<<
>>

Факты в истории

В истории понятие факта употребляется еще более неопределенно и расплывчато, чем в философии естествознания. Фактом называют и Великую французскую революцию, и штурм Бастилии, и казнь Робеспьера и, вообще говоря, все что угодно — как масштабные социальные явления, так и длину носа Клеопатры.
Но наше определение факта и здесь применимо. Факт — это некое положение дел в прошлом, задаваемое каким- то эмпирически проверяемым предложением. Предложение «Александр Македонский ездил на коне по имени «Буцефал»» задает некую ситуацию в прошлом, т.е. некий факт, и если этот факт действительно имел место, то данное предложение истинно. Кажется, здесь нет особого отличия от того, что мы имеем в естествознании26

Но когда речь заходит о фактах, связанных с деятельностью людей, то возникает серьезное отличие — отличие, характерное для всех гуманитарных и общественных наук.

Констатируя, что вода течет сверху вниз или что стрелка прибора занимает определенное положение, мы не предполагаем при этом, что у воды или стрелки имеются какие-то желания или цели, которые побуждают их вести себя таким образом. Но когда мы наблюдаем действия человека, мы предполагаем, что за этими действиями стоят какие-то побуждения, которые мы должны понять для описания этих действий. Деятельность человека интенциональна, поэтому ее описание предполагает предварительное понимание. Понимание включено в описание деятельности людей. Наблюдатель видит, что один из двух беседующих людей вдруг поднимает руку, сжимает паль цы в кулак и слегка потрясает им. Но опишет он это так: «Один из собеседников погрозил другому кулаком». Интенция угрозы будет включена в его описание.

Вопрос о том, что такое понимание и как оно осуществляется, достаточно сложен, и мы не будем здесь на нем останавливаться27 В данном случае под пониманием я буду иметь в виду интерпретацию, т.е. приписывание мотива, цели, желания, короче, интенции наблюдаемой физической активности человека. Конечно, действующему индивиду его интенция ясна, однако она неизвестна стороннему наблюдателю, который вынужден интерпретировать действие, т.е. гипотетически приписывать ему некоторую интенцию. Я вижу, что человек потрясает кулаком. Угрожает ли он кому-то? А может быть, воодушевляет? Призывает к сохранению мужества? Полной уверенности у меня нет, но какую-то интенцию я этому человеку припишу при описании его действия.

Описания историка, когда они относятся к действиям людей, необходимо включают в себя интерпретацию, поэтому задаваемые этими описаниями факты всегда интенционально нагружены. Историк описывает факт: «Январским утром 1649 г. король Карл 1 был казнен». Его описание задает определенный факт общественной жизни Англии: это было не просто физическое действие, посредством которого один человек топором перерубил шею другому человеку, а именно казнь — осуждение и наказание. И факт казни несет в себе интенциональную нагрузку.

При описании деятельности людей и общественных событий историк обращается не только к их интерпретации, он еще и оценивает их, поэтому в его описания проникают также его отношение и оценка описываемых действий и событий. Эта оценка вносится в описания посредством так называемых «эмоционально окрашенных» слов. Скажем, некоторое событие мы можем передать «нейтральными» терминами: «Гражданин Н. помещен в тюрьму». Но можем и выразить свое отношение к этому событию в самом его описании: «Граждан Н. заключен в узилище» или «брошен в застенок». Историк часто использует подобные эмоциональные описания в своем изложении фактов. Он может одно и то же событие описывать по-разному, со здавая разные факты: «в результате сражения армия отступила на заранее подготовленные позиции»; «армия после сражения ударилась в паническое бегство»; «армию после сражения едва удалось остановить» и т.д. Каждый раз это будут разные факты: подготовленное отступление или беспорядочное паническое бегство; казнь тирана, проявление слепого террора или сведение личных счетов.

Таким образом, если факты естествознания «теоретически нагружены», то факты истории также несут теоретическую нагрузку. Но в дополнение к этому и в отличие от фактов естествознания они еще включают в себя интерпретацию и оценку. Я буду обозначать это как «идеологическую нагруженность» фактов истории. Естественнонаучная теория рассматривает реальность под определенным углом зрения и выделяет в ней свой собственный аспект изучения, создавая специфическую модель реальности. Ее факты являются элементами этой модели. Если теория достаточно хорошо обоснована, то задаваемая ею модель реальности принимается всем научным сообществом как истинное отображение каких-то сторон, аспектов реального мира. Модель прошлого, создаваемая историком, несет в себе его интерпретации и оценки, которые далеко не всегда разделяются другими историками. В этом причина сосуществования различных описаний одних и тех же событий прошлого. И в этом — принципиальная разница между естествознанием и историей. II.3.

<< | >>
Источник: А. Л. Никифоров (ред.). Понятие истины в социогуманитарном познании [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; - М.: ИФРАН. - 212 с.. 2008

Еще по теме Факты в истории:

  1. Основные факты политической истории
  2. Новые факты: история идет на дно
  3. § 5. Юридические факты
  4. § 1. Юридические факты и их составы
  5. Дюркгейм и социальные факты
  6. Версии и факты
  7. Факты биографии
  8. Юридические факты в гражданском праве
  9. ФАКТЫ:
  10. ФАКТЫ
  11. 3. Юридические факты - события