<<
>>

Фактор внимания и его роль в разных способах языковой репрезентации события

Как мы уже отмечали, одной из центральных задач когнитивной лингвистики является реконструкция работы сознания на основе анализа языковых фактов. Обращение лингвистов к области сознания «обрекает» их на сотрудничество с такими науками, как психология, нейрология, нейрофизиология, занимающимися изучением сознания и психики человека.

Мы уже говорили о том, что одна и та же ситуация действительности может иметь различные варианты концептуализации, а, следовательно, и языковой репрезентации (см. Фукс 2012). Мы полагаем, что данный факт обусловлен, прежде всего, способностью нашего сознания акцентировать, или фокусировать внимание на разных участниках ситуации, а также переключать внимание с одного участника на другого. Как отмечает О.К. Ирисханова, распределение внимания и основанные на нем процессы фокусирования и дефокусирования представляют собой «целостный многофункциональный когнитивный процесс, который имеет весьма широкий диапазон языковых воплощений» (Ирисханова 2014: 14). С учетом сказанного, можно полагать, что фактор внимания имеет немаловажное значение для изучения процессов вариативности глагольной валентности. Этому посвящен настоящий параграф.

В психологии феномен внимания трактуется по-разному и вызывает трудности в определении. Во-первых, потому что внимание не является самостоятельным психологическим процессом, а может определяться скорее как избирательная направленность восприятия на тот или иной объект, а во- вторых, результатом внимания может считаться увеличение продуктивности другой психической деятельности, внимание в этом случае может трактоваться как характеристика познавательных процессов (Фаликман 2006: 52). Классик отечественной психологии П.Я. Г альперин определил внимание как функцию умственного контроля (Гальперин 2002: Электронный ресурс). Информация воспринимается человеком не в том объеме, в котором она поступает извне, что связано, прежде всего, с отношением человека к объекту, его интересами, потребностями, ожиданиями, целями, личностными предпочтениями и т.д.

Таким образом, внимание избирательно, что выражается в возможности реагирования на ограниченный спектр внешних стимулов. Следовательно, внимание представляет собой не только сосредоточенность на каких-либо объектах, но и осуществление отбора нужной информации. Несмотря на то, что фактор внимания может рассматриваться как часть других когнитивных процессов, в литературе он выделен в качестве отдельного когнитивного процесса наряду с памятью, мышлением и т.д.

С точки зрения нейрофизиологии внимание представляет собой возбуждение в коре головного мозга, которое происходит неравномерно, каждая деятельность может создавать очаги возбуждения, которые приобретают доминирующий характер. Понятие «доминанта» было введено еще А.А. Ухтомским, который исследовал физиологию психических процессов. «Упорное, редкое, ритмическое раздражение производит особенно сильное впечатление на центры, способствуя накоплению в них местного стойкого возбуждения при торможении других центров, такой принцип работы нервной системы лежит в основе акта внимания» (Ухтомский 2004: 39). Этот очаг возбуждения можно назвать фокусом внимания человека. Как описывает в своей работе Т.А. Духовской, речь идет «об обособленной части внимания, как бы его «острие», это самая концентрированная область внимания, та его часть, которая самая первая реагирует на все происходящее, позволяет человеку воспринимать ярче всего» (Духовской 2010: электронный ресурс). Внимание является

характеристикой когнитивных процессов (получение, переработка, хранение и мобилизация информации), в которых непосредственное участие принимает язык, из чего можно сделать вывод о том, что язык тесно взаимосвязан с фокусом внимания, что и находит свое естественное выражение в речи. Таким образом, наличие связи между вниманием и речью неоспоримо. С одной стороны, речь позволяет организовывать внимание, например, посредством речевой команды, а с другой стороны, форма речевого высказывания непосредственно зависит от того, что в данный момент находится в фокусе внимания человека (Фаликман 2006: 12).

С развитием когнитивного направления в лингвистике очевидным стал тот факт, что когнитивные процессы неотделимы от языка. Связь языка и сознания состоит в том, что языковая репрезентация отражает специфику восприятия информации. В познании и представлении окружающей действительности участвуют различные когнитивные процессы, которые представляют собой последовательные действия, участвующие в восприятии, переработке информации, то есть «высшие психические процессы, которые мы используем, чтобы узнать и объяснить мир» (Хьел 2006: 216). К факторам, влияющим на языковую форму, относятся как факторы восприятия, например внимание, так и более сложные процессы, такие как понимание, мышление, осознание, которые предполагают личный опыт, ассоциативные связи, воображение и многие другие сопутствующие процессы, помогающие осознать и переработать информацию.

Известно, что одну и ту же ситуацию действительности можно вербализовать по-разному, что говорит о возможности сознания человека осуществлять категоризацию действительности разными способами (Slobin, 2003). Категоризация - это «ведущая функция сознания, лежащая в основе речемыслительной деятельности и организации языка как системы» (Болдырев 2005: 16). Таким образом, происходит взаимодействие работы сознания и языковой системы, в частности, грамматического строя, который оперирует средствами, способными репрезентировать когнитивные процессы. Различное восприятие реальной действительности находит свое отражение на языковом уровне. Принято считать, что событие описывается глаголом с сопровождающими его актантами, и любые изменения не только в самой ситуации, но и в ее восприятии, влекут за собой изменения формы. Рассмотрим следующие предложения:

16) A cat is running away from the dog.

17) A dog is running for the cat.

В основе этих двух предложений лежит одна ситуация объективного мира, однако процесс категоризации в сознании говорящих происходит по- разному. Вследствие перепрофилирования внимания с одного участника события на другого происходит изменение в семантике предложений.

Первое предложение описывает ситуацию «побег» (to flee), тогда как во втором предложении речь идет о «погоне» (to chase). В том случае, если речь идет о побеге, a cat выступает в позиции подлежащего, и именно действия кошки находятся в фокусе внимания говорящего, и наоборот, если говорящий акцентирует внимание на собаке, речь в предложении идет о погоне и, соответственно, a dog является подлежащим. В качестве подтверждения того, что семантика этих двух предложений действительна различна, несмотря на то, что ситуация объективного мира одна, сопоставим их с переводом глаголов на русский язык: бежит за; убегает от. Данный пример может служить показателем того, каким образом когнитивные факторы влияют на изменения языковой структуры. Различия в восприятии события неизменно влекут за собой различия в его языковой репрезентации.

Известный американский когнитолог Расселл Томлин экспериментально показал, как когнитивные характеристики реализуются в формальной структуре высказывания. Для выяснения когнитивных оснований грамматических выборов ученый создал анимационный фильм, состоящий из серии эпизодов, в которых поочередно одна рыба съедает другую. Основной единицей анализа является некое событие, которое характеризуется, прежде всего, изменением состояния параметров, которые находятся в определенных отношениях друг с другом в общем поле какой- либо ситуации. Испытуемые, описывающие просмотренный фрагмент в реальном времени, строили свои высказывания таким образом, что та рыба, на которой было сфокусировано внимание аудитории, выступала в качестве подлежащего в предложении, залог при этом менялся от активного к пассивному в зависимости от того, была ли эта рыба агенсом или пациенсом действия. Таким образом, когда темная рыба, специально отмеченная для привлечения внимания, была съедена светлой рыбой, предложение выглядело так: “The dark fish was eaten by the light fish”. Тот же самый эпизод, но с перефокусировкой внимания на светлую рыбу, описывалась следующим образом: “The light fish ate the dark fish”. Следует отметить, что при проведении эксперимента для получения более точного результата учитывались темпоральные характеристики внимания таким образом, чтобы человек не успел переключить внимание на другого участника действия.

Результаты этого и других подобных экспериментов, например, с использованием статичных ситуаций, не оставляют сомнений в том, что фокус внимания говорящего определяет синтаксическую структуру высказывания. В более чем 90% случаев предмет, отмеченный для привлечения внимания, выступает в предложении в синтаксической роли подлежащего. По мнению Ч. Филлмора, если среди аргументов имеется Агенс, он становится подлежащим, однако в ходе проведенного Р. Томлиным и рядом других исследователей эксперимента было показано, что подлежащим может выступать не тот участник ситуации, который инициирует событие или изменения состояния другого участника, а объект, который подвергается каузации со стороны другого участника, если он находится в фокусе внимания. Таким образом, синтаксическая позиция подлежащего обусловлена не только семантической ролью актанта, но и тем, что находится в фокусе внимания в данный конкретный момент. Как отмечает О.К. Ирисханова, «синтаксическая структура предложения отражает не только аргументно-функтивную структуру и роли участников событий, но и то, как наше сознание членит описываемую ситуацию на выделенные и невыделенные элементы» (Ирисханова 2014: 182).

При восприятии окружающего мира наши органы чувств подвергаются воздействию множества раздражителей, однако не вся информация, поступающая от них, воспринимается одинаково. Какие-то предметы обращают на себя большее внимание, другие остаются за гранью нашего восприятия. Л.А. Фурс, описывая подобные процессы, обращается к термину «когнитивная доминанта», посредством которой определяется включенность или отсутствие какой-либо части структурированного знания. «Роль когнитивной доминанты заключается в том, что удается интерпретировать глубинные механизмы моделирования синтаксически репрезентируемых концептов, варьирования их концептуального содержания, и, в целом, механизмы динамики речемыслительных процессов, а также связанные с этими процессами скрытые механизмы взаимодействия семантики и синтаксиса» (Фурс 2007: 175). Сосредоточенность нашего внимания на том или ином предмете, выделение его из всех остальных, сливающихся друг с другом фоновых образов, называется фокусом внимания. Следовательно, доминантные образы образуют фигуру восприятия, то есть тот предмет, который находится в фокусе внимания в данный момент, а все остальные предметы отходят, по сравнению с фигурой восприятия, на задний план, образуя фон. В психолингвистике различение фон/фигура является ключевым моментом теории Л. Талми, Р. Лангакера (Talmy 1983, 2000; Langacker 1991).

Основным принципом языкового представления пространственных отношений, с точки зрения Л. Талми, является разделение ситуации или места действия на первичный и вторичный объекты, которые соответственно связаны с понятиями фигуры и фона. Понятия первичного объекта или фигуры и вторичного объекта, т.е. фона, в теории Л. Талми являются тождественными понятиям «траектор» и «ориентир» в теории P. Лангакера. Фигуру, или первичный объект Л. Талми определяет, как «движущийся или потенциально движимый предмет, расположение, путь или ориентация которого представляется неизвестным, значение которого необходимо определить» (Talmy 1983: 232). Под фоном автор понимает неподвижный предмет, выполняющий функцию точки отсчета, по отношению к которой определяется расположение, путь или ориентация фигуры.

Р. Лангакер, обращаясь к вопросу распределения внимания, противопоставляет фигуру и фон. Предикация, по мысли автора, профилирует или выделяет взаимоотношения между двумя или более сущностями. Особое свойство восприятия фигуры / фона обусловлено процессом ментальной избирательности или профилированием.

Профилирование - это процесс выделения понятия на основе имеющихся представлений (Langacker 1987: 108). Та сущность, которая находится «в фокусе» и является наиболее выделенной в данной предикации, считается траектором, а другая, отличная от траектора, но также когнитивно выделенная сущность - ориентиром. Таким образом, первичный объект или фигура находится «в фокусе» внимания говорящего, и его положение в пространстве определяется соответственно по отношению к некоему другому объекту или ряду объектов (фону), пространственная локализация и геометрические свойства которого уже известны адресату (Talmy 1983: 229­230). Стоит отметить, что объекты, не попадающие в фокус внимания в данный конкретный момент, также являются когнитивно выделенными и воспринятыми наблюдателем. Важным в этой теории является подвижность системы - то, что было неважным, может стать выделенным или значимым и наоборот.

Фигура и фон имеют ряд основополагающих характеристик. Фигура или объект, находящийся на момент речи в фокусе внимания, является более подвижным по отношению к фону, который можно характеризовать как закрепленный. «Во всякой ситуации человек различает движущиеся (потенциально движущиеся) объекты - фигуры и неподвижные, так называемый фон, на котором движутся фигуры» (Рахилина 1998: 289). Таким образом, действие или событие, происходящее с фигурой, будет происходить на фоне непрофилированных объектов. Пространственные характеристики фигуры нуждаются в определении, тогда как фон служит точкой отсчета с уже известными пространственными характеристиками.

Другим существенным отличием является подвижность фигуры, которая имеет более четкие контуры и меньшие размеры по сравнению с фоном, который характеризуется большей закрепленностью или статичностью, имеет большие размеры. Фигура характеризуется большей когнитивной выделенностью, тогда как фон более размыт, абстрактен, не имеет четких границ. Фигура относительно недавно возникла на месте действия или в сознании человека, в то время как фоновые объекты существуют в сознании человека с более раннего временного периода. Эти характеристики накладывают определенные ограничения в употреблении. То же самое касается и темпоральных отношений: Shah Rukh ruled Persia through/around Christ's crucifixion (пример Л. Талми: Talmy 1983: 231).Таким образом, событие (фигура) может происходить во время некоторого процесса (являющегося фоном), но не наоборот.

Профилирование, или перспективизация, по мнению Р. Лангакера, включает в себя следующие факторы: ориентация, положение в

пространстве, направленность, субъективность/объективность отражения ситуации. Все эти факторы предполагают наличие наблюдателя осуществляющего языковое конструирование ситуации. Противопоставление знакомой, базовой информации с новой или более значимой информацией в лингвистической теории так же связано с точкой зрения говорящего на ситуацию. Л. Талми также отмечает важность позиции наблюдателя и определяет ее, как точку, в которую говорящий мысленно помещает себя и из которой он наблюдает развертывание действия. Так, например, в зависимости от физического положения наблюдателя меняется его представление воспринимаемой действительности. Л. Талми приводит следующий пример: статичная позиция наблюдателя обеспечивает ему дальность и широту обзора, в противопоставление положению движущегося наблюдателя, который воспринимает действительность в том объеме, в котором она попадает в его поле зрения по мере движения. От разницы расположения наблюдателя зависит объем и характер воспринимаемой им информации, а это находит свое непосредственное отражение в языковом выражении:

18) There are a number of houses in the valley (“В долине расположено несколько домов”);

19) There is a house every now and then through the valley (“B долине то и дело попадаются дома”) (Talmy 1983: 255).

Однако позиция наблюдателя может определять разную концептуализацию не только положения предметов в пространстве, но и распределения событий во времени:

20) I have been reading his magazine since I bought it a week ago

[BYU-BNC].

Самыми распространёнными и наглядными показателями индивидуальной концептуализации события наблюдателем являются предлоги. Они указывают на место расположения наблюдателя, направление его внимания и масштабность воспринимаемого:

21) The house is behind the supermarket. The house is between the supermarket and the school. The house is in front of the supermarket.

В каждом предложении меняется только дислокация наблюдателя, а дом и супермаркет не меняют своего месторасположения. Таким образом, семантика некоторых глаголов помимо непосредственного субъекта действия может включать наблюдателя, потому фрейм, репрезентированный данным глаголом, имеет две пропозиции: первичную (субъект находится в

определенной ситуации) и вторичную (наблюдатель оценивает ситуацию, в которой находится субъект). Сравнение приведенных ниже предложений показывает разницу между объективным и субъективным восприятием ситуации говорящим (Langacker 1990: 17-21).

22) Vanessa jumped across the table; Vanessa is sitting across the table from Veronica.

В первом предложении ситуация перемещения изображена конкретно и объективно; предмет физически движется, тогда как второе предложение соотнесено с положением говорящего в пространстве. Таким образом, точкой отсчета является наблюдатель, он разделяет пространство соответственно своему месторасположению.

Г рамматические категории глагола и его основная связующая функция являются одним из важнейших показателей направленности внимания и процессов восприятия действительности. Например, перестановка первичного и вторичного элементов, то есть смена фигуры и фона являются показателем профилирования внимания говорящего:

23) The paint is peeling from the wall / The wall is peeling of its paint

(Pinker 2007).

Следовательно, синтаксическая структура меняется в зависимости от того, что попадает в фокус внимания говорящего. Так, в данных примерах краска является фигурой по отношению к стене, являющейся фоном происходящего. Краска соответствует всем характеристикам фигуры: она меньше по размеру, подвижна по отношению к стене. Однако в случае, когда стена, а не краска попадает в фокус внимания, фон берет на себя некие характеристики фигуры, т.к. стена выполняет синтаксическую функцию деятеля. Однако в этом случае фигура и фон по существу не меняются местами, а меняется только фокус внимания. Стоит, однако, отметить, что такая смена местами фигуры и фона без особых изменений внутри предложения возможна далеко не всегда. В том случае, если элементы структуры, поочередно попадающие в фокус внимания равнозначны, то они легко могут взаимозаменяться, что можно проследить с конверсивными глаголами, например:

24) John meets Harry / Harry meets John.

Таким образом, в зависимости от того, какой элемент в конкретный момент попадает в фокус внимания говорящего, меняется общая организация предложения. Профилируемый предмет является центром высказывания, именно ему приписываются предикативные характеристики. С целью успешной коммуникации важно обозначить предмет, находящийся в фокусе внимания, поэтому говорящий выбирает языковые средства, способствующие наиболее точно передать мысль. Синтаксическая организация является одним из основных показателей разделения фигуры и фона:

25) There are freckles on the boy’s face (в фокусе - веснушки); The boy’s face has freckles on it (в фокусе - лицо); The boy has freckles on his face (в фокусе - мальчик) (пример Талми: Talmy 1983: 257).

Существуют самые разнообразные факторы, способные привлечь внимание к тому или иному объекту. К таковым относятся как ингерентные признаки самого объекта, например, размер, цвет, одушевленность, движение и т.д., так и внешние факторы, такие, как этнокультурная принадлежность говорящего, субъективный опыт и т.д. Языковые средства выражения внимания, которые использует говорящий, направляя внимание слушающего в нужное русло, очень разнообразны. Таким образом, концептуализация некоторых ситуаций происходит естественным путем и редко предполагает перефокусировку внимания, что обусловлено узусом восприятия действительности. Так, например, при концептуализации события, в котором участвуют два объекта, одушевленный и неодушевленный, в фокусе внимания скорее окажется одушевленный объект, а не наоборот, хотя в данном случае большую значимость имеет и размер неодушевленного объекта. Если неодушевленный предмет больше, он скорее будет воспринят как фон (Человек сидит на лавочке / *Лавочка находится под человеком). Однако если этот предмет окажется меньше по размеру относительно одушевленного предмета, тогда возможна разная концептуализация события (см. предыдущий пример). Существуют определенные ограничения на возможность подобных синтаксических перестановок. Данные примеры указывают на то, что сами предметы и их характеристики влияют на восприятие ситуации. Таким образом, избирательность человеческого внимания, обусловленная самыми разнообразными факторами и сдвиг фокуса с одной части фрагмента на другую одной внеязыковой ситуации, находит свое отражение в синтаксической структуре высказывания.

<< | >>
Источник: Фукс Александра Игоревна. ВАРИАТИВНОСТЬ ВАЛЕНТНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛА И ФАКТОРЫ, ЕЁ ОБУСЛОВЛИВАЮЩИЕ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА). 2015

Еще по теме Фактор внимания и его роль в разных способах языковой репрезентации события:

  1. Предисловие
  2. НЕОПОЗИТИВИЗМ - СМ. ЛОГИЧЕСКИЙ позитивизм
  3. ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА - СМ. ЭТИКА
  4. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  5. логоцентризм ЛОГОЦЕНТРИЗМ - СМ. ДЕКОНСТРУКЦИЯ
  6. БЛУР Д. - см. социология ЗНАНИЯ X. Блюменберг
  7. ДЖЕНТИЛЕ Дж. - см. НЕОГЕГЕЛЬЯНСТВО ДИЛЬТЕЙ В. - см. ГЕРМЕНЕВТИКА
  8. Финк Э. - СМ. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ
  9. М. К. Мамардашвили, Э. Ю. Соловьев, В. С. Швырев Классика и современность: две эпохи в развитии буржуазной философии
  10. Бескова ИА КОГНИТИВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МЫШЛЕНИЯ КРЕАТИВНЫХ ЛИЧНОСТЕЙ
  11. Структуралистские и семиотические исследования мифа
  12. ГЛАВА III. РАЗНОРЕЧИЕ В РОМАНЕ
  13. Сущностные характеристики и структурное содержание информационной культуры российского общества
  14. Ювенальный медиадискурс как один из видов дискурса
  15. Сущность глагола и валентности как его главного свойства с позиции когнитивного подхода
  16. Фактор внимания и его роль в разных способах языковой репрезентации события