<<
>>

УДК 339.138 Д.Г. Мирзаханов (Махачкала, Дагестанский государственный технический университет), Д.П. Соснин (Ульяновск, директор ОГКУ «Аналитика») МУСУЛЬМАНСКАЯ САМООРГАНИЗАЦИЯ В УЛЬЯНОВСКОМ РЕГИОНЕ КАК ЛОКАЛЬНЫЙ РАКУРС ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: СОЦИАЛЬНО-КОММУНИКАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

Цель данной статьи - выявление природы исламской самоорганизации на локальном примере Ульяновской области. Мусульманская самоорганизация рассматривается в данном случае как ресурс развития регионального гражданского общества.

Данная статья написана в рамках исследовательского проекта «Модели исламской самоорганизации в современной России», выполненного при поддержке гранта Института Общественного Проектирования (ИОП). Анализ опирается на материалы и источники, полученные из «первых рук» летом-осенью 2013 г.: фокус-группы с разными возрастными

категориями мусульман; глубинные интервью с исламскими теоретиками и активистами. Цитаты из интервью и фокус-групп даны курсивом. В постсоветские десятилетия процесс развития ислама на территории Ульяновского региона характеризовался резким количественным ростом религиозных институтов и инфраструктуры. Так, в 1992 году, в самом начале местного мусульманского ренессанса было всего 6 мечетей.

В 2015 года в регионе действовало уже 126 исламских религиозных организаций [1]. Сюда входят 2 централизованных духовных управления и 1 медресе. Практически все местные организации имеют либо строят мечети. Стремительное увеличение официальных исламских институтов в 1990 - 2000-е гг. в Ульяновском регионе произошло не случайно. В советский период на принципах самоорганизации и без какой-либо поддержки со стороны государства передача и воспроизводство мусульманских социально-религиозных практик.

Сохранению исламских традиций в Ульяновской области в советское время способствовало развитое татарское национальное самосознание, неотъемлемой частью которого была религиозная составляющая [2].

Проведённое исследование позволяет выявить два типа локальной мусульманской самоорганизации. Их условно можно классифицировать как «статичный» и «динамичный». В основе такого разделения был положен критерий внутреннего содержания деятельности мусульманских общин.

Результаты анализа показали, что «статичный» (в терминах социальной пассивности) тип самоорганизации мусульман является наиболее распространённым в регионе. Он характеризуется следующими признаками:

1) приоритетное внимание на исполнение бытовых религиозных ритуалов при минимальном внимании к организации социально­значимых мероприятий (культурно-просветительских, спортивных, благотворительных);

2) незначительная доля молодёжи при подавляющем преобладании в составе контингента данных общин людей пожилого возраста;

3) имамы таких общин в большинстве своем не имеют высшего богословского образования;

4) информационная политика внутри подобных сообществ осуществляется пассивно, либо не проводится вовсе.

Данный вывод подтверждается следующими мнениями респондентов.

«Большинство имамов все-таки самоучки. Водители, фермеры, колхозники, трактористы и т.д., сегодня они немного научились, стали имамами. Из-за этого образование очень слабое. С населением, кроме как бытовых религиозных обрядов, ничего больше не проводится». (Цитата из экспертного интервью).

«Мы не занимается почему-то общественной деятельностью. Благотворительность у нас всегда только в меру того, что мы раздаём милостыню. Волонтёрской деятельностью не занимаемся. А мне, наоборот, хочется, чтобы мы проявляли себя везде, во всех общественных делах. Благотворительность, социальная сфера, мы везде должны себя показать. Спорт обязательно, ведь мусульманин должен всегда активным быть. (Цитата из экспертного интервью).

«Допустим, субботник. Я бабаям (старейшинам - Д.М., Д.С.) говорю, 30-32 человек приходит на пятничную молитву. Говорим про субботник, что кладбище убираем. Приходит человек 5-7» (Цитата из экспертного интервью).

В противовес «статичному», «динамичный» тип исламской самоорганизации можно охарактеризовать на основании противоположных признаков:

1) нацеленностью жизни мусульманской общины как на исполнение коранических правил и обрядовых практик, так и на активное участие в общественной жизни с позиций ислама;

2) значительное количество молодёжи среди прихожан этих общин;

3) религиозные лидеры более образованны, имамы имеют специальное богословское образование, нередко полученное за рубежом (в Саудовской Аравии, Турции);

3) проводится активная информационная политика (в сети интернет, средствами наружной рекламы и т.д.), важное место занимает миссионерская деятельность, не ограничивающаяся рамками местных этнических групп исторически исповедующих ислам.

Вот как описывают подобные практики сами участники фокус-групп и интервью:

««Хорошая тенденция, что многие имамы мечетей начинают организовывать разные мероприятия, не только религиозного характера. Вообще, если брать нашу религию, то это образ жизни. Поэтому религиозные аспекты проникают во все отрасли нашей жизни, будь то дома мы или на работе, или в мечети» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

««Мы говорили: давайте, каждая мечеть в каждом районе должна иметь свой баннер. Самый первый баннер, который мы сделали, назывется ««Рай находится под ногами нашими». Просто напоминание «позвони родителям». Еду, вижу, дай, думаю, позвоню, спрошу, как у мамы дела. Не просто звучно как-то было, а чтобы подтолкнуло к действию» (Цитата из экспертного интервью).

««Какие у нас мероприятия: побольше хотим спортивных мероприятий, футбольные встречи, т.д. Тут был чемпионат Поволжья, активно в спорт вовлекаем молодёжь, потому что для боле молодых, особенно для школьного возраста, просто в мечеть приходить мало, что-то ещё нужно. Ещё ходим, навещаем больных прихожан. Заболел человек: мы просто приходим в больницу или домой, навещаем. Независимо от возраста. Погорельцам очень много помогаем» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

«Динамичному» типу исламской самоорганизации характерно и активное развитие каналов коммуникации. В первую очередь,

информационных и образовательных, нацеленных на мусульманскую среду. Именно, общины, которые мы отнесли к «динамичному» типу, создали два наиболее посещаемых и информативных ресурса в сети Интернет в Ульяновской области: islam73.ru и mahalla1.ru. Кроме того, в регионе запущены проекты смс-рассылок членам мусульманского

сообщества. Активно задействуются и социальные сети. Использование современных ИТ-технологий коррелирует с ориентацией подобных общин на молодежь и отчасти людей среднего возраста.

«Одни из первых мы открыли сайт махалля1.ру. У нас там и просмотров и визитов очень много в день, как для нормального сайта, Сайтом занимаются на общественных началах. То, что касается газеты, да у нас в свое время у духовного управления выходила газета в Ульяновске. Но потом она заглохла, от непонимания высшего состава духовенства» (Цитата из экспертного интервью).

«Что касается смс-рассылки, допустим, мы уже несколько лет практикуем, но у нас было не боле 100 человек каждый день. Но теперь нашли программку, теперь на 1000 человек делается. У нас есть смс-рассылка с временем молитвы. Человеку на сотовый телефон заблаговременно, минут за 10-15 приходит смс, что наступает молитва» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

«Вообще сейчас очень заметны, очень развиты социальные сети и в них очень много всяких религиозных моментов, где ты татарин или мусульманин - поставь «класс, посмотрим, сколько нас» и других очень много моментов, где картинки очень красивые, например, читающие намаз люди. И ненароком все равно ставишь «класс», и это все расходится дальше, распространение в социальных сетях есть» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

Помимо информационных ресурсов в сети Интернет исламская тематика представлена в Ульяновской области в ряде печатных СМИ и на TV. Речь идёт об областной татарской газете «Эмет», ещё одна газета «Кумяк кюч»издаётся в Старокулаткинском районе, о передаче «Чишме» на региональном телеканале «Репортер», а также на местном телеканале Старокулаткинского района, вещание которого охватывает еще несколько соседних муниципальных образований. Не меньшей популярностью у местного татарского населения пользуется телеканал Республики Татарстан «ТНВ», на котором достаточно полно представлена исламская жизнь поволжского региона.

Таким образом, если в сети Интернет в регионе

функционируют специализированные собственно

исламские информационные ресурсы, то в традиционных СМИ (печать, телевидение, радио) исламские ценности на системной основе транслируется преимущественно в рамках татарских национальных информационных ресурсов, как компонент татарского этно-культурного самосознания.

В ходе исследования респонденты высказали предложения и рекомендации для органов государственной власти (как федеральной, так и региональной) в сфере этно-конфессиональной политики.

Приведем некоторые наиболее характерные суждения.

«Чтобы более плотно работали государственные структуры с духовным управлением мусульман. Потому что мы видим как власти работают с РПЦ. Как они плотно работают, я понимаю, что мы не живем в мусульманской стране. Но все-таки 15-20% населения региона татары, довольно-таки не малое количество. В Татарстане, Башкортостане, Чечне духовенство принимает непосредственную очень сильную роль, не только в духовно нравственном воспитании, но вообще в жизни региона, нам бы тоже так хотелось» (Цитата из экспертного интервью).

«По поводу ислама, чтобы было хотя бы небольшое финансирование мечетей и медресе. Именно государство чтобы какую-то часть выделяло на тех же учителей, на литературу, на свет, газ, всё остальное. Потихонечку, чтобы было внимание» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

«У меня, наоборот, основное, что хотел сказать, к сожалению, у нас к чему бы ни коснулось государство, становится только хуже. Поэтому лучше пусть оно нас не трогает. Это будет лучше. И это не только в религии. Это и в бизнесе. Если издаётся закон, например, чтобы улучшить условия для, например, малого бизнеса, его положение становится только хуже. Здесь то же самое» (Цитата из обсуждения на фокус-группе).

Таким образом, в постсоветский период поволжское

мусульманское сообщество, также как и всё население России, испытало кризис идентичности. Исламская самоорганизация превратилось в один из важнейших компонентов не только новой идентичности, но и новых форм социального действия. Становится очевидно, что в связи с реализацией Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, в каждом регионе России должна быть подготовлена целевая программа по улучшению межнациональных и межконфессиональных отношений. В этом плане в Ульяновской области при разработке данной программы особое внимание, безусловно, должно быть уделено выработке региональной государственной политики по отношению к различным формам исламской самоорганизации, как неотъемлемой и значимой части регионального социального пространства. Особенно с учётом довольно низкого, как показали результаты исследования, уровня политизации исламской уммы в Ульяновской области.

Список источников

1. Губернатор и Правительство Ульяновской области.

Официальный сайт//ulgov.ru/news/regional/2015/03/12/38001/.

2. О том, что исламская идентичность татар развивается в рамках их этно-национального самосознания, писали известные российские учёные: Джемаль Г. Освобождение Ислама. ? М. : Умма, 2004. ? С. 199; Мухаметшин Р. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в 20 веке. ? Казань, 2005. ? С. 250-251; Хакимов Р. Где наша Мекка? ? Казань: Магариф, 2003. ? С. 20, 21

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Гражданское общество в России: вызовы современности : сборник научных трудов. 2016

Еще по теме УДК 339.138 Д.Г. Мирзаханов (Махачкала, Дагестанский государственный технический университет), Д.П. Соснин (Ульяновск, директор ОГКУ «Аналитика») МУСУЛЬМАНСКАЯ САМООРГАНИЗАЦИЯ В УЛЬЯНОВСКОМ РЕГИОНЕ КАК ЛОКАЛЬНЫЙ РАКУРС ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: СОЦИАЛЬНО-КОММУНИКАЦИОННЫЙ АСПЕКТ:

  1. Рябев Василий Вячеславович. РЕГИОНАЛЬНАЯ СОЦИОДИНАМИКА ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ). (Диссертация. Мурманский государственный технический университет), 2014
  2. Дальневосточный государственный технический Университет (ДВПИ им. В.В. Куйбышева. КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА / Популяционная экология, экология сообществ (синэкология), 2008
  3. Абдулла Магомедов. ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?, 2007
  4. Сачкова Екатерина Андреевна. Способы и формы актуализации социальной справедливости в России. Диссертация, Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена, 2016
  5. А.И.Подберезкин В.И.Зоркальцев; С.П.Стреляев. Роль институтов гражданского общества и человеческого потенциала как возрастающих факторов ускорения социально-экономического развития России и обеспечения ее безопасности, 2004
  6. СТАВРПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. Социальная философия. Курс лекций. Учебно-методическое пособие для заочного отделения. – Ставрополь: Изд-во СГУ. – 151, 2005
  7. Социальная структура гражданского общества
  8. § 3. Гражданское общество в социальной структуре социума
  9. § 6. Гражданское общество как часть политической системы
  10. Жизнь как самоорганизация
  11. Статья 19. Компетенция генерального директора общества
  12. Установление диктатуры М. Примо де Риверы. Военная и гражданская директории
  13. Эволюция Вселенной как самоорганизация
  14. Российское общественное мнение как институт гражданского общества
  15. Глава 7. Государство, государственные и муниципальные образования как субъекты гражданского права
  16. 1.1. Гражданское общество и Армия: политические, экономические, правовые и социальные правоотношения
  17. Российское общественное мнение как институт гражданского общества
  18. Сознание как самоорганизация
  19. ГЛОБАЛЬНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО КАК ОППОНЕНТ КАПИТАЛА
  20.   § 12.              Собрание Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова