<<
>>

§ 12. Можно ли дать общее определение счастью?

Счастье - высшая цель человеческой жизни, имеющая множество синонимов, подразумевающих под собой предел всех человеческих устремлений. Так, бытий- ственным его аспектом выступает Благо или Абсолют, достижение которого обеспечивает состояние счастья.
Аксиологическим его аспектом является высочайшая ценность, по отношению к которой все остается лишь средством. Психологическим аспектом становится удовольствие и превосходная его форма - блаженство. И, наконец, моральным аспектом счастья является довольство своей долей, судьбой, участью. Поэтому категория счастья - это сложное понятийное образование, парадокс которого заключается в том, что оно переживается в простых, самых чистых ощущениях. Ведь еще Аристотель, родоначальник психологии, утверждал, что две силы, два типа ощущений управляют человеческим поведением. Это ощущение или сила удовольствия, к которому все сознательно или бессознательно стремятся, и ощущение или сила страданий, которых все пытаются избежать. Учитель же Аристотеля - Платон еще раньше утверждал, что наивысшие формы удовольствия и наивысшие формы страдания в сознании не нуждаются, а потому сознание и разум человеку необходимы, когда диапазон этих ощущений переживается не в чистом, а в замутненном виде. Следовательно, роль сознания заключена в осмыслении смутных ощущений и обнаружении пути своей жизни, который будет удалять от страданий и приближать к удовольствиям. Из вышесказанно- і о можно сделать предположение, что счаст ье складывается из совокупности удовольствий, которые в течение жизни способен пережить человек. Однако возникают два вопроса, на которые мы будем вынуждены иоследо вателыю ответить. Вопрос первый: в результате чего рождается удовольствие? Вопрос второй: удовольствие едино или многообразно? Отвечая на первый вопрос, мы вспомним, что этика зависима от разделов фн.тосо фии, которые мы рассматривали ранее. А это зпачн і, что онтология и антропология обуславливают собой пути .достижения удовольствия, которые связаны С воссоедп пением части - души человека со своим целым суб станцией мира. Поэтому удовольствия свидетельствуют о приближении части к вечной жизни целого, а <л рада пия - об удалении от нее. Ответ на второй вопрос оудет следующим. Из-за того, что субстанция и высшее удо вольствие едины, истечение в мир эманации рождает ле стницу, то есть иерархию УДОВОЛЬСТВИЙ, порядок пере живания которых является свидетельством СО ВС р 111С11С Г

вования человека, связанным с переходом от низ

удовольствий к высшим. Или, наоборот, выступает спи детельством деградации, порчи, если происходи! сине хождение от высших удовольствий к низшим. К'а К Же выглядит эта иерархия? Самым высоким у доводке і кием выступает духовное, включающее в себя переживание бессмертия, полной свободы и других ат рибутов вечной жизни. За духовными удовольствиями следуют' ПІІІЄЛ лектуальные, к коим относятся знания о целом н вые гпая их форма - знание самого себя.

Если духовное удо вольствие делает человека богоподобным, то сем. само достаточным, то интеллектуальные удово,ті.с і кия позволяют человеку гордо называть себя разумным. 1>о лес низкими удовольствиями становятся физические. Они роднят человека с животным миром И ПОТОМУ СПЯ запы с общими для них стремлениями к самосохранению, здоровью, красоте, силе, продолжению рода. Самыми низкими удовольствиями остаются общественно-моральные, гак как именно с них начинается восхождение человека к высшему счастью и совершенству. Эти удовольствия насильственно прививаются человеку с детства обществом. Источником этих удовольствий становятся, деньги, карьера, власть, слава. Это примитивные удовольствия, приобщение к которым делает человека абсолютно зависимым от них. А по мере пользования ими все более и более увеличивает количество пороков, если они не ведут к удовольствиям более высокого порядка. Возникает следующий вопрос: а все ли вышеперечисленные блага и удовольствия, вытекающие из них. в равной мере необходимы для достижения полного счастья? Субстанция, изливаясь в мир, образует иерархический ряд удовольствий, где низшие играют роль средства для достижения более высоких удовольствий. Последние же, в свою очередь, играют роль средства для достижения следующих удовольствий. Здесь пределом возможного всемерного ощущения счастья становится лишь духовное удовольствие, единство и целостность которого снимает необходимость низших его раздробленных в сознании человека форм. Поэтому общественные блага являются побудительным мотивом для поступков человека, который опирается в основном на свои телесные чувства. Более высокие физические блага становятся мотивацией для деятельности тех, кто опирается на внутренне-инстинктивные ощущения. Элитарные интеллектуальные блага выступают побудительной силой для тех, кто способен использовать в полной мере свойства своего рассудка. И лишь те, кто освоил всю мощь своего разума, раскрывающего себя через интуитивно-созерцательную деятельность, в пол- мой мере достигают абсолютного счастья, растворяя свое сознание как временную часть в бесконечном и веч ной жизни высшей духовной субстанции, имена кого рой могут быть Бог, Аллах, Брахман, Дао, Нирвана, Бди ное, ГІуруша и т. п.

Однако именно на этом этапе мы приходим к осознанию подлинного места счастья в жизни человека. Являясь результатом совершенного отношения к себе, миру и людям, оно открывает себя не как цель, а как следствие верно прожитой человеческой жизни. Только теперь можно окончательно сказать, что целыо человеческой жизни должно быть самосовершенствование, тогда как следствием этого совершенства станет счастье.

Формы проявления счастья в совершенном сознании человека молено условно разделить на внешние и внутренние. Внешние формы счастья доступны для постороннего взора и потому открывают себя через апатию (го есть отсутствие страстей), эвтюмию (то есть душевное равновесие) и высшую их форму - аскетизм - состояние воздерлсания от благ внешнего мира. Зато внутреннее содержание счастья скрыто от наблюдателя. Внутреннее счастье проявляет себя в виде автаркии самодостаточности и атараксии - внутреннего покоя и невозмутимости.

Завершая исследование природы счастья, пеобхо димо выделить две формы его проявления - низшую и высшую. Низшие формы счастья, переживаемые в ми ральных и физических ощущениях, гармонизирую т чело века с миром, превращая как его жизнь, так и саму емері ь в источник удовольствия. Высшая же форма счастья, не реживаемая в интеллектуальных и духовных ощущениях, избавляет человека от зависимости от внешнего мира, да руя ему божественную самодостаточнос ть, ощущение бес смертия и свободы.

<< | >>
Источник: Д. Л. Родзинский. ФИЛОСОФИЯ В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. Учебное пособие. Москва . 2009

Еще по теме § 12. Можно ли дать общее определение счастью?:

  1. § 2. Можно ли дать определение Небытию?
  2. 10. Попробуйте дать определение данным понятиям:
  3. § XVIII Исследование первого и второго ответов, какие можно дать на возражения, содержащиеся в предыдущих главах. Являются ли значительными исключения, которые следует сделать, говоря об общем согласии?
  4. § CIX Общее рассмотрение третьего возражения. Можно ли доказать атеистам, что их принцип с необходимостью ведет к анархии
  5. § 1. Общее определение политической системы
  6. § 58. Общее и более точное определение духа
  7. 10.1. ОБЩЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ. ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ
  8. Можно обжулить жулика,можно одурачить дурака,но нельзя обманывать ребенка
  9. Не дать прерваться духовной нити, не бояться потратить себя...
  10. Глава XII О СРЕДСТВЕ ПРОТИВ ПУТАНИЦЫ, ВОЗНИКАЮЩЕЙ В НАШИХ МЫСЛЯХ И РАССУЖДЕНИЯХ ОТ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ (CONFUSION) СЛОВ,— ГДЕ ГОВОРИТСЯ О НЕОБХОДИМОСТИ И ПОЛЕЗНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИМЕН, КОТОРЫМИ МЫ ПОЛЬЗУЕМСЯ, И О РАЗЛИЧИИ МЕЖДУ ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ВЕЩЕЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ИМЕН
  11. Счастье.
  12. О ВОЗМОЖНОСТИ ЖИТЕЙСКОГО СЧАСТЬЯ
  13. § CXCI Может ли внешнее исповедание религии дать атеистам что-либо хорошее?
  14. ДВА ПУТИ К СЧАСТЬЮ
  15. ГЛАВА 10. ЧТО МОГУТ СДЕЛАТЬ ВЕДУЩИЕ. СЕМЬ СПОСОБОВ ДАТЬ ЛЮБВИ ШАНС