<<
>>

БЛАЖЕНСТВА ЕВАНГЕЛЬСКИЕ

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царствие Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Перед нами Высший критерий правомерного и противоправного (правонарушающего) поведения. Христианская религия (в своей изначальной чистоте прозванная Православием) обращается к глубочайшим источникам человеческого духа. Она учит человека новому отношению к Богу и к людям. Она призывает его к живому единению с Богом в целостной, беззаветной любви и к живому единению с ближним в искреннем Боголюбивом человеколюбии. И в этом призыве веял Божественный, религиозно-нравственный дух, пребывание в котором сообщает человеку новый подход ко всему миру. В человеческой душе возжигалась неугасимая купина любви, обновлявшая его духовные порывы. Православие учит, что Божественное выше человеческого и духовное выше материального и земного. Но Божественное не противостоит человеку в недосягаемом удалении; оно таинственно вселяется в человеческую душу, одухотворяет ее и заставляет искать подлинного совершенства на всех земных путях. Право как проявление Святого Духа не является минимумом нравственности, как ошибочно считал B.C. Соловьев, оно представляет собой сосредоточие Божественных нравственных абсолютов, требующих от человека постоянного совершенствования, духовного труда над собой, борьбы с пороками за спасение безсмертной души. Что бы ни делал христианин, он ищет совершенной Божьей воли, чтобы осуществить ее как свою собственную.
Вот это религиознонравственное настроение и вносит в общение людей дух Права. Разве правопорядок не укрепляется там, где расцветают полнота любви, совестное доброжелательство, жертвенная щедрость? И разве не являются сокрушительными ударами по правовому порядку гордость, сребролюбие, блуд, с неизбежностью толкающие грешников на разнообразные правонарушения? Значит, признание себя субъектом Права означает пребывание человека в Святом Духе как особое состояние благодати. А быть субъектом правонарушения, значит - допустить богопротивный поступок, впасть в греховное состояние, духовно заболеть, отвергнуть Божью любовь в обмен на искушение порока. Православный христианин, стремящийся подавлять в себе честолюбие, жадность, вражду, гнев, плотоугодие и т.д., является субъектом Права в изначальном и исконном смысле этого слова. Своим поведением он, действительно, прославляет Право (пребывает в Православии), то есть чтит Божественную волю как единственно благодатную и полезную для себя. Правосознание субъекта Права уже квалифицирует определенные влечения как греховные и своевременно сигнализирует о них обостренной совести человека. Таков подлинный механизм правового регулирования, включающий в себя не норму, юридический факт, юридическое отношение и акты принудительной реализации закона, как считали представители советской юриспруденции, а нечто более сложное и неформальное - совесть как центр правосознания человека, волю Бога, а также Божью благодать для ПРАВедных и Божью кару для неПРАВедных. И благодаря этому человек сдерживает свои порочные желания, понимает под Правом начало мира и не нуждается в дополнительных юридических нормах и полицейских острастках. Можно заметить, что в рамках данного (исконного, синтетического, собственно правового) типа правопонимания известный специалистам понятийный аппарат общей теории права частично наполняется новым смыслом, частично должен быть отвергнут. С учетом вышеизложенных соображений, если термин «механизм правового регулирования» и стоит употреблять, то не для обозначения системы юридических средств упорядочения общественных отношений, но для фиксации духовного процесса, совестного акта, за которым стоит поиск субъектом Права Божьей воли как критерия правомерности его поведения.
Под правоотношением придется понимать не просто общественное отношение, урегулированное юридическими нормами, а, в первую очередь, духовное отношение, связывающее дух одного человека с духом другого человека в согласии с Божественными заповедями. Правосудие можно будет понимать именно как «Право-судие», то есть решение спорных дел по Праву, по Божественным нравственным абсолютам. Таким образом, Право не мыслимо автономной субстанцией по отношению к традиционной нравственности русского народа (Правде) и его традиционной вере (Православию). Эти явления не самостоятельные, а образующие неразрывное органическое единство. Культура, в которой укрепляются религиозно-нравственные основания Права, имеет правильную и жизнеспособную иерархию. Такая культура противостоит контр- и антикультуре. Она направлена на высшие, Божественные ценности. Область Права занимает не только и не столько сферу социально значимого поведения, но также - пространство души и сознания человека. Это обстоятельство имеет принципиальное значение при формулировании определения понятия Права. Когда закон впечатлен в совесть человека и воспринят им, когда деяния человека в следовании религиозно-нравственным заповедям предполагают добровольный отказ от своеволия, человек пребывает в Праве. Сотворенный со свободной волей, человек истинно свободен лишь тогда, когда живет и действует по Праву, а не по своему произволу. Потакание похоти в самом широком смысле этого слова погружает человека в рабство греху и отдают его во власть враждебной ему злой силе, законом которой является беззаконие. Соблюдая религиозно-нравственные заповеди, человек является подлинно субъектом Права, а нарушая их - правонарушителем. Господствующая светская теория правонарушений носит сугубо умозрительный характер. Нередко строгое следование букве закона столь же вредно для общества, как и пренебрежение этой буквой. Закон требует неукоснительного соблюдения норматива, а Право воспитывает в людях добронравие как главный залог правопорядка. На человека, сохраняющего в себе после грехопадения образ Божий, продолжает направляться сообщение Божественной воли, однако часто он сам не может правильно его воспринять. Вот почему так нужна актуализация правовой традиции России с ее господством духа, а не буквы Права. Если мы будем понимать под Правом не только юридические нормативы, но главным образом религиозно-нравственные абсолюты, содержащиеся в христианском учении и имеющие прямое действие в обществе, то результат будет качественно иным. Праву будет возвращена его нравственная основа, живой источник Вечной Истины, готовый правовой идеал, не противоречащий ни справедливости, пи человеческому естеству. Государство в этом случае получит готовую к употреблению систему правил, куда более действенных для общественного сознания, чем нормы действующего законодательства. В этом случае Россия начнет воспроизводить свою собственную национальную идею, которая органична именно для ее национальной культуры. Вера как главный источник настроений, решений, слов и дел, вдохновит и направит волю человека на правовой путь, облагородит чувства и воспитает мысли. Как верно заметил Н.Н. Алексеев: «Духовная жизнь как условие здорового права есть не потусторонняя человечеству задача, но, в сущности, единственно правильный способ 405 его существования» . Ответим на вопрос: почему в государствах, где влияние религии было особенно сильным, дифференциация морали, религии и юриспруденции происходила замедленными темпами? Потому что это было необходимо для поддержания нормального правопорядка. Нормативные системы Древней Греции и Древнего Рима также не были свободны от религиозных влияний, но в этих государствах отсутствовали завершенные религиозные учения. Так, в Древней Греции верования выражались в основном в культовых мифах. Потому-то именно в этих странах Запада возникли традиции атеистического свободомыслия (в трагедиях Эсхила, эпосе Гомера, например) и обожествления человеческой индивидуальности. На Руси же корпус Права формировался такими абсолютами, в которых юридический закон следовал нравственной оценке религиозного канона. Русская правоведческая традиция, по существу, есть форма поиска религиозных и нравственных оснований Права. Е.Н. Трубецкой писал: «Высшее выражение нравственности - заповедь любви и милосердия, когда она управляет нашей совестью, несомненно, связывает нашу волю по отношению к ближнему»260. В этой мысли содержится гимн единству Права, Правды (нравственности) и Православия. Исторически Право слуэкшо средством возвращения людей к Богу, если бы люди захотели проявить послушание Его воле. Единство религиозного, нравственного начал в Праве лежало в основе державного строительства Руси, общественного устройства, государственной идеологии, семейного быта и личного поведения людей. Разъятие же Права, морали и религии явилось дезориентирующей фальсификацией и катастрофической акцией, которые угодны противникам правопорядка. При формулировании определения понятия Права важно иметь в виду: Право, Правда и Православие - не три самостоятельных социальных регулятора, как утверждается ныне, а три ипостаси одного и того же духовного явления. Юриспруденция немыслима без нравственных абсолютов, а нравственность, в свою очередь, вырастала из религиозных истин. Поэтому лишь возвращение к источнику этих истин даст нам верное правопонимание. Составляющие Право компоненты можно представить в следующем схематичном виде с учетом выявленных выше условий правогенеза: БОГ Народ Православная Церковь Государство ( священство) Правда (нравственность) Православная вера законодательство ственные заповеди к потребностям своего быта, тем самым, принимая участие в создании и развитии нравственности. А государство творит юридические законы. При условии соблюдения иерархии этих уровней правотворчества в обществе устанавливается прочный правопорядок, отвечающий Божьему промыслу. На вершине данной иерархии находится Божий Закон, данный непосредственно Господом Богом. Ниже его - религиозные каноны православной веры, полученных от святых подвижников благочестия. Затем по правовой силе следуют нормы традиционной нравственности русского народа, в которых нет ничего произвольного и беззаконного. А на последнем месте - законы государства, не противоречащие всем вышеперечисленным уровняй единого Права. Государство, граждане которого имеют искреннюю и деятельную веру в Бога и страх Божий в душе, больше имеет оснований называться правовым, чем современные западные страны. В них человек пытается занять место Бога, но это оборачивается подлинной гуманитарной катастрофой. В результате полного разрыва Права, нравственности и религии мировоззрение как таковое распадается, действительность представляется личности как множество раздробленных частей, не имеющих смыслового ядра, объединяющего начала. Право, нравственность и религия не воспринимаются больше секуляризованной личностью как содержащие жизненные смыслы формы духовности, перестают объединять эклектичные представления человека о мире и о самом себе. Поэтому и Право, и нравственность, и религия воспринимаются исключительно как внешние, а следовательно, неэффективные силы, навязанные личности обществом и государством для того, чтобы выжить, а не как духовные абсолюты, имеющие целью достижение блага и состояния гармонии в жизни людей. Именно с дехристианизацией произошло низвержение этики и Права. Поэтому стремление возродить Право потребует адекватного типа правопонимания - синтетического, в рамках которого Право, Правда и Православие рассматриваются как сущностное единство, неразрывный комплекс. При таком типе правопонимания правопорядок не придется внедрять силой, он органично произрастет в душах верующих людей. Такое правопонимание исключает какие бы то ни было пробелы в Праве, поскольку явление Божьей воли безпробельно. Там, где «молчат» законы государства, нравственные заповеди восполнят недостаток законодательного регулирования. Настала пора отказаться в правовой науке от привычки определять Право как систему норм и конкретных правил поведения. Регулятивный потенциал Права гораздо шире одних только нормативов поведения. Право - не есть корпус правил, оно представляет собой проявление Святого Духа, в котором правила имеют смысл только в контексте Божественных заповедей и соответствующего им образа жизни. Право есть комплекс абсолютных Божественных оснований и религиозно-нравственных принципов для принятия юридических решений (то есть решений по конфликтным ситуациям типичного характера). Предлагаемое в настоящей работе определение понятия Права вполне может считаться «рабочим», поскольку дает правоприменителю надежный и объективный критерий правомерности человеческого поведения - Божественные заповеди. Формальное законодательство есть лишь инструмент реализации в жизни общества определенного нравственного идеала. Как всякий инструмент, само по себе законодательство государства нейтрально, оно может быть использовано как на пользу, так и во вред. На пользу - когда способствует воплощению в жизнь высших религиозно-нравственных законов праведности, милосердия и любви. Поэтому юридическое законодательство государства занимает низший, инструментальный уровень Права. Право, как атрибут Духа, является одним из способов проявления Божьей воли, необходимого проявления самого Святого Духа. А, следовательно, Право есть священное явление, призванное одухотворить человека в его повседневной деятельности. Вся духовная жизнь человеческого общества проникнута влиянием Права и правоты (разумеется, не в нормативистском понимании тотального полицейского контроля). И.А. Ильин совершенно точно заметил, что «верное понимание права есть понимание его духовной природы и его духовного предназначения; такое понимание свойственно только тому, кто сам живет этим назначением и кто осознал и утвердил в себе эту духовную природу»261. Право немыслимо вне сферы духа, ибо субъекты Права нуждаются в критерии и мериле правомерного и неправомерного поведения на сознательно-чувственном уровне. И этот критерий в силу своей непреходящей ценности должен быть достоин духовных ожиданий субъектов Права. Право появилось в среде не просто одушевленных, а одухотворенных субъектов. Люди, как существа разумные, способные к самообладанию, представляют собой духовную личность, различающую добро и зло. Право живо дыханием Святого Духа и обладает способностью порождать Божественную искру таким образом и такими путями, которые соответствуют Божественному замыслу. Это динамическое движение и действие Святого Духа характеризует Традицию. Вне и помимо Права невозможно духовное бытие человека. Право указывает на тот образ жизни, при котором только и возможна на земле ду- ховпая жизнь. Право есть священная ценность, одухотворяющая бытие человека при помощи Божественных нравственных абсолютов. Право представляет собой духовное достояние русского народа и каждого отдельного представителя русской культуры. Оно имеет не только общесоциальный, публичный аспект, но и субъективное измерение - в душе и духе человека. Не будучи абстрактной условной формулой, Право как проявление Духа проникает в совесть человека, его мысли и чувства, вызывая в нем духовную работу. Напряженность этой работы зависит от степени праведности конкретного субъекта, а потому одним Право помогает совершенствовать свою душу, а другим служит постоянным укором совести. Духовная роль Права в придании человеческому обществу целостности велика. В силу того, что основным измерением Права является духовное измерение и ощутить на себе воздействие Права человек может, в первую очередь, внутренне, а не внешне, приоритетным правом человека нужно признать право на духовность. У русского народа с момента его зарождения и поры становления бездушные юридические нормы вытеснялись правовыми ценностями религиозно-нравственного порядка, теплом сердечных человеческих отношений. Отсюда - отношение к Праву как к святыне, ибо наши предки называли «путь Правит, предначертанием самого Господа Бога. , Понятию Права необходимо придавать более широкое значение, чем значение только юридического регулятора. Право - категория абсолютная, духовная, священная, присутствует в человеческом мире как принцип существования людей. Люди могут не считаться с Правом, поступать так, как будто его нет. Но это не означает, что Право при этом не имеет силы, хотя бы потому, что совесть довольно трудно изжить даже самым порочным, грешным людям. Законы природы определяют деятельность сил и существ физического мира и называются иначе законами необходимости, потому что существа природы не имеют свободы воли и необходимо следуют тому направлению, которое указано для них Богом-Творцом. Право же адресовано разумным существам, которыми являются люди - вершина Божественного творения. Оно определяет деятельность существ нравственноразумных и обладающих свободной волей, которые обязываются к исполнению не по физическому принуждению, но свободно и с сознанием обязательной их силы. Согласно «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», «право призвано быть проявлением единого божественного закона мироздания в социальной и политической сфере»408. Право, таким образом, необходимый элемент человеческого существования, одинаково необходимый как праведникам, так и грешникам. А законы государства в сравнении с Правом несут сугубо техническую, вспомогательную миссию и нужны главным образом именно грешным людям, т.к. их души оказываются «мертвыми» для того, чтобы полноценно воспринимать благотворное правовое влияние. Такие субъекты как раз и нуждаются в низшем по значению инструменте Права - юридическом законодательстве государства (окрике полицейского, детальных регламентах и т.п.). Большое количество законов государства является симптомом неблагополучия в обществе, «ибо праведнику закон не лежит», и если бы в человеческом сообществе доминировали безгрешные праведники, не было бы почвы для разрастания юридических нормативов. Разрабатываемый в настоящей монографии подход к правопониманию несовместим с материалистическими метатеориями позитивизма и юснатурализма, возводящих безнравственность в легализованную форму деятельности (достаточно вспомнить действующий принцип «Разрешено все, что не запрещено законом»). Предложенное в данной работе определение понятия Права отлично от определений этого явления, даваемых современными учеными-юристами. При востребованности предложенного подхода потребуется коренная переоценка w 1 ^ 1ва, смена методологии и пересмотр по- Итак, Право представляет собой сложный духовный феномен, пункт органической встречи религии, нравственности и юриспруденции. Право задает праведный образ мышления, чувствования и делания, предъявляя требования не столько к внешнему поведению людей, но главное - к их душенастрою. Точные конкретные правша поведения - не главное в Праве, они вторичны в нем. Право содержит общие метафизические, Божественные ориентиры и принципы, позволяющие людям самим находить ответы на интересующие их вопросы. Право отнюдь не сводится к мелочному регулированию каждого шага субъекта, навязыванию ему жестких и не учитывающих изменяющийся образ жизни правил. Кто видит в нем свод регламентов и нормативов на любой случай, тот не понимает назначения и смысла Права. Ведь его суть заключается не в подчинении человека раз и навсегда установленному порядку, а в том, чтобы научить его оценивать ту или иную ситуацию и поступать в ней ПРАВильно, ПРАВедно, ПРАВОмерно. Необходимо преодолеть соблазн рассудочного формализма в правоведении. Не следует думать, будто Право есть «книга законов», содержащая систему определенных правил на все жизненные случаи и житейские затруднения, так что субъекту остается только исполнять эти законы. Такое право- понимание неизбежно приводит человека к буквоедскому, начетническому толкованию Права, но не приводит к живому, полному Духа и Смысла правовому творчеству. Заповедь о любви к ближним, образующая центр Права, и его оснований - Православия и Правды, не указывает, что именно должно делать в силу этой любви, то есть какие определенные внешние действия совершать и от каких воздерживаться. Главное в Праве - Дух Божий, а не нормы и решения, которые умещаются на книжных полках. Как говорил И.А. Ильин, «одно знание положительного права, верное сознавание его норм не гарантирует еще наличности нормального правосознания»410. В Праве дух владеет буквою, а не наоборот. В каждом нормативном акте следует искать скрытую в нем Правду и ей отдавать первенство над остальным. В каждом законе, если он правовой, можно найти то, что может одобрить правовая совесть человека. Владение логикой юридического анализа в конечном итоге предполагает не что иное, как понимание духа Права. Правильно оценить полноту и степень убедительности собранных доказательств, юридическую обоснованность притязаний и возможных возражений на них позволяет правосознание, одухотворенное религиозно-нравственными ценностями. Навыки освоения взаимосвязи правовых положений, умение находить в самых различных жизненных ситуациях правовые (а не только юридические) решения зависят от философского обобщения тех или иных процессов. Так ставится иод сомнение самодостаточность знаний текста законов и формально-догматического их истолкования. Духовное значение Права гораздо серьезнее его эффективности и юридической силы. Значение Права состоит не в том, что людям известны законы и иные юридические акты государства, но в том, что оно хранит в себе некий вечный и Высший масштаб Истины (Любви), Добра и Красоты, который сохраняет свой непреходящий статус даже тогда, когда люди не знают и не хотят его знать. В понимании Права человечеству предстоит пережить существенное обновление. Должна быть усвоена и изучена духовная сущность Права. Право имеет пространственновременное измерение, однако сферой его настоящей жизни и действия является человеческая душа, в которой Право выступает силой объективной ценности. Именно человеческая душа является той средою, в которой Праву надлежит обнаруживать свой подлинный эффект. Внешнее поведение может быть неискренним и подневольным, а душевные порывы праведного человека либо грешника, обратившегося с покаянием к Богу, есть главный показатель действенности Права. Правовое состояние людей есть, прежде всего, и главным образом, их духовное состояние. Полноту своего бытия Право имеет именно в духовной сфере жизни общества. Духовные состояния человека и его душевные переживания по поводу преодоления грехов составляют основу для внешних поступков, а потому являются первичными и центральными для правового воздействия. Предмет правового регулирования заключается не во внешних общественных отношениях, а во внутреннем мире человека. Право обращено к тем слоям души, в которых слагаются мотивы человеческого поведения, которые затем порождают поступки человека. Апостол Павел говорит: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7,19,22-23). Потому-то Праву и нужно воспитывать этого, внутреннего человека, то есть дух и душу человеческие, дабы люди обрели «иммунитет» к греховным искушениям. Только освященное Богом, истинное Право способно проникнуть в глубины человеческого духа и облагородить человека, возвратив его, выражаясь современным языком, в «правовое поле». Право в его священном значении выступает духовной константой государственного порядка. Право является также основой самоорганизации общества. Религиозная духовность православного народа и его традиционная нравственность обеспечивают доступность Божественного Права людям и питают его жизненные силы на земле. Для правильного научного решения вопроса правопонимания требуется стремление к цельности знания и обостренное чувство реальности. Отечественной правовой науке еще предстоит разработать учение о Праве как священном феномене. И именно религиозный опыт даст наиболее важные предпосылки для решения данной задачи. Утрата духовнорелигиозной компоненты всегда оборачивалась утратой нравственных ориентиров и распадом Права как такового. На сегодняшний момент, в отечественной юриспруденции имеются определенные условия для возрождения подлинного Права. Так, несмотря на десятилетия атеистического мракобесия, до сих пор в научных трудах имеют хождение термины «дух и буква закона». Ч. 2 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит примечательное положение о том, что в случае отсутствия или неясности закона допустимо обращение к общим началам и смыслу законода тельства262. Но больше всего косвенных признаний наличия в Праве метафизических оснований ученые-юристы делают в вопросах толкования Права. Сам процесс уяснения смысла правовых положений вынуждает светского ученого обращаться к духу Права263. В конечном итоге долг судьи заключается в поиске Истины по делу, а не в изложении и истолковании собственных воззрений на обстоятельства спора. А познание Истины предполагает обращение к Высшим абсолютным ценностям, чьи религиозно-нравственные корни несомненны. Религиозно-нравственный аспект актуализируется сегодня и в проблеме судейского и административного усмотрения. Чтобы такое усмотрение не означало автоматического злоупотребления должностных лиц, соискатели данных должностей должны быть нравственными (а в идеале - православными) людьми. В этом случае православная вера окажется надежным ограничителем чиновничьего произвола. Интересное предложение высказал А.В. Аверин: «о правовом закреплении такого положения, когда в исключительных случаях суд, давая полную правовую характеристику изучаемого конфликта, мог бы воспользоваться правом выйти за рамки правовой регламентации аналогичных отношений для того, чтобы принятое им решение согласовывалось с нормами морали»264. Судье, осуществляющему поиск истины по делу, необходимо разбираться в каждой ситуации не только умом, но и сердцем, переживая всякий раз глубокий внутренний совестный акт. Например, уголовное право знает институт оценки судом конкретных обстоятельств дела в качестве исключительных обстоятельств, которые в итоге позволяют суду выйти за нижние санкции конкретной статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Трудовое право России позволяет при исключительных обстоятельствах взыскать ущерб с причинителя вреда не в полном размере (ст. 250 Трудового кодекса РФ265). В.М. Шафиров констатирует: «Единство источников правовых и моральных указаний привело к следующему явлению, исполненному глубокого смысла: сама судебная система в процессе своего функционирования время от время обращается к моральным императивам»266. А.В. Цихоцкий пишет по тому же поводу: «Суд ограничен материальными положениями, регулирующими отношения сторон, в том смысле, что они суть основания его решений и заключений. Решения, вынесенные не на основе общих норм, а с учетом конкретных условий, это решения в духе изначального права. Это и есть естественное право как продукт приспособления членов общества друг к другу, естественного развития общества. ...Право, закрепленное в нормах - это минимум права, и оно не охватывает всех общественных отношений»267. Правовые нормы не сочиняются, а открываются законодателем, правоприменителем, а равно любым другим субъектом Права и ответственность за правильное восприятие Права на них лежит неодинаковая. За злонамеренное игнорирование абсолютов Права спросится с каждого, но законодатель и правоприменитель, как представители государственной власти, подлежат повышенному спросу, поскольку их власть не столько привилегия, сколько служение. Поэтому судья должен отступать от буквы закона в пользу Божественных заповедей и принципов традиционной нравственности, залогом чего явится спокойная совесть. Правотворческий и правоприменительный процессы, протекающие в человеческом обществе, должны быть чуткими к нравственным абсолютам, которые одновременно имеют религиозный, православный характер. Если традиционная нравственность русского народа считает, что разжигание страсти и эксплуатация полового инстинкта в коммерческих и иных целях неприемлемы, то должны появиться соответствующие нормы юридического законодательства, запрещающие рекламу проводимую в подобном духе. В процессе толкования Права (так же как в процессе законотворчества) могут быть открыты ранее не сформулированные правовые позиции, правовые принципы, правовые нормы и положения. В этом смысле искусство толкования Права равносильно искусству законотворчества. Основная масса субъектов Права в России должна воспитываться в Православии, то есть в прославлении Права, что означает обучение самостоятельному преображению зарождающихся в их собственных душах дурных влечений и обезсшиванию чужих дурных намерений при помощи любви, милосердия, ласкового взгляда и т.п. Право рассчитано как на сферу человеческого общения, сферу общения человека с природой, так и на сферу индивидуального самосовершенствования человека. Даже Робинзону на необитаемом острове Право необходимо для сохранения лучших человеческих качеств и безпрерывного общения с Богом. Право предназначено для разрешения споров, но, главным образом, и в первую очередь - для предупреждения споров и конфликтов между людьми. Острая конфликтность в человеческом сообществе свидетельствует о самоотстра- ненности людей от Права и Бога. По мнению С.С. Алексеева, право как «регулятор изначально рассчитан на общество, в котором утверждаются «величайшая свобода» и «постоянный антагонизм» и, следовательно, на конфликтную среду и соответственно этому строится так, чтобы регулировать поведение людей в условиях столкновений, противовоборств, конфликтных ситуаций»417. С этим утверждением нельзя согласиться полностью, потому что реальный правопорядок предполагает довольно низкую степень конфликтности в обществе. Значит, Право изначально рассчитано на предупреждение конфликтов, на недопущение их эскалации. Если бы Высший смысл Права заключался в преодолении споров в конфликтной среде, оно имело бы не Божественный и одухотворенный, а инструментальный и прикладной характер (к которому и стремятся свести Право представители светской юриспруденции). На самом деле: воспитанный в духе Права человек - это субъект, умеющий не начинать конфликтов и не ввязываться в них. Право для такого субъекта ценно задолго и помимо возникновения острых спорных ситуаций. Противоборство не рассматривается таким субъектом Права в качестве нормальной среды своего существования. Итак, в Праве кумулируется идеальная духовнонравственная основа. Особая ответственность законодателей и правоприменителей состоит не столько в создании конкретной, осязаемой материи в виде юридических норм и предписаний, сколько в создании условий для проекции идеальных абсолютов Права на реальные общественные отношения; а также в содействии людям, стремящимся к Богу, верно направить свою духовность навстречу Абсолютной Духовности Бога через акты любви, милосердия, сопереживания. Господь Иисус Христос заповедал нам идеал безграничного нравственного совершенства: «Будьте совершенны, как со вершенен Отец Ваш Небесный» (Мф. 5,48). Путь к достижению этого заповедного идеала имеет не только этический, но и правовой характер. Человек не может нравственно измениться, если не увидит прежде умной красоты небесного мира и не будет стремиться к ней как к высшей и царящей в жизни ценности. Тем не менее в светском государстве подобное целожизненное творческое вдохновение остается уделом немногих. В современном мире узаконенных потребительства и порочности еще жива русская культура, назвавшая в свое время одно из проявлений Святого Духа Правом. И до сих пор, несмотря на внешнее окружение, нет ничего естественнее для человека русской культуры, чем участие в других, отдавание себя ближним, дарение себя, умение делиться собой, отдавать частицу себя, приносить себя в жертву. Человек западной культуры занят другим - он безпощадно осваивает мир посредством явления себя, опредмечивает и размножает гедонистические идеалы. Русский же человек более склонен к внутреннему совершенствованию, нежели к внешнему успеху. Он больше печется о спасении души, нежели о накоплении богатств. Русский человек ведет поистине правовой образ жизни, принимая юридизированные нормативы поведения лишь по необходимости. Те, кому небезразлична судьба России, должны и впредь совершать над собой усилие, преодолевать себя, чтобы делать себя не успешнее и богаче, а светлее и чище. Добиться этого от людей, вкусивших сладость либерального греха, нелегко. Путь православного самосовершенствования довольно узок. Каждый сделает свой выбор. Но люди должны знать, что только благодаря постоянной борьбе с грехами восстанавливается целостность всей природы человека. Совершенствование личности должно отвечать иерархическому принципу устроения человека - примата духа над душой и телом. Это означает, что дух пронизывает собой все суще ство человека вместе с душой и телом, а значит и всю его жизнь, направляя все его силы и способности на служение Богу с целью спасения души. И достижение указанной цели, какие бы усилия не прилагались для этого, невозможно без помощи Божией, включая такое проявление Святого Духа как Право. Все это требует от ПРАВОславного христианина и подлинного субъекта Права не только силы воли, но и чистой совести. Христианский путь есть путь узкий и нельзя его расширять. Поэтому в основных принципах не может быть сделок или уступок в сторону приспособления. Православный человек, придерживающийся Традиции, - это не тот, кто цепляется за средневековые предрассудки из-за боязни таких вещей, которые уже не понятны и не логичны в наше время. Он - человек, который признает Евангельские истины главными в образе жизни и не боится оставаться верным им, несмотря на насмешки или преследования. В конце концов Православие требует от нас совершенства не по мере мира сего. Оно призывает нас стать святыми в меру, превосходящую этот мир. Оно не проводит разграничительной линии между обязанностью и мерами, превышающими требования долга, что могло бы облегчить нам жизнь. Оно требует от нас, ни много ни мало, быть святыми. Соблазнять человека к безвольному падению легче, чем побуждать к усилиям для духовного восхождения. Мы осознаем, чго существующие сегодня нормы секулярной юриспруденции настолько укоренены в теории и практике, что любая попытка непосредственного использования Божественных правовых абсолютов покажется невероятной. Но невероятно как раз обратное - бездуховность юридизированного сознания большинства современников. Нынешняя юриспруденция мало что имеет общего с Правом вследствие утраты своих нравственных и духовных оснований. Человечество в целом отвергло величайший Божий дар - Право. Правосознание общества становилось безпочвенным и превратилось в законосознание. В Праве перестали замечать его священные основы. Не признавая благодати Святого Духа, юристы подчинились духам релятивизма, скептицизма и в конечном счете - правового нигилизма. Законосознание, переставшее быть правовым, разучилось различать добро и зло, Право и безправие; все в юриспруденции стало условным и относительным, и главное - безпринципным. Россия волею судьбы (древнерусское слово «судь-ба» - означает суд Божий) стала полигоном полиалога национальных культур, а русский народ проявил себя как народ, способный к интеграции культур, их безконфликтному многовековому сосуществованию, причем, отметим особо с их сохранением и развитием отнюдь не на уровне индейских резерваций. Русский народ проявил себя как духовный коммуникатор и интегратор культур, который устремлен к сохранению и внедрению идеалов Права. Русская история не случайно многие века основывалась на Православии. Именно Православие формулировало важнейшие смысловые и целевые установки Права и бытия русского народа. А это означает, что изучение Права без православного понимания невозможно. Важнейшая задача, которая стоит сегодня перед отечественным правоведением - разработка православного понимания Права. Как верно заметил А.С. Панарин, «вопрос восстановления духовной власти - высших начал совести, нормы и нравственного убеждения - есть по истине главный вопрос современности»268. На этом пути российский опыт непрерывного духовного поиска и находок может оказаться неизмеримо более важным и значимым, нежели следование чуждым для людей русской культуры образцам и неизбежным для их осуществления «догоняющим стратегиям».
<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Право и православие. Монография. 2007

Еще по теме БЛАЖЕНСТВА ЕВАНГЕЛЬСКИЕ:

  1. Интерпретация Царства Божия.
  2. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ГЛАЗАМИ И. А. ИЛЬИНА
  3. ПИСЬМО ДЕВЯТОЕ. О СОЦИАЛИЗМЕ
  4. ПИСЬМО ДВЕНАДЦАТОЕ. О ХОЗЯЙСТВЕ
  5. ЭПИКУР
  6. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877—1878 гг.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия
  7. Примечания к Главе 7
  8. I АВТОБИОГРАФИЯ
  9. Глава 5 Вечная любовь - закон бессмертия. Влияние живых на загробную участь усопших
  10. Глава 11 Жизнь души в раю
  11. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ПРАВА: СИНТЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД
  12. БЛАЖЕНСТВА ЕВАНГЕЛЬСКИЕ
  13. Глава XIII Все ли ангелы сотворены равно блаженными, но так, что падшие не могли знать, что они падут, а устоявшие получили предведение о своем постоянстве только после падения падших
  14. Глава IV О ТОМ, НАСКОЛЬКО ДАЛЕКА ОТ ЧИСТОТЫ ЕВАНГЕЛЬСКОГО УЧЕНИЯ БОЛТОВНЯ СОРБОННСКИХ ТЕОЛОГОВ ОТНОСИТЕЛЬНО ПОКАЯНИЯ, И ГДЕ ГОВОРИТСЯ ОБ ИСПОВЕДИ И УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗА ГРЕХИ
  15. Теперь мы продолжим обсуждение аргументов, посредством которых Сатана с помощью своих союзников пытается уничтожить или умалить значение оправдания через веру
  16. ГЛАВА 10 ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВОЗРАЖЕНИЯ И ЗАМЕЧАНИЯ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. Христианство
  19. Образ Христа в евангельских текстах
  20. 1. ЕВАНГЕЛЬСКАЯ МОРАЛЬНАЯ ДОКТРИНА
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -