<<
>>

1. Человек тоски как разрушитель обыденности

1 Тоска рождена утратой смысла. Скука — утратой желания. Это рассуждение будет центральным в нашем постижении людей тоски и скуки, которые всю жизнь борются за смысл или за желание. Или точнее: за обновление смысла или желания.
Мы начнем с портрета человека тоски. Правомерно ли это? Ведь из всего того, что мы осознали выше, следует вывод: скука более простое состояние, чем тоска и осознать ее будет проще. Не стоит ли от простого подойти к более сложному? Увидеть в тоске развитие скуки? Действительно, такая логика подкрадывается ко мне. Но ее останавливает принципиальный аргумент. 2 Скука как переживание обыденности необъяснима из самой себя. Скука несамостоятельна и может быть понята лишь с позиций тоски. Скука — лишь лагуна на берегу Океана Тоски. 3 Поэтому скука не является эмбрионом тоски. Она есть некое параллельное переживание по отношению к тоске, но она параллельна тоске лишь как ветвь дерева может быть параллельна стволу — лишь условно и лишь изогнувшись у основания. 4 Человек тоски и человек скуки отличаются углубленностью в свою личность. Человек тоски уже коснулся своей личности, человек скуки еще блуждает около нее. 5 Человек тоски всегда восстает против обыденности в поисках потустороннего и запредельного. В этом восстании он обретает себя и свое страдание. 156 Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ 6 Восстание человека тоски против обыденности есть прежде всего восстание против рода. Это восстание против желания жить в роде и продолжать род. Тоскуя, почти невозможно зачинать и совсем невозможно рожать. Тоска призывает к аборту. 7 Тоска тормозит детородные и вообще сексуальные возможности. Углубляясь в этом направлении, она наполняется страхом секса и агрессией к нему. Половые органы начинают тяготить. Секс все больше приобретает садо-мазохистическую окраску. Такая тоска, словно кровь, пульсирует по жилам секты скопцов... 8 Характерный человек тоски — Николай Гоголь. Он восстает против обыденности и его смех заставляет плакать. Этот странный смех будит тоску, спящую в глубине души у каждого. Смех Гоголя — это тоскующий смех. Его раскаты ранят. Серая бездна обыденной жизни открывается каждому, кто хотя бы раз рассмеялся этим смехом. Все удовольствия и маленькие радости повседневности превращаются тоскующим смехом в ужасных призраков. Носы, столь долго и преданно служившие людям для чихания, нюханья табака и ароматов вареной говядины, внезапно покидают своих повелителей. Оживают шинели и морозными петербургскими ночами обретают собственные души. Каждому, кто смеялся тоскующим смехом, открывается, что голоса обыденности— это не человеческие голоса, а голоса вещей... 9 Человеком тоски был Ницше. Поражает удивительное сходство с Гоголем — общее единство душевной мягкости-ранимости и жестокой насмешки. Однако в тоске Ницше сворачивается трансцендентное и запредельное. И тогда тоска вырождается в скуку. 157 Н. ХАМИТОВ ФИЛОСОФИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА Именно тоска Ницше порождает скуку Постороннего Альбера Камю...
10 Человеком тоски является Стивен Кинг. Он пытается выйти за пределы тоски при помощи ужаса, но это удается ему лишь отчасти. Ужас подчиняет его себе. В мире чистого ужаса стирается различие тоски и скуки. Пламя ужаса столь ослепительно, что рядом с ним меркнет огонь и тоски, и скуки. Конечно, пламя рукотворного ужаса может превратить скуку в тоску. Но оно способно и запутать отношения тоски и скуки... Не случайно многие романы Кинга часто читаются от скуки и после прочтения лишь на время избавляют от нее, становясь всего лишь развлечением. Для того, чтобы ужас вывел не только из скуки, но и из тоски, необходимо, чтобы за ним скрывалось нечто абсолютно преодолевающее ужас и бесконечно более могущественное, чем он — любовь... < 2. Человек тоски как странный человек Вы мне нравитесь... в вас есть нечто высшее, чем просто земное животное. Брэм Стокер 1 Человек тоски — всегда странный человек. Его странность проистекает из желания странствовать за пределами обыденности. Движимый этим желанием странствовать, он никогда не вмещается в ситуации обыденности. Все обыденные ситуации как повторяющиеся и однотипные тяготят его... 2 Странному человеку хочется быть наперекор обыденности. Ему хочется работать в праздник и отдыхать в будни. Учреждения притягивают его в вечерние часы, когда их покидает дневная суета. Люди интересуют его без социальных масок. Означает ли это, что странный человек находится в вечной оппозиции к любому массовому бытию эпохи? 158 Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ И да, и нет. Для странного человека важно не вступать в оппозицию, а быть собой вопреки всему. И если результатом этого становится оппозиция, то она является побочным результатом странствия по внутреннему космосу, чуждому любым безличным и массовым играм своей эпохи. 3 Любая тоска порождает странность, любая странность ведет к тоске. Это — фундаментальный закон нашего мира. Странность предполагает одиночество — островок, омываемый волнами Океана Тоски. Возможен ли такой мир, в котором странный человек не будет в тоскующем одиночестве?.. Очень хочется ответить: «Да». Однако это «Да» требует оговорок. Странность есть вызов любому человеческому бытию как социальному бытию. Поэтому странный человек не может избавиться от одиночества до тех пор, пока человеческое бытие будет социальным бытием — бытием, группирующимся на основе отчуждения от странности. 4 Общество, уважающее странного человека и преклоняющееся перед странным человеком не в силу его волевого давления на людей и не в силу его социального преуспевания, а в силу странности как таковой, странности как личностного своеобразия, — такое общество уже лежит за пределами всех известных нам форм общения и взаимодействия людей. 3. Мужчина тоски: стремление за горизонт 1 Мужчина тоски постоянно выталкивается обыденностью на ее поверхность — к тому Солнцу и Воздуху, которые находятся за пределами обыденности. Но мужчина тоски может оказаться не только легче обыденной среды, но и тяжелее ее. Тогда он опускается на дно обыденности и проникает глубже дна. Для мужчины тоски характерно стремление к выходу в за- 159 Н. ХАМИТОВ ФИЛОСОФИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА_____________________ предельное бытие, к трансцендированию. Мы назовем это стремление стремлением за горизонт. 2 Стремление за горизонт есть стремление за пределы пространства своей страны и времени своей эпохи. Более того, это стремление за пределы пространства и времени вообще. Это устремленность к абсолютно непознанному и неизведанному. И вместе с тем это устремленность к тому, что всегда смутно ожидается и будоражит надежду — к вечному. Поэтому познание и из-ведывание мужчины тоски всегда переходит в самопознание и само-изведывание. Ибо постижение Вечности возможно только через постижение себя. Постижение Вечности есть проникновение в собственные вневременные глубины. На этом пути самопознание становится самотворением. Самотворение для мужчины тоски становится глубинным способом выхода из мира тоски. 3 Мужчина тоски стремится избавиться от тоски через избавление от обыденности. На этом пути он желает разрушить свою собственную тоску через изменение бытия в целом. В этом он принципиально отличается от женщины тоски, которая стремится преодолеть тоску лишь через изменение своего собственного бытия. 