<<
>>

Герменевтика как органон наук о духе

Термин «герменевтика» вошел в философский лексикон с XVII в. Это понятие, означающее на древнегреческом «извещать», «разъяснять», поначалу относилось к истолкованию языка богов профессиональными оракулами по крику птиц, метеорологическим явлениям и т.
д. На Средние века приходится религиозно-философская герменевтика, так называемая экзегетика, задачей которой было истолкование, разъяснение догматов веры, канонических религиозных текстов, трудов Платона и Аристотеля с целью их адаптации к христианской доктрине. В эпоху Возрождения герменевтика была взята на вооружение гуманистами и протестантами. Первые преследовали задачу очищения античных текстов от средневековых привнесений, а Лютер, совершив первый перевод Библии на немецкий язык, пытался сделать ее доступной рядовым верующим. Он позволил себе невиданное по тем временам требование — допустить, чтобы каждый читатель Библии мог самостоятельно истолковывать ее. Еще раз обращение к герменевтике произошло в XIX в., с трудами Ф. Шлейермахера (1768-1834), позже В. Дильтея. Первый из них, начав с филологической герменевтики, с неизбежностью вышел к философской герменевтике, основателем которой считается Дильтей. Шлейермахер, по существу, объединил различные типы герме- невтик в целостную науку о понимании, в которой теологическая экзегетика и толкование Библии выступают как частные случаи, как конкретные задачи (при том, что свои основные идеи он изложил в работах «Рассуждения о религии» и «Доктрина веры»). Превратив герменевтику в область философского знания, Шлейермахер «фактически обозначил проблематику дальнейших исследований в области гуманитарных наук»1. Именно после Шлейермахера осознаются такие особенности гуманитарного познания, как «субъективность в познании; включенность сознания субъекта, его системы ценностей и интересов в предмет гуманитарных наук; особенности субъектов гуманитарного познания, обладающего своей системой ценностей и множеством внутренних смыслов»111 112. Существенно, что эти научные исследования проводились в русле общего духа немецкого романтизма конца XVIII — начала XIX в., и не случайно, что особое место в гуманитарном понимании Шлейермахер уделяет искусству, где участники «разговора» понимают друг друга самым непосредственным образом. Существенный шаг в развитии философской герменевтики сделал В. Дильтей. Рассматривая герменевтику как «органон наук о духе», он уделяет особое внимание течению жизни, противопоставляя этот подход классическим стандартам «вневременности знания». Подчеркивая нерасчлененность «Я» и «мира», субъекта и объекта, Дильтей обосновывает возможность понимания себя через другого и наоборот, предполагая наличие общей для них духовной под-основы общих пред-рассудков. Важнейшими методологическими средствами у него являются транспозиция (перенесение себя на место другого), сопереживание, подражание, ведь мы представляем и осмысливаем мир лишь постольку, поскольку он переживается нами. Понимание не может быть сведено к логическим операциям, так как имеет дело не с абстрактными теоретическими конструктами, а с реальными, живыми людьми в целостности и многообразии их человеческих проявлений. Понимание содержит в себе и иррациональную составляющую, ведь это — истолкование, интерпретация. Существенно, что внутренний опыт «воляще-чувствующе-представляющего» говорит не только о внутренней реальности, но и о внешней. Дильтей, тем не менее, считает необходимым поднять герменевтику на уровень науки, что позволит реконструировать смыслы и даже приращивать их, даст возможность не только изучения переживаний, но и их объективации. М. Хайдеггер называет понимание «фундаментальным способом человеческого бытия», предполагающим «опрашивание бытия», «со-бытие». «Со-бытие» — это самоосуществление, а не воплощение законов истории. Философ выделяет два вида понимания: 1) первичное — как открытость, как предшествующее рефлексивным, аналитическим процедурам пред-понимание, от которого не следует даже пытаться освободиться, чтобы не разрушить познание; 2) вторичное — уже как филологическая интерпретация текстов, позволяющая осмыслить их глубже, контекстуально. Высоко ценя Э. Гуссерля, Хайдеггер, тем не менее, критикует внеисторичность его философии. Для него понимание истории — событие историческое: мы не можем взобраться на какую-то внеисторическую вершину, с которой можно обозревать собственную и прошлую историю. Считая понимание не способом знания, а способом бытия, Хайдеггер, по существу, переводит проблему понимания из эпистемологической плоскости в онтологическую (от греч. onthos — бытие). То же самое делает Х.-Г. Гадамер, который ищет «условия возможности понимания при сохранении целостного человеческого опыта и жизненной практики». Бытие в философии предполагает открытость философствования, его несводимость к системам. Пониманию предшествуют пред-знание, пред-понимание, пред-рассудки, которые в большей степени являются исторической действительностью, чем собственно рассудок с его застывшей, ороговевшей схематичностью. Гадамер подчеркивает, что новые идеи, связанные с интерпретацией исторических фактов, появляются не в попытках преодолеть временную дистанцию между созданием текста и его истолкованием, напротив, эта дистанция играет конструктивную роль. Для обозначения присутствия истории в современности Гадамер использует понятие «со-бытия традиций». Нахождение «внутри традиции» позволяет осуществлять взаимодействие смыслов, слияние горизонтов автора и его позднего интерпретатора. Понимание — это не просто реконструкция авторского текста, а проникновение в суть дела, излагаемого в тексте, развертывание внутренней логики описываемых событий. Сознание исторично не потому, что оно обращается к прошлому, а потому, что сам способ постижения задан контекстом собственного времени, определяется исторически сложившимися предубеждениями и ожиданиями, и не следует видеть в этом недостаток. Продолжая линию Хайдеггера и Гадамера, А. Шюц (1899-1959) исследует проблему понимания в ситуации реальной практической коммуникации. Отталкиваясь от гуссерлевского жизненного мира, составляющего смысловой фундамент не только обыденного, но и научного мышления, Шюц подчеркивает, что понимание — не метод социальных наук, а их способ жизни, оно вплетено в коммуникацию и язык. Поэтому социальная реальность представляется ему как набор идеальных мыслительных и ценностных конструктов, созданных обыденным мышлением живущих в данном социальном мире людей. Знания, функционирующие в обыденном мышлении как нечто само собой разумеющееся, составляют изначальное понимание, которое «позволяет ладить с другими людьми, культурными объектами и социальными институтами, короче, с социальной реальностью». На вопрос, как такое понимание возможно, философ отвечает просто: человеческие существа рождены матерями, а не состряпаны в пробирках. Современный английский социолог 3. Бауман, полемизируя с Шюцем, считает, что объективное понимание никогда не будет успешным, потому что люди ощущают потребность в понимании тогда, когда их намерения не реализуются, а надежды не сбываются, когда страдание становится необъяснимым. Практическая задача понимания — это освобождение человека от гнетущего чувства несвободы. Важнейшее средство понимания — диалог, как считает религиозный философ XX в. М. Бубер (1878-1965), непрерывный диалог между «Я» и «Ты», человеком и миром, человеком и Богом. Основная идея философии Бубера заключается в том, что «Я является не субстанцией, а связью, отношением с Ты, благодаря чему осуществляется истинное предназначение человека»113.
<< | >>
Источник: Торосян В.Г.. История и философия науки : учеб, для вузов. 2012

Еще по теме Герменевтика как органон наук о духе:

  1. Глава 19. ОТ НАУК О ПРИРОДЕ - К НАУКАМ О ДУХЕ
  2. а) ОТ ТЕОРЕТИКО-ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ К ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОМУ ОСНОВОПОЛОЖЕНИЮ НАУК О ДУХЕ
  3. d) РЕКОНСТРУКЦИЯ И ИНТЕГРАЦИЯ КАК ЗАДАЧИ ГЕРМЕНЕВТИКИ
  4. § 2. Герменевтика как один из методов юридической интерпретации
  5. \. Историческая преамбула 1. Сомнительность романтической герменевтики и ее применение к исторической науке а) СУЩНОСТНАЯ МЕТАМОРФОЗА ГЕРМЕНЕВТИКИ ПРИ ПЕРЕХОДЕ ОТ ПРОСВЕЩЕНИЯ К РОМАНТИЗМУ
  6. Метафизика как совокупность мировоззренческих стремлений человека и ее критическое уточнение в духе трансцендентализма.
  7. ГЛАВА 20. ГЕРМЕНЕВТИКА КАК НАУКА И ИСКУССТВО ТОЛКОВАНИЯ ТЕКСТОВ
  8. 6. Юр. наука, ее система. Догматические юр. науки. Развитие традиционных юр. наук и становление новых юр. наук.
  9. Разновидности знания и диалектика как верховная из наук.
  10. 2.1. Открытия в области социальных наук как предпосылка социологического синтеза
  11. 8. Конституционное право Российской Федерации как наука и ее место в системе общественных наук
  12. Общество как объект исследования социальных наук (история и теория вопроса)
  13. Герменевтика
  14. с) ПОКАЗАТЕЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ
  15. Герменевтика и историзм