<<
>>

Нереализованная валентность: элиминация прямого дополнения при переходных глаголах и факторы, ее определяющие

В данном параграфе нами будут рассмотрены случаи нереализованной валентности, которое предполагает опущение синтаксического актанта из высказывания, чаще всего, прямого дополнения у переходных глаголов.

При этом отсутствие прямого дополнения у переходных глаголов может быть обусловлено, как будет показано ниже, действием различных факторов.

Говоря об эффекте безактантного употребления глаголов, Л. Теньер писал: «Глаголы без актантов выражают процесс, который развертывается сам по себе, и в котором нет участников. Появившийся занавес открывает сцену, на которой идет дождь или снег, но нет актеров (Теньер 1988: 121 - 122).

И хотя он при этом имел в виду непереходные глаголы, описывающие атмосферные явления, данное высказывание в определенной мере имеет отношение и к случаям намеренного опущения прямого дополнения при переходных глаголах, поскольку мы имеет дело с действием, в котором есть агенс и действие, предполагающее наличие объекта, но его нет, т.е. не все участники той драмы, которую описывает предложение, присутствуют на сцене. Продолжая метафору Л. Теньера, можно предположить, что, выводя не всех участников действия на сцену, режиссер тем самым стремился при этом к передаче определенного смысла.

Как отмечает Б.Ю. Норман, анализируя подобные случаи отсутствия прямого дополнения на материале русского языка, «человеческому сознанию иногда бывает нужно абстрагироваться от фреймового устройства ситуации, а ограничить поле зрения понятием» (Норман 2013: 104).

Опущения синтаксического актанта, как правило, прямого дополнения, могут встречаться в разных типах дискурса. Так, случаи безактантного употребления переходных глаголов достаточно частотны в высказываниях обобщенного характера, в сентенциях, афоризмах, пословицах и т.п. Приведем примеры подобных высказываний:

65) It is always in season for old men to learn (Aeschylus); Let no one who loves be called altogether unhappy.

Even love unreturned has its rainbow (Barrie, Sir James Matthew); If you want to change the world, pick up your pen and write (Martin Luther) (Алексеева Л.С. Сборник цитат и извлечений на английском языке 1963).

Опущение дополнения после переходного глагола в подобных высказываниях способствует генерализации смысла таких сентенций. Глагол при этом, как справедливо отмечает Б.Ю. Норман, становится знаком действия или состояния (Там же: 105), которое присуще не конкретной ситуации, а множеству ситуаций, вследствие чего подобные высказывания и приобретают обобщенный смысл.

Г енерализация, как результат намеренной элиминации прямого дополнения, имеет место не только в высказываниях сентенционального характера, но и в других случаях, хотя степень генерализации смысла при этом может быть различной.

66) The house wanted doing up unless he decided to move into the country, and build (Fowles, J. The Magus 2001).

В данном случае существенным является не то, что именно он будет строить, а то, что этот человек переедет и обустроится на новом месте. Отсутствие обязательного актанта в поверхностной структуре приводит к генерализации значения объекта действия со сдвигом информационного фокуса непосредственно на само действие или процесс.

67) She asked to be released from the hospital. She told more than asked (Albom, M. The five people you meet in the heaven 2003).

Глаголы to ask и to tell не нуждаются в данном случае в объектах, так как важным является манера речи, каким образом человек высказал свои намерения, то есть, в фокусе внимания находится модальность сообщения, а не предмет просьбы, что отражается на синтаксической структуре высказывания.

Элиминация прямого дополнения может также свидетельствовать о том, что данный блок информации неактуален на момент речи. А. Г олдберг отмечает, что исключение обязательного актанта из синтаксической структуры возможно при условии, что этот факт логически невыделен, т.е. на информации не делается особый акцент (Goldberg 2005).

Таким образом, неактуальная информация может быть опущена в предложении, в этом случае информационный фокус смещается на другую часть освещаемого события. Чаще всего смещение происходит в сторону глагола, т.е. значимым

становится не объект, а само действие или процесс, в зависимости от типа глагола. Например:

68) “..basically I'm a very passionate man. I love and I hate.” (Williams, N. The Wimbledon poisoner, 1990: 127).

В данном случае глаголы love, hate не несут своего прямого значения - относится к кому-либо определенным образом (любить и ненавидеть кого- то), а скорее характеризуют говорящего как очень эмоционального человека. В данном случае, вследствие отсутствия объекта происходит генерализация смысла, говорящий при этом фокусирует внимание на значении глагола, а именно на способности человека испытывать сильные чувства. На первый план выходит характеристика субъекта - говорящий характеризует себя как страстного человека, способного любить и ненавидеть, однако признак в данном случае выражен не прилагательным, а глаголом. Употребление глаголов безобъектно смещает фокус внимания на само действие как особенность характера человека, говорящий раскрывает, а почему именно он страстный, в чем конкретно это заключается. Так переключение внимания с объекта на само действие может приводить к тому, что такие безобъектные глаголы характеризуют субъект действия. Они добавляют новую информацию о природе или возможностях агенса действия.

Таким образом, отсутствие актанта при глаголе может быть следствием того, что данный блок информации неактуален, то есть не попадает в фокус внимания говорящего. При этом может происходить либо генерализация объекта, то есть, объект действия мыслится как некий обобщенный феномен, либо происходит смещение фокуса внимания на само действие, что приводит к расширению или изменению значения глагола. Акцентирование внимания на глаголе повышает значимость самого действия, которое в некоторых случаях начинает характеризовать деятеля, его эмоциональное состояние или может использоваться для усиления другого блока информации.

Акцентирование информационного фокуса на самом действии может означать физическую способность или неспособность к этому действию:

69) “Christine knew perfectly well that the old lady couldn't write . She had never learned to read" (Moss, R. The Challenge book of brownie stories, 1988: 44).

В данном предложении глаголы to write, to read употребляются без прямого дополнения, так как обозначают умение совершать данные действия, а именно читать и писать, при этом также происходит генерализация объекта, его представления в самом общем виде. Приведем еще подобный пример:

70) Steve Cunningham says people can't understand how can you hit the ball if you can't see. But it's all about technique, if the stroke is right you'll hit the ball [BYU-BNC, URL].

Безобъектное употребление глагола расширяет значение потенциальных претендентов на данную роль. Так в этом примере происходит расширение значения с конкретного предмета, т.е. человек не может видеть не только мяч, а вообще ничего не видит. Однако отсутствие прямого дополнения, например, у глагола to drink чаще всего означает не физическую способность пить (хотя это вполне возможно), а употребление спиртных напитков.

При акцентировании внимания на действии можно говорить о расширении значения самого глагола:

71) As the house doesn't have a dining room, the family eat in the large kitchen (Ideal home. London: South Bank pub, 1991 [BYU-BNC, URL]).

Так, в приведенном примере глагол to eat используется в значении принимать пищу, обедать, т. е. объект в самом общем виде имплицируется в значении самого глагола. Таким образом, значение глагола расширяется, так как охватывает больший диапазон предметов, способных выступать в роли объекта. Нереализованная валентность предиката практически всегда свидетельствует в пользу того, что объект действия незначим, что приводит к генерализации его значения:

72) "I'll invent a diet where you feel good and you can eat" (Aspel, M. In good company, 1989 [BYU-BNC, URL]).

В данном примере важны не конкретные продукты, которые худеющий человек может употреблять в пищу, а еда как обобщенное существительное. Следовательно, происходит расширение значения дополнения, объект представляется в обобщенном, универсальном плане. В русском языке можно толковать как «еда вообще», в английском языке, как предлагает Чарльз Филлмор, в таком случае можно подставить к глаголу существительное stuff: “I spent three days cooking (stuff)”.

В некоторых случаях отсутствие объекта может говорить об акцентировании внимания больше на внутреннем состоянии человека, его готовности к действию, нежели на объекте этого действия:

73) She cut the cake and filled two plates then carried them upstairs prepared to stroke and comfort. She entered the children’s room and sat rubbing Nancy’s damp back as she lay face down on her bed (Atwood, M. Life before man, 1996: 53).

Элиминация прямого дополнения может быть обусловлена не только тем, что фокус внимания перемещается с объекта на само действие, но и функцией интенсификации:

74) It was as if all of them - the mothers, the fathers, the kids with their giant gulp soda cups - were too stunned to look and too stunned to leave (Albom, M. Five people you meet in Heaven 2003: 123).

В данном примере глаголы to look и to leave, которые в подобных предложениях чаще всего встречаются с прямым дополнением, употребляются как непереходные для усиления другой информации. В тексте речь идет о первых моментах после трагической гибели человека, которая произошла на глазах у людей, чувства и ощущения которых описываются как too stunned, т.е. люди были настолько потрясены увиденным, что стояли ошеломленные и не могли смотреть на тело погибшего, и не могли уйти. Таким образом, фокус внимания говорящего направлен не на информацию об объекте, а на состояние людей, для усиления описания чувств которых используются переходные глаголы без прямого дополнения.

Эмоциональное состояние самого говорящего может стать причиной опущения объекта из структуры предложения:

75) What's your first move against Tweed?'' I will search, locate, destroy. I'd better get moving now. I want to be in Brussels today (Shockwave. Forbes, Colin, 1990 [BYU-BNC, URL]).

В данном примере объект конкретен и понятно, о ком идет речь благодаря предыдущему предложению, а именно вопросу, в котором один герой спрашивает другого о дальнейших действиях. Таким образом, запрашиваемая информация касается именно действия, так как объект уже известен. Однако структура ответа, когда переходные глаголы намеренно употребляются безобъектно, показывает напряженное эмоциональное состояние говорящего, усиливая при этом выраженную угрозу.

Некоторые глаголы могут употребляться и как переходные, и как непереходные. В некоторых случаях, как мы уже говорили, опущение объекта свидетельствует о том, что объектом является не какой-то отдельно взятый предмет или явление, а генерализованный феномен, который имплицитно присутствует в семантике глагола. Особенно заметно это при противопоставлении разных валентностно-актантных структурах одного глагола:

76) We didn’t hope for the same things but we all hoped (Meyer, S. The twilight saga 4).

В первой части у глагола присутствует актант (hope for the same things), валентность заполнена, несмотря на то, что в данном случае не происходит уточнения, на что именно надеются люди. Таким образом, в данном предложении противопоставляется два случая употребления глагола to hope (to hope for something / to hope). Очевидно, что, когда данный глагол употребляется без прямого дополнения, объект генерализируется и входит в значение самого глагола, надеяться не на что-то конкретное, а надеяться вообще, то есть описывается внутреннее состояние, ощущение веры, надежды, при этом значение глагола to hope приравнивается к значению to have faith. Таким образом, не столько объект становится генерализированным, то есть обобщенным, сколько само значение глагола становится более емким, обширным и включающим в себя объектный актант.

Нереализованная валентность может использоваться с целью создания игры слов, каламбура, привлечения внимания, например в рекламе, для создания двусмысленности. Иногда использование разных валентностно- актантных структур в рамках одного предложения создает эффект игры слов и употребляется автором для создания того или иного эффекта:

77) “The people that are going to win will always somewhat uncertain of their gain, whereas the people who will lose are absolutely sure of what they are going to lose” says Clinton [BYU-BNC, URL].

Так, в первом случае глагол to lose противопоставляется глаголу to win и является одновалентным, непереходным, во втором случае глагол to lose двухвалентен what they are going to lose, что сигнализирует об изменении в семантике. Таким образом, вариативность валентности глагола to lose указывает на то или иное значение, непереходный глагол реализует значение «проигрывать», в то время как тот же глагол, употребленный с прямым дополнением, имеет значение «терять».

Подобный прием можно встретить в рекламе:

78) Once you arrive here you’ll know you've truly arrived

(Advertisment).

В данном примере глагол to arrive встречается дважды, но происходят изменения в валентности глагола. Так, первый раз глагол употребляется с

актантом места here в своем прямом и самом частом значении прибывать (to come to a certain place, to reach destination). Второй раз глагол to arrive встречается с интенсификатором, то есть заполняется совсем другая валентность, что приводит к возможному изменению значения глагола (to achieve success or recognition). Таким образом, отсутствие актанта места при втором употреблении глагола делает предложение двусмысленным. Данный слоган сопровождал рекламу дорогого и знаменитого курорта. Благодаря вариативности валентности одного и того же глагола имплицируется примерный смысл, что если вы прибыли в это место, считайте, что ваша жизнь удалась.

В инструкциях, командах, предписаниях чаще всего отсутствует объект, так как, во-первых, объект очевиден и понятен, он не требует экспликации, а имплицируется в семантике и присутствует в сознании слушающего; а, во-вторых, в инструкции акцент делается непосредственно на действие и на манеру действия. Например, на этикетке рубашки мы можем найти следующие рекомендации:

79) “Dry clean only”, “Wash inside out”.

В данном случае отсутствие объекта обусловлено самой ситуацией, естественно, что инструкция, прилагающаяся к определенной вещи, приписывает рекомендации, связанные с данной вещью, в этом случае адгерентная представленность семантического актанта в поверхностную структуру является излишней. Инструкция для учителя может звучать так:

80) “Teach with the end in mind”.

В данном примере отсутствует прямое дополнение, а именно объектная валентность при глаголе to teach (somebody), т.к. в фокусе внимания в данном случае находятся не ученики, а методы обучения. Специфика написания инструкции состоит, в первую очередь, в том, что ее текст должен быть предельно краток и практичен, именно поэтому опущение прямого дополнения обусловлено фактором компрессии, или языковой экономии.

Подобный фактор встречается также в различных императивных высказываниях:

81) They tell! - You listen and repeat! (Worsley, J. Taking good care, 1989 [BYU-BNC, URL]).

В данном примере, речь идет скорее о команде, что делать, т.е. говорящий раздает инструкции относительно дальнейших действий. И, несмотря на то, что при глаголах отсутствует объект, в целом, понятно, о чем идет речь. При этом отсутствие прямого дополнения в первом случае (they tell) может указывать либо на то, что для говорящего неважно, что именно они будут говорить, либо говорящий не знает, т.е. данный блок информации может оказаться не просто незначимым на момент речи, а неизвестным. Объект действия в данном случае носит обобщенный характер, он имплицитно присутствует в семантике глагола и присутствует в сознании продуцента и реципиента, а потому не требует экспликации. Таким образом, отсутствие прямого дополнения способствует его генерализации. Подобные случаи, как и текст инструкции, могут рассматриваться как примеры когнитивной экономии, находящей свое отражение в семантической и синтаксической компрессии. Помимо этого, на синтаксическую структуру оказывает влияние и прагматический фактор.

В бытовом дискурсе, как показывает анализ фактического материала, важную роль имеют именно прагматические факторы, которые обусловливают опущение прямого дополнения после переходных глаголов. В обществе в определенных ситуациях существуют соответствующие нормы вежливости и приличия, которые также находят свое отражение в изменениях валентностной структуры глагола. В некоторых случаях нереализованная валентность допускается из соображений вежливости. Так, например, не всегда уместно говорить о сумме пожертвования:

82) Fulham branch of Amnesty recently donated (a cheque for $ 1500) to AIBS (Amnesty. London: Amnesty International, 1993 [BYU-BNC, URL]).

Сумма пожертвований может быть названа, а может быть опущена на усмотрение говорящего. Иногда валентность глагола не заполняется намеренно, чтобы скрыть какую-либо информацию, на которой говорящий не хочет акцентировать внимание собеседника. В произведении Mitchel Albom “The Five People You Meet in the Heaven” главный герой умирает и начинает свое путешествие в потустороннем мире, те люди, которых он там встречает, не имеют права рассказывать ему подробности тех испытаний, которые ему предстоит пройти. С целью сокрытия данной информации меняется валентностно-актантная рамка глагола:

83) - You were a child when you knew me, that’s why you start with the

same feelings you had. - Start what? Eddie thought (Albom, M. The Five People You Meet in the Heaven, 2003).

В данном случае глагол to start умышленно употребляется без прямого дополнения, так как говорящий не имеет права выдавать данную информацию. Несмотря на это, реакция слушающего обратная той, на которую рассчитывал говорящий, опуская и не касаясь данного факта. В данном случае отсутствие данной информации не свидетельствует о том, что она не попадает в фокус внимания говорящего или не актуальна на момент речи, а скорее намеренное опущение данного актанта происходит с целью замолчать, скрыть некоторые факты, которые в данной ситуации как раз являются крайне важными для реципиента. Подобная неполная грамматическая структура в данном случае привлекает внимание слушающего и обусловлена прагматическими факторами.

Помимо вышеперечисленных факторов, влияющих на валентностно- актантную организацию, важную роль играет синтаксический фактор. Элиминация прямого дополнения у переходных глаголов встречается в случаях уподобления переходного глагола непереходному в сочиненном ряду, что способствует его абсолютивному употреблению. Например:

84) Older and less planned quarters of cities and towns are profoundly woodlike especially in this matter of the mode of their passage through us the way they unreel, disorientate, open, close, surprise, please (Fowles, J. The tree 1988).

При описании старых кварталов города автор намеренно не использует прямое дополнение для создания загадочного, интригующего образа улиц старой части города. Переходные глаголы, которые употребляются без объектов, характеризуют и раскрывают субъект действия более полно, обширно, добавляя новую информацию, создавая нужный образ. В данном примере безактантное употребление переходных глаголов обусловлено помещением их в сочинительный ряд, где первый глагол to unreel употребляется как непереходный, а следующие за ним глаголы уподобляются данной конструкции. В этом случае имеет место эффект иррадиации, который состоит в том, что первый глагол задает структуру абсолютивного употребления глаголов всего сочинительного ряда. Синтаксический фактор может влиять на валентную организацию глаголов не только в сочинительном ряду, но и в параллельных синтаксических конструкциях:

85) As Mr Barve told me once, the rich people, those who live in their marble and granite four-bedroom flats, they enjoy. The slum people, those who live in squalid, tattered huts, they suffer. And we, who reside in the overcrowded chawls, we simply live (Swarup, V. Slumdog Millionaire 2005).

В данном примере мы наблюдаем три смежных предложения с одинаковой конструкцией, выстроенных в последовательности, благодаря чему создается особый ритм, эмоциональный оттенок, художественная выразительность речи, убедительность философского выражения.

Элиминация прямого дополнения обусловлена синтаксическим

параллелизмом. В данном случае наличие актантов не только помешали бы созданию ритма, но и с точки зрения семантики являются лишними в данных предложениях, так как фокус внимания направлен на процесс. Стоит отметить, что в данном примере, происходит влияние структуры последующих глаголов на безобъектное употребление первого глагола to enjoy. Подобные примеры встречаются часто и в афоризмах, сентенциях, о которых уже шла речь выше:

86) I came, I saw, I conquered (Julius Caesar),

87) I hear and I forget. I see and I remember. I do and I understand

(Confucius).

Вариативность валентностно-актантной структуры предложения является следствием особенностей индивидуальной концептуализации той или иной ситуации. Элиминация какого-либо блока информации в поверхностной структуре является показателем того, что данные факты неважны, незначительны или неизвестны. Г оворящий акцентирует внимание на других частях события, характеристиках, взаимоотношениях между элементами. Безобъектная структура отражает ситуацию, представленную в самом общем (абсолютивном) виде, то есть при восприятии отдельного фрагмента реальности человек не фокусирует свое внимание на конкретных элементах или участниках действия, а скорее мыслит ее более обобщенно, повсеместно. В этом случае происходит генерализация значения объекта, говорящий воспринимает ситуацию как универсальную, то есть подходящую не к частному случаю. Вместе с генерализацией объекта может происходить и расширение или изменение значения самого глагола. Это может быть связано с тем, что фокус внимания переключается с конкретного объекта на само действие или процесс. Помимо когнитивных факторов, лежащих в глубине, важными являются также прагматические, семантические и синтаксические основания опущения прямого дополнения.

2.3.

<< | >>
Источник: Фукс Александра Игоревна. ВАРИАТИВНОСТЬ ВАЛЕНТНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛА И ФАКТОРЫ, ЕЁ ОБУСЛОВЛИВАЮЩИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА). 2015

Еще по теме Нереализованная валентность: элиминация прямого дополнения при переходных глаголах и факторы, ее определяющие:

  1. Нереализованная валентность: элиминация прямого дополнения при переходных глаголах и факторы, ее определяющие