая личность в сфере трудового, колхозного и земельного

права изучена явно недостаточно.

(**3) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 194: <Советское

гражданское право>, М., 1950, стр. 155-156 и другие работы по

советскому гражданскому праву.

С. И. Вильнянский допускает неточность, когда возражает против

признания правоспособности госбюджетных учреждений <специальной>,

указывая, что она не определяется задачами учреждения, а лишь

обеспечивает его деятельность (<Лекции по советскому гражданскому

праву>, ч. 1, Харьков, 1958, стр. 114 (далее всюду: С. И. Вильнянский,

Лекции...). Правоспособность юридического лица определяется не всеми

задачами, а лишь задачами оперативно- хозяйственными, которые для

учреждения являются вспомогательными. Но тем не менее круг

хозяйственных операций учреждения ограничен именно этими задачами.

-155-

с углублением специализации производства должна идти и дифференциация

специальной правоспособности государственных предприятий как

юридических лиц, с тем, чтобы предприятия не загружались нерентабельным

производством разнообразной продукции, не отвечающей основному профилю

работы предприятия. (*1).

Сделки, выходящие за пределы задач или не соответствующие целям

госорганизации, признаются судебной практикой внеуставными и считаются

разновидностью противозаконных сделок, подпадающих под действие ст. 30

ГК. РСФСР, с применением в надлежащих случаях последствий по ст. 147 ГК

РСФСР. (*2).

Незаконными являются также сделки госбюджетных учреждений, заключенные

с нарушением сметы и, следовательно, не соответствующие специальной

правоспособности учреждения.

Для характеристики содержания правоспособности юридических лиц важен

вопрос о том, каким имуществом и в каких пределах может владеть,

пользоваться и распоряжаться юридическое лицо. С этой точки зрения

различается содержание правоспособности государственных хозрасчетных

предприятий и госбюджетных учреждений. Выше, говоря о предпосылках

юридического лица, мы отмечали различия в целевом назначении имущества

государственных предприятий и учреждений. Соответственно различается и

содержание правоспособности госпредприятий и госбюджетных учреждений.

Рассмотрение прав государственных хозрасчетных предприятий на различные

виды предоставленного им государственного имущества выходит за пределы

нашей работы. Она составляет задачу специальных исследований в области

гражданского права. (*3).

(**1) См. В. А. Дозорцев, Правовое положение промышленного

предприятия, "Советское государство и право" 1955 г. № 8, стр. 46-47.

(**2) См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июля

1939 г. "О применении ст. 147 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК

Других союзных республик к сделкам между учреждениями и предприятиями и

предприятиями социалистического хозяйства", "Сборник действующих

постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1957", М., 1958, стр.

125.

(**3) К числу таких исследований относятся указанные выше работы А.

В. Бенедиктова, С. Н. Братуся, А. В. Карасса, Д.М.Генкина, а также: В.

А. Дозорцев, Права государственного промышленного предприятия на

закрепленное за ним имущество, автореферат кандидатской диссертации,

М., 1955; А. А. Пушкин, Юридическая личность промышленного предприятия,

треста, комбината, "Советское государство и право" 1956 г. № 10; Л. Я.

Носко, Правовое положение железной дороги в советском гражданском

праве, автореферат кандидатской диссертации, Харьков, 1955, и другие

работы.

-156-

Здесь мы лишь укажем, что в отличие от госбюджетных учреждений

хозрасчетные предприятия в соответствии с планом не только пользуются,

но и распоряжаются как денежными средствами, так и своим имуществом:

продукцией предприятия, товарами, предназначенными для реализации

населению. Такая широкая оперативная самостоятельность необходима для

ведения промышленной, торговой и иной хозяйственной деятельности.

Правоспособность государственных бюджетных учреждений как юридических

лиц более ограничена. Она заключается в праве пользоваться закрепленным

за ними имуществом и распоряжаться лишь денежными бюджетными средствами

на заработную плату, на приобретение инвентаря, на оплату хозяйственных

услуг и т. п. Законодательство РСФСР признает за госбюджетными

учреждениями право в пределах сметы заключать сделки и договоры, искать

и отвечать на суде, указывая при этом круг хозяйственных операций, в

которых могут участвовать бюджетные учреждения. (*1).

Права распоряжения денежными средствами, предназначенными для

непосредственного использования на нужды госбюджетных учреждений,

нельзя не признать правами юридических лиц. (*2). Поэтому мы полностью

разделяем мнение А. В. Венедиктова и С. Н. Братуся, которые считают,

что юридическими лицами являются имеющие самостоятельную смету

госбюджетные учреждения, если их руководители пользуются правами

(**1) См. ст.ст. 1 и 2 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 27

сентября 1926 г. "О хозяйственных операциях учреждений, состоящих на

государственном бюджете" (СУ РСФСР 1926 г. № 64, ст. 499)

(**2) Права руководителей государственных органов, как

распорядителей кредитов 1-й и 2-й степени, связанные с распределением

бюджетных средств между подведомственными организациями, имеют

административноправовую природу и не входят в содержание

правоспособности юридического лица.

-157-

самостоятельных распорядителей кредитов. (*1). В советской литературе

высказана и другая точка зрения, отрицающая юридическую личность

госбюджетных учреждений. (*2). Противники признания госбюджетных

учреждений самостоятельными юридическими лицами ссылаются обычно на то,

что Верховный Суд РСФСР в специальном разъяснении указывал, что правами

юридического лица пользуются только такие организации, которым эти

права предоставлены законом (*3). Однако таким законом и следует

считать указанное выше постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 27 сентября

1926 г., поскольку при наличии сметы расходов на хозяйственные

операции, предусмотренные этим постановлением, госбюджетные учреждения

выступают в гражданских и трудовых правоотношениях, т. е. являются

юридическими лицами.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик

признали юридическими лицами государственные учреждения и иные

организации, состоящие на государственном бюджете, руководители которых

пользуются правами распорядителей кредитов (ст. 11). Это положение

следует считать правильным. Оно лишь закрепляет фактически имеющее

место участие госбюджетных организаций в имущественных отношениях и

восполняет пробел в законодательстве Союза ССР.

Неверно отрицать юридическую личность госбюджетных учреждений и на том

основании, что они связаны с бюджетом. (*4). Такая связь не исключает

обособленности средств для целей непосредственного хозяй ственного

использования, что и необходимо для признания организации юридическим

лицом.

(**1) См. С. Н. Братусь, Юридические лица в советском гражданском

праве, гл. IX; его же, Субъекты... - гл. XIV, стр.39; А.В.Венедиктов,

Государственная социалистическая собственность, стр.114; его же,

Правовая природа государственных предприятий, 1928, стр. 76-77; его же,

Государственные юридические лица в СССР, стр. 84-85.

Отдельные государственные бюджетные учреждения признаны

юридическими лицами специальными государственными актами. К числу этих

учреждений относятся местные Советы депутатов трудящихся, их исполкомы,

Академия наук СССР, высшие учебные заведения и некоторые другие

учреждения.

(**2) См. Я. Ф. Миколенко, статьи в журнале "Советское государство

и право" 1950 г. № 11 и 1951 г. № 7; "Советское административное

право", 1950, стр. 109.

(**3) См. "Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР", М., 1935,

стр. 29.

(**4) См. С. И. Вильнянский, Лекции.., стр. 114.

-158-

Отличие правоспособности госбюджетных учреждений от хозрасчетных

организаций и предприятий надо видеть, во-первых, в том, что согласно

советскому закону госбюджетные учреждения не могут непосредственно

осуществлять торгово- промышленной деятельности. (*1) Во-вторых, это

отличие заключается в том, что принимать участие в хозяйственном

обороте госбюджетные учреждения могут только своими денежными

средствами. Они не могут распоряжаться принадлежащим им имуществом,

которое перераспределяется, как правило, в безвозмездном порядке. (*2).

В случаях продажи имущества учреждения суммы, вырученные от реализации,

перечисляются в соответствующий бюджет. (*3).

Наконец, особенностью правоспособности госбюджетных учреждений как

юридических лиц является ограниченность их имущественных обязанностей

по отношению к государству и имущественной ответственности перед

третьими лицами. Обязанность госбюджетного учреждения не может состоять

в уплате налогов и иных отчислений в бюджет. Она состоит лишь в

обязанности бережно и рационально расходовать предоставленные

учреждению денежные средства и имущество. Юридически это выражается в

обязанности периодических отчетов, производства ремонта, инвентаризации

имущества и передачи его на хранение ответственным лицам.

Гражданскоправовая ответственность госбюджетного учреждения перед

третьими лицами ограничена

(**1) Согласно примечанию к ст. 1 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от

27 сентября 1926г.

(**2) См. ст.ст. 19-32 Положения о бухгалтерских отчетах и балансах

учреждений и организаций, состоящих на государственном бюджете,

утвержденного Приказом Министра финансов СССР от 24 сентября 1955 г. №

740 ("Учет в бюджетных учреждениях", М., 1956, стр. 17-19).

(**3) См. Инструкцию Госэкономкомиссии СССР и Министерства финансов

СССР от 2 августа 1955 г. № 39-27/567 по применению постановления

Совета Министров СССР от 14 мая 1955 г. № 938 "Об изменении порядка

перераспределения и реализации излишних неиспользуемых материалов,

оборудования, транспортных средств и других материальных ценностей";

письмо Министерства финансов СССР от 2 августа 1955 г. № 567 ("Учет в

бюджетных учреждениях", стр. 18, 33-34).

-159-

рамками соответствующих сметных ассигнований. На имущество госбюджетных

учреждений не может быть обращено взыскание. В конце года возможно

пополнение этих ассигнований с учетом наличия задолженности, т. е.

дополнительная ответственность государственного бюджета. (*1).

Права государственных органов и хозяйственных организаций

рассматриваются большинством советских юристов не как права

собственника, а как права на управление государственным имуществом.

Одни из органов осуществляют планово-регулирующие функции и наделяются

для этого административными и иными властными правами. Другие

осуществляют непосредственное оперативное управление закрепленным за

ними государственным имуществом и наделяются для этого не только

административными, но и гражданскими правами - правами юридического

лица.

В настоящей работе мы не можем рассматривать вопрос о природе прав

административного управления имуществом, поскольку эти права составляют

лишь часть компетенции государственных органов. Выше мы рассматривали

вопрос о компетенции лишь в целом, как о содержании правосубъектности

государственных органов. Здесь нам важно подчеркнуть существенное

отличие прав государственного юридического лица от прав

административного управления имуществом. Например, в содержание

имущественных прав государственного предприятия не входит ни

нормативное определение порядка пользования государственным имуществом,

ни плановое распределение и перераспределение оборотных средств,

передача основных фондов, кредитование других организаций, ни право

получения доходов, идущих на общегосударственные нужды. Эти права

принципиально отличны от прав юридического лица.

В советской юридической литературе часто можно встретить утверждения,

что "правомочия государственных предприятий неотделимы от правомочий

государства", что государственная организация не может

(**1) См. ст. 286 ГПК РСФСР, ст. 13 Основ гражданского

законодательства Союза ССР и союзных республик.

-160-

обладать правомочиями, не принадлежащими самому государству в целом.

(*1).

Однако с этих позиций трудно обосновать самостоятельную

правосубъектность госпредприятий и учреждений как юридических лиц.

(*2). Выше мы отмечали, что государственные предприятия и социально-

культурные учреждения не составляют части государственного аппарата.

Хозяйственно- вспомогательные операции государственных органов также не

характеризуют их положения как государственно-властных учреждений.

Поэтому хозяйственно-оперативная деятельность всех государственных

организаций не составляет, по нашему мнению, части государственной

деятельности, а права юридических лиц, которые ее опосредствуют, не

составляют части прав государства на плановое распределение

общенародного достояния. (*3). М. И. Бару пишет, что когда предприятие

использует государственное имущество и распоряжается им, то оно

осуществляет пользование и распоряжение самого государства. (*4). Но

такое утверждение, по нашему мнению, не согласуется с началами

хозрасчета, предполагающими самостоятельность предприятий в пределах

плана и безубыточность их работы.

(**1) См. М. И. Бару, Создание и укрепление единого фонда

государственной социалистической собственности в истории советского

права, "Ученые записки Харьковского юридического института", 1958 г.,

т. XI, вып. II, стр. 111. С. И. Вильнянский, Лекции... стр. 216; А. В.

Карасс, Право государственной социалистической собственности, стр. 261;

А. М. Турубинер. Право государственной собственности на землю в

Советском Союзе, М., 1953, стр. 214; Д. М. Генкин. Некоторые вопросы

теории права собственности, <Ученые записки ВИЮН", вып. 9, М., 1959 г.,

стр. 20.

(**2) С. И. Вильнянский пишет, например, что Советское государство

"передает своим органам только осуществление своих правомочий" (см. С.

И. Вильнянский, там же; курсив наш - Л. М.). Но это и означает

отрицание особой правосубъектности государственных организаций. А. В.

Карасс также пришел к вы- воду, что перед лицом государства

госпредприятие не субъект, а объект права государственной

собственности, что права госпредприятия - это права государства (см. А.

В. Карасс, Право государственной социалистической собственности, стр.

185-186).

(**3) Это, в частности, находит свое выражение в том, что

государство не отвечает по обязательствам государственных организаций,

являющихся юридическими лицами, а эти организации не отвечают, в свою

очередь, по обязательствам государства (ст. 13 Основ гражданского

законодательства Союза ССР и союзных республик).

(**4) См. М. И. Бару, указанная статья в "Ученых записках

Харьковского юридического института", 1958 г., том XI, вып. II, стр.

111.

-161-

Государство осуществляет свои права, устанавливая единый

государственный план и доводя его до предприятий в виде плановых

заданий, плана материально- технического снабжения, норм отчислений в

бюджет цен на продукцию и т. п. Заключение договора и конкретизация его

условий, рациональное использование имущества, государственного кредита

и т. п. - это права предприятия как юридического лица, данные ему

государством в целях обеспечения выполнения плана, а не права "самого

государства".

Д. М. Генкин видит в правоспособности государственного юридического

лица "правовую форму участия государства как хозяйствующего субъекта в

обороте", Но при этом исчезает разница между участием в обороте

государства как казны, как владельца бюджетных средств и участием

государственных организаций как юридических лиц (ст. 13 Основ

гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик).

Госпредприятие ставится, таким образом, в положение "представителя

казны", и его самостоятельную правосубъектность обосновать невозможно.

Некоторые советские юристы идут еще дальше и рассматривают права

госпредприятий как составную часть права государственной

социалистической собственности. Например, С. Ф. Кечекьян пишет:

"Государство в лице своих многочисленных органов (учреждений и

предприятий) является субъектом права собственности". Примерно те же

мысли высказывал и Я. Ф. Миколенко. (*2).

Сторонники этого взгляда утверждают, что единство планового управления

государственной особенностью не исключает расчленения единого фонда

государственной собственности между различными органами государства.

(*3). Однако это неверно. Как было показано выше, такого расчленения

нет между органами государственной

(**1) См. Д. М. Генкин, указ. статья "Ученые записки ВИЮН", вып. 9,

М., 1959 г., стр. 21; его же, Роль советского гражданского права в

использовании экономических законов социализма, "О роли права в

использовании объективных экономических законов", М., 1954, стр. 53.

(**2) С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр. 110; Я. Ф. Миколенко,

Государственные юридические лица в советском гражданском праве,

"Советское государство и право" 1951 г. № 7, стр. 45-48, 51.

(**3) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр. 111.

-162-

власти и управления: они планово управляют не "своим", а

государственным имуществом, в чьем бы владении оно не находилось.

Поэтому, управляя в административном смысле, госорган не становится

самостоятельным участником товарного оборота. Распределение единого

государственного фонда между госорганизациями приемлемо там, где

государственная организация выступает самостоятельным участником

товарного производства и обмена, что и вызывает необходимость

закрепления за предприятиями обособленного имущества с предоставлением

им прав гражданскоправового (оперативно- хозяйственного) использования

этого имущества. Но здесь-то и прекращается возможность закрепления

прав планового руководства за данной организацией. Как известно,

предприятие не имеет прав планового распределения имущества, а лишь

совершает гражданскоправовые акты, подчиненные плановым заданиям. (*1).

Я. Ф. Миколенко и С. Ф. Кечекьян ссылаются далее на то, что при

переходе имущества к госпредприятию от колхоза возникает и право

собственности у государства на это имущество. И наоборот, право

собственности переходит к другим лицам по договору купли-продажи,

совершаемому государственным магазином. (*2). Но отождествлять природу

прав госпредприятия и права государственной собственности для

объяснения этого явления не требуется. Дело состоит в том, что во всех

случаях приобретения имущества госпредприятием одновременно возникает и

право собственности у государства и право оперативного использования у

предприятия. Никакого дополнительного акта передачи собственности к

государству от госпредприятия не требуется. Точно так же, если в

содержание гражданскоправового акта входит отчуждение имущества

несобственником- предприятием, собственник- государство утрачивает свое

право.

С. Ф. Кечекьян считает также абсурдным тот вывод, что договор

купли-продажи (т. е. поставки) между предприятиями не сопровождается

сменой собственника. (*3).

(**1) Договоры предприятия могут совершаться в отдельных случаях и

без прямых плановых предписаний. Но от этого они не становятся актами

административного распоряжения имуществом.

(**2) См. указ. статья Я. Ф. Миколенко, "Советское государство и

право" 1951 г. № 7, стр. 49; С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр.

116.

(**3) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр. 114-116.

-163-

Но в отсутствии смены собственника и состоит характерная черта товарно-

хозяйственных связей в рамках государственного сектора

социалистического хозяйства основанного на общенародной собственности.

(*1). Эти хозяйственные связи имеют товарную форму обмена

эквивалентами, но совершаются не между собственниками, а в целях

воспроизводства единой общенародной собственности. Следует учесть, что

государственное имущество в некоторых случаях даже не имеет форму

товара, не может переходить в возмездном порядке от одного предприятия

к другому (здания, сооружения) (*2). Эти экономические особенности

государственного имущества и получают свое выражение в том, что в

процессе хозяйственных связей между госпредприятиями меняется не

субъект права собственности, а субъект оперативного использования

имущества, несущий ответственность за правильное использование этого

имущества в соответствии с планом, с общегосударственными интересами.

Если допустить переход собственности от одного государственного

предприятия к другому, то отсюда неизбежно следует отрицание единого

фонда государственной собственности, сведение его к совокупности

имущества, принадлежащего различным собственникам - государственным

предприятиям. Такую совокупность по существу и видит С. Ф. Кечекьян в

имущественных фондах, принадлежащих различным госпредприятиям -

собственникам. И никакие ссылки на "диалектическое единство" права

собственности государства и прав его органов (предприятий) не могут

спасти его концепцию от того, что она фактически разрывает единый фонд

государственной собственности на части, приводит к отрицанию единства

этого фонда.

(**1) Товарный (эквивалентный) характер хозяйственных связей между

государственными предприятиями, между ними и колхозно- кооперативными

организациями, между колхозами убедительно обоснован советской

экономической наукой (см. об этом редакционную статью в журнале

"Коммунист" 1961 г. № 8, стр. 92-93, 95-96).

(**2) См. об этом К. Островитянов, Товарное производство и закон

стоимости при социализме, "Коммунист" 1957 г. № 3, стр. 85-100; "По

поводу статьи И. Малышева и В. Соболя", "Ком- мунист" 1961. г. № 8,

стр. 92, 96.

-164-

Таким образом, позиция Я. Ф. Миколенко и С. Ф. Кечекьяна практически

приводит нас к теории "расщепленной собственности", неприемлемость

которой отмечалась подавляющим большинством советских юристов и

экономистов. (*1). Поэтому теория, признающая единую природу прав

государства и государственных юридических лиц как собственников

закрепленного за ними имущества, неприемлема для объяснения единства

фонда государственной социалистической собственности.

Вопреки изложенным выше взглядам, ведущим к прямому отождествлению

природы прав государства и государственных юридических лиц или к

нечеткому разграничению этих прав, мы прямо и безоговорочно признаем

права государственного юридического лица не принадлежащими самому

государству в целом.

В правах государственной организации как, юридического лица, по нашему

мнению, надо видеть лишь права самостоятельного использования

государственного имущества в соответствии с планом и под руководством

государства - собственника народного достояния. Такое понимание прав

государственных юридических лиц прямо вытекает из ст. 21 Основ

гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, где

говорится:

"Государство является единым собственником всего государственного

имущества.

Государственное имущество, закрепленное за государственными

организациями, состоит в оперативном управлении (*2) этих организаций,

осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с

целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества,

права владения, пользования и распоряжения имуществом".

(**1) См., например, А. В. Венедиктов, Государственная

социалистическая собственность, стр. 323; М. В. Колганов, Собственность

в социалистическом обществе, М., 1954, стр. 312-328; О. С. Иоффе,

Советское гражданское право, Курс лекций, т. I, Л., 1958, стр. 302-314;

С. И. Вильнянский, Лекции..., стр. 216.

(**2) Термин "оперативное управление", как мы отмечали выше,

представляется нам менее точным, чем термин "оперативное

использование". В данном случае он может быть понят не только как

содержание прав юридического лица, но и других, административных прав,

представленных государственной организации (например, прав на

управление земельным массивом, закрепленным в пользование за совхозом).

-165-

Четкое разграничение прав государства как собственника всенародного

достояния и прав государственных организаций как юридических лиц дает

возможность:

во-первых, последовательно обосновать единство власти и собственности в

Советском государстве, которое можно видеть только в правах органов

государства по плановому управлению государственным имуществом и нельзя

обнаружить в правах государственных юридических лиц, выступающих

равноправными сторонами оперативно- хозяйственных отношений;

во-вторых, исключить всякое дробление единого права государственной

собственности между хозяйственными организациями. Права государственных

юридических лиц являются правами на выделенное из единого

государственного фонда имущество, закрепленное за данной организацией.

Но это закрепление происходит не с целью передачи функций планового

руководства, принадлежащих собственнику-государству, а с целью

непосредственного хозяйственного использования имущества, с учетом

законов товарного производства и обмена. Государственная организация

как юридическое лицо является самостоятельным, отличным от государства,

субъектом товарного хозяйства в социалистическом обществе. Именно в

этом состоит экономический смысл обособления юридической личности

государственной организации.

-166-

Глава IV. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА

1. Основные черты правового статуса общественных организаций в СССР

Конституция СССР обеспечивает советским гражданам широкие возможности

объединения в разнообразные общественные организации, которые создаются

в соответствии с интересами трудящихся, в целях развития их

организационной самодеятельности и политической активности.

Основными общественными организациями трудящихся в СССР являются:

Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи, профессиональные

союзы, колхозно- кооперативные организации, добровольные общества,

творческие союзы, массовые самодеятельные организации и органы

общественности.

Каждая из общественных организаций занимает свое место в системе

политической организации советского общества и играет определенную роль

в деле мобилизации народных масс на выполнение задач коммунистического

строительства.

Высшей формой общественно-политической организации, руководящей и

направляющей силой советского народа является Коммунистическая партия

Советского Союза, которая объединяет работу всех организаций трудящихся

как общественных, так и государственных, подчиняет ее единой цели

строительства коммунизма.

Основные принципы организации и деятельности общественных организаций

заключаются в руководстве работой всех общественных организаций со

стороны Коммунистической партии; в систематической помощи Советского

государства общественным организациям; в признании ими

марксистско-ленинского учения как идейной основы своей работы; в

плановом руководстве деятельностью организаций, в демократических

началах их построения и деятельности. Материальной

-167-

основой деятельности общественных организаций явлляется общественная

социалистическая собственность.

Все эти принципы находят свое выражение в уставах и положениях

общественных организаций трудящихся. Они лежат и в основе их

правосубъектности. Тем не менее положение общественных организаций

характеризуется рядом особенностей, которые отличают их от

государственных организаций.

1) Государственные организации образуют единую централизованную

систему, охватывающую все государственные органы, предприятия и

учреждения. Эта система государственных организаций выражает интересы и

волю всего народа. Система органов государства во главе с Советами

депутатов трудящихся и составляет всенародную организацию - Советское

социалистическое государство. Общественные организации трудящихся не

составляют единой организационной системы. Союзы и системы общественных

организаций могут охватывать широкие массы населения (например,

советские профсоюзы насчитывают около 60 млн. членов). Но ни одна

общественная организация, ни один союз не охватывают всего народа.

(*1). В силу этого общественные организации в отличие от государства

действуют не от лица всего советского народа в целом, а от имени той

части населения, которую они объединяют.

2. Важной особенностью общественных организаций является добровольный и

самодеятельный характер участия граждан в их работе. Общественные

организации образуются снизу, самими массами, на добровольных началах.

Вступление в общественные организации ни для кого не является

обязательным. Как известно, государственные органы не могут быть

образованы на началах добровольного объединения граждан.

3. Управление деятельностью общественных организаций строится на

началах демократического централизма, на широкой инициативе самих

трудящихся, объединившихся в данную организацию. Все органы

общественных организаций избираются и отчитываются перед

(**1) Это отличие Советского государства от общественных

организаций правильно отмечали А. И. Лукьянов и Б. М. Лазарев (см.

Советское государство и общественные организации, М., 1960, стр. 26),

Н. Г. Александров (см. Советское социалистическое государство - главное

орудие построения коммунизма, М. 1955, стр. 11).

-168-

членами данной организации. Деятельность общественных организаций

осуществляется силами общественности, на самодеятельных началах, без

какого-либо особого аппарата принуждения т. е. на началах

самоуправления.

Таким образом, общественные организации отличаются от государственных

специфическими формами объединения трудящихся в различные коллективы и

союзы на добровольных, самодеятельных началах и специфическими методами

работы, основанными на организационной инициативе трудящихся, на

началах самоуправления.

В нашу задачу не входит рассмотрение всей деятельности общественных

организаций, поскольку значительная, а для многих из них -

преобладающая часть их функций не имеет юридического значения и

осуществляется на общественно- политических и моральных основах. (*1).

Было бы неправильным всю политическую, организационную, воспитательную,

хозяйственную деятельность общественных организаций трудящихся пытаться

втиснуть в юридические рамки. Основой деятельности этих организаций

является добровольное участие граждан в их работе, самодеятельное

управление делами организаций, добровольное подчинение членов

организации решениям ее органов, правилам, записанным в уставе или

положении. Функции руководства внутренними делами общественных

организаций осуществляются самими членами главным образом на началах

общественного самоуправления, на моральной основе.

Тем не менее общественные организации в социалистическом обществе

участвуют в общественных отношениях производства и обмена, организуют

трудовую деятельность своих членов или рабочих и служащих общественных

предприятий и управленческого аппарата, а также участвуют в решении

государственных вопросов. Производственные, трудовые, политические

отношения в социалистическом обществе регулируются правом, являются

правовыми отношениями.

(**1) Это правильно отмечалось в советской юридической литературе.

См. И. Н. Ананов. Труды по советскому административному праву,

лСоветская книга» 1952 г. № 3, стр. 89; А.И.Лукьянов, Б.М.Лазарев,

Советское государство и общественные организации, стр. 80-81, 140.

-169-

Участвуя в социалистических правоотношениях, общественные организации

выступают субъектами советского права.

Таким образом, правосубъектность общественных организаций охватывает

лишь те формы их деятельности, которые получают юридическое выражение,

регулируются законом и связаны с участием общественных организаций в

правовых отношениях.

В Советском государстве применяются разнообразные, гибкие формы

правового регулирования деятельности общественных организаций,

сочетающиеся с широким развитием организационной самодеятельности и

инициативы общественности.

Конституционные основы образования и деятельности всех общественных

организаций, гарантирующие свободу объединений трудящихся, закреплены в

ст. 126 Конституции СССР. Конституция СССР специально гарантирует также

экономическую основу деятельности колхозов и других кооперативных

организаций - колхозно- кооперативную форму социалистической

собственности и закрепление земли за колхозами в бесплатное и

бессрочное пользование.

Советское законодательство предоставляет широкие права профессиональным

союзам в области управления социалистическим производством, охраны

трудовых прав рабочих и служащих, социально- культурного обслуживания

трудящихся.

Наряду с этим Советское государство устанавливает и обязанности

общественных организаций, определяя в законодательном порядке основные

задачи и порядок деятельности кооперативных организаций, добровольных

обществ, массовых самодеятельных организаций и органов общественности,

осуществляющих государственные функции.

Права и обязанности различных органов общественных организаций

конкретизируются в большинстве случаев в их уставах и положениях,

принимаемых самими общественными организациями на основе законов и в

соответствии с постановлениями партии и правительства. Среди прав и

обязанностей общественных организаций следует различать юридические

права и обязанности, основанные на законе и обеспеченные

государственным принуждением (мы ниже будем именовать их правомочиями

-170-

и правовыми обязанностями), и права и обязанности общественных

организаций, не установленные законом и не обеспеченные государственным

принуждением. Эти права и обязанности, предусмотренные исключительно

нормами уставов и положений общественных организаций, мы будем

именовать ниже полномочиями и обязанностями, имея в виду, что они не

носят юридического характера и являются общественно- моральными.

Поскольку темой нашей работы является правосубъектность организаций, т.

е. их правовой, юридический статус, мы рассмотрим главным образом

юридические права и обязанности общественных организаций.

Среди юридических прав и обязанностей общественных организаций следует

различать: а) правомочия и юридические обязанности по осуществлению

функций руководства (распорядительные правомочия и правовые

обязанности);

б) правомочия на совершение оперативно-хозяйственных действий.

Распорядительные правомочия и обязанности составляют содержание

компетенции органов общественных организаций или органов

общественности. Эти органы обладают в установленных законом пределах

возможностью порождать обязанности других лиц и организаций, давать им

обязательные предписания и устанавливать обязательные правила

поведения, осуществлять надзор и контроль, применять определенные меры

общественного воздействия. Такой властный характер, основанный на

обязательном подчинении, характеризует всякую функцию руководства

обществом или трудовым коллективом. (*1).

Распорядительные правомочия и обязанности в свою очередь подразделяются

на две группы:

1) Правомочия и обязанности по осуществлению государственных

функций, которые выходят за пределы внутренней деятельности

общественных организаций, распространяются не только на их членов, но и

на других граждан и на другие организации.

(**1) См. К.Маркс, Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. II. М.,

1955, стр. 589-591; В. И. Ленин, Соч., т 27, стр. 238-239.

-171-

2) Правомочия и обязанности по осуществлению внутренних функций

руководства хозяйственной деятельностью данной организации, трудом ее

членов и т. п.

Оперативно-хозяйственные правомочия и обязанности составляют содержание

правоспособности общественных организаций как юридических лиц.

Имея в виду существенные различия названных трех групп правомочий и

обязанностей, составляющих содержание правового статуса общественных

организаций трудящихся в СССР, мы рассмотрим каждую из этих групп в

отдельности.

<< |
Источник: Мицкевич А.В.. Субъекты советского права. -М.: Гос. изд-во юрид.литературы. -212с.. 1962

Еще по теме 1. Содержание и юридическая природа правосубъектности советских граждан:

  1. § 2. Правоспособность граждан (физических лиц)
  2. § 3. Понятие и содержание дееспособности граждан (физических лиц)
  3. § 1. Понятие и виды юридических лиц
  4. § 2. Две концепции советских административно-правовых отношений
  5. 1. Понятие субъекта права и правосубъектности в советском обществе.
  6. 2. Виды субъектов советского социалистического права
  7. 1. Содержание и юридическая природа правосубъектности советских граждан
  8. § 1. Элементы правосубъектности юридического лица
  9. § 2. Правоспособность юридического лица
  10. § 3. Проблема вины юридического лица как субъекта гражданско-правовой ответственности
  11. § 2. Характер отношений между учредителями и юридическим лицом до и после его государственной регистрации
  12. § 1. Решение учредителя (учредителей) о создании юридического лица
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -