<<
>>

История и историческое сознание

Социальная память и описание прошлого, создаваемое историками, — весьма разные вещи, столь же разные, как память о прожитой жизни самого человека и биография этого человека, написанная дотошным исследователем. Биограф постарается воссоздать жизнь избранного им героя гораздо полнее и точнее, чем помнит ее сам человек.

Отвлекаясь от дискуссий по поводу функций и задач истории как науки, относительно ее главной цели, по-видимо- му, можно сказать следующее: историк стремится воссоздать и описать прошлое во всей его полноте, «показать, как все происходило на самом деле» (Леопольд фон Ранке).

Эта задача, конечно, разрешима только отчасти, тем не менее, историк стремится реконструировать политические, экономические, культурные события прошлого, описать деятельность социальных групп и отдельных личностей, вскрыть причинные взаимосвязи между теми или иными событиями и в конечном итоге показать, каким образом появилось настоящее. Как говорит американский философ истории Артур Данто, «историк высказывает истинные утверждения о прошлом, будь то события, люди или вещи любого рода»3 Он называет это «минимальной характеристикой истории»: любое исследование, претендующее на статус научно-исторического, стремится сформулировать и обосновать какие-то истинные утверждения о прошлом. Если такого стремления у автора нет, его ра бота не относится к научной истории. Эту цель истории еще в V в. до н.э. ясно высказал Фукидид: «Как ни затруднительны исторические изыскания, но все же недалек от истины будет тот, кто признает ход событий древности приблизительно таким, как я его изобразил, и предпочтет не верить поэтам, которые преувеличивают и приукрашивают воспеваемые ими события, или историям, которые сочиняют логографы (более изящно, чем правдиво), историям, в большинстве, ставшим баснословными и за давностью не поддающимися проверке. На основании приведенных выше очевидных доказательств он сможет убедиться, что результаты исследования столь древних событий достаточно надежны»4

Не касаясь пока методов обоснования истинности исторических утверждений, попробуем указать самые общие предпосылки исторического исследования - предпосылки, которыми руководствуется (или должен руководствоваться) любой историк в своей реконструкции прошлого.

Во-первых, историк всегда осознает, что настоящее, наша эпоха отличается от прошлого, от всех предшествующих периодов развития человечества. Наши мысли, ценности, идеалы, нравственные нормы отличны от ценностей и идеалов людей прошлого. Поэтому нелепо оценивать деяния людей прошлых эпох с позиций современных нравственных норм и возмущаться, скажем, тем, что публичные казни во Франции или Англии XVII в. привлекали десятки тысяч зевак, среди которых было немалое число женщин.

Во-вторых, историк всегда должен видеть в истории не ряд отдельных картин, а процесс. Описывая некоторое событие, историк помещает его в ряд предшествующих и последующих событий, учитывая то, что предшествовало описываемому событию и что произошло после него и может рассматриваться как следствие этого события. Часто именно рассмотрение следствий некоторого события помогает историку оценить его подлинный смысл и значение в ряду других событий. Описывая, скажем, реформаторскую деятельность Петра I, историк обязательно имеет в виду то значение, которое реформы Петра имели для дальнейшего развития России.

В-третьих, историк всегда претендует на то, что он дает объективное описание рассматриваемых им событий. Конечно, историк - сын своего времени и смотрит на прошлое его глазами, он не может избавиться от проблем и интересов своей эпохи, от распространенных нравственных и политических идей, от своих национальных или классовых симпатий и антипатий. Объективность стороннего наблюдателя, характерная для представителей естествознания, для историка, по-ви- димому, недостижима. «Не бывает точки зрения Сириуса в истории. И тот историк, который вознамерился бы придерживаться ее, был бы просто безумцем: он расписался бы в своей полной наивности. Скорее следует говорить не об объективности, а о беспристрастности и правде»5. По крайней мере, историк должен осознавать субъективность своего взгляда на прошлое и может стараться хотя бы отчасти преодолеть эту субъективность.

Наконец, историк стремится к обоснованности своих утверждений и описаний. Конечно, историческое описание включает в себя конструирование фактов, критический анализ источников, их интерпретацию и оценку, исследователь отбирает и связывает факты, он опирается на понимание и воображение. Тем не менее, историк строит свои описания в соответствии с критериями и стандартами профессиональной деятельности, принятыми в данную эпоху научным сообществом. «То, что отличает исторический текст от публицистического, — замечает в этой связи А.Про, — не имеет отношения к интриге. Тем не менее, чтобы выяснить, в чем заключается различие между ними, достаточно просто открыть книгу. Дело в том, что научная история обнаруживает себя гораздо более очевидными признаками, и в частности наличием справочного аппарата и постраничных сносок. Сноски — непременный атрибут истории: они представляют собой вполне осязаемый признак аргументации. Ведь доказательство приемлемо лишь постольку, поскольку оно поддается проверке. Истина в истории, говорили мы, — это то, что доказано. Исторический текст предстает закованным в сноски потому, что он не ссылается на авторитеты. Историк не просит, чтобы ему оказывали безусловное доверие: ему достаточно уже одного согласия следовать за ним по ходу выстроенной им интриги»6.

Итак, историк стремится дать истинное описание прошлого; он осознает, что идеалы и ценности людей прошлого отличны от его собственных; он стремится представить прошлое как процесс взаимосвязанных во времени событий, наконец, он стремится обосновать свои утверждения о прошлом. 1.3.

<< | >>
Источник: А. Л. Никифоров (ред.). Понятие истины в социогуманитарном познании [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; - М.: ИФРАН. - 212 с.. 2008

Еще по теме История и историческое сознание:

  1. ГЛАВА 2 ИСТОРИЯ В ДРАМЕ — ДРАМА В ИСТОРИИ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ ГРЕЦИИ)1
  2. ЧАСТЬ I ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ И ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ В АНТИЧНОЙ ГРЕЦИ
  3. А. В. Гладышев, Б. Б. Дубенцов. Историческое сознание и власть в зеркале России XX века. Научные доклады / Под редакцией А. В. Гладышева и Б. Б. Дубенцова. — СПб.: Изд-во СПбИИ РАН «Нестор-История». — 256 с. (Серия «Научные доклады»; вып. 6)., 2006
  4. 2. Сущность, формы и функции исторического сознания
  5. В. Н. Данилов Власть и формирование исторического сознания советского общества в первые послереволюционные десятилетия
  6. Ь) РАЗДВОЕНИЕ НАУКИ И ФИЛОСОФИИ ЖИЗНИ В ДИЛЬТЕЕВСКОМ АНАЛИЗЕ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  7. 3. Анализ действенно-исторического сознания
  8. 3. Анализ действенно-исторического сознания
  9. Поиски синтеза исторического знания и художественного сознания: «Архипелаг ГУЛАГ» и «Красное Колесо»
  10. § 3. Роль ценностного сознания в истории научного познания бытия