<<
>>

1.2 Понятие «закон» в отечественной юридической науке

Исследование любого рода категорий имеет в своей основе уяснение их содержания, которые отражают сущность изучаемых явлений. Прежде всего, это касается понятий в тех сферах человеческих знаний, которые не поддаются количественному измерению, не могут быть представлены в виде конкретных, осязаемых конструкций. Именно в общественных науках теоретические рассуждения должны иметь свою конкретизацию в формализованных обобщающих моделях – терминах, дефинициях, конструкциях. Четкое определение понятий позволяет передавать в процессе коммуникации свое понимание предмета обсуждения другим субъектам, помогает избегать двусмысленности и недопонимания.
Понятие является «единицей знания» ?36, с. 8? и «элементарной клеточкой мышления» ?37, с. 50?. Вот почему законодатель Украины сделал своим правилом формулирование понятий основных категорий, которые употребляются в тексте закона. Причем понятия, приведенные в одном законе, должны быть одинаково понимаемыми и применяемыми при составлении других законов. Формулирование дефиниций в праве (как и в других общественных науках) ввиду сложности и неоднозначности многих определяемых явлений, а также невозможности эмпирического подтверждения (или опровержения) определенных положений, не всегда может быть логически безупречным и абсолютно объективным (как, например, в математике). На этот процесс оказывает влияние множество самых разнообразных факторов. Как пишет И. Берлин, «понятия образуют бесконечную цепь от «постоянных» стандартов до сиюминутных моментальных реакций, от «объективных» истин и правил до «субъективных» отношений, а они пересекаются между собой в разных направлениях, иногда под неожиданными углами» ?38, с. 153?. По словам А. И. Новикова, «никакое определение не в состоянии выразить явление не в его застывшем состоянии, а диахронически, т. е. в процессе изменения во времени» ?39, с. 6?. Все это объясняет отсутствие в праве «освещенных веками» понятий, которые бы удовлетворяли абсолютно всех ученых. Каждая дефиниция в значительной мере отражает мировоззренческую позицию ее автора, и в то же время ее содержание определяется теми стереотипами, которые сложились в определенный исторический период по данной проблематике, а также зависит от степени ее разработанности. Общие понятия могут образовываться двумя способами. Первый, формально-индуктивный, способ предполагает сопоставление значительного числа изучаемых предметов или явлений с целью выявления родовых признаков, которые являются общими для целой группы предметов. Этот способ сугубо эмпиричен и получаемое в итоге общее понятие является более бедным по содержанию в сравнении с частными понятиями. В качестве примера можно привести слова Шопенгауэра: «Понятие подобно мертвому хранилищу, в котором действительно лежит друг подле друга все то, что в него вложили, но из которого нельзя извлечь (посредством аналитических суждений) больше, чем в него вложили (посредством синтетической рефлексии)» ?40, с. 345-346?. Второй способ предусматривает анализ сущности изучаемых предметов и явлений, выявление их внутренних существенных связей и лишь затем выведение на их основе общего понятия. Только в таком случае образуемое понятие, обогащенное раскрытием глубинных черт и закономерностей данной группы явлений, является более содержательным и имплицитно включает в себя признаки более частных, более конкретных явлений ?41, с. 46-57?. Понятие юридической природы закона охватывает собою его юридические свойства, юридическую силу, форму или виды, пределы или сферу действия в пространстве, во времени и по кругу субъектов регулируемых законом общественных отношений.
Выяснение этих характеристик требует понятийной определенности закона. К такой определенности стремилась отечественная юридическая наука, начиная с 1917 г. до наших дней. В отечественной юридической науке, как и в истории мировой мысли, понятия закона и права как разделялись, так и объединялись ?42, с. 18-22?. Рассмотрим основные подходы к природе закона на отдельных этапах развития советской юриспруденции (1917-середина 50-х гг., конец 50-х-1985г., 1985-наши дни), в пределах которых обратим внимание на подъемы научного интереса к этой проблеме и неодинаковые подходы к определению основных свойств закона, установим их обусловленность факторами объективного и субъективного свойства. В отечественной правовой науке и практике преимущество закона перед другими формами права во все периоды развития не вызывало сомнения, однако категория «закон» не сразу была воспринята как основная форма права. Хотя в "наследство" от дореволюционной России, куда входила и Украина, было оставлено определение законодательства в буквальном смысле — только как совокупность законов государства ?43, с. 186?, и определение закона только как проявление воли законодательной власти, о чем свидетельствует Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона ?44, с. 177?. Начиная с 1917 года в стране происходили бурные процессы, связанные с правовым оформлением новой власти. Существовало несколько органов, осуществлявших законодательную деятельность: Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и Совнарком. Однако, термин «закон» отсутствует среди актов, издаваемых этими органами. Они именовались декретами, постановлениями, распоряжениями, инструкциями. Тем не менее, после образования СССР (1922 г.) в конституциях ряда республик (например, Грузии) конституция отождествлялась с основным законом, а в ее тексте подчеркивалось, что развитие товарного обращения должно происходить на твердых основаниях законов. По мере утверждения верховенства высшего представительного органа власти менялось отношение к законодательным актам: закон стал квалифицироваться как важнейшее орудие управления ?45, с. 3-9?. И все же в период с 1917 по 1935 годы акты высших органов государства сравнительно редко обозначались термином «закон». Да и сколько-нибудь фундаментальных исследований в этот период не было проведено. Желание создать новое справедливое право приводило к неприемлемости буржуазных взглядов на формы права. Дефицит актов формирующегося советского государства потребовал расширения форм права за счет обычаев, правосознания. В первые десятилетия советского государства активно рекламировалось торжество нового права и достоинство его форм ?46, с. 165-183?. Так, в советском государстве декрет СНК «О суде» от 05.12.1917 года установил, что «местные суды решают дела именем Российской республики и руководствуются в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию» ?47?. Определяя основные пути развития социалистических форм права А.Я. Вышинский ставит следующую задачу: «В этой области необходимо проложить новые пути, нужно разработать новые формы права, новые формы закона, отражающие социалистическое содержание новых, созданных пролетарской революцией и эпохой победившего социализма, общественных отношений ?48, с. 85?. Так закладывались основы концепции «социалистической» законности. С одной стороны, закон пробивал себе дорогу благодаря усилиям ученых-юристов (К.А. Архипов, Э.Э.
Понтович и др.), которые доказывали, что советский закон коренным образом отличается от буржуазного тем, что выступает не как норма, регулирующая отношения обособленных личностей, а «единая норма политической и экономической жизни масс» ?49, с. 52; 50, с. 49-115?. С другой, имела место абсолютизация права (Е.Б. Пашуканис): оно рассматривалось как отраженная форма независимых воль, при этом игнорировался закон как средство государственной деятельности ?51, с. 83-95?. Оптимистично определил роль закона в условиях ломки старых общественных отношений Л. Успенский: «Революция есть изменение сложившегося уклада общества. Революционная партия, захватившая власть, всегда должна будет действовать путем издания законов, сознательных актов, имеющих своею целью рационально изменить общественный строй. Конечно, содержание этих законов будет часто только оформлять те изменения, которые уже произошли в общественных отношениях. Но часто нормы закона, угадывая еще не получившие воплощение тенденции жизни, будут содействовать их скорейшему воплощению» ?17, с. 13?. Импульсом к развитию научных исследований, посвященных закону, стало принятие Конституции СССР 1936 года и Конституций союзных и автономных республик. Принцип верховенства закона стал той основой, благодаря которой была проведена дифференциация правовых актов. В результате были определены важнейшие положения, связанные с вопросами места закона и органа, его принимающего. Это выразилось в том, что лишь Верховные Советы стали носителями законодательной власти. Их компетенция в области законодательства была четко определена. Закон квалифицировался как «высшая юридическая форма проявления государственной власти», как акт высшей юридической силы, принимаемый Верховным Советом СССР. В учебнике по теории государства и права (1940 г.) было определено ведущее место закона среди источников права, обосновано единство содержания и формы советского закона (Ц.А. Ямпольская) ?52, с. 7-15?. Достижением этого периода явилось правовое оформление процедуры принятия закона. Официальная марксистско-ленинская концепция закона основывалась на определении закона, данном К. Марксом и Ф.Энгельсом, в котором право рассматривается как воля, возведенная в закон. Категория «закон» здесь употребляется в широком смысле, включает в себя и нормативный акт, и судебный прецедент, и санкционированный обычай. Возвести волю в закон — значит придать ей общеобязательное значение, юридическую силу, обеспечить государственную защиту. В послевоенные 40-50 е гг. ХХ в. категория «закон» получила новый виток развития благодаря постановке и исследованию вопроса о соотношения формы и источника права. Интерес к закону как форме права объясняется, как минимум, двумя факторами: 1) к этому времени сформировалась правовая система государства нового типа и возникла потребность в ее доктринальном обосновании; 2) победа в Великой Отечественной войне поднимала престиж государства и требовала внимания к его законам и иным формам права. Были проведены обстоятельные исследования с целью дифференциации форм деятельности государства и установления субъекта законодательной деятельности, раскрытия соотношения закона с другими нормативными актами государства (например, указами), наконец, обоснования закона как основного источника социалистического права. Появились труды С.Ф. Кечекьяна (1947), Н.Г. Александрова (1946-1947), послужившие началом интеллектуального подъема и плодотворного обновления советского законодательства в 60-е годы. Исследованиями форм и источников права, прежде всего закона, занялись И. Б. Новицкий (1959), С.Л. Зивс (1960), А.Ф. Шебанов (1968), А.В Мицкевич (1967), А.С. Пиголкин (1968) и др. ?53; 54; 55; 56; 57?. В дискуссии в отношении правильности терминов «источник права» или «форма права» одни ученые признавали правильным применение термина «форма права» (А.Ф. Шебанов), другие больше склонялись к термину «юридический (формальный) источник права» (С.А. Голунский, С.Ф. Кечекьян, М.С. Строгович, С.Л.Зивс) (анализ данных дискуссий всесторонне исследовал С.Л. Зивс ?58?. Последние понимали значение термина “источник права” как специфическую форму выражения правовых норм и придания им значения обязательности ?58, с. 21; 59, с. 173-185?, отмечали, что термин “источник права”, хотя и условный, однако удобный в употреблении и к тому же традиционный в мировой юриспруденции ?58, с. 21?. Предлагалось также отличать «источник права в материальном значении» (материальные условия жизни и воля господствующего класса) от «источника права» в формальном значении (форма объективного выражения и закрепления обязательности правовых норм). Об этом подробнее говорится в подразделе 2.1. Были предложены четкие дефиниции закона, сопровождаемые, правда, критикой буржуазных теорий и содержащие термин «советский» для подчеркивания отличия его от буржуазного закона. Например, лаконичностью и емкостью отличается определение закона, которое дано Г.И. Петровым. Исходя из принципа верховенства закона, он охарактеризовал закон как «акт общегосударственного представительного органа власти, обладающий наивысшей юридической силой по отношению ко всем иным источникам права и государственным актам вообще» ?60, с. 102?. В приведенном определении закона, прежде всего, характеризуется его качество как акта высшей юридической силы среди других актов государственной власти, во-вторых, как акта, принимаемого высшим представительным органом государства – Верховным Советом, что свидетельствует об особой авторитетности закона. Заслуживает внимания та часть данного определения закона, где подчеркивается его «наивысшая юридическая сила по отношению ко всем иным источникам права». Акцент, сделанный на таком признаке закона, позволяет точно определить его роль и место не только среди других нормативно-правовых актов, но и среди иных форм права, что является нетрадиционным для исследований ученых как прошлых лет, так и современных. Благодаря такому акценту высвечивается авторитетность закона во всех измерениях. Защищенные в 1952 г. кандидатские диссертации В.