<<
>>

§ 4. Научная революция и философия в XVII—XVI II вв.

На смену эпохам средневековья и Возрождения пришло Новое время, которое датируется XVII—XVIII вв. В социальной области в этот период происходили ранние буржуазные революции (в Нидерландах, Англии, Франции, Северной Америке), положившие начало формированию капиталистического способа производства, который, в свою очередь, обусловил потребность в новой науке, развитии опытного знания как главного средства решения практически важных для производства того времени технологических задач.
В этой связи необходимо было активизировать исследования реальных фактов и процессов с целью отличия действительных связей от антропоморфных и вымышленных, навязанных природе'схоластикой средневековья. Длительный период созерцания средневековым человеком чуждой ему природы, сменившись осознанием единства и гармонии с ней в эпоху Возрожде-

64

ния, обернулся в XVII в. стремлением к ее строгому изучению и подчинению. Природа стала «пробным камнем» в познании, что привело к радикальным сдвигам в представлении о ее статусе и отношении к ней человека. Происходило глубокое переосмысление и переоценка способа научного исследования и метода отыскания истины.

Как было показано выше, революционную роль в развитии опытного естествознания сыграла созданная Н. Коперником гелиоцентрическая модель мира, заложившая основы точного кинематического описания движения в Солнечной системе. Горячим сторонником этого учения стал Иоганн Кеплер (1571—1630), который впервые заинтересовался идеей числовых соотношений между планетами. Число известных в то время планет, включая Землю, равнялось шести, и возникла задача отыскать простые числовые отношения между их расстояниями от Солнца. При этом он пытался обосновать старую, еще времен Пифагора, идею о числовой гармонии планетных сфер. Применяя различные комбинации и опираясь на результаты двадцатилетних наблюдений небесного свода датским астрономом Тихо Браге, Кеплер открыл три закона движения планет. Это открытие, видимо, было осуществлено в результате применения двух способов познания — непосредственного наблюдения и математики. Последняя, базируясь на рационалистических способах доказательства, как бы дополняет простое наблюдение, способствуя обнаружению более глубоких, невидимых теоретических истин.

Галилео Галилей (1564— 1642), продолжив борьбу за естественнонаучную картину мира, выработал основы «новой физики, пришедшей на смену аристотелевской. Так, занимаясь проблемами механики, он открыл закон падения, согласно которому пройденные падающими телами пути пропорциональны квадратам времени падения; приблизился к закону сложения сил и к принципу бесконечно малых величин; разработал понятие «момент», выражающее меру (или количество) движения тела, определяемую массой и скоростью; вплотную подошел к основной категории механики «инерция», что говорит о том, что он нащупал принцип сохранения механической энергии.

Все эти достижения осуществлялись также при посредстве опыта и математического метода.

Но, в отличие от Кеплера, Галилей в понимание опыта внес существенное дополнение. Во-первых, сам характер его исследований (изучение закономерностей падения тел с Пизанской башни, применение телескопа для исследования небесных светил) говорит о том, что опыт с этого времени принял форму эксперимента, в структуру которого стало возможно включение прибора, во много раз усиливающего показания наших органов чувств. Во-вторых, эксперимент у него сочетался с математическим описа- 65

З Ч;ік. № 674 ниєм, что позволяет определить его как мысленный (воображаемый) эксперимент в отличие от реального. Все это давало возможность вскрыть более существенные стороны и закономерности механических процессов. Можно сказать, что со времени Галилея механика стала превращаться в универсальную методологию всех областей знания.

Исаак Ньютон (1642—1727) в основном завершил разработку механистической картины мира, которая была господствующей в естествознании и материалистической философии вплоть до первой половины XIX в. Опираясь на работы Кеплера, Галилея, Декарта, он сформулировал основные законы классической механики, открыл закон всемирного тяготения, исчисление бесконечно малых величин (дифференциального исчисления), выдвинул основоположения теории света.

Свою механистическую картину мира он изложил в знаменитом труде «Математические начала натуральной философии» (1687), определявшем развитие естественнонаучной мысли более двухсот лет. Выявив силы тяготения, Ньютон применил сформулированные им законы механики для определения движения небесных тел. Он доказал, что планеты и все космические тела (кометы, спутники и т. д.) движутся под влиянием центральных сил, направленных к большим телам (Солнцу, Земли и т. д.), и что эти силы обратно пропорциональны квадратам расстояний. Силы тяготения действуют мгновенно, они не присущи ни космическим телам, ни атомам. Иначе говоря, источник движения (сила) находится вне материальных тел — в боге. Материя же косна, не способна сама по себе к движению, развитию.

Ньютон вслед за Галилеем являлся активным сторонником эксперимента. Его высказывания: «Гипотез не измышляю» и «Физика, берегись метафизики» — красноречиво говорят о том, что этот мыслитель, в отличие от Декарта, доверял опыту и индукции больше, чем утверждениям, полученным рациональным дедуктивным путем. Однако, как и все естествоиспытатели того времени, он не смог окончательно порвать с натурфилософскими спекуляциями, о чем свидетельствует допущение существования бога в качестве перводвигатсля, а также идеи об абсолютном пространстве и времени, т. е. о том, что никак не подтверждается в экспериментах.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646—1716) — немецкий философ и ученый-энциклопедист в историю естествознания вошел как крупнейший математик, открывший независимо от Ньютона дифференциальное и интегральное исчисления. Ему принадлежат идеи счетной машины, математической логики, закона сохранения и превращения энергии. Он первый употребил термины «материалисты» и «идеалисты». Лейбниц считал, что в основе материи лежат монады — простые, неделимые субстанции, «истинные атомы природы», «элементы вещей», некое духовное начало, не подвластное пространству и времени. Но это такое начало, которое обладает силой и действием. Монады вечны и возникают из непрерывных «излучений божества». Возникнув, они не остаются неизменными, а развиваются. В зависимости от степени их развития они делятся: 1) на простые, обладающие лишь смутными представлениями; 2) на монады-души, обладающие ощущениями и представлениями (например, животные); 3) на монады- духи, обладающие разумом (например, человек). Согласно идее развития, монады на каждой ступени переходят друг в друга: каждая последующая ступень содержит в себе то, что было более или менее скрыто и «туманно» в предшествующей. Так, он говорил: все во Вселенной находится в такой связи, что настоящее всегда скрывает в своих недрах будущее, и всякое настоящее состояние объяснимо естественным образом только из непосредственно предшествовавшего состояния. Основываясь на этом принципе, он пришел к выводу об органическом родстве всех живых существ и связи их с неорганической природой. Именно этот процесс свидетельствует, по Лейбницу, о великом законе — законе непрерывности в природе:«... все явления подчинены закону непрерывности...».

Значительный вклад в развитие науки и философии XVIII в. внесли и русские мыслители, в частности Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765). Опираясь на свои естественнонаучные открытия, которые в ряде случаев на столетие опередили ход развития естествознания, Ломоносов постоянно стремился к широким философским обобщениям. Его многочисленные труды не только создали прочную естественнонаучную базу материализма, но и положили начало русской материалистической философии. В области натурфилософии внимание Ломоносова было сосредоточено на изучении материи, движения и их законов. Он впервые естественнонаучным путем обосновал вечность и неуничтожимость материи и движения, открыв закон их сохранения.

Ученый делил движение на два вида (внешнее и внутреннее) и на три рода (вращательное, колебательное и поступательное). Признание внутреннего вида движения позволило ему объяснить природу тепловых явлений, о существовании которых говорил еще Ф. Бэкон. Ломоносов обнаружил, что «теплота тел состоит во внутреннем их движении», тем самым исключив такие ненаучные понятия, как «теплород», «флогистон» и пр., и подведя науку к преодолению метафизики, механицизма, деизма. Очевидно, Ломоносов был близок к мысли, что движение суть изменение вообще. Видя в движении

67

деятельную силу природы, ученый подходил к признанию внутренней активности материи. Однако механистическое в целом понимание природных процессов ограничивало дальнейшее развитие ряда его глубоких и плодотворных догадок. Движение бралось только как перемещение, и всякий его акт сводился к механическому взаимодействию неживых или живых тел. «Тела приводятся в движение одним только толканием», — утверждал Ломоносов. Но если каждое данное тело получает движение только от толчка соседнего, то должен быть и первый толчок, а также существо, его давшее, — бог, творец, первый двигатель. В этом, в поиске первотолчка, заключался наиболее слабый пункт механицизма вообще.

Немецкий ученый, философ Иммануил Кант (1724— 1804) в одной из первых своих работ «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755) разрабатывает небулярную теорию, которая вошла в науку под именем космогонистической гипотезы Канта — Лапласа. Он, отказываясь от божественного первотолчка, утверждал, что Вселенная не создана, а возникла во времени из хаотического облака разнообразных частиц и пребывает в бесконечном изменении под действием законов механики. Закон тяготения он дополнил концепцией притяжения и отталкивания и действием этих совокупных сил объяснил всю небесную механику, выводя ее из неких энергетических центров, в том числе и Солнца. Теория Канта явилась важнейшим достижением в разработке проблем объективной диалектики.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831) рассматривает мир и его развитие не вне абсолюта, а внутри его: абсолютный дух был включен им в работу истории, а развитие мира было представлено как история абсолютного. Это позволило ему подняться к новым высотам в понимании диалектики, в особенности в духовной сфере.

В натурфилософии же Гегеля природа рассматривается в ее духовной сущности, а не в ее материальной конкретности. Поэтому она включает элементы диалектики, однако, это будет не истинная диалектика, а отчужденная, грубая диалектика абсолютной идеи (духа). Истинная диалектика, ведущая к совпадению объективного и субъективного, в объяснении природы невозможна. Гегель считает, что естествоиспытатель, изучая природу, во-первых, «всегда остается в сфере конечного» и хотя видит противоположности, однако не видит всеобщей связи. Это хорошо видно на примере механики, где, например, пространство и время рассматриваются изолированно друг от друга. Так, философ предвосхитил научную идею единства пространства и времени задолго до того, как возникла неклассическая физика, теория относительности Эйнштейна, рассматривающая материю, движение, пространство и время в их неразрывном единстве. Во-вторых, 68 — он ошибочно считал, что естествоиспытатель имеет дело с косным, материально-телесным материалом (идея Платона и Аристотеля), не «выносящим противоречий», а следовательно, исключающим развитие, качественное превращение одного в иное. В природе есть лишь «рядоположенное» изменение в форме бесконечного простого перемещения в пространстве, совершающегося по кругу. Поэтому не случайно, что Гегель отвергал представление о химическом процессе, как о взаимодействии атомов, оспаривал факт, что вода состоит из водорода и кислорода, а также оставил без внимания гипотезу Канта о возникновении во времени Солнечной системы путем развития. Новое, по Гегелю, возникает только в духовной сфере. Таким образом, в своей натурфилософии Гегель не смог преодолеть метафизичность механистического понимания природы, хотя уже в его время догадки о развитии стали возникать в таких науках, как геология, эмбриология, физиология растений и животных, органическая химия.

Карл Маркс (1818—1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895) - создатели диалектического материализма, общенаучным принципом которого выступает единство философии и естествознания. Для них это единство является результатом объективного процесса развития, логики научного познания природы и необходимой предпосылкой разработки научной картины мира.

<< | >>
Источник: В.Л. Обухов , Ю.Н. Солонин , В.П. Сальников и В.В. Василькова. ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ: Учебник для магистров и аспирантов — Санкт-Петербургский университет МВД России; Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности; СПбГУ; СПбГАУ; ИпиП (СПб.) — СПб.: Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности «Университет». — 560 с.. 2003

Еще по теме § 4. Научная революция и философия в XVII—XVI II вв.:

  1. Глава II Научная революция XVI—XVII вв.
  2. Естественнонаучные знания о человеке и философия XVI—XVII вв.
  3. 5. Обобщение итогов научной революции и роль философии
  4. Итоги научной революции и «Математические начала натуральной философии»
  5. XVI-XVII вв
  6. Скептицизм XVI—XVII вв.
  7. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ФРАНЦИИ В XVI—XVII ВВ.
  8. КУЛЬТУРА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.
  9. Западная Русь XVI—XVII веков
  10. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ B КОНЦЕ XVI — НАЧАЛЕ XVII в.
  11. ТЕМА 4. РОССИЯ В XVI - XVII вв.
  12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И АБСОЛЮТИЗМ В ГЕРМАНИИ В XVI — XVII ВВ.
  13. ВЕНГРИЯ И ТРАНСИЛЬВАНИЯ В XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.
  14. § 26.3. Абсолютная монархия XVI – середины XVII вв.
  15. § 28.3. Завершение государственной централизации: XVI – начало XVII в.
  16. Глава XVI ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КОРЕИ В XV—XVII вв.