4 Можно выделить три типа мужчины тоски. Это Гений, Герой и Святой. Все они имеют общую тоску — тоску по запредельному. Но каждый из них пытается выйти за пределы этой тоски по-своему. 5 Гений— это мужчина тоски,.в бытии которого воля к вдохновению доминирует над волей к самосохранению и продолжению рода, а также над волей к власти и реализуется в культуротворчестве, кардинально меняющем жизнь рода'. Более подробно я развернул эту мысль в книге: Пределы мужского и женского.— К., 1997. 160 ____________________________________Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ Гений — это мужчина тоски, склонный к мифотворчеству. Ибо в мифе всегда разрешаются трагические для личности и рода противоречия. Именно через миф Гений может глубинно изменять родовую жизнь. 6 Тоска в жизни Гения толкает его выразить себя в продуктах культуры. Его личность трагически возносится в этих продуктах и столь же трагически застывает. Объективированный в культуре дух Гения напоминает окаменевшие языки пламени. 7 Гений отличается от таланта глубиной тоски. Талант может проявить себя как Ученый и Художник. И Ученый, и Художник рождены тоской, но эта тоска уступает тоске Гения. Тоска таланта есть тоска не по запредельному, а по предельному бытию. Поэтому талант устремлен реализоваться в пределах этого мира— в пределах специализации. Ученого удовлетворяет понятийное моделирование мира, дающее ему системность, как видение скелета бытия. Художника — образное выражение, дарящее личности живость, разомкнутость и хаотичность. Гению недостаточно специализации. Он стремится к универсализации, пытаясь соединить в своей личности системность Ученого и живость Художника. Именно такое соединение приводит к мифотворчеству Гения, которое пребывает в культуре, но не вмещается в ней, а потому стремится стать метакультурой. Это стремление неизбывно трагично. Ибо Гений стремится творить метакультуру языком культуры. 8 Глубина тоски по запредельному рождает в Гении запредельное усилие самопреодоления. Но преодолевая себя лишь в рамках культуры, Гений глубинно страдает. Это страдание означает устремленность за пределы объективированного творчества и желание быть кем-то большим, чем Гений. Присутствие страдания от замкнутости в предметах культуры наполняет творчество Гения неповторимой катар-сической мощью. 6 Зак. № 925 161 Н. ХАМИТОВ ФИЛОСОФИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА 9 Герой есть мужчина тоски, который стремится к запредельному не через творение произведений, а через творение поступков. Его деятельность выходит за пределы культуры в жизнь. Герой — это мужчина тоски, в бытии которого воля к власти побеждает волю к вдохновению, более того, воля вытесняет вдохновение. Это вытеснение может привести к тому, что в бытии Героя тоска может перерождаться в скуку и сближаться со скукой. А потому Герой способен переродиться во Властелина и даже в Демонического Властелина. 10 Сущность Героя коренится в способности совершить подвиг. Подвиг есть поступок, который непосредственно меняет жизнь рода в критических ситуациях. Как правило, подвиг означает спасение, защиту. Поэтому подвиг рождается в борьбе со стихией или врагом. А значит, наилучшая арена для свершения подвигов — пространство и время стихийного бедствия или войны. 11 Война, словно безумная самка, порождает героев. Но героизм на войне граничит с демонизмом и вскоре может обратиться против рода, пославшего на войну. В героизме на войне очень сильна воля к внешней власти. Это непосредственно проявляется в случае захватнической войны. Но даже в условиях самой справедливой войны, войны на своей территории, желание защитить и спасти достаточно часто соединяется со стремлением возвыситься через убийство. 12 Глубинный подвиг Героя — это самоизменение. Тогда он вступает в борьбу с самим собой и выходит за пределы воли к власти над миром — сначала в волю к власти над собой, а затем — в волю к вдохновению. Именно такой подвиг — бескровный — может быть назван действительно нравственным. Только на этом пути Герой обретает сверхчеловеческие черты личности. Лишь подвиг самоизменения способен освободить Героя 162 Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ от тоски. Подвиг на войне в конце концов усиливает тоску и может превратить истинного Героя в Героя случайного... 13 Сущность Святого заключается в недопущении войны во всех ее формах. Иными словами, Святой— это мужчина тоски, который преобразует волю к власти в волю к любви и милосердию. По своей природе Святой стремится совершать поступки, несущие в жизнь любовь. В этом его принципиальное отличие от Гения и Героя. Однако Святой не проникает в стихию вдохновения так глубоко, как Гений, и не столь мощно преобразует ткань жизни, как Герой. Его любовь бывает достаточно абстрактна и внеэротична. В исторически известной святости глубоко разделяются мужское и женское начала. Именно это сообщает человеческой святости странное бессилие в ее воздействии на мир и отчуждает ее от андрогинного Божества. 14 И в Герое, и в Гении есть гордыня, которая может заслонить от них любовь. Они желают личностного расцвета, из которого может вырастать тайный или явный эгоцентризм. Этот эгоцентризм означает стремление властвовать у Героя и жажду славы у Гения. Святой лишен гордыни, ему хочется раствориться в бытии, преодолеть личностное начало в себе. Но такое преодоление есть преодоление силы и глубины любви. Святой не просветляет гордыню, а бежит от нее. Однако истинная любовь к людям может родиться из глубин личности, познавшей бездну гордыни индивидуального бытия и сумевшей переплавить ее в гордость бытия персонального — ту гордость, без которой любовь сливается с жалостью и утрачивает свой смысл. 15 Если уместно сказать, что Святой принимает на себя грех гордыни Гения и Героя, то столь же уместным будет утверждение, что Гений и Герой принимают на себя грех бегства от гордыни, наполняющий бытие Святого. 16 Итак, и Гений, и Герой, и Святой не есть самодостаточные типы. Тоска в бытии каждого из них говорит по-разному, но достаточно громко. Подлинное преодоление тоски возможно 163 Н. ХАМИТОВ ФИЛОСОФИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА_____________________ лишь тогда, когда черты Гения, Героя и Святого соединятся в одной личности. Это может произойти только за пределами человеческого бытия — в том бытии, которое мы называем сверхчеловеческим и богочеловеческим. 17 Незавершенность Гения, Героя и Святого проявляется в их отношении к женщинам. Как правило, это отношение глубоко трагично. Герой и Святой не могут допустить женщину в свое бытие. Она разрушает их бытие, ибо зовет к чему-то иному, чем героизм и святость. И это иное не всегда есть падение героизма и святости. Иногда оно означает их возвышение. Лишь Гений осознает необходимость женщины как Музы, присутствие которой наполняет творческий процесс целостностью и полнотой. Однако и Гений часто жертвует женщиной во имя объективированного творчества, понимая, что не в силах пережить смысл жизнетворения в андрогинном единстве с женщиной. И тоска пропитывает жизнь Гения, Героя, Святого... В потаенных глубинах своего существования — там, где рождаются божественные смыслы — они понимают: мужчине тоски нужна женщина тоски. Лишь будучи удвоенной, тоска может покинуть жизнь и мужчины, и женщины. Но женщина тоски вновь и вновь выскальзывает из жизни Гения, Героя, Святого. Для того, чтобы понять почему, постараемся прикоснуться к ее бытию. 4. Женщина тоски: Гетера и Муза Я так хотел тебя обнять, Но ты ускользнула как сон, Как теплая косточка вишни Упала в зовущую землю. Н.Хамитов 1 Женщина тоски более обостренно и индивидуально переживает свою тоску, чем мужчина. В тоске для нее концентри- 164 Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ руется весь мир. Если для мужчины тоски тоска есть трагедия Бытия, а уже потом личности, то для женщины тоски в тоске говорит, кричит и страдает прежде всего личностное. 2 Женщина тоски часто воспринимает свое бытие как неизбывную трагедию. Из этой трагедии ее не может спасти ни деторождение, ни преклонение мужчин. Ей нужно нечто большее. В поисках этого большего она становится Гетерой или Музой. 3 Гетера — это женщина тоски, которая отправилась в поиски мужского внимания и участия и хочет охватить своим желанием наибольшее количество мужчин. Но Гетеру интересуют не мужчины вообще, а странные мужчины. Она стремится актуализировать странных мужчин, развить в них их странность. Она стремится к тому, чтобы развить эту странность до величия. Такова Таис Афинская, которая движется по античному миру, обогащая встречающихся ей мужчин. 4 В отличие от Гетеры, Муза всегда стремится найти единственного мужчину. Ее поиск поэтому часто бывает куда более трагичным, чем у Гетеры. В этом поиске она может на время разуверяться в своих возможностях, испытывать глубочайшие депрессии. Однако полнота жизни, которую получает Муза, космически выше полноты жизни Гетеры. 5 Гетера чаще всего ищет Героя. И она способна действительно актуализировать именно Героя. Но в большинстве случаев это — трагическая актуализация. Гетере не хватает всеполноты душевности, которая может дать мужчине то величие, которое не вело бы его к гибели. Тетера пробуждает в мужчине не столько волю к вдохновению, сколько волю к власти. Муза всегда ищет Гения. Лишь в единстве с ним она может преодолеть ту глубинную тоску, которая преследует ее. Муза актуализирует в Гении величие, но это одухотворенное вели- 165 Н. ХАМИТОВ ФИЛОСОФИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛА_____________________ ние — величие, в котором вдохновение сильнее воли и власти. Муза переплавляет в мужчине волю к власти над миром в волю к власти над собой, более того, под ее воздействием воля и власть преобразуются во вдохновение. 6 В Гетере тоска часто размывается скукой; именно это заставляет ее двигаться от мужчины к мужчине, двигаться по горизонтали. Муза укоренена в такой тоске, которая может быть преодолена только андрогинной любовью. Эта любовь выходит за горизонт, больше того, вообще за пределы горизонтали — в вертикаль. 7 И Гетера, и Муза есть странные женщины. Но странность Гетеры отдана всем, рано или поздно приобретая безличный характер, тогда как странность Музы направлена на Единственного. Муза ищет мужчину, с которым она могла бы соединиться в андрогинном сотворческом единстве, соединиться вопреки всему. Именно это делает тоску Музы более глубокой и чистой, а ее обретение — более полным. 8 Гетера может стать Музой, но Муза практически никогда не превратится в Гетеру. Каролина из Гетеры постепенно стала Единственной Музой Шеллинга; нечто подобное произошло с Галой Сальвадора Дали и Аспасией Перикла. Вместе с тем, возможна жизнь Гетеры, в которой она навсегда остается Гетерой. Таковы Таис Афинская, Клеопатра, Лу Саломэ, Нина Петровская. Их жизнь наполняется неизбывной тоской. Той тоской, что порождает безумие. Гетера есть незавершенно-страдающий тип, ведущий к Музе... 9 Однако сама Муза не может считаться завершившимся типом. В той мере, в которой она лишь побуждает Гения творить и не творит сама, она отчуждена от Гения. 166 Книга 2. ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ Муза сама должна стать Гением. Но это не означает, что для этого ей нужно оторваться от Гения-мужчины. Это не означает эмансипацию-борьбу за Гения-женщину. Нет. Такая борьба будет бесплодной и вместо эмансипации означает рабство под пятой бесполой гордыни. Это всегда приводит к вырождению и гениальности, и женственности. Муза должна развернуть собственные творческие возможности рядом с Гением и во взаимодействии с ним. И это в свою очередь приведет к выходу Гения за пределы культу-ротворчества и соединит его с бытием Героя и Святого. Лишь при помощи женщины-Гения мужчина-Гений может так возвысить свою тоску, что она станет любовью. Лишь с помощью мужчины-Гения женщина может обрести гениальность и переплавить тоску в свободу.
<< | >>
Источник: Н. Хамитов. ФИЛОСОФИЯ и психология ПОЛА Книга 1 ОДИНОЧЕСТВО ЖЕНСКОЕ И МУЖСКОЕ Книга 2 ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ Тайна одиночества и совместимости мужчины и женщины. 2001

Еще по теме 1. Человек тоски как разрушитель обыденности:

  1. Кумулятивистские концепции развития научного знания как разрушители прошлого
  2. Социальная критика как вызов обыденному сознанию
  3. Общество риска в России как предмет обыденного и теоретического сознания из «не-модерна»
  4. /.Личность разрушителя 1.1 Некоторые соцнапьно-демографические данные
  5. Экология человека Человек как биологический вид
  6. Глава 5. Человек как исполнительная система.Психомоторные качества человек
  7. Как нам не удается сделать человека человеком
  8. Н. Хамитов. ФИЛОСОФИЯ и психология ПОЛА Книга 1 ОДИНОЧЕСТВО ЖЕНСКОЕ И МУЖСКОЕ Книга 2 ЛЮДИ ТОСКИ И ЛЮДИ СКУКИ Тайна одиночества и совместимости мужчины и женщины, 2001
  9. ОБЫДЕННЫЙ ЯЗЫК 20
  10. Обыденная социология
  11. Обыденное знание
  12. 2. Рубинпгтейновская концепция человека как субъекта как парадигма философской антропологии и онтологии
  13. ТРАГЕДИЯ И ОБЫДЕННОСТЬ
  14. Обыденное знание
  15. Глава 13. Как читать человека как книгу?
  16. ФИЛОСОФИЯ И ОБЫДЕННЫЙ ЯЗЫК
  17. ФИЛОСОФИЯ И ОБЫДЕННОЕ СОЗНАНИЕ Т. А. Кузьмина
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -