<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСЕРВАТИВНЫЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ

  Нам надоело быть не нами.

И демагогам не в угоду я каждый день бросаюсь в бой и умираю за свободу - свободу быть самим собой.

Автор вправе считать свою книгу состоявшейся, если, подводя итоги, обнаруживает ряд новых вопросов, на которые пока не найдены ответы.

Какой из идентичностей отдать предпочтение в ситуации выбора - гражданской или религиозной, этнической или региональной, профессиональной или имущественной? Готовы ли олигархи, как собственники, на пожертвования во имя утверждения этничности и сохранения этнической самобытности своих народов? Следует ли депутатам Госдумы и чиновникам отказаться от части своих привилегий в пользу бедных? Должны ли представители старшего поколения часть своих полномочий уступить молодежи, а мужчины возложить на себя часть традиционных женских обязанностей? Как оптимизировать модели тендерной идентичности, утверждая социальное равенство не нарушая при этом биологическое неравенство?

Колдун угандийского племени себей по имени Матуй учредил среди своих соплеменников новый ритуал, в ходе которого все мужчины собирались вместе и давали клятву не совершать определенных поступков. Эта инновация, как пишет Роберт Эд- жертон, ссылаясь на данные Гольдшмидта, привнесла в общественную жизнь племени немалую пользу, поскольку заметно сократила внутриклановые противоречия и насилие. Однако столь дальновидные руководители как колдун Матун, как не без иронии замечает Роберт Эджертон, встречаются в истории не слишком часто1.

Одним из нерешенных вопросов, на который были найдены только частичные ответы, требующие дополнительных изысканий, является этимология адаптивных смыслов. Лучше всего нерешенность этой задачи, иллюстрируется на примере меняющегося отношения к высшему образованию, к научной деятельности.

В течение трех переломных лет в ходе развала СССР, обвала экономики и тотального обнищания народа произошло катастрофическое падение рейтинга высшего образования, производственной и научной деятельности.

  • Для того чтобы выжить, люди ринулись в спекуляцию, работали "челноками", пышным цветом расцвели коррупция и преступность. Из научно-исследовательских институтов ушла значительная часть мобильной и умной молодежи.

Широкое распространение получило убеждение в том, что нет ни малейшей необходимости признавать и принимать высшее образование в качестве практики или технологии выживания в условиях форсированной "капитализации" сознания и поведения бывших советских граждан. У высшего образования, к счастью, восстанавливается исчезнувшая аура механизма мобильности, адаптации и мобилизации.

И только к концу первого десятилетия в общественном сознании произошел новый перелом. Весной 2002 г. судя по ответам на вопрос, на что потратили бы "лишние" деньги, если бы таковые вдруг появились, платное образование (свое или детей) оказалось на втором месте в списке ценностей из

  1. пунктов. Высокий уровень образования согласно данным того же опроса занял первое место в ряду культурных факторов в списке из шести пунктов. И наконец, оценивая значимость высшего образования, респонденты расположили по нисходящей иерархии следующие пять его позитивных итогов: хорошая профессия, диплом, дающий определенный статус, материальное благополучие, жизненный успех, высокий уровень культуры.

НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ИТОГИ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

К началу первого десятилетия нового тысячелетия в стране стали зримыми результаты необратимых изменений. В сфере              утвердилась многопартийная система вместо рухнувшей монопольной власти КПСС. Начался процесс параллельного существования самостоятельных органов законодательной, исполнительной и судебной власти. Народным большинством были позитивно восприняты гласность, расширение прав и свобод человека. Проведение демократических выборов органов власти стало показателем развивающегося электората России. Конституционно утвержденный принцип сменяемости Президента на своем посту вселил надежды на оптимизацию деятельности органов государственного управления.

Появились, хотя и довольно рыхлые, элементы гражданского общества в виде совокупности институтов и движений, призванных налаживать отношения с органами государственной власти с целью защиты интересов тех или иных этнических общностей и групп. Согласно официальным данным в 2000 г. в Российской Федерации (РФ) действовали свыше 900 этнокультурных объединений, в том числе 14 федеральных национально-культурных автономий, более 100 - региональных и более 200 - местных. Однако количество не всегда говорит о качестве их деятельности, поскольку в одних случаях эти объединения существуют только на бумаге, в других - не могут преодолеть иждивенческих настроений, в-третьих, служат прикрытием хозяйственно-предпринимательской деятельности, в-четвертых, выражают интересы не столько этнических общностей, сколько лидеров и активистов самих этнокультурных объединений. Деятельность 23 этнических диаспор РФ, имеющих 278 этнокультурных организаций в 78 регионах страны, координирует Конгресс национальных объединений России (КНОР), трансформировавшийся в 2002 в Общероссийский Союз общественных объединений "Союз диаспор Российской Федерации" (СДР). Важную интегративную роль в сфере этногосударственных и межэтнических отношений играет Ассамблея народов России, как трансэтнический гражданский институт, наладивший конструктивный диалог как по вертикали - с органами государственной власти, так и по горизонтали - с представительными объединениями народов в регионах России.

В сфере              была разрушена система плановой экономической

деятельности. За десятилетие 1991-2001 гг. проведена приватизация, в ходе которой балансовая стоимость основных фондов, находящихся в государственной собственности, сократилась с 91 до 42%, среднегодовая численность занятых в частном секторе увеличилась с 13.3% до 46.1%, удельный вес оборота рыночной торговли в негосударственном секторе возрос с 34 до 96% (в 2000 г.).

Благодаря развитию рыночных отношений, произошло насыщение рынка товарами отечественного и зарубежного производства, осталась в прошлом уравнительная система оплаты труда, появилась безработица, возросла цена денег, повысилась мотивация трудовой деятельности и предпринимательства, расширилась объективная основа формирования идентичности гражданина и собственника.

В ходе трансформационных процессов рухнула социалистическая - , а вместе с ней и единомыслие граждан, что привело к появлению и относительно мирному сосуществованию социал-демократических, либеральных, коммунистических, национал-патриотических идейных платформ и объединений, сторонники которых на той или иной основе, с той или иной аргументацией отстаивают идею национальной консолидации России и ее интеграцию в мировое сообщество. Утрата советскости как стержневой идеи, цементирующей единство граждан бывшего Советского Союза, привела к резкому идейному разброду, кризису ряда социокультурных ценностей, радикализации этнической и фундаментализации религиозной идентичности. Вынужденное обращение части наших граждан к религии стало показателем слабости государства в создании надежной правовой основы и механизмов, обеспечивающих эффективное развитие экономики и социальные гарантии, укрепление национальной безопасности России.

Между тем с точки зрения формирования постсоветских идентичностей было ясно, что функция этнической идентичности должна быть ориентирована не только на укрепление этнического самосознания, но и на интеграцию людей различных национальностей в единое согражданство. Ситуация в этой сфере будет оставаться тупиковой и саморазрушительной до тех пор, пока, как показали этносоциологические опросы, одна часть молодежи будет считать себя только гражданами своей республики, в то время как другая, напротив, - только гражданами России2.

Взлеты и падения этнического самосознания тесно взаимосвязаны с состоянием внутренней стабильности единого государства. Бесконтрольная приватизация собственности и власти как функция нарушения единства служит одновременно причиной неустойчивой этнической идентичности, что и способствует созданию противоречий и конфликтов в сфере межэтнических отношений.

’ Серьезные сдвиги произошли в сфере              за счет

перехода части занятого населения из промышленности и сельскохозяйственного производства в торговлю, обслуживание, финансово-кредитную сферу и управление, а также вследствие носящей все более угрожающий характер "утечки мозгов". Произошло распределение населения на              -

, кто сумел приспособиться к законам рыночной экономики, и              -

, кто не "вписался" в рынок, или же до сих пор остается в              -

состоянии. Стала реальностью резкая социальная поляризация на проигравшее большинство бедного и ничтожное меньшинство преуспевающего богатого населения. После августовского дефолта 1998 г. рухнули надежды на ускоренное формирование широкомасштабного среднего класса как обладателя собственности и как носителя демократических принципов и основы гражданского общества.

Переход от плановой к рыночной экономике вызвал существенные изменения в жизни, критериях и общественной значимости социальной стратификации народов, выступающей немаловажным фактором межэтнических отношений. В отличие от советской модели социальной мобильности, базирующейся на постоянном повышении уровня образования, профессиональной компетентности и места, занимаемого в иерархической системе власти и управления, в постсоветской модели функциональную значимость приобрели              , оцениваемый величиной собственности

и доходов, и              , выражаемый степенью доверительности

между властью и личностью, с одной стороны, и в межличностных коммуникациях - с другой. Сильно обмелел и захирел              капитал. Разрушились социальные ниши и структуры, ответственные за формирование межэтнической солидарности. Вместе с тем как бы в подтверждение синтетической теории личности А. Маслоу более прозначной стала роль разнообразных форм идентичности в удовлетворении базовых потребностей человека: от физиологических до психологических, от самосохранения до общения, от потребности в любви до безопасности, от самоанализа до самоутверждения.

В области              РФ политика децентрализа

ции, инициированная Президентом В.Н. Ельциным, уступила место политике укрепления власти, поощряемой Президентом В.В. Путиным. Сыграв в целом позитивную роль, исчерпала себя практика заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между Центром и субъектами Федерации. Их существование в одних случаях не имело смысла, а в других нередко приводило к искусственному созданию неоправданных приоритетов для одних субъектов Федерации в ущерб другим. И правильное решение приняли 28 из 42 субъектов РФ, имевших такие договоры, но расторгнувшие их к началу 2002 г., на что обратил внимание Президент России В.В. Путин, указав, что это не снимает предусмотренных Конституцией РФ задач по учету региональной специфики.

Анализ состояния постсоветских идентичностей и связанных с ними представлений об итогах трансформационных процессов на основе реализации ряда этносоциологических проектов позволил выделить основные трудности переходного периода, отнюдь не случайно именуемого некоторыми авторами смутным временем.

В основе замедления реформирования России лежат не только субъективные факторы, связанные с отсутствием вразумительной стратегии и расчетливых программ, торопливостью и дикостью предпринимаемых мер, но и хронический дефицит доверия народного большинства политическому руководству страны, а также неподготовленность менталитета россиян к реформированию и к восприятию новых норм справедливости.

Современные процессы идентификации идентичностей можно схематически изобразить как некую субъективную равнодействующую, сложную по своей структуре, являющуюся функцией от не менее сложного взаимодействия экономических, политических, социокультурных процессов. Вместе с тем анализ обширных этносоциологических данных позволяет сделать вывод, что в отличие от советского государства, развалившегося с легкостью и скоростью, вызывающими удивление, истощение ценностей совет- скости как равнодействующей множества частных идентичностей не происходит ни массированно, ни в крупных масштабах.

"Лично у меня, например, как у человека, по-прежнему считающего своей родиной не просто Россию, а Россию под названием Советский Союз, реальное объединение двух (речь идет о России и Белорусии. - М.Г.) стран вызвало бы только радость", - признался бывший главный редактор "Независимой газеты" Виталий Третьяков, не скрывая тем самым некоторые унаследованные из советского менталитета психологические ощу-

3

щения .

Радикализация одних форм идентичности и оскудение энергии других происходило при одновременных колебаниях от крайней приверженности до крайней индифферентности к одной и той же идентичности. В основе и тех, и других тенденций лежит стремление большинства народных масс противостоять усложнению жизни, вызываемому трансформационными процессами. Так, например, возрождение этничности и ее радикализация и политизация в 1990-е годы чем-то напоминали масштабное несогласие с изменениями, подобными тому взрыву, который привел к расколу религиозной идентичности православной части населения России в связи с реформами патриарха Никона в середине XVII в. Староверие, т.е. сохранение религиозной идентичности в прежней самобытности представляло собой одну из множества форм противодействия именно усложняющимся, т.е. трансформируемым, условиям жизни.

Актуализация абхазской, гагаузской, чеченской, татарской или башкирской этнической идентичности, приднестровской региональной идентичности, а повсеместно - семейной идентичности стала ответом на вызовы переходного времени, на растущие угрозы и риски, на накаты социальноэкономической инаковости. Нынешние динамические изменения прежних и появление новых идентичностей сродни тем вызовам самоактуализации, которые имеют место именно в периоды серьезных социальных потрясений.

"В природе русской, - записал в своем дневнике М.М. Пришвин, - мне больше всего дороги разливы рек - в народе русском его подъемы к общему делу - и как бывало на покосах, и в первое время войны, и в первые дни революции"4.

В русской художественной литературе можно найти, пожалуй, не меньше, чем в социологических изысканиях, примеров, когда в одном и том же человеке не уживаются исключающие друг друга идентичности. Исполнение тендерной и семейной идентичности (мужнина жена) не удержало распутинскую Настену из "Живи и помни" от тайных встреч с мужем-дезертиром. Однако приближающееся материнство (еще одна часть семейной идентичности) оказалось настолько несовместимым с ее высочайшей пробы гражданским самосознанием, что она решилась на суицид, не су- «мев перешагнуть через зияющую пропасть между идентичностями, оказавшимися по разные стороны баррикады.

Заповедь древних греков "познай самого себя" один из видных теоретиков славянофильства Н.Н. Страхов в конце XIX в. переиначил в формулу "будь самим собой"5. Это оказалось очень нужной идеологической подпоркой для крепнущей этнической идентичности русского народа.

После развала Советского Союза бывшим ее гражданам, и не только гражданам, но и вновь образованным государствам, очень трудно, а порой и невозможно оставаться "самим собой". И вопрос, заданный еще в 1863 г. "Что такое мы, русские?" сегодня вновь остается пока открытым6.

В становлении идентичностей, как уже говорилось, немалую роль играет субъективный фактор и прежде всего - политика, оказывающая формирующее влияние на демографические, этнические, социальные и культурные ситуации и процессы. Не останавливаясь на анализе каждой из политик, (частично это сделано в соответствующих разделах книги), обратимся к этнической политике, от ориентиров которой во многом зависит не только уровень и характер этнической, но состояние других идентичностей, в том числе гражданской.

Не опасаясь сильного преувеличения, можно сказать, что "качество" завтрашнего этнического самосознания, атмосфера этнополитической ситуации и убежденность в солидарном согражданстве во многом определяются степенью эффективности сегодняшней этнической политики. В ходе реализации проекта "Электрокардиограмма (ЭКГ) социальных трансформаций" выяснилось, что, отвечая на вопрос, какие качества сегодня надо воспитывать в детях, каждый четвертый житель Татарстана и без малого - каждый третий житель Башкортостана назвали "любовь к своему народу, его традициям и культуре".

Иными словами, воспитание этнической идентичности по рангу опередило по степени востребованности воспитание религиозности, духовности, любознательности и уступило лишь двум другим ценностям - нравственности и нормальному поведению. В республике Марий Эл воспитание этничности у девочек считалось таким же важным, как в Башкортостане и Татарстане, в то время как для мальчиков этническая идентичность представлялась менее значимой и занимала в ранге востребованных качеств пятое место, опережая только религиозность и духовность.

Каждая из рассмотренных идентичностей вносит действенный вклад в современные трансформационные процессы. С одной стороны, каждая из них впитывает вызовы внешней среды, с другой - заражает индивида энергией приспособления к усложняющейся системе жизни. Так, например, этничность, подпитываясь традиционализмом, одновременно сама выступает неким гарантом традиционализма как культурного фундамента общества, потенциально готового к воспроизводству то авторитаризма, то изоляционизма.

Задача религиозности состоит в нейтрализации волчьих законов, неизбежно идущих на смену постсоветской истории вследствии перехода экономики на рельсы рыночных отношений, основанных на конкуренции товаропроизводителей, борьбе всех против всех за освоение жизненного пространства и добычу средств к существованию. Гражданская идентичность призвана служить процессам консолидации поляризованных частей общества. Баланс между формированием идентичностей находится в постоянном динамичном изменении. История их взаимоотношений и взаимодействия - одна из самых драматичных страниц в истории человечества. С особой силой этот динамизм проявляется в переходное время. Необходимость баланса идентичностей вытекает из задач самосохранения общества и выступает целью борьбы против самоубийственной угрозы распада, против той грани мобилизации носителей различных идентичностей, после которой борьба за выхва-

715

ченную из контекста какую-либо одну идентичность ведет к распаду через смертельный конфликт.

В правовой основе межэтнических отношений, в Концепции государственной национальной политики, в других официальных документах серьезное внимание уделяется институциональным аспектом, коммуникативным технологиям, различным сторонам межэтнического взаимодействия и несколько усеченно представлена воспитательная функция. Это вызвано тем, что в этнической политике не нашлось места молодежной проблематике, а молодежная политика лишена этнических аспектов.

Более чем десятилетний постсоветский опыт реализации национальной политики отчетливо показал, что национальная, а точнее этническая, политика не может быть абсолютно единой для всех регионов РФ. "Неоднотип- ность статусного взаимодействия, - как пишет на основе данных ряда крупномасштабных проектов Л.М. Дробижева, - естественно требует и разнообразия этнической политики в регионах"7.

 

<< | >>
Источник: Губогло М.Н.. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки / М.Н. Губогло; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. - М.: Наука,. - 764 с.. 2003

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСЕРВАТИВНЫЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ:

  1. 3.4. Инновационно-образовательный потенциал. Научно-технические факторы развития экономики
  2. 4.4. Управление инновационной деятельностью Разработка и реализация инновационных проектов.
  3. СООТНОШЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ С ИНЫМИ ИДЕНТИЧНОСТЯМИ. РЕГИОНАЛЬНАЯ И СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  4. Урок 11. Консервативная Европа
  5. КОНСЕРВАТИВНЫЙ ИУДАИЗМ
  6. Ill ЛИТЕРАТУРА КОНСЕРВАТИВНОГО НАПРАВЛЕНИЯ
  7. 6.1.3. «Консервативная волна»
  8. ОСВАЛЬД ШПЕНГЛЕР КАК ИДЕОЛОГ «КОНСЕРВАТИВНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»
  9. КОНСЕРВАТИВНАЯ ТРАКТОВКА ГОСУДАРСТВА
  10. § 3. Органически-консервативное направление
  11. § 3. Розанов — философ консервативного мещанства
  12. КАРЛ ШМИТТ: КОНСЕРВАТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ
  13. Консервативные тенденции в массовом политическом сознании