7.1.3. россия и турция — многостороннее партнерство

История отношений России и Османской империи — это в большей части история продолжительных войн и перемирий. Отсчет

311

надо вести с того момента, когда погибла Византия, а ее герб во время княжения Ивана III был передан Москве.

С тех пор две страны-соседки и стали «злейшими друзьями». Этому способствовали победы первого генералиссимуса России воеводы А.С. Шеи-на. Вершиной его полководческого успеха стало взятие Азова в 1696 г. Победа не только открывала России выход в Черное море, но и стала первым крупным успехом в ряду других. Только в XVIII в. между Россией и Турцией было пять войн. Были походы Петра I, Суворова, Потемкина, осада Севастополя войсками Турции, Англии и Франции. Но наступило время, когда талантливый русский генерал Скобелев довел своих гвардейцев-гренадеров до ворот «Царьграда» — Константинополя, освободил братушек-сла-вян. Поэтому прозападная ориентация Турции вполне понятна, но идеологически эта ориентация стала оформляться к концу XIX в.

Здесь речь идет о пантюркизме — своего рода политическом исламе. Его основы были заложены теоретиками турецкого национализма, в первую очередь Исмаилом Гаспирали и Юсуфом Ак-чура. Но особенно широкое развитие идеи пантюркизма получили с приходом к власти в 1908 г. младотурок. Первоначально эти взгляды использовались как орудие против колониальных захватчиков — стран Европы — для очищения турецкого языка от арабского и персидского влияния. Но в 1920-х гг. Антанта, без России, «заставила подписать османского султана Мудросское перемирие, которое разделило Османскую империю между союзниками». Нашелся лидер, не согласный с этим разделом: это Кемаль-паша. В районе Анкары (до 1922 г. — Ангора) он объявил о начале борьбы турецких националистов против Антанты и войск султана. Все вооружение закавказского фронта было передано Кемаль-паше. От русских, по признанию турецкого историка Джавдета Керима, было получено огромное количество орудий, ружей и снарядов.

В Турции в те годы столкнулись геополитические интересы России и США. Американский генерал Xарбод, изучавший Турцию, в 1919 г. впервые высказал мысль о подчинении ее диктату США. Американцы сразу же «прибрали к рукам» турецкие нефтяной, табачный и автомобильный рынки.

В январе 1924 г. войска Кемаль-паши вошли в Константинополь, и после взятия города Кемаль сразу же порывает с Советской Россией, но не с американцами. Основным тезисом пантюркизма становится: «Социализм — да, русские — нет!» Американцы удержались в Турции, так как к 1924 г. овладели ее сырьем и рынком

312

сбыта, навязали ей свою политическую линию. В 1990-х гг. пантюркизм приобрел более радикальный характер. В частности, на свет появился проект создания государства «Великий Туран», включающего в себя население всех тюркоязычных стран. Великий Туран должен объединить балкарцев, карачаевцев, кумыков, ногайцев, чеченцев, ингушей, аварцев, лезгин, т.е. весь Северный Кавказ плюс население государств Центральной Азии (туркмены, узбеки, казахи, киргизы, уйгуры и др.), а также Татарию, Башкирию и Якутию.

Нельзя недооценивать опасность таких идей: в Российской Федерации проживает более 20 млн мусульман. Эти идеи усиленно обсуждались в 1992—1994 гг. лидерами государств Центральной Азии. Например, в 1995 г. в Бишкеке состоялось празднование тысячелетия киргизского эпоса «Манас», где идеи «Турана» подавались для обсуждения, но не нашли должной поддержки и понимания. Причин тому несколько.

Во-первых, во внутренней политике Турция переживает время неопределенности, которое вызвано запрещением под давлением военных популярной Исламской партии благоденствия.

Во-вторых, не спадает напряженность в ее отношениях с Грецией из-за Кипра (обе страны — члены НАТО). Это напряжение усилилось после продажи Россией Никосии партии самых современных комплексов ракет-перехватчиков, способных поражать даже низколетящие цели.

В-третьих, в силу ряда причин Турцию не считают полноправным членом Европы. Об этом говорит то, что на очередной встрече в верхах и в 2001 г., и в 2006 г. она была «поставлена в угол», т.е. отодвинута в конец длинной очереди претендентов для вступления в ЕС.

Кроме того, из-за активного участия в играх атлантистов против Ирана и Ирака, а также вследствие постоянного вмешательства в дела Азербайджана, Армении, Северного Кавказа, а особенно из-за активной поддержки чеченских сепаратистов, у Анкары ухудшились отношения с Москвой. Турция предложила сценарий создания «санитарного кордона» вокруг России из тюркоязычных народов. Но представители тюркоязычных элит почувствовали вкус власти и делиться ею, когда она упала из рук «старшего северного брата» в их руки, ни с кем не хотят, т.е. не желают стать марионеткой в турецких руках. Самое главное, что кроме культурных и дипломатических шагов Турция не может сделать более ничего реаль

313

ного.

Она не располагает достаточно мощными экономическими, финансовыми, техническими и другими рычагами для проникновения (глубокого и постоянного) на пространства Центральной Азии.

Этнический сепаратизм государств Средней Азии в реальной жизни не совмещается ни с пантюркизмом, ни в целом с панисламизмом. Как все фундаментальные идеологические системы, они требуют для своего распространения высокого организационного и теоретического уровня, т.е. системы пропаганды и агитации. Кроме того, любая идеология, идея должны нести элемент новизны, привлекательности, быть дискуссионными, затрагивать интересы национального и межнационального сознания. Идея пантюркизма требует национального и межнационального единства и массовой поддержки, а в реальной жизни ее нет. Этническая же картина государств Центральной Азии, как и Северного Кавказа, чрезвычайно пестра. На практике этнический сепаратизм этих регионов и субрегионов ставит серьезные препятствия на пути развития радикального ислама и пантюркизма.

Широкому распространению пантюркизма и ислама в Средней Азии и на Северном Кавказе препятствует также социально-экономический фактор: здесь самый высокий уровень безработицы, социально-политической напряженности. Например, страны Средней Азии входят в число 25 «внутриконтинентальных» государств — самых слаборазвитых в мире. Никакая экономика Турции или Ирана просто не в состоянии вытянуть их из нищеты.

Кроме того, Анкара вынуждена бросать большие силы (военные, финансовые и др.) на решение внутренних проблем, включая гражданскую войну с курдами, и на противодействие исламскому фундаментализму в самой Турции.

После моральной и небольшой, кратковременной военной поддержки США и Великобритании в их войне против Ирака двойной удар Стамбулу был нанесен террористами-смертниками. Хотя абсолютное большинство погибших и раненых были гражданами Турции, теракты были направлены против дипломатов Великобритании.

В конце ХХ в. перед дипломатами и лидерами России встала проблема: какую занять позицию в борьбе турок с курдами? Есть разные подходы к ее решению. Представляет интерес подход, предложенный А.В. Митрофановым: «Перед Россией... стоит задача поддержки справедливой борьбы курдского народа за свои нацио

314

нальные права, которая должна иметь целью создание независимого курдского государства с населением 40 млн человек. Если потребуется, народу Курдистана следует оказать как минимум такую же помощь, какую оказывает Турция сепаратистским движениям в России, т.е. оружием, военно-технической подготовкой борцов сопротивления, финансовыми средствами». Автор без всяких сомнений считает, что «Турция — враг России», и полагает, что «борющиеся курды — это сильнейший козырь России в расчетах и прикидках с НАТО и Турцией... Анкара должна быть серьезно озабочена: курды смогут взорвать Турцию изнутри». Он видит курдскую проблему в более глобальном геополитическом ракурсе: «Силовое создание курдского государства, которое присоединится к оси Берлин — Москва — Токио, резко усилит роль России на Среднем Востоке». Другие специалисты по Среднему Востоку полагают, что турецко-курдские отношения — внутреннее дело Турции и неразумно нынешней России вмешиваться в сложные политико-военные игры.

Ранее было отмечено, что Тегеран, как и Москва, заинтересован в создании на Кавказе транспортного коридора с севера на юг, связанного с Туркменией. Анкара при поддержке США стремится направить основные торговые, нефтяные, газовые и другие потоки с востока на запад. Для России очень важно иметь несколько конкурирующих проектов транспортировки нефти и газа. Самое главное, чтобы нефть из Черного моря направлялась не через черноморские проливы, контролируемые Турцией. Прокладка нефтепровода в турецкий порт Джейхан, а не по маршруту Баку — Новороссийск подорвала влияние России в Закавказье и позволила Турции реализовать многие геополитические и геостратегические интересы, связанные во многом с контролем проливов из Черного моря в Средиземное. Черное море, по меткому определению адмирала Ушакова, остается «бутылкой, горлышко которой заткнуто турецкой пробкой».

Однако отношения между Россией и Турцией в целом можно охарактеризовать, по выражению Владимира Путина, как продвинутое многостороннее партнерство. Наши страны активно развивают в последнее время политический диалог на высшем уровне, выступают за формирование благоприятных условий для дальнейшего расширения взаимодействия в черноморском регионе, и прежде всего в рамках Организации Черноморского экономического сотрудничества. Россия присоединилась к операции ВМС

315

Турции «Черноморская гармония», российские и турецкие военные корабли принимают активное участие в деятельности оперативной военно-морской группировки «БЛЭКСИФОР». Качественные сдвиги происходят в области гуманитарного и культурного сотрудничества.

<< | >>
Источник: А.В. Маринченко. ГЕОПОЛИТИКА. Учеб. пособие. — М.: ИНФРА-М, 2009. 2009

Еще по теме 7.1.3. россия и турция — многостороннее партнерство:

  1. 6.3.3. Япония — Россия: курс на стратегическое партнерство
  2. 4.3. рОССия — СшА: ПАРТНЕРСТВО или СОПЕРНИЧЕСТВО?
  3. Двусторонние и многосторонние переговоры по ГАТС
  4. 6. Односторонние, двусторонние и многосторонние сделки
  5. К основательности изучения, многосторонности рассмотрения, применения и упражнения
  6. § 4. Некоммерческое партнерство
  7. § 53. Турция
  8. § 42. Республика Турция
  9. Турция
  10. 8. Некоммерческое партнерство
  11. ТУРЦИЯ
  12. 1. Понятие и формы социального партнерства
  13. Азия или Европа - куда идешь, Турция?
  14. Турция после Кемаля
  15. Сотрудничество России и НАТО в рамках Международной программы «Партнерство ради мира»
  16. ТУРЦИЯ СТАНОВИТСЯ «БОЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ ЕВРОПЫ»
  17. Кемаль Ататюрк и современная Турция
  18. Глава 6 Турция, Иран, Афганистан
  19. НАТО и международная программа «Партнерство ради мира»
  20. Село и город - Восточная и Западная Турция