<<
>>

§2. Католическая церковь и новая власть в Италии: в поисках взаимной выгоды

Муссолини: от атеизма к поддержке католицизма. На заре политической карьеры Муссолини позиционировал себя как атеист. В 1904 году он опубликовал публичное обращение к христианским социалистам под названием «Человек и божество».
Книга открывалась фразой: «Бога не Л существует» . 23 марта 1919 году Муссолини провел первую Ассамблею -5 Fasci Italiani di Combattimento , однако его позиция по церковногосударственным отношениям менялась не сразу. Вообще многие «фашисты 4 первого часа» придерживались именно антиклерикальных позиций. Например, лидеры «Авангарда» - первой молодежной организации фашистов, которая принимала активное участие, в том числе и в «погромах чернорубашечников»195 - еще в 1920-1921 гг. позиционировали себя как антиклерикальное течение196 197. Как уже отмечалось выше, жесткие формулировки по секуляризации церковной собственности содержал и написанный при участии Маринетти манифест фашистской партии. К этому времени Католическая церковь уже была тесно вовлечена в политические процессы. Действительно, объединение итальянских земель - Рисорджименто, начавшееся в 20-е годы XVIII в. и завершившееся лишь в 1870-м году присоединением Рима, раскололо светскую и клерикальную власть в Италии. В ответ на конфискацию папской области тогдашний папа Пий IX не признал итальянское королевство, а католикам запретил участвовать в политической жизни. Правовой статус Ватикана оставался неурегулированным вплоть до подписания Латеранских соглашений198 199 Тем не менее, с каждым десятилетием Католическая церковь играла все большую роль в итальянской политике. Первый толчок социально-политической активности Католической церкви дало движение католического корпоративизма, сформированное папой Львом XIII. Эти достижения закрепил папа Пий X, разрешивший в 1904 г. католикам «поступать по совести», что уже открыло возможность католическим делегатам принять -5 участие в выборах в некоторых округах . А с 1913 года было заключено полноценное соглашение с либералами (пакт Джентилиони), обеспечившее либерально-католической коалиции победу над социалистами. Тем не менее, какой-то четкой политической линии у католиков никогда не было - и хотя отношения с Джолитти были, по выражению ЦИ.Кин, «далеки от идиллии», большую часть сознательного существования в парламенте они действовали сообща200. Эта центристская «покладистость», конечно, была на руку фашистам. Хотя на самом деле причин пойти навстречу друг другу было много. Мы уже отмечали, что возможности союза с католиками обозначили итальянские националисты, а католический корпоративизм сыграл не последнюю роль для оформления фашистской идеологии. Есть и еще одна важная причина - после Первой мировой войны, когда над Италией нависла угроза социалистической революции, нарождающаяся фашистская партия и Католическая церковь просто-напросто оказались «по одну сторону баррикад»201 202. Риторика Муссолини тотчас меняется.
Уже в 1922-м Муссолини пишет: «Фашизм уважает религию, он не атеистичен, он не против христианства, не -5 против католичества» . От слов быстро перешли к делу. В 1923 г. должность министра просвещения в правительстве Муссолини получает Джованни Джентиле. На этом посту он начинает воплощать свою концепцию «этического государства» и проводит реформу, давшую Италии систему образования, которую современники считали одной из самых передовых в мире203 (правда, будучи либеральной по своей сути, уже к концу 1920-х она перестала отвечать политическим задачам). Впервые с 1877 г. в школы возвращается преподавание основ католической религии. Правда, только в младших классах - Джентиле считал это необходимым для формирования национального самосознания и сплочения итальянской нации204. Чтобы формировать элиту нации, католическая религия уже не нужна - поэтому в средней школе она уступает место философии как высшей ступени в интеллектуальном воспитании гражданина.205 206 Впрочем, после подписания Латеранских соглашений основы католического вероучения стали преподавать и в средней школе - вопреки замыслу Джентиле. Все это, однако, не мешало фашистским активистам нападать на представителей католической партии. Одним из самых резонансных стало убийство в 1923-м году ярого критика фашизма - приходского священника Джузеппе Миндзони . Впрочем, к тому времени это объяснялось уже не воинствующим антиклерикализмом, а сугубо прагматичным стремлением свести счеты с политическими противниками. Борьба велась не с католицизмом как идейной платформой, а с непокорными политическими активистами - прежде всего, последователями лидера образовавшейся в 1919 г. католической Народной Партии (Partito Popolare Italiano) Луиджи Сторцо.207 «Клерикальный фашизм» и оппозиция внутри церкви. Объективно католическая церковь сыграла значительную роль в утверждении итальянского фашизма - прежде всего во время политического кризиса 1924 г., сложившегося после убийства социалиста Джакомо Маттеоти. Официальный рупор Ватикана газета «L’Osservatore Romanо» в тот момент предлагала не торопиться с выводами и дать расследованию идти своим чередом. «La Civilta Cattolica»208 с уходом фашистов пророчила гражданскую войну и приход к власти социалистов209 210. Кардинал Пьетро Г аспарри объяснял занятую позицию следующим образом: «Свергнуть правительство Муссолини - это предприятие, которое повергнет страну в море огня и крови; распустить чернорубашечников означает выпустить на Италию 300 тыс. вооруженных молодчиков, преступления которых будет невозможно 3 пресечь» . С другой стороны, все эти процессы сопровождались жесткой риторикой со стороны представителей католической Народной партии - прежде всего, Л.Сторцо211 и Альчиде Де Гаспери (в 1945-м он займет должность премьер- министра Италии). Этот политик интересен тем, что вел борьбу с фашизмом с помощью христианской аргументации. Де Гаспери подчеркивал, что христианство борется с секуляризмом и антиклерикализмом либеральных государств, но его духу противоречит также и идея обожествленной нации. «Для нас прежде государства существуют также естественные права человека, семьи и общества, в котором государство является не более чем политической структурой», - указывал Де Гаспери212. Политик подчеркивал, что католики не должны противопоставлять фашизм либерализму, но должны противопоставить фашизм всей правовой структуре, которая выросла в том числе на фундаменте христианских ценностей любви и справедливости. В итоговой резолюции, принятой на V съезде Народной Партии (1925), значилось: «Главной заботой должно стать стремление сохранить дух и традиции, чтобы передать это наследие [грядущим поколениям] Национальный совет поэтому призывает членов Народной партии посвятить себя культурным инициативам , благодаря которым их участникам будут переданы идеалы христианской демократии»213. Как подчеркивает Е.С.Токарева, эта максима, по сути, стала руководством к действию и для других христианских демократов на все время фашистской диктатуры, а о возможности сотрудничества с оппозиционными Муссолини католиками задумывались даже социалисты214 215 Впрочем, позиция Национальной партии не нашла поддержки у официального Ватикана. Сторцо вынужден был покинуть страну еще в 1924 г., а вместо стремительно слабеющей Народной партии с подачи Ватикана появляется профашистская Centro Nazionale Italiano, к которой -5 примыкает также Nazi Unionale. Часто эти организации фигурируют в историографии как феномен «клерикального фашизма»216, хотя единого мнения по поводу корректности употребления этого термина не существует217. существует5. В своем учредительном манифесте Nazi Unionale указывает, что что фашизм направлен на установление в стране прочного христианского и итальянского социального порядка. Ближе к выборам поддержка Муссолини становится еще более явной: «Как можем мы не принимать во внимание факта, что правительство показало готовность выполнить наши самые горячие чаяния и хочет установить в стране новую атмосферу духовности и свободы»218 219. Заявления эти не были беспочвенными. Действуя в отношении католических объединений методом кнута и пряника, Муссолини смог убедить их в готовности к сотрудничеству. Из фашистской партии были изгнаны все масоны (масонство было запрещено в высшей школе), в общественных зданиях появились распятия. Главные уступки были сделаны в образовательной сфере. Как уже отмечалось выше, реформа Джентиле в 1923 г. вернула в школы обязательный предмет «Закон Божий», отмененный еще в 1877 г. Кроме того, католические образовательные учреждения были Л поставлены в равное финансовое положение с государственными. Как бы закрепляя достигнутые договоренности, в апреле того же года Муссолини демонстративно крестил своих детей220. Формирование фашистской культуры. К 1925 году Муссолини удалось покончить с политическими разногласиями - в стране де факто установилась однопартийная система (де юре все остальные партии запрещены в 1928 г.). С этого момента начинается консолидация тоталитаризма. Существенно уточняются идеологические позиции, режим начинает формировать свою собственную - фашистскую - культуру, которая могла бы вобрать себя и начать транслировать идеологию фашизма. На базе своей философии актуализма Джованни Джентиле формирует идею о религиозной природе фашизма. Мы встречаем ее уже в 1925 году в «Манифесте фашистской интеллигенции», подписанном крупнейшими деятелями фашистского движения. «Традиция противопоставлять индивида государству - типичное проявление духовной коррупции, которая не могла вынести существования любых высших норм человеческой жизни, способных энергично управлять и удерживать отношения и мысли индивида», - декларирует Джентиле.221 Он подчеркивает, что фашизм - это не только политическое, но моральное движение, поскольку оно заставляет людей принести в жертву индивидуальность ради Отечества, которое трактуется в духе актуализма: не просто как отдельное государство, но как вся совокупность исторической памяти нации, как живая «традиция, ставшая таким образом миссией». Фашизм - это вера, сталкивающаяся с реальностью, но продолжающая непримиримо и страстно поддерживать новые идеалы222 223 И наконец также: «это учение, связывающее индивидуальное и второстепенное -э с бессмертным и универсальным» . Большой интерес вызывает другой документ, опубликованный в том же году как ответ на профашистскую риторику - это «Манифест интеллектуалов-антифашистов», написанный философом Бенедетто Кроче, другом и оппонентом Джентиле. В своем ответном манифесте он с критикой обрушивается на фашистов, а особенно - на издевательское употребление слова «религия». Кроче подчеркивает, что слово «религия» здесь используется как «прикрытие для подозрительности и вражды, посеянных [фашистами] повсюду».224 В целом он называет манифест «бессвязной смесью из апологии власти и демагогии», в которой сосуществует призыв к почитанию законов и их нарушению, новые модернистские ценности и заплесневелые идеи древности, лесть Католической церкви и отрицание веры. Отвергая такую «хаотическую веру фашизма», Кроче провозглашает, что не откажется от другой «веры», которая в течение двух с лишним столетий господствовала в Италии. Это вера, составляющими которой всегда были «любовь к истине, надежда на справедливость, стремление к интеллектуальному и нравственному развитию и свободе». И далее: «наша вера - не абстракция, не искусственная выдумка и не психическая одержимость, вызванная теориями, которые плохо доказуемы и которые сложно понять. Но это обладание традицией, доступной через эмоции, в интеллектуальной и нравственной форме»225 226 227. Следует заметить, что ответ Кроче, как бы он ни был ценен для антифашистского движения, дан не совсем по существу. Такие понятия как «религия» и «вера» он использует как риторические обороты, не вдаваясь в более глубокую полемику, связанную с концепцией Джентиле, хотя они оба вдохновлялись Г егелем и вполне могли бы провести диспут в философских категориях. В более поздней статье «Философские основы фашизма» (1929) Джентиле несколько уточнил свои позиции. Здесь религиозным (а точнее религиозно - идеалистическим) он называет отношение к жизни среди патриотов Италии времен Рисорджименто, убеждение, что «настоящая жизнь - не то, что есть, Л но еще и то, что должно быть» . В то же время фашизм он называет не религией и даже не философией и не политической теорией, но скорее «мыслью и действием» (в работе он ссылается на Джузеппе Мадзини, но эта же идея является фундаментальным принципом актуализма): в мысли нет толку, если она не выражена в действии. При этом фашизм учитывает все моральные, философские и религиозные вопросы, раскрывая таким образом свой тоталитарный характер. Как следствие: политическое в нем неотделимо -5 от религиозного, а государство - это «всецело духовное образование» . Однако позже в опубликованном в 1932 г. эссе «Доктрина фашизма», вновь провозглашается религиозный характер фашизма. Формально автором эссе выступает Бенито Муссолини, однако первую часть писал именно Джентиле228 229 230. Согласно этому документу, фашизм является религиозной концепцией, а человек рассматривается им в его имманентном отношении к высшему закону. Этот высший закон, как указывает Джентиле, есть объективная Воля, которая превышает отдельного индивида, делая его таким образом сознательным участником духовного общения. В примечании Джентиле задается вопросом, как мог бы фашизм создать стоицизм и мужество у своих членов, если бы он не являлся достигшей религиозных высот верой. Параллельно усиливается работа с молодежью. В 1926 г. на базе фашистского «Авангарда» формируется единая молодежная фашистская организация - Opera Nazionale Balilla («Балилла» - младшая, «Авангард» - Л старшая) . Вступать в ONB никого насильно не принуждали, но дети находились под сильным моральным давлением и часто сами стремились туда попасть, чтобы не отставать от школьных товарищей. Наряду со спортивно-патриотической подготовкой, здесь же осуществлялось и религиозное воспитание детей. Согласно уставу, в каждой группе должен был быть свой капеллан, вместе с которым дети могли заниматься изучением -5 Библии и соблюдением всех ритуалов . Характерно, что молодежные организации Италии не несли такого гигантского «языческого потенциала», как Гитлерюгенд. Хотя младшее подразделение называлось «Дети Волчицы», связь здесь прослеживается, скорее, с историческим и патриотическим наследием (миф о Ромуле и Реме), нежели с политеистическими представлениями древнего Рима. Естественно, деятельность «Балиллы» провоцировала критику Ватикана (надо сказать, очень и очень сдержанную). Так, например, недовольство священнослужителей вызывало участие в массовых акциях девушек. В мае 1928 года тысячи молодых итальянок вышли на демонстрацию, где выполняли физические упражнения, маршировали строем с винтовками и кричали фашистские лозунги. Ответом на это стала статья в ватиканской газете «Оссерваторе Романо», в которой выражалось недовольство тем, что женщины отходят от принципов скромности и сдержанности. («Женские руки поднимаются к небу во время молитвы, а не когда они держат оружие», - говорил папа). Влияние Католической церкви было настолько сильным, что ей удалось добиться некоторых уступок в этом отношении. Женщинам на демонстрациях запретили носить настоящее оружие, ограничиваясь символическими его видами - луком и стрелами\ Аналогичное суровое осуждение газеты «Оссерваторе Романо» вызвал факт, когда 15 тысяч членов «Балиллы» после молитвы выдернули кинжалы и воздели их к небу231 232 Однако куда большее раздражение вызвала целенаправленная политика фашистов по ослаблению католического молодежного движения233. В январе 1927 г. были ликвидированы все католические молодежные организации на селе - мера коснулась всех населенных пунктов с численностью населения менее 20 тыс. человек. Таким образом, фашисты надеялись снизить влияние приходских священников на сельское население. А в 1928 г. ликвидируются вообще все молодежные организации, в том числе католическая «Azione Cattolica». Исследователь Дж. Поллард указывает, что именно угроза, которую фашизм стал представлять для католической молодежи, заставила Ватикан вновь поднять на повестку «Римский вопрос» и начать переговоры по конкордату234. Вместе с тем, с конца 1920-х гг. начинается кампания по интенсивной фашизации итальянской системы образования. Первое время гуманистическая модель Джентиле была выгодна дуче, поскольку демонстрировала культурную «продвинутость» фашизма, однако цели изменились. Все большее значение получает физическая подготовка в молодежных организациях. А с 1928 года фашисты начали переписывать все учебные материалы. Г уманитарные дисциплины акцентировали внимание на культуре Греции и Рима, на величии Италии и личности дуче. Нельзя сказать, что эти усилия не увенчались успехом, однако влияние фашизма на сознание масс все же было не абсолютным, чему во многом способствовала католическая религия235 236. Отдельно необходимо остановиться на культе личности Муссолини, который активно насаждался в молодежных организациях всех уровней. Так, в школах дети молились Господу за дуче и государство. «Боже, спаси и сохрани жизнь и здоровье нашего вождя» , - просили они. А первоначальный текст для членов Opera Nationale Balilla гласил: «Я верю в дуче, создателя чернорубашечников, и в Иисуса Христа — своего единственного защитника. Наш Спаситель был задуман как хороший учитель и трудолюбивый кузнец. Он был храбрым солдатом и имел много врагов. Войдя в Рим, на третий день он восстановил государство. Он занял высокий пост. Он сидит по правую руку нашего Государя, оттуда он придет судить большевизм. Я верю в мудрые законы, объединение граждан, освобождение от наказания, воскресение Италии и её вечную силу, да будет так», - структурно эта молитва совпадала с Апостольским символом веры. Многими это воспринималось как богохульство, и в результате особого распространения она не получила237 238 239. Немецкий социолог Роберт Михельс, современник и сторонник Муссолини, считал веру в вождя принципиальным основанием общественного консенсуса, который служит основанием диктатуре. Опираясь на концепцию религиозного харизматического лидера Вебера, Михельс называет Муссолини типичным харизматиком, которого люди считают наделенным сверхъестественным даром и великими Л способностями . Современный исследователь в области социальной психологии Серж Московичи соглашается с такой оценкой роли лидера в «эпоху масс». И добавляет: «единственные вожди, сохраняющие свой авторитет безупречным и вызывающие безграничное восхищение толп - это мертвые вожди. Живых боготворят и питают к ним отвращение, любят и ненавидят. Но мертвым создается безграничный культ, так как они составляют одно целое с коллективной идеей и иллюзией. Они - боги. Именно поэтому мертвые вожди опаснее живых» . Для Италии актуальным это так и не стало, Муссолини погиб в 1945 г. - уже перед самым окончанием войны.
<< | >>
Источник: Вермишев Георгий Андреевич. РЕЛИГИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ 20-30 ГОДОВ XX ВЕКА. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме §2. Католическая церковь и новая власть в Италии: в поисках взаимной выгоды:

  1. КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ СТАНОВИТСЯ ВОИНСТВУЮЩЕЙ
  2. 5. Католическая церковь и Святейший престол
  3. Как католическая церковь в США шагнула в ногу со временем
  4. 7. Советская власть и церковь
  5. 7. Советская власть и церковь
  6. ЧАСТЬ I РАЗМЫШЛЕНИЯ О СТРОЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕЛА И ДУХА, ОБ ИХ ВЗАИМНЫХ СВЯЗЯХ И ВЗАИМНОМ ВЛИЯНИИ
  7. Глава XIII ПОБЕДА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ НАД ОБЛАСТЯМИ И ЦЕРКОВЬЮ (1523—1538 гг.)
  8. 1. Имперская церковь на Востоке, Папская Церковь на Западе
  9. Глава VIII О ВЛАСТИ ЦЕРКВИ В ТОМ, ЧТО КАСАЕТСЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДОГМАТОВ ВЕРЫ. И О ТОМ, КАК В ПАПСТВЕ ЦЕРКОВЬ БЫЛА ДОВЕДЕНА ДО ПОЛНОГО ИСКАЖЕНИЯ ЧИСТОТЫ УЧЕНИЯ
  10. ЦАРСТВО ГОЛОДА И ВЫГОДЫ
  11. Собственно католическое
  12. 53. ИСКРЕННОСТЬ И ВЫГОДА
  13. ВЫГОДЫ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ ОТ КОНВЕНЦИИ1841 Г. О ПРОЛИВАХ
  14. 1. Католическая атомная мораль
  15. 664. 2. Утрата виновным супругом имущественных выгод, установленных для него брачными соглашениями.
  16. Техника 4. «Нахождение выгод от достижения цели»
  17. Прибытие жен, или О многообразии выгод обретения супруги
  18. Бек У.. Власть и ее оппоненты в эпоху глобализма. Новая всемирно-политическая экономия/Пер. с нем. А. Б. Григорьева, В. Д. Седельника; послесловие В. Г. Федотовой, Н. Н. Федотовой. — М.: Прогресс-Традиция; Издательский дом «Территория будущего» (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского»). — 464 с., 2007
  19. 3. Католическое представление о человеческом обществе
  20. Глава 2. Кому был выгоден Брестский мир.