Д. Попкова (Москва) и М.В. Цвика (Харьков), с одинаковым названием «Советский закон», содержали положения о созидательной роли закона в области экономики и культуры. В них отмечалось, что именно законы призваны создавать условия для осуществления управления во всех сферах жизни общества, о наибольшей значимости его предписаний по отношению к другим нормам в каждой из сфер общественной жизни. Подчеркивалось единство закона и подзаконных актов при разной мере общности и конкретности норм закона ?61; 62?. Обращает на себя внимание тот факт, что при разработке вопросов законодательной деятельности ученые анализировали законы как правовые акты Верховных Советов ?63; 64; 65; 66;?. Актуальной стала проблема законодательной техники ?67; 68?. Процесс кодификации советского законодательства, начавшийся в конце 50-х гг. ХХ в. усилил внимание к рассмотрению соотношения закона и подзаконных актов, к определению форм систематизации нормативно-правовых актов, к первичному элементу закона — нормативному предписанию. Так, А.В. Мицкевич дал определение нормативного предписания, которое утвердилось в советской науке и широко используется в настоящее время: это грамматически, логически и юридически относительно завершенная часть законодательного акта, выраженная в статьях, параграфах и других подразделениях его текста ?55, с. 34?. В 70-е гг. вышло ряд коллективных монографий, ориентированных на обновление и совершенствование действующего законодательства СССР ?69; 70; 71? и союзных республик ?72?. Постановка вопроса о природе и видах закона была крайне редкой ?73, с. 3-27; 74, с. 46-57; 75; 76?, ее касались лишь в некоторых диссертациях ?77; 78?. Слабое внимание к закону в трудах по общей теории государства и права сказалось на освещении этого вопроса в отраслевой учебной литературе. Не исчезла опасная тенденция называть законами нормативно-правовые акты всех уровней. В ряде учебников по отраслевым наукам закон не раскрывался как ведущий источник (форма) права. Так, в учебнике по государственному праву среди источников советского государственного права названы Конституция, Основы законодательства, закон ?79, с. 27-33?, что является показателем непризнания за конституцией и основами законодательства качеств законодательных актов, отнесение их к высшим, чем закон, источникам права. Не подчеркнута иерархия нормативных актов во главе с конституцией как основным законом в учебнике по административному праву ?80, с. 51-55?. «Размытым» оказалось понятие законодательство, нечетко дифференцировались закон и подзаконный акт, а термин «законодательство» (например, в гражданском праве) использовался в качестве синонима термина «нормативные акты». Вместе с тем в ряде коллективных монографий, например, в монографии «Правотворчество в СССР», изданной под редакцией профессора А.В. Мицкевича в 1974 г., обстоятельно анализировалась проблема соотношения закона и подзаконных актов. Правда, целью такого анализа было не столько раскрытие правовой природы закона, сколько уточнение подзаконного характера ряда правовых актов, ошибочно отнесенных некоторыми учеными к законодательным актам. Речь шла об общих распоряжениях и директивах, а также актах толкования закона Верховного суда, прокуратуры, Комитета по делам изобретений и открытий и др. О законе упоминалось в связи с раскрытием вопроса о непосредственном правотворчестве народа и актах референдума. Специального вопроса о его природе не ставилось. Несомненной ценностью выводов данных рассуждений является положение о том, что закон, принятый в порядке референдума, обладает равной юридической силой с законом, принятым парламентом ?71, с. 79-83; с. 117-124?. Были определенные успехи в области теории законодательной техники, в частности одного из ее сложных приемов — юридической конструкции, которые использовались при разработке любого закона, а особенно при создании основ законодательства и кодексов. Их трактовали как специальный вид приема соединения нормативных положений, «образцов», «типовых схем», в которые облекаются юридические предписания ?81, с. 12-17; 82, с. 105?. Все эти теоретические достижения обогащали признаки закона и его понятие. После принятия Конституции СССР 1977 г. и конституций союзных и автономных республик, закрепивших построение так называемого «развитого социалистического общества», была создана «советская» концептуальная основа закона. Она состояла в следующих концептуальных изменениях: 1. Закон стал рассматриваться как орудие управления государственными и общественными делами, то есть была преодолена узкая трактовка управления как деятельности только исполнительно-распорядительных органов. 2. Субъектами законодательной деятельности были признаны парламент и народ (референдум). 3. Обеспеченность приоритета закона усматривалась в расширении сфер государственной и общественной жизни, подпадающих под его регулирование. Законом тогда были заменены существующие иные формы нормотворчества — положения Верховного Совета СССР, его Президиума, а также правительства (Совета Министров). 4. Принцип законности был провозглашен в качестве универсального принципа деятельности государства и политической системы общества. 5. Соотношение между законами, принимаемыми парламентом, и указами, исходящими от Президиума Верховного Совета СССР, было изменено. Издание указов было ограничено (четыре случая), предусмотрено обязательное последующее представление указов Президиума ВС на утверждение Верховного Совета СССР. 6. Углублено разграничение законодательной компетенции союза и республик. К ведению союза было отнесено обеспечение единства законодательного регулирования на всей территории, а также издание Основ законодательства Союза СССР и союзных республик. 7. Определена процедура принятия, изменения и отмены законов и др. ?83?. Основываясь на этих положениях Конституции СССР, Ю.А. Тихомиров написал монографию «Теория закона» ?84?. В ней раскрыты теоретические основы систематизации законов, предложена их классификация по содержанию, юридической силе и форме. Ценно, что ученый исследовал процессы создания и действия закона, обратил специальное внимание на проблемы «закон и личность», «закон, политика, власть». Проанализировав эволюцию закона и подчеркнув его роль как самой совершенной формы права, он ввел новые характеристики в определение закона: «Закон как юридический акт, содержащий в юридической форме характеристику закономерностей общественного развития и регулирующий важнейшие общественные отношения (основы общественного строя и политики, основные права, свободы и обязанности граждан, принципы организации социалистического государства и иных социальных институтов, регулирование основных сфер жизни общества – политической, экономической и др.), непосредственно выражающий волю народа, принятый в установленном порядке высшим органом государственной власти или путем референдума и обладающий высшей юридической силой» ?84, с. 26?. Правда, перечисление и конкретизация Тихомировым Ю.А. «важнейших общественных отношений и сфер жизни общества», хотя и подчеркивает связь закона с материальными условиями жизни, делает данное определение тяжеловесным, отчего утрачивается концентрация сути. В исследование понятия «закон» ученые, как теоретики государства и права, так и ученые отраслевых наук, внесли продуктивный вклад в 80-е годы. Достоинством научных разработок этого периода, как, впрочем, и в 70-х гг., является постепенный отход от классового подхода к анализу закона. В определениях остаются лишь самые существенные признаки данного нормативно-правового акта. Так, «Основы теории государства и права» (1982 г.), вышедшие под редакцией А. С. Пиголкина, содержат емкое определение закона: «Закон – это нормативный акт, принятый в особом порядке высшим органом государственной власти либо непосредственным волеизъявлением народа, обладающий наибольшей юридической силой и направленный на регулирование основополагающих общественных отношений» ?85, с. 157?. Положительным здесь, помимо прочего, являются утверждения о том, что закон принимается в особом порядке, что он может быть принят не только высшим представительным органом, но и в ходе референдума (следует оговорить, что не все страны мира признают право принятия закона путем референдума, например, США. В Швеции, если и есть референдум, то только консультативный. Отсутствие законодательного референдума отнюдь не перечеркивает демократический режим государства). Также конкретизирующим является указание на закон не просто как на акт высшего законодательного органа, а как на нормативный акт, всегда содержащий юридические нормы. Следует учесть, что существуют законы, которые придают юридическую силу иным законам (прежде всего кодексам и Основам законодательства) и сами по себе не содержат норм права в таком виде, как принято считать в литературе и практике. Эти законы авторами учебника не упоминались (о них специально сказано в разделе диссертации «Виды законов»). Несомненным достоинством теоретических положений о законе того времени являлось отграничение его по ряду признаков, как от актов других органов, так и от иных актов Верховного Совета (законодательного органа СССР) – постановлений, обращений, деклараций, заявлений. Разными по результатам были научные изыскания по вопросу о содержании законодательства (как формы права): одни ученые считали, что его составляют нормы права ?86, с. 22-27?, другие — нормативные предписания ?87, с. 97-98?. Были соображения и иного рода: нормы права — не содержание права и не его форма, а всего лишь момент перехода от содержания права в его форму ?76, с. 50-55?. Таким образом, в доперестроечный период (до 1985 г.) достижением советской науки в области теории закона можно считать стремление дать характеристику закона на основе обобщения практики действующих нормативных актов социалистического государства, квалифицировать его в качестве формального основного источника социалистического права, акта верховной власти, обладающего высшей юридической силой. Ценным является и то, что подробно раскрывалось содержание высшей юридической силы закона, очерчивался основной круг отношений, регулируемых в законодательных актах ?88, с. 607-613?. Вопрос о правовом законе тогда еще не получил необходимой постановки. Во второй половине 80-х - 90-е гг. ХХ в. в юридической науке появилось не так уж много существенных монографических исследований о законе как форме права ?89?. Зато учебная литература ?90; 91?, в том числе проблемные учебники ?92; 93?, больше российские, чем украинские, в которых отводилось место понятию закона, издавались различными авторами, в том числе известными учеными. С. С. Алексеев, уделяя большое внимание изучению нормативно-правовых актов (в настоящее время он продолжает разработку данной темы), еще в середине 80-х годов выработал подход, согласно которому закон рассматривается как разновидность нормативно-правового акта с присущими ему признаками. Можно сказать, что диалектический анализ категории «закон» производится ученым по принципу восхождения от общего к частному, где общим являются нормативно-правовые акты, а частным – закон: «принимаемый в особом порядке нормативно-правовой акт, регулирующий наиболее важные общественные отношения и обладающий высшей юридической силой» ?94, с. 317-319?. Произошла научная эволюция в понимании законодательного акта, рубежом которой служит принятие Закона СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР» от 1.12.1988 г. До этого периода в состав законодательных актов, как правило, включали законы парламента (Верховного Совета СССР) и нормативные указы его Президиума; после — лишь законы, принятые съездом народных депутатов СССР и Верховным Советом СССР (ст. 108 и 113). До 1988 г. законы парламента и нормативные указы его Президиума служили правовой основой подзаконных нормативных актов органов государства и общественных объединений ?95?. После распада СССР и провозглашения образовавшимися независимыми государствами курса на построение демократических, социально-правовых государств в юридической литературе был сделан особый акцент на законе как приоритетной форме права. В работах С.