<<
>>

§3. От Латеранских соглашений к новым противоречиям

Латеранские соглашения. К 1929 г. Муссолини удалось договориться с Ватиканом, и в феврале стороны подписали исторические Латеранские соглашения240, так католицизм стал государственной религией Италии.1 Кроме того, Ватикан добился признания собственного суверенитета, гарантии невмешательства в дела центральных органов Католической церкви, а также 750 миллионов лир контрибуции.2 Со своей стороны, папа впервые признал Итальянское королевство и его владычество над городом Римом.
Договором также урегулирован целый ряд общественных отношений - в том числе институт военных капелланов, признается венчание, указывается, что религиозное образование распространяется и на среднюю школу.4 При посвящении епископы обязались клясться в верности итальянскому государству5, а молодежная «Azione Cattolica» должна была прекратить в Италии всякую политическую деятельность6. Во время парламентских дискуссий Латеранские соглашения не встретили критики даже среди тех, кто традиционно придерживался антиклерикальных настроений, да и печатная цензура не давала возможности открыто высказаться по этому вопросу.7 Единственный действительно острый комментарий в ходе обсуждения позволил себе философ Б. Кроче, находившийся, как известно, в «моральной оппозиции» по отношению к фашизму. Он заявил, что новый договор ставит крест на 80-летней секулярной политике либерализма, а также предупредил, что усиление клерикализма может привести к мощному ответу части фашистской элиты. В о ответ Муссолини назвал его «дезертиром истории» . В католической 241 242 243 244 245 246 247 248 оппозиции заключение Латеранских соглашений также восприняли негативно. Так, Де Гаспери писал, что ему трудно оправдать «коллаборационистскую линию» Ватикана249. Хуже того, для многих эмигрантов это обернулось полной изоляцией, т.к. католическая церковь вынуждена была от них отвернуться. На самом деле недовольство заключенными соглашениями почти сразу же начали проявлять и сами фашисты. Весной 1929 г. Муссолини в публичном выступлении пытается максимально сгладить уступки, сделанные государством при заключении Конкордата: «Фашистское государство - католическое, но оно фашистское; более того, оно исключительно и прежде всего фашистское. Католицизм его только дополняет, и мы говорим это открыто. Мы не воскресили светской власти папы, мы ее похоронили; мы оставили ей ровно столько земли, сколько нужно, чтобы она была раз и навсегда погребена», - заявил он250 251 252. Тут же - он формулирует известную идеологическую формулу: если бы не Рим (здесь - именно как символ государства, в оппозиции Ватикану как церкви), христианство никогда бы не стало мировой религией. «Останься [христианство] в Палестине - и его, скорее всего, ждала бы участь, постигшая секты терапевтов или ессеев, -5 которые исчезли без следа» . Однако самым болезненным был выпад в адрес образовательной сферы, Муссолини говорит: «Наши дети должны быть воспитаны в нашей вере, но мы имеем настоятельную необходимость внушить им наш дух мужества, силы, победы, нам необходимо передать им 4 нашу веру и наши надежды» .
Реакция Пия XI на эти слова была достаточно жесткой. Размышления Муссолини о происхождении христианства он осудил как «еретические, если не хуже». Кроме того, он твердо заявил, что церкви принадлежит превосходство над государством в вопросах воспитания молодежи \ Через полгода, в декабре 1929 г., папа посвящает проблемам гражданского образования целую энциклику «Divini Alius Magistri», где демонстрирует готовность отстаивать права на доступ к образовательным учреждениям: «Тот, кто отказывается принять эти принципы [о приоритете церкви на осуществление воспитания] и, следовательно, их применение для сферы образования, должны обязательно отрицать и то, что Христос создал Церковь для вечного спасения человечества, и поддерживать позицию, что гражданское общество и государство не подчиняются Богу и Его закону, естественному и божественному. Такая доктрина явно нечестива»2 Кроме того, в энциклике осуждалось чрезмерное военное образование юношей, связанное с культом жестокости и атлетизма, а также совместное обучение -5 мальчиков и девочек в общественных гимназиях . Таким образом, заключение Латеранских соглашений, какую бы иллюзию благополучия оно не призвано было сформировать, на самом деле не породило компромисса между тоталитарным государством Муссолини и Ватиканом. Важно, что теперь дискуссия, фактически, была завершена, тогда как взаимная неудовлетворенность сохранялась и нарастала. «Медовый месяц» в отношениях между Римом и Ватиканом длился недолго. Уже с 1931 г. стороны обмениваются жесткими заявлениями. Р.Поллард полагал, что причина нового витка кризиса лежит, с одной стороны, в том, что в ходе дипломатических переговоров стороны получили 253 254 255 некою прививку от взаимной публичной критики. С другой стороны, сменилась структура лидеров внутри обеих сторон конфликта. Католики ослабили позиции, в то время как фашисты усилили давление.256 Весной 1931 г. в печати развернулась кампания против католических организаций, которым приписывалось участие в антифашистском заговоре и попытках создать через свои организации альтернативу фашистским профсоюзам. Был арестован директор «Osservatore Romano» Дж. Далла Торре, а по Риму прокатились многотысячные антиклерикальные демонстрации. Фактически была совершена попытка силой аннулировать те уступки, на которые пришлось согласиться в ходе подписания Латеранских соглашений. Тем не менее, католики дали мощный отпор, от епископов потребовали взять под личную опеку всех членов Католического действия. В то же время и Муссолини пришлось притормозить развитие конфликта и призвать власть на местах не допустить каких-либо оскорбляющих религиозные чувства инцидентов, поскольку антиклерикальные протесты грозили выйти из-под контроля257 258. В июне 1931 г. Пий XI публикует энциклику «Non abbiamo bisogno» («нам не нужно»), в которой выражает недовольство попытками итальянского режима монополизировать власти над молодежью. А власть в Италии он даже называет «режимом, основанном на идеологии, которая очевидно превращается в настоящее языческое поклонение государству, именуемое "статолатрия"» . Хотя энциклика вызвала шквал критики среди фашистов, стороны смогли начать диалог. А уже к сентябрю были подписаны примирительные договоры. В них, в частности, Католическое действие должно было потерять централизованный статус и превратиться в ряд епископальных ячеек, чьи возможности сводились к формированию религиозного воспитания. Ему запрещалось дублировать работу профсоюзов, а также вести спортивное образование. Членами КД также не могли становиться бывшие партийные лица259 260. Из кризиса 1931 года католические организации вышли серьезно ослабленными, однако их роль в общественной жизни Италии на протяжении 1930-х годов росла. Отчасти просто потому, что это была единственная альтернатива фашистским организациям. Это вызывало все больше подозрений у фашистской верхушки. Молодежная «Azione Cattolica», которая по условиям конкордата должна была прекратить всякую политическую деятельность, продолжала на протяжении всех 1930-х гг. вызывать критику со стороны правительства Муссолини, которое Л подозревало ее в противодействии фашистам . С другой стороны, нельзя считать эти подозрения совсем уж необоснованными. Если до этого католики действительно практически не участвовали в каких-либо антифашистских движениях, то на 1930-е годы пришлось несколько случаев разоблачений. Разногласия порождали всплеск антиклерикальных настроений среди фашистской интеллигенции. Любопытный пример приводит Е.С.Токарева. Журнал «Regime fascista» обрушивается с критикой на католическую газету, сформулировавшую образ благочестивого универсального католика, который не является ни расистом, ни сепаратистом, ни националистом. Фашистский журнал прямо задает вопрос: «не существует ли непримиримого доктринального расхождения между Католическим действием и фашизмом?». С другой стороны, сохранялись еще точки соприкосновения - это, например, империалистическая политика Муссолини в Средиземноморье. Удивительно, но факт: поддерживая милитаризм фашистов, официальная католическая пресса не стеснялась открыто апеллировать к христианским ценностям. Так, в середине 1935 г. «L’Osservatore romano» оправдывает колонизаторскую политику фашистов словами святого Августина: «Государства-колонизаторы должны выбирать один из двух методов — завоевание или переговоры. Но нет сомнения в том, каким будет этот выбор, так что о колониях можно сказать те же слова, которые Св. Августин сказал о государствах: они создаются при помощи силы», - писала газета. Еще более грубые рассуждения, оправдывающие право государство на экспансию, опубликованы на страницах «La Civilta Cattolica». Активно высказывались и католические иерархи. Например, миланский кардинал Альфредо Ильдефонсо Шустер (1880-1954) сравнивал вторжение в Эфиопию с крестовым походом и рассматривал его как потенциальный источник новообращенных. На мессе в октябре 1935 г. он благословил военные знамена и попросил у Бога защитить итальянские войска, чтобы они могли «открыть для Эфиопии дверь к католической вере и римской цивилизации»261 262. Кроме того, интенсивную пропагандистскую поддержку правым силам Католическая церковь оказывала в ходе Испанской кампании 1936-1939 гг. (что не удивительно, учитывая отношение к церкви испанских коммунистов). Союз, заключенный между Муссолини и Гитлером в 1936 г., окончательно усложнил и без того хрупкие взаимоотношения Рима и Ватикана. С одной стороны, церковь не могла принять дружбу с нацистами, которые активно притесняли католиков у себя на родине. Кроме того, под давлением Германии итальянскому правительству пришлось ввести декрет об ограничении прав евреев, что также встретило решительный отпор со Л стороны католиков . Муссолини был разъярен неповиновением церкви: «Пусть папа не недооценивает мои силы. Он должен помнить о том, чему учит пример 1931 г. Если папа будет продолжать свои выступления, я потяну за хвост итальянцев и в одно мгновение заставлю их сделаться антиклерикалами»263 264. Показательно возвращение во власть Роберто Фариначчи, руками которого Муссолини в 1925 г. провел чистку рядов фашистской партии. Фариначчи всегда придерживался антиклерикальных взглядов, серьезно мешал сближению с Католической церковью. И хотя его отставку (произошла в 1926 г.) фашисты предпочитали не связывать с церковным вопросом, в Ватикане ее очень ждали265. Тем показательнее его возвращение во власть в середине 1930-х. В 1935 году он занял место в Большом фашистском совете, а в 1938 году занялся претворением в жизнь мер по сегрегации евреев, объявленных Муссолини. Именно Фариначчи стал одним из главных критиков решения церкви не поддержать расовую политику Италии. Например, на публичном выступлении осенью 1938 г. он утверждал, что позиция церкви противоречит всей ее истории. «Мы обязаны урокам, которые давала нам церковь в течение всех прошедших двадцати веков», - заявил Фариначчи, проиллюстрировав этот тезис ссылками на многочисленные решения церковных соборов и высказывания церковных прелатов266. Подобные обвинения были, в общем -то, справедливы, даже если отбросить средневековый период истории Церкви. Именно по просьбе Ватикана в интеллектуальную среду был запущен целый ряд антисемитских мифов, которые позднее легли в фундамент текста «Протоколов сионских мудрецов». В его основе лежит политический памфлет «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье»267 268 269, а также сочинения французского журналиста Габриэля Пажеса (псевдоним Лео Таксиль), с подачи Католической церкви описавшего в конце XIX столетия «чудовищные» обряды масонского ордена. В частности, сообщалось, что его члены творят черную магию, а на их сборищах присутствуют Каин, Иуда и даже сам дьявол. Хотя в 1896 г. кампания по дискредитации масонства была по политическим причинам свернута, а Пажес выступил с саморазоблачением, уже вскоре те же сюжеты л всплыли в «Протоколах» (составлены и впервые изданы в России в 1902 г.). Впоследствии «Протоколы» сыграли важную роль в трагической истории Холокоста. Гитлер использовал эти тексты как аргументы в антисемитской 3 пропаганде . В 1937 г. для полного контроля над всей деятельностью молодежи ONB преобразуют в военизированную организацию - «Итальянская ликторская молодежь», девизом которой стала максима: «Верь, подчиняйся, борись»270. Ту же цель преследовала и образовательная реформа Боттаи, развернутая в 19381939 гг. («Школьная хартия»).271 Программы обучения для всех детей отныне различались по социальному признаку и по полу. При этом новая программа отводила церкви одно из последних мест в системе образования. Была распущена Национальная федерация частных образовательных учреждений, объединявшая большую часть католических школ в стране \ Многие итальянцы уверены, что только смерть папы Пия XI помешала ему расторгнуть Латеранские соглашения в 1939 году. На самом деле это не так. Как справедливо замечает И.Р.Григулевич, если бы имелись хоть какие - то свидетельства об этом, озабоченная собственной репутацией Католическая церковь не преминула бы их предъявить. Напротив, из наброска предсмертной речи Пия XI, опубликованной в конце 1960-х, становится ясно, что папа был готов на многое, лишь бы сохранить в силе установленные юридические нормы и избежать разрыва с Муссолини . В среде фашистской элиты никогда не существовало единого отношения к Католической церкви. Даже условно официальную позицию, которую транслировал Муссолини , сложно назвать устойчивой. Но что очень важно, вся палитра взглядов в отношении религии, которая сформировалась в рамках идеологического дискурса, была в полной мере использована Бенито Муссолини. Придя к власти и осознав необходимость привлечь на свою сторону политизированное крыло католиков, Муссолини прибег к мифам о «римской» природе католицизма и решающей роли церкви в становлении национального самосознания - идеи, сформулированные еще националистами 1910-х. С другой стороны, он заимствовал у антиклерикально настроенного Г.Д’Аннунцио традицию зрелищных политических ритуалов. Антиклерикальные настроения в фашистской партии официально не поддерживались, даже напротив, церковь допустили в школы. 272 273 274 Но в то же время всегда сохранялись группы интеллектуалов, которые выражали недовольство сближением с Католической церковью.
<< | >>
Источник: Вермишев Георгий Андреевич. РЕЛИГИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ 20-30 ГОДОВ XX ВЕКА. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме §3. От Латеранских соглашений к новым противоречиям:

  1. Переход к новым формам монархии.
  2. ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА К НОВЫМ УСЛОВИЯМ
  3. ЗА НОВЫМ РОССИЙСКИМ ПАСПОРТОМ ПРИЕЗЖАЙТЕ В РОССИЮ
  4. XI. МЕЖДУ СРЕДНЕВЕКОВЬЕМ И НОВЫМ ВРЕМЕНЕМ. ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  5. Вопросы заработной платы в генеральных ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ И ОТРАСЛЕВЫХ СОГЛАШЕНИЯХ В СТРАНАХ СНГ Генеральные соглашения
  6. Глава 33 О              том, что следует понимать под мамоной; об              Иоанне как границе между старым и новым (ср.: Евангелие от Луки, 16:1—17)
  7. 1. Понятие и правовая квалификация мирового соглашения 1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"
  8. Противоречие
  9. Противоречия
  10. Межимпериалистические противоречия
  11. 2. Устранимость обозримых противоречий
  12. Глобальные противоречия