<<
>>

Дискурсивно-стратегический подход к анализу многозначных слов

Процесс жизнедеятельности человека тесно связан с взаимодействием с другим человеком и обществом в целом, которое невозможно без использо­вания языка. Исследования когнитивных аспектов языка за последние деся­тилетия доказали, что во время коммуникации не происходит передачи мыс­ли от говорящего к слушающему, он сам воссоздает информацию, исходя из своего опыта взаимодействия с миром и воздействия на мир.

Г оворя словами И. К. Архипова, в словах не находятся значения, они возникают в сознании слушающего в результате его интерпретативных усилий (Архипов 20012, 2006), а доступ к данной информации открыт только в предложении (выска­зывании) (Остин 2012, с.3).

Развитие этой научной мысли обусловило появление дискурсивно­стратегического подхода, который предполагает изучение значений много­значного слова в сфере дискурса с учетом конкретного временного отрезка, а также условий взаимодействия партнеров по коммуникации.

В современной лингвистике исследованию дискурса посвящено много работ, и следствием такого пристального внимания стало наличие разных подходов. В лингвистическом словаре дискурс рассматривается как целена­правленное социальное действие, участвующее во взаимодействии людей (ЛЭС). Ван Дейк Т. А. определяет дискурс как происходящее в определенный временной отрезок коммуникативное событие между говорящим и слушаю­щем в процессе коммуникативного действия, которое может быть речевым или письменным, может иметь вербальные или невербальные составляющие (Ван Дейк 1998, 1-2). Иными словами, дискурс есть функционирование языка в устном или письменном общении. При этом текстовый дискурс обладает следующими признаками: интенциональность, адекватность, тематичность и информативность, т. е. это акт коммуникации, посредством которого гово­рящий пытается взаимодействовать с собеседником через вербальный канал, он соответствует совокупности нелингвистических обстоятельств, соотно­сится с развиваемой темой и затрагивает минимальное информативное со­держание (Костюшкина 2003, 123).

Применительно к нашему исследованию мы будем рассматривать дис­курс как произвольный фрагмент текста, состоящий из более чем одного вы­сказывания, предикативным центром одного из которых выступает глагол lassen. Как показал эмпирический материал, одного высказывания не всегда бывает достаточно для «правильной» интерпретации вложенной информа­ции. Так, пример:

(3) Ich lasse dich operieren (DG)

можно интерпретировать как ich veranlasse, dass du operiert wirst или как ich erlaube dir, dass du operierst. Первый интерпретационный вариант предпола­гает актуализацию значения «тебе сделают операцию». Учитывая тот факт, что, как правило, человек сам решает, соглашаться на операцию или нет, при такой постановке высказывания речь может идти о ребенке, о пожилом чело­веке или каком-то экстренном случае, так как решение об операции прини­мает другой человек (в данном случае говорящий). Второй вариант интер­претации актуализирует значение «мне сделают операцию» при условии, ес­ли между говорящим и ответственным за проведение операции врачом уста­новлен горизонтальный тип отношений «на ты» (они либо друзья, либо зна­комые или родственники). Как мы видим, с помощью глагола lassen можно представить знания о разных типах ситуаций, которые соответствуют раз­личным последовательностям событий.

Таким образом, для более «точной» интерпретации вложенного говорящим смысла мы будем рассматривать зна­чения анализируемого глагола с учетом связанных воедино языковых и не­языковых знаний.

По мнению А.В. Колмогоровой, процесс порождения смысла высказы­вания проходит в четыре этапа. Во-первых, происходит активизация опреде­лённой части образа объекта окружающей среды, в нашем случае события на конкретный вид взаимодействий, с которым говорящий хочет сориентиро­вать слушающего (когнитивный этап). Во-вторых, осуществляется выбор из набора прогнозируемых смыслов наиболее близкого актуальному намерению говорящего (концептуальный этап). В-третьих, говорящий отбирает актанты для данного языкового знака, сочетание с которыми может актуализировать смысл, соответствующий его ориентирующим намерениям (ментально­ситуативный этап). Завершающим этапом порождения смысла является вы­бор говорящим определённой коммуникативной стратегии и тактики, в рам­ках которых предполагаемый дискурсивный смысл имеет максимальные возможности для адекватного понимания слушающим в конкретной ситуа­ции речевого общения этап (речевой организации) (Колмогорова 2005, 229).

В рамках нашего исследования мы полагаем, что концептуальные (ментальные) структуры, закрепленные за глагольным знаком, представляют собой когнитивные сценарии и фиксируют стереотипные ситуации внеязы­ковой действительности как повторяющийся динамический процесс, состоя­щий из эпизодов и обладающий набором участников с закрепленными роля­ми (Плотникова 2005, 41).

Следовательно, намереваясь сориентировать слушающего на опреде­ленный тип событийного взаимодействия, говорящий должен активировать в своем сознании когнитивную модель ситуации, а также когнитивный кон­текст, с помощью которого возможно понимание данного глагола. Дальней­ший шаг говорящего предполагает оценку ситуативных отношений между актантами для отбора актуального смысла и выбор коммуникативной страте­гии и тактики.

Речевые стратегии и тактики являются вариантом реализации комму­никативного поведения. Впервые этот термин был употреблен в работе И.А. Стернина «О понятии коммуникативного поведения» и принадлежал к национальному коммуникативному поведению, под которым автор понимал совокупность норм и традиций общения определенной группы людей (Стер- нин 1989).

На сегодняшний день существует несколько различных подходов к определению понятия речевой стратегии. В учебнике О.Я. Гойхмана и Т.М. Надеиной «Речевая коммуникация» речевые стратегии определяются как осознание ситуации в целом и организация воздействия в интересах до­стижения цели общения (Гойхман, Надеина 2001, 208). Достижение комму­никативной цели возможно благодаря совокупности заранее запланирован­ных и реализуемых во время коммуникативного акта ходов говорящим (Клюев 2002, 18). О.С. Иссерс рассматривает речевые стратегии как специ­фические способы речевого поведения, осуществляемые под контролем «глобального намерения» (Иссерс 2006, 104).

Проанализировав научную литературу по данному вопросу, мы при­шли к выводу, что речевые стратегии - это направленная линия поведения, продуманная говорящим или пишущим, основанная на осознании коммуни­кативной ситуации в целом, реализуемая поэтапными речевыми действиями и ведущая к достижению коммуникативной цели в процессе речевого взаи­модействия.

По отношению к участникам диалога и по отношению к принципу ор­ганизации речевого общения речевые стратегии можно разделить на коопе­ративные и некооперативные. К кооперативным стратегиям относят в науч­ной литературе разные типы информативных и интерпретативных диалогов, например сообщение информации или выяснение истинного положения ве­щей. К некооперативным стратегиям причисляют диалоги, в основе которых лежит нарушение правил речевого общения такие, как доброжелательное со­трудничество, искренность, к примеру, конфликты, ссоры, угрозы, проявле­ние агрессии и др. (Граудина 1999).

О.С. Иссерс предлагает свою типологию речевых стратегий, по кото­рой речевые стратегии могут характеризовать конкретный разговор с кон­кретными целями (обратиться с просьбой, утешить и т. п.) или же могут быть более общими, направленными на достижение общих социальных целей (установление и поддержание статуса, проявление власти, подтверждение солидарности с группой и т. д.). В зависимости от степени «глобальности» намерений разграничиваются общие и частные стратегии (Иссерс 2006, 104­109).

В силу многообразия коммуникативных ситуаций создание исчерпы­вающей классификации стратегий представляется весьма затруднительным. Классификация общих коммуникативных стратегий зависит от избранного основания. С функциональной точки зрения, можно выделить основные стратегии (наиболее значимые с точки зрения иерархии мотивов и целей) и те, что способствуют эффективной организации диалогового взаимодействия и оптимальному воздействию на адресата - вспомогательные стратегии.

Реализация плана общения (речевой стратегии) допускает различные способы его осуществления. Если понимать речевую стратегию как совокуп­ность речевых действий, направленных на решение общей коммуникативной задачи говорящего, то речевой тактикой следует считать одно или несколько действий, способствующих реализации стратегии. Каждая речевая стратегия характеризуется определенным набором речевых тактик. Речевая тактика - это конкретный речевой ход в процессе осуществления речевой стратегии; это речевое действие, соответствующее тому или иному этапу в реализации речевой стратегии и направленное на решение частной коммуникативной за­дачи этого этапа. Реализация совокупной последовательности речевых тактик призвана обеспечить достижение коммуникативной цели речевого общения (Сковородников 2004, 6).

Часто при межличностном общении люди имеют несколько целей, ко­торые задают общую стратегию инициатора диалога, ответные стратегии со­беседника определяют тактические ходы общающихся и характер их речевых действий. В зависимости от количества целей или их приоритетности парт­неры по коммуникации на разных этапах взаимодействия корректируют свои речевые действия. Это становится возможным в силу того, что каждая рече­вая стратегия характеризуется набором определенных тактик. Так, для реали­зации кооперативных стратегий речевого поведения используются тактики согласия, одобрения, комплимента, похвалы, предложения, уступки и другие. Стратегии конфронтации или же конфликта могут реализовываться тактика­ми колкости, издевки, упрека, обвинения, оскорбления, угрозы, запугивания, провокации и другими. Существуют двузначные тактики, которые могут быть как кооперативными, так и конфликтными. К таким тактикам относятся ложь, ирония, лесть, подкуп, замечание, просьба, смена темы и другие.

Речевые тактики формируют части диалога, группируют и чередуют модальные оттенки разговора (оценка, мнение, досада, радость и т. п.), вы­полняя тем самым функцию осуществления стратегии речи.

Таким образом, стратегический замысел высказывания определяет вы­бор приемов и средств его реализации, следовательно, речевая стратегия и речевая тактика связаны как род и вид: речевые стратегии определяют линию речевого поведения, а тактики приводят к ее реализации.

Исходя из сказанного, мы приходим к выводу, что дискурсивно­стратегический подход к анализу высказываний с многозначным словом поз­волит, с одной стороны, установить обозначаемые глаголом в сознании обра­зы ситуативных отношений, которые включают в себя представления о ти­пичных взаимодействиях между актантами. А с другой стороны, указанный подход дает возможность установить стратегические модели употребления данного языкового знака с учетом того или иного воздействия на собеседни­ка для достижения определенной цели или для понимания такого воздей­ствия, осуществляемого говорящим с помощью данного слова в том или ином контексте.

1.3.

<< | >>
Источник: Шорстова Светлана Александровна. ПРОТОТИПИЧЕСКИЙ И СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЙ С ГЛАГОЛОМ LASSEN В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ. 2013 {original}

Еще по теме Дискурсивно-стратегический подход к анализу многозначных слов:

  1. Сценарно-функциональный подход к анализу баланса стратегических сил
  2. ГЛАВА ТРЕТЬЯ [Топы, касающиеся многозначности слов]
  3. § 4. Использование синонимов и многозначных слов в нормативном правовом тексте
  4. Стратегический подход:
  5. Анализ стратегического поведения
  6. Анализ «стратегической оборонительной инициативы» американской администрации
  7. 6.1. Основные подходы к анализу политического лидерства
  8. Основные теоретические подходы к анализу социализации
  9. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  10. 8.1. Анализ подходов к оценке эффективности управленческого труда
  11. Занятие 9. Методические подходы к отбору содержания учебного исторического материала. Структурно-функциональный анализ
  12. 1. Сверхлогика как многозначная и метафизическая логика
  13. С. П. ИВАНОВА. УЧИТЕЛЬ XXI ВЕКА: ноопсихологический подход к анализу профессионально-личностной готовности к педагогической деятельности. - Псков: ПГПИ им. С.М. Кирова. - 228 с., 2002
  14. 1. Понятие общества. Системный подход к анализу общества