С. Алексеева, вышедших в этот период, отмечалось: «принципиальная черта правового государства – это регулирование важнейших общественных отношений только законом, его всеобщность по отношению к построению и функционированию политической, государственной власти, непоколебимость, торжество закона» ?96, с. 88-89?. Халфина Р.О. предлагала установить научно обоснованные критерии для определения предмета закона. Так библиотечное дело, выставки, музеи, курорты, иные конкретные виды непосредственной деятельности в области культуры не могут быть, по ее мнению, предметом закона. Эта деятельность должна быть урегулирована специальными подзаконными актами. «Придание же формы закона актам, которые по предмету своему такой формы не требуют, загромождает законодательство, нарушает требование системности, порождает неуважение к закону» ?97, с. 48?. С последним положением нельзя не согласиться. Обязательным для закона является следующее требование: он должен регулировать наиболее значимые общественные отношения и не вторгаться в сферу деятельности исполнительной власти, брать на себя регулирование общественных отношений по второстепенным вопросам. Как нельзя допускать, чтобы подзаконные нормативно-правовые акты, ведомственные инструкции содержали в себе требования, которые не предусмотрены или противоречат законам, так не следует допускать того, чтобы закон подменял собой подзаконные акты, выполнял их роль. Такой закон несовместим с его пониманием как внешней формы права, поскольку исключается объективность, системность, структура, которые характеризуют его как форму права ?98, с. 7-8?. Положительным моментом, влияющим на развитие теории закона, можно считать настойчивые предложения ученых легализовать понятия “законодательство” и “законодательные акты” ?99, с. 26-27?. В поле зрения теоретиков права Украины начала периода «перестройки советского общества» находятся такие вопросы, как природа закона, понятие «законодательные акты», сущность права и др. ?100; 101?. Справедливой критике подвергается «ведомственное правотворчество», которое, в духе прежних времен, ошибочно квалифицируется как «ведомственное законодательство». Однако оно уже справедливо подвергается критике как нередко противоречащее законам и нейтрализующее их действие ?100, с. 56-68?. В ходе проведения анализа вариантов понимания категории «советское законодательство», делаются попытки обосновать тождество (по юридической природе) категорий «законодательство», «закон», «законодательные акты», усматривать их различие в количественных параметрах, что не является существенным. Подчеркивается, что законодательные акты (законодательство) выступают формой права ?101, с. 10-12?. Наметились новые подходы к рассмотрению соотношения права и закона (законодательства) через их структурные первичные элементы: норма права и нормативное предписание. Следует отметить позицию П.Б. Евграфова, которая утвердилась в отечественной теоретико-правовой науке, касающуюся вопроса о соотношении нормы права и нормативного предписания. По его мнению, нормативное предписание как элемент содержания закона в целом выступает способом существования, объективации и организации норм права, их структурных элементов. Что касается статьи закона, то она представляет собой приемы и средства законодательной техники, внешнюю форму выражения правового содержания. ?101, с. 17?. Для уяснения роли закона как совершенной формы права большое значение приобретает анализ понимания термина «законодательство». В отечественной юридической науке и практике последних 15-20 лет прошлого столетия трактуется неоднозначно: 1) как органическое единство всех действующих в государстве нормативно-правовых актов ?102, с. 258? (широкая трактовка законодательства); 2) как действующее и развивающееся систематизированное собрание законов как таковых ?103, с. 105? (узкая трактовка законодательства); 3) как нормативно-правовые акты вышестоящих органов власти и государственного управления: парламента, президента, правительства. Последнюю позицию (среднюю между широким и узким пониманием законодательства) занимает Конституционный суд Украины. В отношении понимания законодательства государства автор поддерживает особое мнение судьи Конституционного Суда Н.Д. Савенко и ряда ученых Украины (например, О.С. Лысенковой ?104, с. 3?). Законодательство государства — это система упорядоченных определенным образом нормативно-правовых актов высшей юридической силы: законов как непосредственного волеизъявления народа (референдума) и его представительного органа — Верховной Рады, а также действующих международных договоров Украины, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой. Характерный для советского периода развития Украины широкий традиционный объем понятия «законодательство» представляется сегодня неприемлемым. И не только потому, что ныне существует множество законов, а в советский период нехватка собственно законов побуждала искусственно расширять понятие законодательства за счет подзаконных нормативно-правовых актов, принятых государственными органами исполнительной власти. Главное состоит, во-первых, в том, что отнесение к законодательству всех нормативно-правовых актов государства или высших органов власти и управления снижает значимость закона, девальвирует, «размывает» его, побуждает к «обрастанию» его подзаконными, в особенности ведомственными, нормативными актами, нивелирует его значение как основы законности и правопорядка в государстве. Во-вторых, такое понимание законодательства не соответствует Конституции Украины, где закреплена норма, соответственно которой единственным законодательным органом в стране является Верховная Рада. Закон должен быть отмежеван от других нормативно-правовых актов по признаку исключительности субъекта законодательного процесса. От точного отражения термином «законодательство» обозначаемых понятий зависит положение закона в механизме правового регулирования. Широкая трактовка законодательства, обозначившаяся в советское время, еще имеет место в России при четко выраженной тенденции к необходимости ее преодоления в пользу узкой. Российские ученые вынуждены констатировать, что быстро изменить понятие законодательства до понимания его как системы только законов — сложно. «Но уже сейчас при развитии системы законодательства следует учитывать эту позицию, осуществляя пусть медленный, но реальный переход к правовому регулированию важнейших сфер общественной жизни именно законами» ?105, с. 16?. Такая же точка зрения высказана В.П. Казимирчуком и Т.В. Худойкиной: «… под законодательством в современной теории права в идеале следовало бы понимать только совокупность законов государства, что будет способствовать повышению их роли в правовом регулировании» ?106, с. 10-11?. Неоднозначное толкование учеными Украины (как и в России) понятия «законодательство» настоятельно требует его легализации в законе Украины «О законах и законодательной деятельности». Освещая вопрос о законодательной деятельности, законодатель обязан сказать в этом законе о комплексных результатах такой деятельности, дать понятие не только закона, но и законодательства как системы законов. Здесь же желательно четко определить соотношение нормативных предписаний общегосударственных законодательных актов и норм международного права. Показательно, что кроме теоретиков права проблеме закона с 80-х гг. ХХ в. уделяют немало внимания ученые отраслевых юридических наук. Они изучают категорию закона применительно к предмету своей науки, заполняя бреши, существующие в общей теории права, которые практически создают сложности в реализации законов. Интеллектуальные поиски в познании закона специалистами в области уголовного, гражданского права и других отраслевых наук вызваны научной и практической потребностью, продиктованной правовым прогрессом. Среди цивилистов оригинальную позицию занял В.П. Емельянов. Он подходит к закону через термин «источники (формы) права», в котором выделяет три аспекта: государственно-политический, социально-экономический и юридический. Если источники (формы) права в социально-экономическом смысле означают совокупность социальных, экономических, общественных факторов, определяющих сущность права и объективные законы развития правового регулирования общественных отношений, то в политическом — выступают как результаты проявления воли политически господствующих социальных слоев, которые выражаются в нормах права. Что же касается источников (форм) гражданского права в юридическом смысле, то они отождествляются с законами, которые регулируют наиболее важные общественные отношения, составляющие объект гражданского права ?107, с. 17-18?. В науке уголовного права роль закона как самой авторитетной формы права особо отмечена. Специалисты этой области научных знаний развивают основы понимания закона и традиционно отрабатывают варианты создания наиболее эффективного кодекса. Максимальная законодательная урегулированность, по мнению авторов работы «Уголовный закон: опыт теоретического моделирования» ?108, с. 9-10?, имеет, по крайней мере, четыре основных аспекта. Первый состоит в стремлении закрепить в тексте кодекса (модели) решение ряда практических вопросов уголовной ответственности, многие из которых в настоящее время решаются не в законе, а в теории или в разъяснениях высших судебных инстанций. Второй аспект касается необходимости максимально точного фиксирования границы между преступным и непреступным поведением, которая должна устанавливаться законом, а не передаваться на усмотрение лиц и органов, занимающихся правоприменительной деятельностью. Третий аспект максимальной законодательной урегулированности уголовно-правовых отношений в тексте модельного УК касается точности формулирования составов преступлений, что позволит обеспечить высокую стабильность правоприменительной деятельности, особенно при наличии в законодательстве конкурирующих составов. Четвертый аспект данной идеи состоит в стремлении в разумных пределах формализовать (сузить) судебное усмотрение ?108, с. 9-10?. В предложенной идее максимального законодательного урегулирования основополагающим началом является принцип законности. Во всех четырех аспектах данной идеи отчетливо видно стремление авторского коллектива создать модель уголовного кодекса, который бы строился на основе верховенства закона. Положительные наработки отраслевых наук (в частности, связанные с моделированием уголовного закона/кодекса) обогащают теорию закона вообще, могут быть использованы при совершенствовании проекта Закона Украины «О законах и законодательной деятельности». В свою очередь, исследования, которые проводятся в рамках общей теории права, являются базовыми для создания наиболее эффективных законов в различных отраслях права. Немалый вклад в исследование закона вносит наука уголовного процесса, в рамках которой уголовно-процессуальный закон расценивается как основной источник (форма) уголовно-процессуального права. Ввиду того, что его содержание составляют нормы процессуальные, а не материальные, он имеет такие черты: обладает высшей юридической силой; формулирует принципы и регулирует процедуру уголовного судопроизводства; регламентирует деятельность участников уголовного судопроизводства путем наделения их соответствующими правами и обязанностями; направлен на осуществление задач уголовного процесса ?109, с. 34-35?. В условиях формирования демократических правовых государств – членов СНГ, образовавшихся в результате распада СССР, закон продолжает набирать авторитет. Во многих из них он декларируется уже не только как совершенный с точки зрения цивилизованности письменный акт-документ, в котором содержатся общеобязательные юридические нормы. Закон расценивается как нормативно-правовой акт, обладающий такими непререкаемыми (в сопоставлении с другими актами государства) свойствами, как верховенство и высшая юридическая сила (ч. 2 ст. 4 Конституции Российской Федерации ?110?, ст. 8 Конституции Украины). Данные его свойства нуждаются в адекватной реализации на практике, ибо «… закон – единственно возможное средство выражения и закрепления потребностей и интересов общества, превращение воли народа в общеобязательный регулятор общественных отношений, возведение этой воли в ранг правил, которым подвластны все». ?111, с. 53?. К сожалению, нынешнее положение законодательной деятельности в Украине, как и РФ, далеко до совершенства. Налицо зияющие пробелы в решении основных проблем жизнедеятельности общества и необозримая масса законов, которые часто являются таковыми только по названию: среди них немного тех, которые действительно регулируют важнейшие общественные отношения. Большую роль в осмыслении сложившейся ситуации сыграла проходившая в Киеве с 23 по 24 мая 1996 года научно-практическая конференция на тему «Концепция развития законодательства Украины до 2005 года», организованная Институтом законодательства Верховной Рады. Именно вопрос о бессистемности развития законодательства, нарушении принципа стабильности правовой системы вызвал наибольшую озабоченность участников данного форума. В частности отмечалось, что анализ действующих законов не дает возможность определить логическую последовательность и приоритетность их принятия. В таких условиях формируется не система законодательства, а законодательный массив, который не может быть основой для создания системы подзаконных нормативно-правовых актов. К тому же следует отметить, что в Украине, как и в Российской Федерации, имеет место диспропорция в соотношении между законами и подзаконными актами в пользу последних. Положение о том, что Украина должна стать правовым государством, означает, что большинство значимых общественных отношений должно быть урегулировано актами высшей юридической силы – законами. И не просто законами, а правовыми законами, то есть такими, которые направлены на удовлетворение потребностей и интересов человека и гражданина, охрану и защиту его прав и свобод. Несмотря на отмеченные недостатки законодательной деятельности, следует признать, что после провозглашения независимости Украины за 10 лет существования украинской государственности отечественной юридической наукой сделано немало в плане критического анализа собственного и зарубежного законодательного опыта, использования их достоинств. Украинская юридическая наука внесла интеллектуальный вклад в создание новой Конституции 1996 г., которая является правовым фундаментом обеспечения стабильности государства и консолидации общества. После принятия Конституции ускорилась нормотворческая деятельность на качественно новой основе, было принято сотни законов, внесены изменения и дополнения ко многим ранее принятым законам, внедрена процедура формирования правовой системы с участием парламента и Президента. Следует признать, что украинская теоретико-правовая наука развивается, ориентируясь в определенной мере на достижения российской юридической науки и в этом нет ничего зазорного. В современных учебных изданиях С.С. Алексеева, Н.И. Матузова, В.М. Корельского, В.С.Нерсесянца, В.М. Сырых, С.А. Комарова и других, монографиях и научных статьях В.М.Баранова, Н.В. Витрука, С.В. Полениной содержится теоретико-правовой материал, в котором обобщены прошлые достижения и вместе с тем предложены новые подходы к трактовке закона и законодательства. Стало популярным классифицировать законы по критерию их соответствия праву или естественным правам человека [112, с. 59; 113, с. 307] (правовой и неправовой), подчеркивать такое качество закона как его легитимность (обеспечение интересов народа, его большинства) [112, с. 131]. При определении признаков закона, как и ранее, выделяются следующие: родовая категория — “нормативно-правовой акт”; субъект издания — высший орган государственной власти (парламент, монарх) или народ; его высшая юридическая сила; объект регулирования — наиболее значимые отношения в обществе. Качественной особенностью отмечаемых признаков закона является подчеркивание невозможности его отмены другим органом, кроме принявшего органа либо Конституционным судом (РФ) [113, с. 307; 114, с. 177], или замена его только законом [115, с. 343]. Кроме того, отмечается принятие закона в строгом соответствии с законодательной процедурой [116, с. 45]. Происходит четкое различение права и закона: признание того, что право формируется спонтанно в течение самой жизни, а законы формулируются людьми сознательно и целенаправленно [117, с. 53]; в соотношении «право-закон» право является доминирующей стороной, однако их влияние и зависимость — взаимные. За период независимости Украины четко обозначились гуманистические подходы к содержанию нормативных предписаний, базирование на общечеловеческих принципах, обеспечении прав и законных интересов личности, социальных меньшинств, общественных и частных корпораций. Однако определение закона в законодательных актах нет, его отсутствие решил заполнить Центр правовой реформы и законопроектных работ Министерства юстиции Украины, который в "Методических рекомендациях в отношении разработки проектов законов и соблюдения требований нормопроектной техники" поместил такое определение — нормативно-правовой акт, регулирующий наиболее значимые, важнейшие, общественные отношения путем установления общеобязательных правил (норм) [118]. Объединяя все ценное, что было заложено в изучение проблемы закона (в том числе учитывая многообразие его определений – по содержанию норм, источнику происхождения, предмету регулирования и др.), понимая закон не иначе как правовой закон, автор предлагает следующую дефиницию закона: это нормативно-правовой акт высшего представительного органа государственной власти или самого народа, который регулирует наиболее важные общественные отношения путем установления общеобязательных правил (норм), принимается с соблюдением законодательной процедуры и обладает высшей юридической силой. В качестве признаков закона можно назвать следующие: нормативно-правовой акт по содержанию; конкретный законодательный акт, отличающихся от подзаконных актов по признаку исключительности субъекта законодательной процедуры; принимается высшим представительным органом страны (в Украине — Верховная Рада) или гражданским обществом (непосредственно народом) в порядке референдума; обладает высшей юридической силой в системе нормативно-правовых актов и общеобязательностью; содержит, как правило, первичные, изначальные нормы права, устанавливает права и обязанности граждан в соответствии с общепризнанными человеческими ценностями; характеризуется формальной определенностью; принимается в строгом соответствии с конституцией и ранее принятыми законами; не нуждается в дополнительном утверждении; может быть заменен только законом и проверен на соответствие конституции только Конституционным судом. Приведенные общее теоретическое определение понятия закона и его признаки (в формально-логической части) являются традиционными для отечественной юридической науки и одновременно такими (в аксиологическом смысле), которые вытекают из конкретного содержания Конституции Украины. Не у всех государств имеется такое совпадение. Так, согласно содержанию Конституции Республики Казахстан закон имеет право принимать не только парламент, но и президент и правительство “без согласования с парламентом” (т. 7 ст.61), что означает возможность подмены законодательной деятельности правительственным нормативно-правовым регулированием. Закон Казахстана “О нормативно-правовых актах” не вполне согласован с Конституцией, так как субъектом законодательной деятельности называется парламент, президент — “в предусмотренных случаях”, а о правительстве нет упоминаний. Стремясь как-то согласовать Конституцию и Закон “О нормативно-правовых актах”, казахские ученые предложили такое определение закона: “нормативно-правовой акт, принятый в особом порядке высшим органом законодательной власти (парламентом) и уполномоченными на то Конституцией государственными органами (президент, правительство), который обладает высшей юридической силой и регулирует важнейшие общественные отношения ?119, с. 90?. В Конституции нашей страны не предусмотрено принятие закона правительством или президентом, либо делегирования им такого права. Закон в Украине, кроме народа в ходе референдума, может быть принят единственным законодательным органом, которым определен парламент. Правильное понимание закона имеет большое значение для науки и законотворческой практики страны, поскольку закон остается самым простым инструментом для организации правового будущего. Таким образом, активизация законодательной деятельности потребовала пересмотра ряда правовых категорий в свете новой гуманистической идеологии, а также введения новых терминов и понятий. Теория государства и права как методологическая, базовая наука по отношению к отраслевым юридическим наукам призвана идти в авангарде их развития, делать собственные обобщения юридической практики, обстоятельно и многогранно исследовать универсальные категории юриспруденции. «Закон» является одной из основных категорий, которая нуждается в новом «прочтении». Развитие теории закона невозможно без использования исследований, как общетеоретических юридических наук, так и отраслевых, а также без учета практики. Особенно это важно сейчас, когда в процессе формирования новых общественных отношений в Украине закон выступает как наиболее надежный и верный выразитель права, становится правовым законом.
<< | >>
Источник: ОВЧАРЕНКО ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ. ЗАКОНЫ В СИСТЕМЕ ИСТОЧНИКОВ (ФОРМ) ПРАВА И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ. 2004

Еще по теме 1.2 Понятие «закон» в отечественной юридической науке:

  1. Изучение истории Месопотамии в отечественной науке
  2. Конституция Российской Федерации (1993 г.) — Основной закон России 12.2.1. Понятие «конституция», ее юридическая и политическая сущность
  3. 2. Материальные и правовые признаки юридического лица. Соотношение понятий юридического лица и юридической личности организации
  4. 1. Понятие и функции юридической ответственности за экологические правонарушения Под юридической ответственностью за экологические правонарушения понимается отношение между государством в лице специально уполномоченных органов в области охраны окружающей среды, правоохранительных органов, иными уполномоченными субъектами и совершившим экологическое правонарушение лицом (физическим, должностным или юридическим) по применению к нарушителю соответствующего взыскания. Сущность юридической ответств
  5. § 3. Эволюция понятия юридического лица и признаков корпорации (а) Развитие теорий юридического лица
  6. 1.2. Понятие об экологии как науке и общенаучном подходе к решению проблем взаимодействия природы и общества
  7. 2. Промульгация закона и ее юридическое значение.
  8. § 2. Понятие юридической ответственности
  9. Статья 25. Ответственность юридических лиц, индивидуальных предпринимателей за нарушение настоящего Федерального закона
  10. 1. Понятие юридического факта
  11. 1. Понятие юридической ответственности
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -