<<
>>

ОТ ЭТНОИНЕРТНОСТИ К ЭТНОАКТИВНОСТИ

  Вряд ли этнический конфликт мог бы успешно возгораться, если бы его идеологи и инициаторы не имели достаточно вместительного этнодемогра- фического и этносоциального резервуара, состоящего из народного представительства, в той или иной мере осознающего и реализующего свою этническую идентичность.
Именно из этого резервуара могут черпать для себя сподвижников этнические лидеры, преследующие определенные политические цели. Степень этнической идентификации лидеров и идеологов этнической мобилизации можно квалифицировать как гиперэтничность. В то время как народное этническое большинство в свою очередь состоит из лиц с разной степенью своей идентичности - от этноактивного до этноинертно- го состояния. Программы серии этносоциологических опросов, проведенных ЦИМО ИЭА РАН в 1990-е годы, включали четыре степени выражения своей этнической идентичности: национальная принадлежность "очень значима", "значима", "малозначима" и "совсем не значима". По самооценке респондентов, первые две группы отнесены к этноактивной, две вторые - к этноинертной части населения.

Такой подход позволил определить в общих чертах не только размеры поля, на котором могут собирать урожай этнической мобилизации люди с гиперэтничной идентичностью, но и получить представление о мобилизационном потенциале тех или иных групп населения. Под мобилизационным потенциалом имеется в виду готовность определенной части народного этнического большинства своим участием или средствами поддержать те лозунги, идеологемы и мифы, под знаменем которых этномобилизаторы поднимают людей на борьбу за достижение своих политических целей. Поэтому имеет смысл взглянуть на рассмотренные выше причины этнических конфликтов сквозь призму самооценок как этноактивной, так и этноинертной части народного этнического большинства.

Индекс, показывающий меру обвинения политиков и экстремистов в разжигании национализма, экстремизма и конфликтов среди этноинертной части населения составляет 6.86 и на 1.23 превосходит соответствующий индекс среди этноактивной части - 5.56121 { .

218).

Вторую группу детерминантов этнических конфликтов составляют те

Роль политиков и экстремистов в разжигании этнических конфликтов в представлениях этноактивной и этноинертной части населения (по итогам опроса интеллигенции). Уфа, 1996 г., в %

Причины возникновения этнических конфликтов

“ 1

В какой степени значима этническая принадлежность

Этноактивные

Этноинертные

1. Разжигание национализма политическими лидерами в своих интересах

очень значимо

55.6

59.0

достаточно значимо

31.7

26.7

не очень и совершенно не значимо

10.0

8.6 '

2. Игра экстремистов на национальных чувствах

очень значимо

42.2

52.4

достаточно значимо

37.2

24.8

не очень и совершенно не значимо

13.3

13.3

1

факторы, которым этноактивные респонденты придают большее значение, чем этноинертные.

Идея восстановления справедливости в качестве мотивирующего фактора в конфликтах, как правило, этноактивные части населения педалируют сильнее, чем этноинертные. Так, например, угрозу потери национальной самобытности, национального языка и культуры, как очень значимого фактора возникновения этнического конфликта, назвали 52.8 этноактивной и 36.2% этноинертной части столичной интеллигенции в Уфе.

Индекс угрозы потери самобытности для первых составил 7.01, в то время как для вторых - всего 1.26122 Нарушения права народа на самоопределение как фактор конфликта назвали 48.3 этноактивных и 30.5% этноинерт- ных респондентов.

Этот фактор, как и первый, вызвал большую озабоченность у первых и меньшую - у вторых: об этом также свидетельствуют индексы (7.91 против 1.68) ( . 219).

В этой же группе факторов этноактивные чаще, чем этноинертные, называли произвольное установление границ многих автономных республик, а также такие исторические причины, как геноцид, насильственная ассимиляция, завоевание, угнетение. Разумеется, полученные в ходе опроса данные об объективных обстоятельствах носят субъективный характер. Но кто сказал, что в этих субъективных мотивировках нет потенциальной энергии для этнической мобилизации?

Все четыре фактора - угроза самобытности, несоблюдение права народа на самоопределение, а также произвольное установление границ между республиками и исторические события прошлого, послужившие источникам психологической травмы, будучи сфокусированы на идее несправедливости, - становятся важной составной частью технологий и практик для организации этнической мобилизации. Ключевой концептуальный момент здесь состоит в том, что от перестановки мест слагаемых сумма вызываемого ими чувства несправедливости не меняется. Таким образом, две теории -

Этнически окрашенные идеологемы этнической мобилизации в представлениях этноактивных и этноииертных (по итогам опроса) Уфа, 1996 г., в %

Причины возникновения этнических конфликтов

В какой степени значима национальная принадлежность

Этноактивные

Этноинертные

1. Угроза потери национальной самобытности, языка и культуры

очень значимо

52.8

36.2

достаточно значимо

35.6

24.8

не очень и совсем не значимо

8.3

28.6

2. Несоблюдение права нации на самоопределение

очень значимо

48.3

30.5

достаточно значимо

37.2

44.8

не очень и совсем не значимо

6.1

18.1

3. Произвольное установление границ многих республик, автономий

очень значимо

29.4

16.2

достаточно значимо

40.0

29.5

не очень и совсем не значимо

21.1

41.9

4. Исторические причины: геноцид, завоевание, угнетение

очень значимо

42.8

31.4

достаточно значимо

32.8

28.6

не очень и совсем не значимо

16.1

28.6

справедливости и мобилизации - пересекаются в одной точке, чтобы помочь этническим мобилизаторам использовать этнический фактор в качестве "дополнительного стимула активности"123.

Интерпретационная ошибка идеологов и зачинателей этнических конфликтов состоит в том, что перечисленными мотивами, не лишенными этнической окраски, маскируются истинные, не всегда этнические, но корневые причины и мотивы. Лукавство заключается в том, что неискушенные люди принимают этнические различия и этнические обиды за чистую монету, т.е. за фундаментальную причину межэтнического противостояния. В действительности наряду с этническими имеют место и другие причины, влияние которых более универсально, чем роль этнических факторов. Именно поэтому, в инструментарий этносоциологического опроса были включены наряду с этническими и другие причины: экономические, политические, информационные, правовые и др.

Полученные данные оказались более чем значимыми и важными для понимания причин возникновения этнических конфликтов. Если, например, этноинертная часть населения фокусировала свое внимание, как показано выше, на политиках и экстремистах, а этноактивная - на этнически окра-

Внеэтнические идеологемы этнической мобилизации в представлениях этноактивной и этноинертной части населения (по итогам опроса), в %

Причины возникновения этнических конфликтов

В какой степени значима национальная принадлежность

Этноактивные

Этноинертные

1. Расстроенная экономика, низкий уровень жизни

очень значимо

47.8

36.2.

достаточно значимо

31.1

33-3

не очень и совсем не значимо

15.6

21.9

2. Отсутствие объясняющей информации о конфликте

I

очень значимо

12.8

15.2

достаточно значимо

58.3

39.0

не очень и совсем не значимо

19.4

31.4

3. Разжигание национализма в своих интересах мафией, организованной преступностью

І

очень значимо

41.1

35.2

достаточно значимо

32.2

31.4

не очень и совсем не значимо

18.3

21.9

4. Приоритет общественных интересов над правами человека

очень значимо

16.7

20.0

достаточно значимо

46.1

29.5

не очень и совсем не значимо

25.0

33.3

1

шенных фундаменталистах как возбудителях конфликтов, то те и другие приблизительно в равных пропорциях возлагали "вину" за разжигание межнациональной розни и доведение ее до конфликта на экономические, правовые и информационные факторы. Именно эти внеэтнические причины, на которые ниже мы обратим внимание, труднее использовать как взрывчатый материал для этнической мобилизации и для возбуждения конфликта.

Возьмем экономическое положение, в котором оказались многие, если не все, регионы России после развала СССР. Низкий уровень жизни и расстроенную экономику как факторы этнического конфликта назвали 47.8 этноактивной и 36.2% этноинертной части интеллигенции г. Уфы. Но вместе с этим "не очень" и "совсем не значимой" эту причину считают 15.б первых и 21.9% вторых. Следовательно, индекс расстроенной экономики как фактора этнических конфликтов составил в одном случае 3.06, в другом - 1.65. Аналогичные индексы трех других факторов, в том числе отсутствие необходимой информации у этноактивной по сравнению с этноинертной частью интеллигенции, составили 0.66 против 0.48, подстрекательной ролью мафии соответственно 2.20 против 1.61, и ущемления прав человека 0.66 против 0.60 { . 220).

Итак, анализ данных опроса столичной интеллигенции, условно названной народным этническим представительством с целью отличить ее от суперэтнически заангажированных идеологов и лидеров этнической мобилизации, позволил выделить три группы основных причин этнического конфликта в представлениях граждан, независимо от их собственной этнической принадлежности, но в зависимости от степени приверженности к своей этнической идентичности.              таков: этноактивная часть, т.е. люди с повы

шенным чувством этнической идентичности, косвенно причастные или по крайней мере явно или тайно симпатизирующие идеологам и лидерам этнической мобилизации, пытаются, в отличие от этноинертной части, смягчить ответственность и вину политиков и экстремистов в деле разжигания межнациональной розни и возбуждения этнического конфликта.              - следующий: причины этнического конфликта залегают не в этнических различиях, не в полиэтничности состава населения, а в экстраполяции внеэтнических причин и политизации этнической идентичности граждан.

Более триста лет тому назад в трактате "Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского " английский социальный мыслитель, создатель концепции естественного состояния общества как "войны всех против всех", Томас Гоббс высказал простую, как дрова, мысль о причинах конфликтов на личностном уровне:

"Если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обладать вдвоем, они становятся врагами. На пути к достижению их целей... они стараются погубить или покорить друг друга"124.

Если в республиках нынешней России этнолидеры разных национальностей не смогут найти разрешительную формулу для "обладания вдвоем" одной и той же вещью, т.е. национальным самоопределением в границах единой республики, то наивное конфликтологическое открытие Т. Гоббса, похожее на чистосердечное признание обвиняемого, не потеряет своей актуальности и в наши дни.

  1.  
<< | >>
Источник: Губогло М.Н.. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки / М.Н. Губогло; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. - М.: Наука,. - 764 с.. 2003

Еще по теме ОТ ЭТНОИНЕРТНОСТИ К ЭТНОАКТИВНОСТИ:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  11. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  12. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  13. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  14. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959
  15. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  16. Джон-Роджер, Питер Маквильямс. Жизнь 101, 1992
  17. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  18. Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ, 2007
  19. В. Н. Ярхо. Первый Ватиканский Мифограф, 2000
  20. О.П. Бибикова, к.э.н. Н.Н. Цветкова. Страны Востока в контексте современных мировых процессов: социально-политические, экономические, этноконфес- сиональные и социокультурные проблемы., 2013