<<
>>

12 вино и точило 14 января 1987.

Возлюбленный Мастер, Тогда попросил старик корчмарь: «Скажи нам о Еде и Питье». И он сказал: «О, если б только вы могли жить благоуханием земли и, как воздушные растения, питаться светом. Но раз вынуждены вы убивать, чтобы насытиться, и лишать детеныша материнского молока, чтобы утолить свою жажду, пусть тогда это будет актом поклонения, И пусть стол ваш станет алтарем, на который чистых и невинных из леса и равнины приносят в жертву еще более чистому и невинному в человеке. Когда вы убиваете зверя, скажите ему в своем сердце: Та же сила, что сразила тебя, сразит и меня, и меня тоже поглотят.
Ибо закон, который отдал тебя в мои руки, отдаст меня в руки еще более могущественные. Твоя кровь и моя кровь — не что иное, как сок, питающий древо небес. Когда вы надкусываете зубами яблоко, скажите ему в своем сердце: Твои зерна будут жить в моем теле, бутоны твоего завтрашнего дня распустятся в моем сердце, твой аромат станет моим дыханием. И вместе мы будем радоваться во все времена года. Осенью, когда вы собираете виноград в своих виноградниках, чтобы точить из гроздий сок, скажите в своем сердце: Я тоже виноградник, и мои плоды попадут в точило, и, как молодое вино, меня будут хранить в вечных сосудах. И зимой, когда вы черпаете вино, воспевайте в своем сердце каждую чашу: И пусть будет в песне память об осенних днях, о винограднике и о точиле». Существенно, что этот вопрос — от старика. Все это метафоры, ведь Халиль Джебран поэт. У него есть проблески мистицизма, однако, сам по себе он не мистик. Поэтому я согласен не со всем, что он отвечает старику. Старик — представитель традиционного ума, ортодоксального прошлого, всего мертвого. Но все же не было необходимости отвечать ему так, как отвечал Альмустафа. Здесь выявляется разница между поэтом и мистиком. Эти слова исходят от самого Халиля Джебрана. Он больше не руки, через которые говорит Бог, не глаза, которые улыбаются вам улыбкой Бога. Окошко, открытое вечному, на мгновение закрылось. Я уже говорил о различии между поэтом и мистиком: мистик всегда один и тот же, на той же высоте, на тех же освещенных солнцем вершинах, но поэт всегда падает с них обратно на землю. Тогда попросил старик корчмарь: «Скажи нам о Еде и Питье». И он сказал: «О, если б только вы могли жить благоуханием земли и, как воздушные растения, питаться светом...» Но теперь значительность ушла. Слова все еще прекрасны, но что-то упущено. До сих пор он говорил с вершин, теперь он находится среди толпы, просто один из них. Но раз вынуждены вы убивать, чтобы насытиться, и лишать детеныша материнского молока, чтобы утолить свою жажду, пусть тогда это будет актом поклонения... Это компромисс. И в этом одна из причин, почему мир не был раздражен Халилем Джебраном. Он достигает высоких пиков — через вымышленный образ, Альмустафу, — но он будет много раз отступать, не найдя в себе мужества, чтобы пойти против традиции, традиционного ума, общества и своего прежнего, глубоко укорененного безобразного поведения. Странно, что такой человек, как Халиль Джебран, согласился с убийством живых зверей для еды. Он родился в невегетарианском обществе; он был не в состоянии полностью освободиться от крепостной зависимости, от своей обусловленности. В противном случае он бы не смог сказать, что можно убивать животных для еды и лишать детеныша материнского молока, чтобы утолить свою жажду. Человек тысячи лет был охотником. И если вы родились в обществе, где едят живых зверей, у вас, конечно, не будет никакого благоговения перед жизнью.
Он позволяет старику в себе говорить эти вещи. Насилие не может исходить от божественного. Насилие — это варварство. И только из-за того, что все человечество почти уснуло, вы никогда не задумываетесь о простой вещи: если вы едите живые существа, убиваете живые существа для своей пищи, то отсюда не так уж далеко и до убийства живых людей. В чем разница? Жизнь одна, существует ли она в певчих птицах, в прекрасном олене или в великолепии льва — они тоже наши братья и сестры. Какая разница между каннибалом и едоком мяса? Одного из моих друзей поймали в Африке — там до сих пор существуют небольшие группы каннибалов, которые питаются человеческой плотью, убивают человека просто, чтобы съесть. Случилось так, что у них не было ничего другого, чтобы предложить ему поесть... Они имели вдоволь человеческого мяса, поэтому не было нужды убивать его сразу же; они сохраняли его таким же образом, как все питающиеся мясом люди хранят свой рогатый скот — до нужного момента, когда пора будет убивать. Он проголодался и хотел поесть чего-нибудь. Не оставалось ничего другого, как только разделить с ними то, что они ели. И он рассказал мне — ему удалось бежать ночью в полной темноте — очень странную вещь. Он ест мясо, однако питаться мясом других людей было шоком. Но, голодный и усталый, он смог съесть... и был поражен: человеческое мясо — самое вкусное. В начале этого столетия в Африке насчитывалось три тысячи каннибалов. Теперь их только три сотни, потому что если им не удается поймать кого-нибудь еще — а в те края никто не заходит, — то они начинают поедать собственных детей, жен. С трех тысяч они сократились до трехсот. По всему миру проблема с населением — демографический взрыв. А те несчастные каннибалы сокращаются в численности и обречены на исчезновение. Но я хочу, чтобы вы приняли во внимание тот факт, что в момент, когда вы убиваете, не имеет значения, кого вы убиваете, — это всегда разрушение жизни. Была ли она в форме человека или животного — разницы нет. Эта глупость все продолжается, мы игнорируем тот факт, что с новой технологией есть возможность производить в достаточном количестве необходимые продукты, и нет нужды убивать ни птицу, ни животное, ни человеческое существо. Но из-за того, что Халиль Джебран родился в невегетарианском обществе, эта обусловленность все еще задерживается где-то в его бессознательном. Он очень легко допускает это: Но раз вынуждены вы убивать, чтобы насытиться, и лишать детеныша материнского молока, чтобы утолить свою жажду, пусть тогда это будет актом поклонения. Скрывать это трудно — пусть это будет актом поклонения. Сможет ли Халиль Джебран сказать то же самое каннибалам: «Когда вы едите человека, пусть это будет актом поклонения?» Я слыхал весьма примечательную историю о первом христианском миссионере, который отважился пойти к африканским каннибалам, чтобы учить их христианству, обращать их в христианство. Его схватили, и он увидел большой чан с кипящей водой над огнем. В нем стал подниматься страх. Его друзья говорили ему: «Не ходи туда; невозможно обратить тех людей в христианство. Во всяком случае, они исчезают сами по себе. Возможно, к концу этого столетия каннибалы исчезнут с лица земли». Но миссионер был очень тверд. Он хотел быть пионером, который обратил даже каннибалов. Когда они опускали его в кипящую воду, он спросил: «Что вы делаете?» Они отвечали: «Скоро увидишь». Прибегая к последнему средству, он сказал: «У вас есть хоть какое-то представление о христианстве?» Они ответили: «Пока еще нет, но сейчас мы собираемся попробовать — пусть только суп сварится».
Я не вижу никакой разницы между невегетарианцами и каннибалами. Человек любви, сострадания, понимания может быть только вегетарианцем. Деревья доступны, они раздают свое изобилие. Нет необходимости убивать. Это явный пережиток прошлых охотничьих дней, когда не было земледелия. Вы удивитесь, узнав кое-что о джайнах, которые являются единственной вегетарианской общиной во всем мире... даже буддисты не вегетарианцы, хотя Будда и проповедовал вегетарианство. Так что же произошло? Как могла вся буддийская Азия превратиться в едоков мяса? Это продемонстрирует вам ловкий ум человека — если ему удается обнаружить какую-то незначительную лазейку, он не упустит удобного случая, чтобы остаться прежним «я». Он не намерен изменяться. Предание говорит, что Будда, безусловно, приказывал своим ученикам не есть мяса. Потому что вопрос не только в благоговении перед жизнью; вопрос также в том, что, если вы не преисполнены благоговения к жизни, само ваше сердце ожесточается. Ваша любовь делается фальшивой, ваше сострадание остается просто словом. Согласно Махавире и Гаутаме Будде, человеку следовало бы есть не только для того, чтобы жить; человек должен есть, чтобы становиться чище сознанием. Мясоед остается в бессознательном, привязанный к земле. Он не может летать в небе сознания. Так не бывает, чтобы вы одновременно становились все более и более сознательными и при этом не осознавали, что вы делаете просто ради вкуса; а ведь можно обойтись без убийства: вам доступна самая вкусная пища, какая только возможна, и нет нужды поддерживать этот совершенно ненужный пережиток прошлого. Но однажды произошел инцидент — а по учению Будды было так, что его саньясины должны были есть только один раз в день, этого довольно. И наука готова сказать вам то же самое — питайтесь только один раз в день. Сейчас стало известно, что если вы едите меньше — вы дольше живете, а если вы едите больше — вы скорее умираете. Причина в том, что еда ради вкусовых ощущений становится манией; вы желаете больше и больше. Американцы едят, по крайней мере, пять раз на день. И это лишь в среднем; я не говорю о настоящих американцах. Когда я оказался в Америке, я почувствовал, что Чарльз Дарвин пришел действительно рановато. Так бывает со всеми гениями. Он доказал доступным для того времени способом, что человек происходит от обезьяны. Вы видели обезьян? — они постоянно что-то жуют. Но ему не удалось отыскать недостающее звено, потому что обезьяны и человек... между ними большой разрыв. Между ними, очевидно, было некое звено, и он работал всю свою жизнь, чтобы найти его — некое животное, частично обезьяна, частично человек. Это дало бы его гипотезам совершенно определенное обоснование. Увидев американцев, я очень расстроился за Чарльза Дарвина, ведь это и есть недостающие звенья! Либо они едят, либо, если нет возможности вместить больше... тридцать миллионов американцев умирает из-за переедания, и все же они продолжают есть! Это настоящая мания. Вы не в состоянии вести себя как обезьяна весь долгий день, когда вы бодрствуете, иногда вы, в крайнем случае, жуете жевательную резинку — просто суррогат, — чтобы ваш рот продолжал чувствовать еду. Даже во сне можно продолжать работать всеми своими зубами; существуют люди — я знаю их персонально, — которые заняты едой весь день, между жевательной резинкой и курением сигарет. Ночью вы не можете отбросить дневную практику только из-за того, что спите. Они, должно быть, смотрят сны о восхитительной пище; поэтому они работают своими зубами непрерывно. Странное совпадение: в Америке тридцать миллионов людей умирает из-за того, что им нечего есть. Их называют в Америке «уличные люди». Большинство из них — почти все — черные. У них нет никакого приюта, нет еды. И точно такое же число людей, тридцать миллионов других американцев, — все они без исключения белые — умирает от переедания. Проблема для шестидесяти миллионов людей может быть решена за минуты, просто нужно немного понимания. Но Америка продолжает отправлять своих миссионеров в бедные страны. Логика ясна. Они приходят сюда и в другие бедные страны давать пищу, кров, одежду, потому что этих несчастных можно обратить. Те тридцать миллионов американцев уже христиане, поэтому нет нужды заботиться о них. Все дело, кажется, в том, как увеличить количество, ибо, в конечном счете, количество решает, чья власть. Еще одно — он говорит о детенышах, лишенных материнского молока. Я выступал на конференции джайнов, которые являются единственной вегетарианской общиной во всем мире. И я сказал им: «Если вы хотите быть настоящими и полными вегетарианцами, вы должны прекратить пить молоко, а также употреблять молочные продукты». Ведь корова рождает детеныша, и молоко принадлежит детенышу. Корова не дает молоко для вас. Вы замечали? Все другие животные, спустя короткое время, прекращают пить молоко и переходят на твердую пищу. Только человек продолжает пить молоко до самого конца своей жизни. Это должно иметь физиологические и психологические последствия; их нельзя избежать. Во-первых, молоко предназначено для теленка, а теленок вырастает в быка; следовательно, молоко содержит все химические элементы, необходимые для создания сильного быка. И если человек пьет это же молоко, он станет больше похожим на быка, чем на человека! И, в довершение этого, моногамия, безбрачие... быкам неизвестно безбрачие. Фактически, одного быка достаточно для сотен коров. Слепота такова, что индуисты, джайны, буддисты считают молоко чистейшим питанием. Это не так. А они еще и поклоняются тому, кто питается исключительно молоком. Я прежде жил в городе, в котором был большой ашрам... Я поинтересовался: «Что за аттракцион?» — потому что я увидел человека, который показался мне обыкновенным идиотом. Они ответили: «Это великий святой. Он живет только на молоке. Его прозвали Дундадари Баба — пьющий-молоко святой». Я сказал: «Если он пил только молоко, его следовало бы назвать опасным быком!» И в конце концов обнаружилось, что он и был опасным быком — ведь молоко было не от человеческой матери, а от коровы; это продукт животный. Оно исходит из тела животного, как и кровь. Те, кто считают себя вегетарианцами, должны прекратить употребление всех молочных продуктов. Иначе это подделка, и цена этой подделки — те малые детеныши животных. Это молоко для них, а не для вас. Джайны были очень сильно разгневаны на меня, но они ничего не могли возразить на это. Буддисты стали едоками мяса из-за незначительного инцидента. По учению Будды, не следует просить, когда ходишь нищенствовать. Каждый саньясин был обязан ежедневно ходить нищенствовать — просить нельзя, иначе саньясины станут бременем для людей. Все, что дано, — принимать с благодарностью. Но однажды пришел монах и обратился: «Я в затруднении», — а другим правилом было то, что все, положенное вам в чашу для подаяний, вы должны съедать. Это не так много, ведь вы едите один раз в двадцать четыре часа. Нет жевательной резинки, нет сигарет... И еще одна причина — пищи недостает, люди дают вам из уважения к вам. Вы не можете выбрасывать их пищу. Ничего нельзя выбрасывать из чаши для подаяний. Этот саньясин пришел со своей чашей для подаяний и сказал: «У меня дилемма. Когда я шел домой, пролетающая птица уронила сверху кусок мяса в мою чашу для подаяний. Что ты посоветуешь мне? Должен ли я выбросить его? Это идет вразрез с твоим учением, ведь ничего не следует выбрасывать или оставлять недоеденным; нужно уважать пищу, потому что это сама наша жизнь. Или мне съесть этот кусок мяса? Это тоже против твоего учения, мы не должны есть мяса». Даже Гаутаме Будде пришлось закрыть глаза и подумать, что сказать этому человеку. Оба варианта были опасны. Если он позволит выбросить, то это сделается примером для других. Все, что им не понравится, они смогут выбрасывать. Если же он разрешит съесть, то позволит человеку есть мясо. Он взвесил все доводы за и против, а потом подумал: «Такая случайность не происходит каждый день. За мою восьмидесятилетнюю жизнь это впервые. Так что лучше пусть он ест». Он позволил тому съесть, и это стало уловкой. Когда буддизм распространился по всей Азии... они не хотели просить прямо, но косвенно они показывали своим друзьям, близким ученикам, сочувствующим, что хотят мяса... и по всей Азии буддисты едят мясо из-за этой одной глупой птицы. Они последовали птице, а не Будде. Но Гаутама Будда и Махавира приложили все свои силы, пытаясь сделать человеческое существо настолько полным благоговения перед жизнью, чтобы животных не убивали. Человек может производить овощи и другое вегетарианское разнообразие плодов, а с современной технологией возможны чудеса. В Советском Союзе есть плоды, о которых человек никогда не слыхал. Это гибридные плоды. Время от времени вы тоже едите что-нибудь такое, что не производилось природой, но вы не знаете, что это от гибридизации. Все вы едите апельсины, а это не натуральные фрукты. Это помесь лимона с моссамби. А узнать, является ли какой-нибудь плод гибридным, очень просто: его семена никуда не годятся. Вы не сможете размножить его, просто посеяв семена; оно всегда рождается через гибридизацию. Апельсины подобны англо-индийцам! В этом нет никакой ошибки. И в России созданы тысячи плодов таким же способом. Вы можете сделать их сколь угодно питательными и восхитительными на вкус. Так что теперь вообще никому нет нужды быть каннибалом, — а, по-моему, всякий, кто ест мясо, — каннибал. Мы все дети одной природы — почему же мы должны ограничиваться осуждением каннибалов, и не осуждать самих себя? Но Халиль Джебран попал в старую западню традиции, обусловленности, воспитания. Вот почему я не могу причислить его к категории просветленных. Он подошел очень близко, но все же не вступил в храм. Великий человек, полный потрясающих прозрений, он остановился всего в нескольких шагах от храма. Он говорит: Пусть это будет актом поклонения. Я чувствую, что он сам понимал, что говорит. Именно поэтому понадобилось и прикрытие — Пусть это будет актом поклонения. Но все варвары в мире совершали в прошлом человеческие жертвоприношения — и поскольку это было «актом поклонения», их никогда не считали каннибалами. Даже сегодня в великом храме Калькутты, храме Божественной Матери Кали, каждый день животных приносят в жертву — как «акт поклонения». А когда они принесены в жертву, их раздают поклоняющимся как прасад — дар Божий. Когда я вошел туда, то не мог поверить своим глазам — каким же ловким бывает человек! Он хочет есть мясо, поэтому он сделал это «актом поклонения». Я спросил первосвященника великого храма Кали в Калькутте: «Вы действительно верите, что это акт поклонения? Что происходит с душой животного?» Он сказал: «Животное, которое принесено в жертву, благословенно, потому что идет прямо в рай». Я сказал: «Тогда почему бы вам, не принести в жертву своего отца, свою мать, своих детей и не отправить их прямо в рай?» Это очень просто: вы не жертвуете. Почему вы не принесли в жертву самого себя? Если вы нашли такой краткий путь, тогда зачем приносить в жертву животное, которое не просилось в рай! А здесь миллионы людей, которые денно и нощно думают, как бы попасть в рай и получить там все удовольствия. Приносите в жертву их! В Бенгалии основная пища людей — рис и рыба. Даже такой человек, как Рамакришна, не мог избежать прежней обусловленности. Совсем как Халиль Джебран, но снова та же хитрость. Они не называют рыбу рыбой. Они называют ее джалданды — растение, водяной цветок. Вы думаете, что можете обманывать сущее, просто меняя слова? Я пошел в храм Рамакришны, где он обычно жил и где жили многие саньясины, последователи Рамакришны. У них было соответствующее предписание Рамакришны для саньясинов. Я сказал: «Что за смысл в перемене слова? Вы думаете, что, называя рыбу водяным растением или водяным цветком, вы что-то измените?» И все это продолжает происходить в бессознательном. И пусть стол ваш станет алтарем, на который чистых и невинных из леса и равнины приносят в жертву еще более чистому и невинному в человеке. Я абсолютно осуждаю эти утверждения. Он говорит: «Дикие животные невинны — приносите их в жертву еще большей невинности, которая есть в вас». Насколько я это вижу, верно обратное. Животные гораздо более невинны, чем человек. Вы слыхали, чтобы какое-нибудь животное развязало мировую войну? Какое-нибудь животное стало Рональдом Рейганом, Адольфом Гитлером? Вы слыхали о животных, озабоченных деньгами, собирающих денежные расписки? Вы слыхали, чтобы какое-нибудь животное воровало под покровом ночи? Вы слыхали о каком-нибудь животном-насильнике? Стучалось какое-нибудь животное в дверь любого психоаналитика, говоря: «Я схожу с ума»? Животное не совершает убийства, самоубийства. В природе нет животного, ставшего когда-либо сексуально извращенным, — там нет священников, которым совершенно необходимо сделать людей сексуально извращенными. Пользуясь самыми искушенными философскими стратегиями, они учат безбрачию, а безбрачие — против природы. С одной стороны, они говорят, что Бог создал человека по своему собственному подобию, — если бы он хотел сделать мужчин и женщин холостыми, кто помешал бы ему? И даже теперь, спустя столько тысячелетий... священники учат безбрачию, — а ведь это те самые люди, которые придумали все виды извращений, гомосексуализм... Гомосексуализм привел к СПИДу, самому опасному заболеванию, с которым когда-либо сталкивался человек, так как нам, похоже, не удастся найти никакого средства против этой болезни. Но ни у кого недостает смелости сказать, что безбрачие должно стать преступлением, потому что СПИД — побочный продукт безбрачия. Это родилось — гомосексуализм родился — в монастырях, куда они не позволяли войти никакой женщине, в женских монастырях, куда они не позволяли войти никакому мужчине. В старейшем монастыре Европы — ему тысяча лет, это самый строгий монастырь в мире — основное правило таково, что если вы входите туда, то не сможете выйти до самой смерти. Второе: даже шестимесячная девочка, ребенок, не может быть допущена внутрь монастыря. За тысячу лет ни одна женщина не вошла в монастырь. Так что же этим монахам делать? Учить безбрачию так же глупо, как учить, что мочиться нерелигиозно, — прекратите мочиться, только тогда Бог будет доволен вами. И я уверяю вас, вы обнаружите глупцов, которые будут готовы выполнять даже это. Но тогда у них будет раздвоенная личность. Миру они будут показывать, что не мочатся, а внутри монастыря, куда никто не может войти, они будут мочиться — как же человеку прожить без этого? Если он в самом деле не хочет мочиться, ему придется прекратить пить воду. Если человек хочет быть холостым, он должен будет полностью прекратить питаться пищей, водой, воздухом... другими словами, ему придется совершить самоубийство. Только мертвый человек целомудрен. Чем больше вы живы, тем больше у вас энергии, а энергия должна расходоваться, потому что каждый день вы собираете больше и больше энергии с питанием. Безбрачие — одна из безобразнейших вещей, которые религии проповедовали человеку. Для них в этом был определенный резон. Убедив вас — а они убедили все человечество, что безбрачие замечательно, — они сделали две вещи. Те, кто не целомудрен, почувствовали вину, слабость: «Мы недостаточно сильны». С другой стороны, те, кто принял безбрачную жизнь, превратились в подобие шизофреников. Одна их часть желает оставаться холостыми, а другая, потому что она более естественна, должна искать какой-то способ высвободить энергию. Но и они тоже чувствуют виновность, поскольку нарушают свой собственный обет. Все религии мира имеют общую черту: они заставляют каждого человека чувствовать вину. Эта великая стратегия имеет целью поработить человека, растоптать его достоинство, разрушить его индивидуальность, сделать его хотя бы извращенным. В Англии они все время молятся — на каждом публичном собрании, в кино, везде, где собираются люди, первым делом: «Боже, храни Королеву». Я все думал: «От кого они хотят хранить королеву?» Теперь только я узнал, что они хотят хранить королеву от короля, принца Филиппа, потому что он «голубой» и, кто знает, вдруг он страдает СПИДом. Естественно, Бог должен вмешаться. А может быть, это просто молва, что он «голубой». В этом у меня нет никакой уверенности... Но молва идет по всей Англии. Папа, бывший перед нынешним Папой, был всемирно известным гомосексуалистом. Прежде чем стать Папой, он был кардиналом в Милане, и об этом ходили городские слухи, потому что он всегда ездил с прекрасным молодым человеком. Мало-помалу стало известно, что он «голубой». Но он был сеньором, влиятельным, — его выбрали Папой. Как только его избрали Папой, немедленно был вызван его дружок из Милана и стал его секретарем. Люди держат секретаршами прекрасных девушек — просто чтобы изменять старой безобразной жене. А он держал секретарем своего дружка; каждый знал это, и никто не возражал. Это и есть причины, по которым все религии раздражены мною, но я тверд. Мне безразлично, кто досадует, раздражен, делается моим врагом, я намерен говорить правду. У меня нет никаких пережитков прошлого. Я отбросил все это. Возможно, я и есть первый новый человек, начало нового человечества, которое будет естественным, искренним и правдивым. Этими изречениями Халиль Джебран определенно удостоверил мое мнение, что он еще не мистик и не полностью просветленная личность, хотя и очень близок к этому. Однако не имеет значения, находитесь вы близко к храму или далеко от храма. Если вы не в храме, то какая разница, в скольких ярдах, милях или световых годах от него вы находитесь? Когда вы убиваете зверя, скажите ему в своем сердце: «Та же сила, что сразила тебя, сразит и меня; и меня тоже поглотят. Ибо закон, который отдал тебя в мои руки, отдаст меня в руки еще более могущественные. Твоя кровь и моя кровь — не что иное, как сок, питающий древо небес!» Эти слова... если бы он избежал их, его книга была бы совершенно свободной от всякой грязи. Когда вы убиваете зверя — но почему вы должны убивать зверя? Это удивительно: когда вы убиваете зверя, это игра, охота, но когда зверь убивает вас, никто не скажет, что это игра, охота. Тогда это бедствие. Двойная мораль всегда от ловкого ума — хоть он и пытается выразить ее таким способом, чтобы она могла обмануть любого, в особенности невегетарианцев. Они будут безмерно счастливы, что Халиль Джебран или человек, подобный Халилю Джебрану, поддерживает их самое безобразное действие в жизни. Когда вы надкусываете зубами яблоко, скажите ему в своем сердце: «Твои зерна будут жить в моем теле...» Очень странно: почему бы вам, не пойти ко льву и не сказать: «Съешь меня, пожалуйста, мои зерна будут жить в твоем теле?» ...бутоны твоего завтрашнего дня распустятся в моем сердце... Когда вы собираетесь расцвести в сердце у льва? ...твой аромат станет моим дыханием... Ну просто для разнообразия, время от времени, пусть ваш аромат будет дыханием прекрасного льва! Если бы он прибавил это, я не сказал бы ему, что он упал с вершин. ...И вместе мы будем радоваться во все времена года! Совершенно прекрасно! Быть съеденным зверем и наслаждаться вместе во все времена года. Но фактически зверь будет наслаждаться больше, чем человек. Осенью, когда вы собираете виноград в своих виноградниках, чтобы точить из гроздий сок, скажите в своем сердце: «Я тоже виноградник...» Но когда вы собираетесь отправиться в точило? ...и мои плоды попадут в точило, и, как молодое вино, меня будут хранить в вечных сосудах. Это пустые слова. Он должен доказать это, придя на виноградник, смешиваясь с грязью, сделаться удобрением, чтобы виноградник стал богаче. И ваша жизнь будет виноградом, а если тот виноград станет вином, вы будете в вине. Но почему такая односторонность, что виноград должен думать так? Это же явная эксплуатация, украшенная прекрасными словами. Я отрицаю эту часть полностью. И зимой, когда вы черпаете вино, — но это всегда вы, либо убивающий зверя, либо черпающий вино, — воспевайте в своем сердце каждую чашу; Это легко — слишком легко. И да будет в песне память об осенних днях, о винограднике и о точиле. Но сперва пройдите через точило! И так не только в этом отдельном сюжете. Где угодно, когда вы обнаруживаете двойную мораль, вы стоите лицом к лицу с лицемерием. Вчера я говорил о нескольких заявлениях, сделанных премьер-министром Индии, Радживом Ганди. Ко мне попало еще кое-что из другой газетной вырезки. Он сказал: «Человеческий инстинкт насилия отразился в актах терроризма, концепции силовых блоков, гонке вооружений и практике апартеида. Мы обменяли примитивную дубину на ядерные ракеты; мы не изменили своего мышления». Инстинкт насилия, говорит он, «отразился в актах терроризма». А что же отражено в ваших армиях? И почему такая бедная страна, как Индия, продолжает расходовать семьдесят пять процентов своего общего дохода на гонку вооружений? И только двадцать пять процентов остается для девятисот миллионов человек. Что за инстинкт проявляется здесь? И Индия просит Америку, уже почти пять лет непрерывно: «Дайте нам больше урана, потому что мы тоже хотим сделать ядерное оружие». А сам Раджив Ганди ездил в Америку с той же целью. Но странно... люди говорят что-то одно, а делают другое. Индия уже атомная держава — для чего? Пятьдесят процентов индийцев недоедают. В ближайшие два или три года они умрут от истощения. Вы накормите их своим атомным оружием, своими атомными бомбами? Это и было моим посланием, отправленным ему: что вообще нет смысла в создании атомных бомб и ядерного оружия, ведь что бы вы ни делали, вам не стать мировой силой, сравнимой с Америкой или Советским Союзом. Они слишком далеко впереди. Для Индии потребуется лет триста, чтобы стать великой мировой державой, но вы полагаете, те великие мировые державы будут ждать вас? За триста лет они уйдут снова, по меньшей мере, на шестьсот лет вперед. Сейчас небольшие нации должны просто забыть об атомном оружии, ядерных ракетах. Для чего вам сохранять большую армию, кормить и готовить тех людей убивать или быть убитыми? И запомните: ваша основная нужда — это пища для страны, одежда для людей. Я знал людей, которые ели траву, корни деревьев. Я знал людей... они настолько голодны, что спали, привязывая кирпич к своим животам, чтобы не чувствовать голода. И эта страна хочет создавать ядерное оружие. Но когда я отправил послание, он был по-настоящему раздражен. Теперь время пришло — он должен принести извинения. Он говорит, что человеческое насилие отражено в терроризме, — но откуда берется терроризм? Наш опыт говорит, что индийское правительство вынуждает нас быть террористами. Вся моя философия основана на любви и ненасилии, однако, это не от трусости. Если полицейского комиссара не переведут из этих мест далеко в Нагарлэнд, со всеми теми полицейскими офицерами, которые проникли ко мне в комнату, вломившись насильно... Кого винить за возникновение терроризма? И если Раджив Ганди продолжает поступать так глупо... ведь этот полицейский комиссар не может ничего; все они знают меня, и если у них не будет указания из Нью-Дели, они не будут подставлять свои шеи и влезать в лишнюю неприятность. А если этот полицейский комиссар приходит в ашрам с оружием и требует, чтобы у нас не было никакого оружия — а у нас его и нет, — вы хотите нас просто притеснять? унижать? убивать? резать? Я люблю моих людей. И я не тот человек, с которым вы можете поступать таким образом. Мы тихо занимаемся нашими медитациями, и нет нужды в пребывании здесь каких-то полицейских офицеров. Но если вы вынуждаете, у меня найдется много террористов, которых я трансформировал в мирных медитирующих. Если меня вынудят, я отнюдь не буду колебаться. Тогда эта страна увидит другую борьбу за свободу, потому что прежняя борьба за свободу провалилась. Во имя свободы мы не достигли ничего. Мы находимся в гораздо худшем состоянии, чем когда-либо прежде. Терроризм не падает внезапно с неба. Что могут сделать одиночки, когда правительство, у которого вся власть, начинает разрушать их индивидуальность, свободу, свободу их выражения? Они вынуждены молчать, простые люди, которые не занимаются насилием, которые не являются политиками... но если притеснять слишком сильно... есть предел. Во имя свободы одна семья правит уже сорок лет. Раджив говорит: «Концепция силовых блоков...» А ваши послы не дают моим людям приезжать сюда медитировать и просто слушать меня. Вы занимаетесь дискриминацией. Вы рассказываете о силовых блоках и в то же время продолжаете спрашивать, почему иностранцы должны быть допущены сюда. Что за идея «иностранцев»? Именно это создает дискриминацию и силовые блоки. В Америке сделали все, чтобы уничтожить мою коммуну, которую мы создали огромным трудом. Люди работали по двенадцать, четырнадцать часов в день, создавая оазис в пустыне. Пустыня продавалась уже почти полстолетия, и не было ни одного покупателя... потому что кто купит такую пустыню? Мы обнаружили письмо от одного из крупнейших торговцев недвижимостью, которое было прислано перед приобретением этой пустыни. Обычно агент по недвижимости расхваливает имущество, в котором вы заинтересованы, поскольку он намерен получить свои два процента комиссионных. А это было немало, ведь мы покупали пустыню за шесть миллионов долларов. Но у человека было, очевидно, человеческое сердце. Он написал в письме: «Пожалуйста, не покупайте этот участок; хоть площадь и большая, восемьдесят четыре тысячи акров, он абсолютно бесплоден, и вам придется вложить в него миллионы долларов, чтобы сделать пригодным для жизни». Это письмо никогда не показывали мне; иначе я бы отказался от покупки. Мы преобразили пустыню. Все американцы вокруг смеялись, говоря, что все напрасно: «Вы будете продолжать вкладывать в это деньги, труд, но все же пустыня есть пустыня». Они не беспокоились вначале. Они забеспокоились, лишь когда мы достигли цели, мы ведь вложили туда почти триста миллионов долларов. Со всего мира саньясины присылали свои трудовые деньги, и мы создали из нее оазис. Пять тысяч саньясинов жили там, а во времена праздников, четыре раза в году, население обычно увеличивалось до двадцати тысяч человек. У нас было все устроено на двадцать тысяч человек. Там был холм, где двадцать тысяч человек могли сидеть и слушать меня, и мы создали специальные палатки, которые могли быть кондиционированы, которые можно было нагревать и использовать круглый год без всяких хлопот. Потому что для двадцати тысяч человек мы хотели сделать лучшее, что могли. Они приезжали издалека; а кто слыхал когда-либо, чтобы в Америку ехали в поисках истины? Мы создали первое святое место в Америке. Мы создали новую Каабу, новый Каши. В десять раз более дорогой ценой. А американское правительство делало все — незаконное, преступное, — чтобы уничтожить коммуну. Они никогда не думали, что мы сможем преуспеть, поэтому они выжидали. Но когда мы достигли цели, они были шокированы. А всего несколько недель назад прокурор Соединенных Штатов на пресс-конференции сказал правду, когда один журналист спросил его: «Почему вы не посадили Бхагвана в тюрьму? Почему вы выслали его? Если он совершил какое-нибудь преступление, он должен быть в тюрьме». Он сказал: «Было три причины: первым, по порядку, было — уничтожить коммуну; второе, мы не хотели сажать Бхагвана в тюрьму, потому что не хотели делать из него мученика; и в-третьих, было невозможно посадить его в тюрьму, ведь он не совершил никакого преступления, он не сделал ничего против закона. У нас не было никаких доказательств, не было улик против него». И этот же самый человек... принес в суд тридцать шесть обвинений против меня. Кто же создает террористов? Мне было приказано покинуть Америку в течение пятнадцати минут, поскольку они боялись, что если я возвращусь в коммуну — а там было пять тысяч саньясинов, — то нелегко будет снова арестовать меня. Те пять тысяч саньясинов не собирались спокойно смотреть на это. Эти пять тысяч саньясинов теперь рассеяны во всем мире, с ранами в сердцах. Радживу Ганди следовало бы поступить так: удалить этого полицейского комиссара отсюда и не ущемлять наше право свободы, свободы выражения, наше право искать истину, наше право медитировать. Мы не вредим никому. Но, я думаю, все эти политики слепы. Раджив Ганди высказывался против гонки вооружений, но он занимается тем же самым в Индии — хоть я и предупреждал, что Индия никогда не сможет стать мировой державой, мы слишком отстали. Уже две тысячи лет мы находимся в рабстве. Те страны, которые стали великими державами, жили в свободе. Они выработали громадную способность разрушать. И это несложно понять: во времена его деда, Джавахарлала Неру, Китай напал на Индию, и Джавахарлал был разъярен, полагая, что его армии должны быть в состоянии отбросить врага, по крайней мере, с нашей земли. Но нет, тысячи миль прекрасных Гималаев все еще во власти Китая. И это было принято безропотно. Теперь никто не говорит о том, что они потерпели поражение, однако если Китай захочет, то может прийти и забрать даже больше, всю Гималайскую цепь. Вот уже сорок лет беспрерывно индийские войска находятся в состоянии готовности в Кашмире: сразу после получения независимости Пакистан напал на Кашмир и отобрал большую часть — одну из самых уникальных в мире. Как и на Кавказе, в той части Кашмира люди очень долго живут: сто пятьдесят лет — самое обычное явление; стовосьмидесятилетних, двухсотлетних вы тоже найдете кое-где. И те люди в возрасте ста восьмидесяти лет все еще работают в полях, они все еще молоды. Вы приняли поражение от Пакистана безо всякого стыда, а Пакистан меньшая страна, чем ваша. Это так глупо — держать большую армию в Кашмире. Политики хотят, чтобы люди никогда не оставались в мире. Вот почему я сказал, что за десять лет смогу уничтожить все проблемы, ведь я не политик. Кашмир дело простое: девяносто процентов Кашмира мусульмане, и они хотят отойти к Пакистану. Страх не из-за Пакистана, страх из-за девяноста процентов мусульман, живущих в Кашмире. Так что вы, на самом деле, держите Кашмир в заключении уже сорок лет. Несложным делом было бы голосование с нейтральными наблюдателями из ООН — где Кашмир захочет жить. Если кашмирцы захотят жить в Индии, пусть они живут там. Не нужно создавать стену из армий. Однако вы боитесь, что голосование пройдет в пользу Пакистана. Но если кашмирцы хотят жить в Пакистане, — то кто вы, чтобы препятствовать им? Пусть они отходят к Пакистану, здесь не нужно никакой борьбы. Повсюду в Индии продолжаются беспорядки. Сегодня это Ахмедабад, завтра где-то еще. В Пенджабе это продолжается... даже службам новостей запрещены публикации о том, что происходит в Пенджабе. Мы не знаем точно, чем занимается индийская армия в Пенджабе. И этот человек даже не стыдится констатации таких фактов. Индия непрерывно расширяет свою гонку вооружений, а он высказывается так, будто весь мир, кроме нас, занимается этими вещами. Политики — самые отвратительные люди в мире. А Махатма Ганди, который ответствен за отдачу Индии семье Раджива Ганди... Просто несколько фактов, и вам станет ясно, почему я говорю, что он был самым ловким политиком, когда-либо известным миру. Один американский писатель, который работал над биографией Махатмы Ганди, спросил его: «Вы против оружия, армии. Если страна станет независимой, — что вы сделаете со всеми армиями и всем оружием, которое у вас есть?» И он ответил, не моргнув глазом: «Армии исчезнут. Они должны пойти работать в поля, производить продукцию на фабриках. А оружие будет выброшено в океан. Мы ненасильственные люди». А потом независимость пришла, Пакистан атаковал Кашмир, и Махатма Ганди был первым — потому что его считали отцом нации, — кто благословил три аэроплана, летящих над его домом. Это нельзя назвать «домом», это дворец. Богатейший человек Индии того времени, Джугал Кишор Бирла, жил в этом дворце; это был его дворец, и Махатма Ганди остановился здесь. Он вышел в сад благословить аэропланы, потому что они двигались вперед, сопровождаемые другими аэропланами, чтобы атаковать Пакистан. Ганди позабыл все о ненасилии. Он никогда больше не упоминал ни единым словом о выбрасывании оружия в океан, исчезновении армий, отпускании этих людей на работу на поля... и эта непродуктивная куча армий, что они создали, пожирает семьдесят пять процентов дохода от земли. Они просто паразиты. И Раджив Ганди говорит, что человек должен стремиться к мудрости! А когда я заметил в одном из своих заявлений, что в индийском парламенте есть недоразвитые члены, — мне немедленно прислали предупреждение: «Вы нанесли оскорбление величайшему институту страны». Я никогда не слышал такого; с самого детства я слышал, что это народные слуги и парламент существует для людей, а не люди для парламента. Я провел в ожидании почти два месяца, потому что в ответе я сказал: «Я готов прийти в парламент и повторить все то, что говорил раньше, с еще большей силой. И это не оскорбление парламента. Если вы думаете, что это оскорбление, я могу привести моих терапевтов, психологов — или вы приведите своих терапевтов и психологов, — и пусть все, и каждый член парламента будет проверен, чтобы убедиться, отсталый он или нет. Без такого осмотра вы не можете сказать, что я оскорбил вас». Называть лопату лопатой — не оскорбление для лопаты. Но эти политики одинаковы во всем мире. Я хочу, чтобы вы поняли одну вещь: я не намерен оставлять Америку, так или иначе. Они должны более чем триста миллионов долларов моим саньясинам. И если у них есть хоть какое-то чувство достоинства, деньги должны быть возвращены людям, которые вложили их сюда, людям, которые проработали непрерывно пять лет. Еще совсем немного времени... потому что Итальянская радикальная партия заявила, что они будут очень счастливы, если я приму президентство в их партии, а я ответил, что полностью готов. Когда я стану президентом Итальянской радикальной партии, тогда я посмотрю, кто помешает мне приехать в Италию. А потом я намерен подать иск в международный суд на Америку, ограбившую нас на триста миллионов долларов; деньги должны быть возвращены незамедлительно. Как вам известно, они разрушили коммуну, а теперь они заявили, что прежде всего собирались уничтожить коммуну. Но зачем? Коммуна не делала им никакого вреда. Коммуна находилась в двадцати милях от любого американского города, и никто даже не собирался ходить в те города. Мы были на самообеспечении, мы производили свою пищу, мы производили собственные молочные продукты, мы производили все, в чем нуждались. И мы не использовали денег в обиходе. Если кто-то в чем-то нуждался, коммуна обеспечивала это. Деньги вы могли дарить, но вы не могли ничего покупать. Деньги были нужны, когда коммуна хотела купить что-либо за своими пределами. Это была уникальная коммуна, единственная в своем роде. Все были равны, просто потому что нельзя было пользоваться своими деньгами. У вас мог быть миллион долларов, а кто-то мог быть без единого доллара, но оба вы были равны во всем, что касалось существования внутри коммуны. Это была высшая форма коммунизма, которая когда-либо существовала в мире, и это был не просто коммунизм. Это было к тому же невероятное чудо — это была анархия. Никто не управлял. Вы можете увидеть это здесь: никто не принуждает вас чем-нибудь заниматься. Это ваше желание — если хотите делать что-нибудь, делайте это. Выбирайте все, чем вы хотите заняться. Это было великим синтезом из двух противоположных философий, коммунизма и анархии. И чем больших успехов достигала коммуна, тем более угрожающей становилась Америка. Президент Рональд Рейган — христианский фундаменталист; это еще одно наименование для фанатика-христианина. Так вот, все фанатичные христиане вместе с Рональдом Рейганом уничтожили коммуну. Кто же создает терроризм? Из-за того, что я не был гражданином Америки, я промолчал. Но я гражданин Индии; я не стану молчать здесь. Я покажу вам новую борьбу за свободу всей нации. Я не заинтересован в политике, но если я замечу, что они продолжают мешать мне в моей работе, тогда неизбежно одно: Раджив Ганди не сможет стать премьер-министром снова. Я буду следовать за ним в его избирательной компании повсюду — не как кандидат против него, поскольку я не собираюсь становиться премьер-министром Индии, — но чтобы разоблачить его и заставить людей осознать, что это снова будет рабство. Единственная семья продолжает вот уже в продолжение сорока лет править страной — и не делает ничего. Возможно, нам нужна еще одна революция в стране. Революция, за которую мы сражались, и свобода, которая пришла, оказались фальшивыми, поддельными. В Америке — пример глупости — они воздвигли мраморный монумент в округе Дэллз, на месте, где существовала наша коммуна; мемориал гласит: «Мы достигли цели, вышвырнув врагов; мы достигли цели, разрушив коммуну, которая была опасностью для нации». Я попросил кого-нибудь прислать мне точные слова и фотографию, потому что мы тоже собираемся установить здесь монумент — Америке, задолжавшей нам триста миллионов долларов: «В священную память о Раджнишпураме»; так что история помнит. Я не собираюсь оставлять Рональда Рейгана так легко. Он должен заплатить все деньги, и он должен также принести извинения. Потому что его собственный прокурор заявляет: «Прежде всего, мы должны были уничтожить коммуну». Но почему? Сам же он признает, что я не совершал никакого преступления и не было улик. И все же я был оштрафован на четыреста тысяч долларов — что-то около шестидесяти лакхов рупий. А у меня нет ни единой рупии. Но как я уже повторял вам много раз, я доверяю сущему. Я люблю людей. За десять минут они ухитрились собрать четыреста тысяч долларов — шестьдесят лакхов рупий. Даже магистрат был удивлен, поскольку они полагали, что мы не сможем предъявить таких денег, и мне не удастся выйти из тюрьмы. Эти деньги к тому же были возвращены, когда ваш прокурор публично признал, что против меня нет доказательств. Тогда почему я наказан? Наказание также состоит в том, что в течение пяти лет я не имею права въезда в Америку. Но если я не совершил никакого преступления, тогда этот судья должен быть наказан. Ваш судебный процесс продажен, как и всякий другой. И не только пятилетний запрет на въезд в Америку, но еще и отсроченный пятнадцатилетний тюремный приговор. Это означает, что в случае моего вступления в Америку не будет нужды ни в каком судебном разбирательстве — меня просто бросят в тюрьму на пятнадцать лет. И этим занимается такой человек, как генеральный прокурор Америки... Он близкий, закадычный друг Рональда Рейгана. Они вместе учились, они вместе были ковбоями в третьеклассных голливудских фильмах. И как только Рональд Рейган стал президентом, тотчас же этого человека назначили высшим авторитетом закона, генеральным прокурором Америки. Но если, как утверждает должностное лицо — высший авторитет закона Америки, — у них нет никакого доказательства, что мною совершено какое-либо преступление, тогда почему я наказан? Но я немного подожду. Когда я стану президентом Радикальной партии Италии, я буду преследовать судебным порядком Рональда Рейгана, судью и просить ООН вмешаться по существу. А в Италии лучшие и самые разумные люди — в Радикальной партии. У меня много итальянских саньясинов — бывших террористов. Я убедил их бросить это занятие. Стоит только подать сигнал — по всей Индии, по всему миру, — и индийскому правительству придется повернуться ко мне лицом. Пусть не думают, что я одинок. У меня тоже есть друзья, у меня тоже есть возлюбленные, у меня тоже есть симпатизирующие — миллионы. - Хорошо, Вимал? - Да, Мастер.
<< | >>
Источник: ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I.. 1986

Еще по теме 12 вино и точило 14 января 1987.:

  1. 15 по ту сторону радости и печали 15 января 1987.
  2. 3 искатель безмолвий 9 января 1987.
  3. 19 дары земли 17 января 1987.
  4. 17 безграничное внутри вас 16 января 1987.
  5. 4 не раньше часа разлуки 10 января 1987.
  6. 7 любовь ничем не владеет 11 января 1987.
  7. 1 заря своего дня 8 января 1987.
  8. 13 скажи нам о труде 14 января 1987.
  9. 21 листья одного дерева 18 января 1987.
  10. 6 скажи нам о любви 11 января 1987.
  11. 20 преступление: психология толпы 18 января 1987.
  12. 14 труд это любовь, ставшая зримой 15 января 1987.