<<
>>

Е. А. Крашенинников О ПРАВЕ НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА

Будучи одной из форм права на обращение в суд за судебной защитой, право на предъявление иска является самостоятельным субъективным процессуальным правом1. Оно предоставляется лицу в целях возбуждения гражданского процесса.
Достижение этой цели опосредствуется действиями управомоченного лица по подаче искового заявления и действиями суда по принятию заявления к производству и возбуждению гражданского дела. Сообразно с этим право на предъявление иска закрепляет за управомоченным две возможности:

правомочие на подачу искового заявления и правомочие требовать от суда совершения действий по возбуждению гражданского процесса2.

1 Признавая это обстоятельство, Г. Л. Осокина в то же время утверждает, что право на предъявление иска совместно с правом на его удовлетворение входит в содержание права на иск (см.: Осокина Г. Л. Проблемы иска и права на иск: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Томск, 1990. С. 24). Однако так называемое «право на удовлетворение иска» ни материальному, ни процессуальному гражданскому законодательству не известно (см.: Воробьев М. К. Право на судебную защиту по гражданским делам // Проблемы правоведения. Новосибирск, 1967. С. 97—102), а предусмотренное ст. 3 ГПК РСФСР право на предъявление иска не может охватываться содержанием материального по своей природе права на иск (ст. 83 ГК РСФСР) ввиду их различной отраслевой принадлежности. Таким образом, выставленная Г. Л. Осокиной .формула «право на предъявление иска 4- право на удовлетворение иска = праву на иск» не выдерживает проверки на истинность.

2 Представляется неверным утверждение С. В. Курылева, будто право на предъявление иска обязывает суд не только возбудить, но и рассмотреть гражданское дело (см.: Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Тр. Иркут. ун-та. Сер. юрид. 1957. Т. XXII. Вып. 3. С. 194, 195). Анализируемое право находит свою реализацию в действиях управомоченного лица и суда по возбуждению гражданского процесса. Что касается последующей процессуальной деятельности суда, то составляющие ее действия совершаются им в осуществление не права на предъявление иска — на момент их совершения его уже нет, — а других последовательно возникающих и сменяющих друг друга процессуальных прав истца. — В аналогичную ошибку впадает А. А. Добровольский, когда он пишет, что «право на предъявление иска па существу есть право на процесс, на деятельность суда ... по рассмотрению и разрешению спора» (Добровольский А. А. Право на иск и право на удовлетворение иска // Вопросы развития и защиты прав граждан и социалистических организаций. Калинин, 1978. С. 58).

Существенно иной подход к вопросу о содержании анализируемого права выражен во взглядах М. А. Гурвича. По его мнению, право на предъявление иска служит разновидностью прав на односторонние волеизъявления, которым «не корреспондирует чья-либо обязанность». Исходя из этого М. А. Гурвич считает, что оно не содержит в себе правомочия требования и состоит лишь в возможности истца «возбудить процесс и его поддерживать путем участия в деле»3. Ни с конечным выводом автора, ни с лежащей в его основе трактовкой прав на совершение односторонних волеизъявлений согласиться нельзя.

Не подлежит никакому сомнению, что любое из прав, относимых М. А. Гурвичем (иногда без всяких к тому оснований) к правам на односторонние волеизъявления: право на оспаривание сделки, право на освобождение имущества от ареста, право на односторонний отказ от договора, право выбора предмета исполнения в альтернативном обязательстве и т. д., — сопряжено с соответствующей юридической обязанностью. Так, например, из того обстоятельства, что наше право принимает не германскую, а французскую систему оспаривания сделок в судебном порядке и признает за правом на оспаривание сделки способность задавниваться, которой, как известно, могут обладать только исковые права, или притязания, — из этого обстоятельства следует, что право на оспаривание сделки заключает в себе правомочие требовать от суда прекращения порожденных сделкой регулятивных прав и обязанностей, которому корреспондирует гражданско-правовая обязанность суда прекратить указанные права и обязанности. Точно так же обстоит дело. с правом на освобождение имущества от ареста. Имея притязательную природу, о чем свидетельствует распространение на него исковой давности, это право закрепляет за управомоченным возможность .требовать от суда освобождения имущества от ареста, которой корреспондирует гражданско-правовая обязанность суда совершить требуемое от него действие. Таким образом, рассмотренные права могут быть осуществлены юрисдикционным органом и подлежат действию давностных сроков, что качественно отличает их от прав на односторонние волеизъявления. Они прямо противостоят последним по своим юридическим свойствам и, следовательно, представляют собой существенно иную категорию. Поэтому эти права, вопреки противоположному утверждению М. А. Гурвича4, нельзя квалифицировать в качестве прав на совершение односторонних волеизъявлений.

К праву выбора предмета исполнения в альтернативном обязательстве и праву на отказ от договора такая квалификация применима.

3 См.: Гурвич М. А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса // Учен. зап. ВИЮН. М., 1955. Вып. 4. С. 46—55.

4 См.: Гурвич М. А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М., 1961. С. 67, 71.

Однако и они наряду с правомочием на совершение положительных действий самим управомоченным включают в себя правомочие требования, через которое право в целом сопрягается с соответствующей ему юридической обязанностью. Содержание этой обязанности зависит от того, корреспондирует ли она охранительному или регулятивному праву на одностороннее волеизъявление. Когда обязанности противостоит охранительное право на совершение одностороннего волеизъявления (право отказаться от договора ввиду его неисполнения другой стороной, право перевести неисправного должника на менее выгодную для него систему расчетов и т. д.), ее содержание характеризуется необходимостью претерпевания обязанным лицом односторонних действий управомоченного по защите своего регулятивного гражданского права или охраняемого законом интереса. Сложнее решить вопрос о форме должного поведения обязанного лица по регулятивному правоотношению, в котором реализуется регулятивное право на одностороннее волеизъявление (право определить предмет исполнения в альтернативном обязательстве, право отказаться от договора независимо от его нарушения другим контрагентом и т. п.). Такое поведение нельзя отнести к претерпеванию, так как Претерпевание может иметь место только в охранительных правоотношениях. Но, с другой стороны, неприемлема и оценка этого поведения как воздержания от действий, поскольку обязанное лицо по указанному правоотношению не способно воспрепятствовать управомоченному реализовать свое право. Принимая во внимание, что это поведение однохарактерно претерпеванию, и прибегая к приему римских юристов, его можно было бы назвать квазипретерпеванием.

Итак, права на односторонние волеизъявления, подобно всем другим правам, содержат в себе правомочие требования. Особенность этих прав состоит не в том, что они не соотносятся с юридическими' обязанностями, как полагает М. А. Гурвич, а в том, что материальное содержание корреспондирующих им обязанностей может выражаться лишь в форме претерпевания или. квазипретерпевания. При таком положении вещей отпадает как отстаиваемая М. А. Гурвичем трактовка прав на односторонние волеизъявления, так и производное от нее утверждение автора, будто право на предъявление иска исчерпывается возможностью совершения определенных положительных действий самим управомоченным и не включает в себя правомочие требования5.

После того как мы выявили круг правомочий, из которых слагается право на предъявление иска, необходимо определить момент его возникновения. Приступая к ближайшему анализу, важно кон-

5 В связи с предпринятым нами исследованием природы прав на односторонние волеизъявления не может также не быть очевидным, что право на предъявление иска не имеет к ним абсолютно никакого отношения.

статировать тот факт, что хотя это право и является самостоятельным, тем не менее генетически оно связано с правом на иск. Исковое право, или, что одно и то же, притязание, — это охранительное гражданское (в широком смысле) правомочие требования, предоставленное лицу в целях защиты регулятивного субъективного гражданского права или охраняемого законом интереса. В отличие от регулятивных гражданских прав и охранительных прав на совершение, односторонних волеизъявлений исковые права могут подлежать принудительной реализации юрисдикционным органом. Но поскольку каждому праву на иск присуща способность к процессуальному осуществлению, постольку в момент возникновения этого права у его обладателя сразу же возникает интерес к процессу, который обусловливает появление у заинтересованого лица права на предъявление иска Этим и объясняется то обстоятельство, что возникновение любой искового права сопровождается наделением его носителя процессуальным правом на предъявление иска как средством возбуждена гражданского процесса6.

И право на иск, и право на предъявление иска возникают в момент наступления факта повода к иску. Но по логике вещей возникновение права на иск предшествует возникновению права на предъявление иска. В таком же темпоральном отношении находятся между coбой и интересы, удовлетворяемые посредством этих прав. Поэтому над лежит признать, что хотя фактически указанные интересы и права возникают одновременно, логически они появляются в следующем порядке: факт повода к иску — материально-правовой интерес право на иск — интерес к процессу — право на предъявление иска7. Из сказанного вместе с тем видно, что эти права опираются на различные юридико-фактические предпосылки. Исковое право проистекает из правонарушения, объективно-противоправного деяния, оспаривания права, некоторых правомерных действий и других юридических фактов, предусмотренных гипотезами охранительных гражданско-правовых норм. Что касается права на предъявление иска, то оно проистекает не из факта повода к иску (правонарушения, оспаривания права и т. д.), вызывающего интерес к процессу, а из обусловленного этим фактом процессуального интереса8. Именно этот интерес, а не

6 См.: Гримм Д. Д. Курс римского права. СПб., 1904. Т. 1. Вып. 1. С. 167; Елисейкин П. Ф. Предмет процессуально-правового регулирования и понятие процессуальной нормы // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР. Ярославль, 1977. Вып. 4. С. 35—36.

7 См.: Крашенинников Е. А. Последствия гражданского правонарушения // Проблемы теории правонарушений. Воронеж, 1990. С. 19.

8 Поэтому Н. А. Полетаев и С. В. Курылев вполне правильно связывают право на предъявление иска с наличием у истца юридического интереса к процессу (см.: Полетаев Н. Иск о признании наличности юридических отношений и его пределы /'/ Журнал юридического общества при императорском С.-Петербургском ун-те. 1898. Кн. 6. С. 69; Курылев С. В. О праве на предъявление иска // Советское государство и право. 1958. № 1. С. 59—61).

детерминирующее его обстоятельство является тем юридическим фактом, который фиксируется в гипотезе нормы ст. 3 ГПК РСФСР и влечет возникновение процессуального права на предъявление иска.

В различии юридико-фактических предпосылок возникновения права на предъявление иска и права на иск положено различие самих этих прав, а стало быть, и. самостоятельность первого по отношению ко второму. Лучшим доказательством этой самостоятельности служит то, что интерес лица к процессу может детерминироваться обстоятельствами, которые не предусматриваются ни одной из гипотез охранительных гражданско-правовых норм (например ошибочной оценкой выдачи ордера как произведенной с нарушением установленного порядка, неправильной трактовкой сделки как совершённой под влиянием заблуждения и т. п.). Во всех этих случаях у процессуально заинтересованного лица возникает субъективное право на предъявление иска при отсутствии права на иск.

Важно, однако, иметь в виду, что чем бы ни порождался интерес лица к процессу, он всегда вызывает возникновение как права на предъявление иска, так и корреспондирующей ему обязанности суда возбудить гражданский процесс9. И процессуальное право заинтересованного лица, и процессуальная обязанность суда порождаются одним и тем же юридическим фактом одновременно. Но в силу самой природы опосредствуемого ими процессуального отношения, с одной стороны, и принципа диспозитивности гражданского процессуального права, с другой, суд не может исполнить лежащую на нем обязанность прежде, чем заинтересованное лицо осуществит свое право на предъявление иска в части правомочия на свои собственные процессуальные действия. Отсюда следует, что осуществление им этого правомочия в форме подачи искового заявления создает для суда не обязанность возбудить гражданский процесс10 — она возникла в момент появления у лица интереса к процессу, — а возможность приступить к исполнению данной обязанности и тем самым к осуществлению тождественного ей по материальному содержанию правомочия требования заинтересованного лица.

Чтобы перейти к дальнейшему изложению, необходимо хотя бы вкратце остановиться на позиции М. А. Гурвича. Выступая против трактовки интереса к процессу как условия возникновения права на предъявление иска, автор связывает появление последнего с наличи-

9 В случае альтернативной подсудности такая обязанность возникает у нескольких судов. Но поскольку одно и то же право на предъявление иска не может быть реализовано дважды, то после того как избранный истцом суд возбудит гражданское дело, соответствующая обязанность других судов прекращается.

10 Как полагают С. В. Курылев и А. А. Добровольский (см.: Курылев С. В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск. С. 194;

Добровольский А. А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 118).'

ем так называемых предпосылок, установленных законом11. Однако эти предпосылки ни сами по себе, ни взятые в той их интерпретации, которую им дает М. А. Гурвич, не способны обусловить возникновений данного права. Это подтверждается тем, что фиксированные М. А. Гурвичем предпосылки могут быть в наличии и при отсутствии у заявителя права на предъявление иска. Подобная ситуация складывается в случае предъявления иска ненадлежащим истцом. Указанное лицо не является носителем юридического интереса к процессу, поскольку благоприятное решение суда, постановленное по такому иску, никак не отразится на его правовом положении. Не будучи юридически заинтересованным в процессе, ненадлежащий истец не обладает и правом на предъявление иска, ибо оно имеет «своим естественно-логическим ограничением наличность юридического интереса»12. Поэтому, несмотря на наличие здесь всех выделяемых автором субъективных и объективных предпосылок права на предъявление иска, судья откажет лицу в возбуждении гражданского дела, чем опрокидывается вывод М. А. Гурвича о правопорождающей способности этих предпосылок.

Как мы уже знаем, ст. 3 ГПК РСФСР связывает возникновение права на предъявление иска с наличием у лица юридического интереса к процессу. Для самого управомоченного это право существует как непосредственная данность. Но для того, чтобы судья мог убедиться в его существовании у заявителя, требуется опосредствование. Поэтому в законе должен содержаться перечень поддающихся проверке обстоятельств, в наличии которых — вследствие их логической производности от права на предъявление иска — отражается существование последнего.

Право на предъявление иска предоставляется процессуально заинтересованному лицу в целях возбуждения гражданского процесса по принудительной реализации предположительно существующего у него искового притязания. Из наличия этого права у заявителя вытекает: а) что он обладает гражданской процессуальной способностью и является надлежащим истцом; б) что утверждаемое им, т. е. предположительно существующее у него, исковое притязание подлежит рассмотрению в судах; в) что заявитель еще не воспользовался этим правом; г) что между истцом и потенциальным ответчиком не заключен договор третейской записи. Все перечисленные обстоятельства полагаются наличным бытием права на предъявление иска. Ввиду производности этих обстоятельств от права на предъявление иска их наличие свидетельствует о его существовании, что позволяет судье умозаключить от первого ко второму. Таким образом, благода-

11 См.: Гурвич М. А. Право на иск. М.; Л., 1949. Гл. 2; Он же. Право на иск. М., 1978. С. 13—26, 34.

12 Гордон В. М. Отсутствие права на иск. Харьков, 1912. С. 15.

ря тому, что право на предъявление иска наряду со своим непосредственным существованием получает в указанных выше обстоятельствах отраженное, рефлектированное существование, — благодаря этому оно становится легко распознаваемым для судьи.

В действующем гражданском процессуальном законодательстве эти обстоятельства не нашли своего позитивного закрепления. Поскольку законодатель мыслит практически, он выражает их в негативной форме. Будучи положенными в таком виде, они манифестируют об отсутствии у заявителя права на предъявление иска и поэтому приобретают значение оснований к отказу в принятии искового заявления (пп. 1, 3, 4, 5, 6 ст. 129 ГПК РСФСР).

Сравнение приведенного нами перечня логически производных от права на предъявление иска обстоятельств с закрепленным в ст. 129 ГПК РСФСР перечнем оснований к отказу в принятии искового заявления за отсутствием у заявителя права на предъявление иска показывает, что между ними нет должного соответствия: в перечне оснований не отражены обстоятельства, изложенные под литерами «а» и «б». В целях устранения этого несоответствия и одновременного уточнения неясной формулировки п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР данный пункт необходимо изложить в следующей редакции:

«Судья отказывает в принятии заявления:

а) если заявитель не обладает гражданской процессуальной правоспособностью или выходит за пределы своей гражданской процессуальной правоспособности;

б) если заявитель является ненадлежащим истцом;

в) если притязание, указанное заявителем в качестве предмета иска, не подлежит рассмотрению в судах».

Близкую к приведенной формулировку того же пункта предлагает Р. Е. Гукасян13. Однако его позиция лишена концептуального обоснования и страдает рядом недостатков. Автор выделяет в числе оснований к отказу в принятии искового заявления неподведомственность дела суду. Но в тот момент, когда судья решает вопрос, принимать или не принимать заявление к производству, гражданского дела еще нет. Поэтому здесь нужно говорить о невозможности рассмотрения судом не дела, а предположительно существующего у заявителя искового притязания. Кроме того, у Р. Е. Гукасяна в качестве самостоятельных оснований к отказу в принятии заявления фигурируют отсутствие у заявителя гражданской процессуальной правоспособности и предъявление заявителем иска в защиту прав или охраняемых законом интересов других лиц в случаях, когда ему такое право не предоставлено. Между тем второе основание есть

13 См.: Гукасян Р. Е. Право на судебную защиту и его регулирование в Основах гражданского судопроизводства и ГПК РСФСР // Проблемы применения Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Калинин, 1974. С. 37.

специфическая разновидность первого. В самом деле, перечисленные в п. 3 ст. 4 ГПК РСФСР субъекты могут предъявлять иски в защиту прав и интересов других лиц лишь в случаях, предусмотренных законом: Следовательно, выходя за рамки этих случаев, указанные субъекты выходят за пределы своей правоспособности процессуальных истцов и тем самым становятся неправоспособными к предъявлению такого рода исков лицами. Поэтому второе из названных оснований не может полагаться в качестве самостоятельного по отношению к первому. Оно является особой формой выражения отсутствия у заявителя процессуальной правоспособности, что и отражено в предлагаемой нами редакции подпункта «а» п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР.

<< | >>
Источник: Рясенцев В.А. и др.. РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ В ОСНОВАХ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. Сборник научных трудов. 1992 {original}

Еще по теме Е. А. Крашенинников О ПРАВЕ НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА:

  1. Предъявление встречного иска.
  2. 722. Срок на предъявление мужем иска об оспаривании отцовства.
  3. 2.3. О возможности вынесения заочного решения при предъявлении встречного иска
  4. 724. Специальный опекун, назначаемый ребенку при предъявлении иска об оспаривании отцовства.
  5. 268. Предъявление иска потерпевшим; размер ответственности каждого, на ком лежит обязанность возмещения.
  6. § 3. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА ОБ ОСПАРИВАНИИ ОТЦОВСТВА 719. Различия между этим иском и иском об оспаривании законности рождения.
  7. 2. ПОРЯДОК ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ИСКА В АРБИТРАЖНЫЙ СУД,ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ, ДОКУМЕНТЫ, ПРИЛАГАЕМЫЕ К ИСКОВОМУ ЗАЯВЛЕНИЮ.
  8. 1. Порядок предъявления иска в арбитражный суд, форма и содержание искового заявления, документы, прилагаемые к исковому заявлению. Отзыв на исковое заявление
  9. § 7. Невозможность прямого иска между двумя сторонами для удовлетворения данной претензии как необходимая предпосылка регрессного иска между ними
  10. Крашенинников Е. А.. Составление векселя. — Ярославль. — 46 с., 1992
  11. Крашенинников Е. А.. К теории права на иск. — Ярославль. — С. 76., 1995
  12. 60. Пробелы в праве. Действительные и мнимые пробелы в праве. Устранение и преодоление пробелов в праве.
  13. 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ОТВЕТЧИКА ПРОТИВ ИСКА
  14. Элементы иска
  15. Тема 15. Тактика предъявления для опознания.
  16. 7.3. Подсудность встречного иска
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -