<<
>>

4.6. «Наука об общественном сознании» j

Книга «Наука об общественном сознании» или, как она названа в| скобках «Краткий курс идеологической науки в вопросах и ответах» напи-л сана Богдановым, если верить предисловию к пей, в 1913 г.
и является] своеобразным продолжением и одновременно, завершением последних! двух рассмотренных нами работ [23]. |

Что такое «общественное сознание?» — На это вопрос во Введении к| книге читаем: «Все, что выражено и понято, что стало известно от одного] человека другим и обратно, все это тем самым уже общее для них, все это] принадлежит уже не только личному сознанию, но вошло в общественное сознание». Наука об общественном сознании есть идеология. Она может быть названа другим словом — «культура». т

« Такой науки, — пишет Богданов, — не существовало». Но идеи этой науки существуют, и значение их постоянно возрастает. И если расположить все науки в ряд по возрастанию сложности, то эта наука займет высшее, последнее место. Это — общественная наука, так как изучает общественное сознание, «общественное бытие». Она должна отвечать на во-% просы: «что такое общественное сознание людей, откуда оно произошло^ какие формы принимает, по каким законам изменяется, как развивалось оно в истории человечества, куда идет теперь это развитие...» ;

С развитием познания развивается и принцип причинности. Поэтому главная задача этой науки, как и любой другой, — это отыскание причин^ пых связей между фактами, по ходу открытия последпих. ^

Многие из рассматриваемых вопросов в книге уже освещались в предыдущих работах, как-то: вопросы общественного приспособления, социальная причинность, организационная роль идеологии, периоды первобытной, авторитарной идеологи и пр. Есть по каждому из них новые подробности и дополнения. Мы пе будем останавливаться на них. Для нас важнее будет рассмотреть ту часть книги, где анализируются весьма подробно периоды индивидуалистической идеологии, которая соответствует анархическим отношениям, возникавшим в противовес авторитарным в эпоху рабоштадел веского строя, в средние века в городах феодальной Европы и в капиталистическую эпоху, точнее, до момента монополизации капитала.

Однако относительно периодов анархических общественных (меновых и трудовых) отношений, имевших место в истории и представляемых нам Богдановым, вынуждены отметить следующее.

Что общественные системы с анархической формой отношений не были совершенно неуправляемы, как полагал А.

А. Богданов. Управление всегда было, но в форме самоуправления (и самоорганизации, добавим мы — В. М.). Факт этот в истории каждый раз вполне наблюдаемый.

Что принципы самоорганизации таких систем стали основой формирования, к примеру, теории анархического социализма, которую последовательно развивали, как уже отмечено, П. Ж. Прудон, М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин и многие другие мыслители-революционеры. Возможность такой формы будущего общества допускали К. Маркс и Ф. Энгельс. С целью обоснования своей модели социализма М. А. Бакунин и П. А. Кропоткин вели немало исследований, обращаясь к фактам истории, в том числе и к тем фактам, что и А. А. Богданов.

Результаты исследований упомянутых выше мыслителей о явлениях и принципах организации и самоуправления снизу представляют собой весьма существенную часть теории естественной самоорганизации. Но всякий раз, рано или поздно, самоорганизация снизу сменялась па самоорганизацию сверху, в результате чего анархическая система поглощалась (порабощалась) господствующей авторитарной. И данные исторические факты, в особенности, закономерные причины явления их, изучены, во всяком случае, весьма слабо, а некоторые из них остаются еще вообще в тени, о чем мы попытаемся сказать особо.

Вынуждены также добавить, что Богданов изображал будущее общество в форме коллективистского, чему посвящена как раз последняя глава книги. Анархические или индивидуалистические элементы организации являлись, якобы, сродни с капиталистическими, и поэтому места им в будущем, разумеется, не находилось. И, может быть, поэтому описание анархической системы совместно с индивидуалистической идеологией выглядит несколько противоречиво, а некоторые ее элементы окрашены даже негативно, особенно там, где автор прибегает к понятию «фетишизм». Что есть «фетишизм»? Это — извращенное толкование действительности, когда превозносится отрицательная или положительная сторона какой- либо вещи, когда в мышлении человека происходит смещение ценности ее.

Причина этого психического явления раскрывается в книге «Падение велико^ го фетишюма», где читаем: «Когда живое единство коллективно-трудовой системы было разрушено, когда обособление «власти» от «подчинения», зд-; тем специализация, а за нею обмен и частная собственность шаг за шапя^ обособили человека от его группы и создали индивидуальное «я», как от-j дельный центр интересов и стремлений». И далее: «Распадение коллектива первобытного повело к развитию фетишизма в идеологии», но «возникновен! ниє коллектива новейшего (в обществе будущего — Я Л?) ведет к паде фетишизма в идеологии». В описании природы этого явления Богданов слс дуст Марксу. В «Капитале» часть 1 читатель может найти причину происхождения экономического и товарного фетишизма [125, т. 23, с. 80-93].

Несмотря на изложенные замечания, изображения периодов самоо; ганизации снизу, как наиболее прогрессивных процессов в истории, стог принять и изучать.

Исследование индивидуалистической идеологии, как отмечает вначале Богданов, затруднено, и трудность эта в том, что она в чистом виде никогда не встречалась. Преодолеть эту проблему можно, если воспользоваться абстрактным методом. Так, если идеально-индивидуалистического общества никогда не было, то его, хотя бы для целей анализа, необходим^ представить искусственно. Применяется же подобный способ изучения общественных систем в политэкономии.

Начнем с техники и экономики идеально-иццивидуалисгичесшго общества Это общество мелких независимых товаропроизводителей, или абстрактное меновое общество. Его техника — множество обособленных техни ческих методов с мелкими размерами производства. Каждая отрасль состой! из индивидуальных предприятий, где ее работник исполняет роль и организа тора и исполнителя. Между ними устанавливается сотрудничество (отпоси тельное) в форме анархического обмена товаров. Рынок товаров заменяет! объединяющую организацию в экономике общества. Неизбежными атемеа тами анархического сотрудничества являются рыночные борьба и конкуреа ция. Побеждают и экономически выживают те, кто производит продукты бо лее совершенным способом и лучше устраивает экономические связи. Ilpj этом никто не гарантирован от возможности разорения. Но благодаря коту ренции тенденция развития общества остается всегда прогрессивной.

Прогресс в технике и экономике определяет прогресс в идеологий Совершенствуется язык, мышление, несмотря на специализацию вследст вие разделения труда. Так как каждый попадает под власть экономичсско* необходимости (да еще под угрозой разорения) в силу господства ндя людьми анархически-трудовых отношений, то мышление приобретаем якобы, наряду с пластичностью и гибкостью, черты отвлеченного фетишизма, который проявляется в различных идеологических формах.

Пример с отвлеченной причинностью. Первообразом отвлеченной причинности является экономическая необходимость, которая есть власть общественных отношений между людьми. Власть потому, что каждый вынужден подчиняться законам рынка. Необходимость непреодолимая, против которой ничего нельзя поделать, закономерность невидимая, непознанная, у древних греков выступающая в образе особого божества Анан- кэ, господствующего над всеми остальными богами. Она — отвлеченное понятие, поэтому и называется «отвлеченной причинностью».

Отвлеченная причинность побуждает сознание искать причины дальше и дальше. Все сопровождается ростом знаний. Причинные цепи удлиняются неограниченно. Предела познанию нет.

Итак, с одной стороны — бог, как ограниченная, авторитарная причинность, как предел познания, с другой — возможность безграничного познания.

Нет, очевидно, необходимости рассматривать все остальные виды фетишизмові товарный, частной собственности, норм, права и пр.

Коротко об индивидуализме. Причина и сущность этого явления — «в анархичности общества, в рыночной борьбе и конкуренции предприятий, маскирующейся сотрудничеством». Индивидуализм — это необходимое приспособление в меновом обществе: он позволяет личности отстаивать себя и свое хозяйство в экономической борьбе, побуждает ее развивать свои силы, чтобы устоять и победить, — ведет ее, таким образом, по пути творчества и прогресса» [23, с. 175].

Еще об одном преимуществе идеально-индивидуалистического общества перед всеми остальными. «На основе технического прогресса, подгоняемого конкуренцией, познание в меновом обществе прогрессирует неизмеримо быстрее и шире, чем когда-либо раньше. Возрастающее разделение труда ведет к тому, что люди по самым различным направлениям углубляются в природу, и их технический опыт обогащается одновременно со многих сторон. Речь и познание, как всегда, организуют эти приобретения».

Анализ этого общества в качестве модели будущего, по также идеального, мы еще продолжим ниже, где вынуждены будем отметить его дополнительные достоинства.

Идеальная картина индивидуалистического общества и его идеологии позволяет объяснить реальные исторические явления и процессы, в особенности причину бурного прогресса общества в отдельные исторические эпохи. Так, основным толчком и стимулом ускоренного развития экономики, а вместе с тем рождения наук и философии в древней Греции, античного искусства, римского права (знаменитые «двенадцать таблиц») и прочих идеологических форм, безусловно, была торговля, охватившая внутренне все города-полисы и внешне — все Восточное Средиземноморье с прилегающими морями. Более того, именно внешняя торговля городов-полисов с еще более древними государствами Двуречья и Нила стала настоящим проводником восточного трудового опыта и знаний в Грецию и Рим. При этом знания на «новой» земле освобождались от религиозной оболочки, некогда созданной жрецами, и превращались в свободные, «светские» науки, которые и развивались далее. Наконец здесь, в Греции и Риме, в начальный период рабовладельческого строя, впервые родились идеи демократии и система самоуправления.

Второй в истории такой эпохой Богданов, как и П. А. Кропоткин, па-< зывает имевшую место в средневековой Европе «крепостную систему»,<1 представлявшую собой самоуправляемые города-крепоста, освободившие- < ся (откупом или оружием) от местных феодалов-князей; города, где были сконцентрированы ремесленное производство и торговля, ще городское ремесло, в отличие от ремесла греческих городов-полисов, перешло путем самоорганизации в стадию цехового строя, а торговцы-посредники таким же путем создали торговые гильдии. Стимулом самоорганизации ремесленников и торговцев были, с одной стороны, необходимость организованной освободительной борьбы против эксплуатации и притеснений от местных феодалов, с другой — конкуренция, как внутренняя, между самими ремесленниками и между самими торговцами, так и внешняя, между ремеслами и торговлей других городов. і

Это была эпоха возрождения, со времен древней Греции и Рима, сво^ бодного ремесла и свободной торговли. Возрождение последних требовало возрождения и развития классической идеологии, какую представляла собой античная культура со своими науками и философией. Возрожден ние сопровождалось великими географическими открытиями и изобрел тениями, дальнейшим скачком в развитии всех наук и «демократизацией* знаний. Спрос на грамоту и знания возник и усиливался непосредствен* но у товаропроизводителей. Спрос на науку предъявляло ремесленное производство, приближавшееся к мануфактурной стадии. Может быть^ не случайно эту эпоху назвали эпохой Возрождения. Но это название н9 раскрывает собой тот гигантский скачок в прогрессе, который совершился в ту же эпоху в технике, экономике и идеологии. Эта эпоха сопровождав лась, по мнению Богданова, еще двумя прогрессивными процессами^ Первый был связан с объединением разрозненных и удельных земель В централизованные государства, и отвечал требованию все развивающейся торговли между городами. Второй заключался в антирелигиозной, o&t вободительной борьбе с целью ограничения феодальной эксплуатации масс со стороны католического духовенства во главе с римским папой і ликвидации сопротивления их развитию торговли, прогрессу науки и куды туры. Борьба проходила в сочетании различных форм движения: «сресия (к примеру, альбигойская), лютеранство, кальвинизм, анабаптизм. Движущей силой последнего являлся ремесленный пролетариат, требовавший наиболее демократических преобразований церкви. Аналогичными требованиями отличалось движение «гуситов». Борьба эта была длительной и, особенно когда в дело включались народные массы, принимала ожесточенный, кровопролитный характер, но, тем не менее, привела к значительному ограничению власти церкви над обществом и, поэтому, назвали се в истории «Реформацией».

Следующей, третьей эпохой прогрессивного развития индивидуалистической идеологии, по заключению Богданова, являлся «промышленный капитализм». И здесь мы вынуждены внести поправку относительно понятия промышленного капитализма, так как его рамки по времени весьма растяжимы, причем растяжимы вплоть до настоящего момента. Согласно же основных признаков идеального индивидуалистического общества это мог быть только самый первый, началыгый период капитализма, когда торговля была еще свободной от монополизма достаточно крупных предприятий просто потому, что последних еще не было. Этот период капитализма называют еще периодом свободной конкуренции в отличие от всего последующего времени существования капитализма, когда свободная конкуренция уступила мопополизму, монопольной конкуренции и когда по этой причине наступила эпоха стихийных, но циклически повторяющихся экономических кризисов.

И вот этот начальный этап развития капитализма в условиях свободной торговли и свободной конкуренции отличался наиболее стремительным научным и техническим прогрессом, результатом чего был переход, в конце этого этапа, на крупное машинное производство с вытеснением и разорением множества мелких и средних предприятий, что и было моментом начала монополизации капитала и концом свободной конкуренции. Это был копец XVIII - начало XIX вв.

Среди всего особенного в науке, что выделяется Богдановым в идеологии этого периода, можно отметить следующее: а) познание научное, то есть систематизированное и планомерно вырабатываемое; б) возникновение и развитие социальных наук, особенно политэкономии; в) специализация наук до высшего предела, вследствие чего возникает вопрос сближения научных отраслей; г) отношение философии к наукам — приспособление, но всегда с опозданием.

В заключение приведем еще одно определение идеологии. «Идеология есть орудие организации общества, производства, классов и вообще всяких общественных сил или элементов — орудие, без которого эта организация невозможна. Помогать выработке сознания в определенном классе значит — развивать самые основы его организации, участвовать в образовании того мозга, который должен управлять этим могучим телом».

? ???

Судя по настоящему, хотя и весьма краткому, обзору-анализу пяти произведений А. А. Богданова, можно сделать следующие выводы. 1.

Перед нами действительно предстал ученый-естествоиспытатель широкого профиля наук и, одновременно, начинающий мыслитель-философ. 2.

Он обосновал собственный методологический подход, элементами которого являются: -

исторический и статический взгляд, причем в более широком развитии по сравнению с «историческим и логическим» К. Маркса и Ф. Энгельса; -

относительность истины (с новым доказательством по сравнению с Ф. Энгельсом); -

закон всеобщей причинности или всеобщей причинной связи процессов и явлений в природе и обществе, іде в бесконечной цепи причин последнего звена нет и быть не может; -

закон отбора Дарвина в общественных и психических процессах; -

жизнь рассматривается как процесс непрерывного приспособления и как процесс, который идет по линии «возрастания возможности приспособления вообще», что можно считать также законом. 3.

Как ученый с подходом психолога внес в теорию познания (сознания)

следующее: -

раскрыл и обосновал физиологию психических процессов, начиная от простейших реакций вплоть до речи, истины, познания (сознания), идеологии; -

открыл закон монизма познания и раскрыл причины эклектического сознания; -

закон взаимосвязи труда и мышлении (подробно через психические процессы); -

закон взаимосвязи личного и общественного сознания. 4.

Открыл элементы будущей теории организации (самоорганизации): -

кризисы форм движения; -

закон сотрудничества; -

процессы общественного приспособления и эволюции; -

закон развития жизни в природе н обществе, идущего по линии «возрастания возможности приспособления вообще»; -

определения идеализма, идеала и прогресса, как элементов целевой организации (самоорганизации) в обществе. 5.

В политэкономии впервые обосновал: -

организацию общества как совокупность производственных отношений, их эволюцию (самоорганизацию) по ступеням обществеп- по-экономических формаций; -

классификацию производственных отношений, как отношений сотрудничества; -

развитие производства с точки зрения а) технической, б) экономической и в) идеологической стороны. 6.

В итоге Богдановым созданы новые самостоятельные науки (и если не науки, то хотя бы начала наук), где есть все необходимые для этого признаки; метод исследования (подхода), определения, законы. В качестве таковых можем назвать; -

учение о познании (сознании); -

наука об общественном сознании (идеология — культура).

Да, эти науки требуют своего развития. С точки зрения современного уровня знаний в них можно внести соответствующие уточнения, дополнения и, может быть, даже исправления, 7.

И вот все эти открытия, законы, науки были преданы забвению. Почему? — ответ найдем у Богданова же. На странице 5 четвертой его работы мы найдем поистине золотое выражение: «Где молчит наука, там слово принадлежит философии». Здесь все дело в «слове» — выражает оно или истину, или ложь. Так, если философия идет впереди науки, то своим истинным словом, в форме хотя бы гипотезы, помогает науке, застрявшей по какой-либо причине на месте, и это — наиболее благожелательная ситуация для науки и для общества. Но если философия отстает от науки и к тому же претендует не только на независимость от нее, но и на монополию на истину, то «своим словом», фактически ложным, душит науку, и это — уже трагедия для всех, растянутая, как теперь мы видим, на столетие...

Эта работа — «Познание с исторической точки зрения», написанная в 1901 г. — была оной из первых работ А. А. Богданова против засилия в то время материалистической философии. Фактически это было выступлением знания против незнания. Ортодоксы не могли найти достаточных опровержений ни одному положению развиваемой им науки. Они просто ее отвергли...

И последнее замечание к нашему обзору-анализу. Он, естественно, далеко неполный. Творчество А. А. Богданова, в части рассмотренного, требует еще более подробного изучения, осмысливания и более детального исследования. Будем надеяться, что этим займутся еще многие. Следующие работы нам придется, по понятным причинам, несколько выделить.

<< | >>
Источник: Макаров Василий Иванович. Философии самоорганизации. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 432 с.. 2009

Еще по теме 4.6. «Наука об общественном сознании» j:

  1. 1. Общественное бытие и общественное сознание. Закономерности развития общественного сознания.
  2. 2. Структура общественного сознания, его основные элементы. Общественное и индивидуальное сознание.
  3. § 1. Общественное сознание как отражение общественного бытия
  4. Общественное сознание и общественное бытие
  5. 77I. СОЗНАНИЕ И НАУКА
  6. 3. Основные формы общественного сознания.
  7. § 1. Общественное сознание. Многокачественность
  8. Общественное и индивидуальное сознание
  9. Общественное и индивидуальное сознание
  10. Общественное сознание: типы, виды, функции
  11. § 2. Феноменология общественного сознания
  12. Наука как двигатель общественного прогресса