<<
>>

Две коалиции

Так или иначе, я говорю, что именно исторический диспут между помещиками и крестьянской предбуржуазией, именно борьба за землю была, как и повсюду в Северной Европе, ядром политической борьбы в России в доопричное столетие.
И уже слышу возражение: обе эти конкурирующие социальные силы были едва заметны на московской политической авансцене, где яростно схватились вовсе не они, а совсем другие конкуренты — боярство и церковь. И уж если повесть наша посвящена борьбе идейной, то для наших героев — и для «лутчих людей» русского крестьянства и для помещиков — не было назначено ролей не только в труде Ахиезера, но и вообще в этой исторической драме. На самом деле все три измерения борьбы — идейное, социальное и экономическое — переплелись в тогдашней России теснейшим образом. Это, собственно, и составляет основную сложность той переходной эпохи. Кто стоял с кем? Кто представлял кого? Чьи интересы совпадали и чьи расходились? И в чем эти интересы состояли? Чтоб упростить разматывание этого запутанного клубка, попытаемся сгруппировать главных актеров московской исторической сцены по главному же признаку: какая власть была им нужна? За что они выступали — за ограничение царской власти или за ее неограниченность, самодержавие, одним словом, произвол? Иначе говоря, кто из них стоял за политическую модернизацию страны, а кто — против? Ибо в конечном счете смысл политической модернизации и состоит, как мы знаем, в институциональных гарантиях от произвола власти. Именно поэтому и была, скажем, борьба английских баронов за свою корпоративную независимость, которая привела к рождению в 1215 году Хартии вольностей, в то же время и борьбой за политическую модернизацию страны. Важно здесь для нас одно: тогдашняя русская аристократия, боярство, боролось в доопричное столетие за свою корпоративную независимость точно так же, как и английские бароны. И что еще более интересно, на каком-то этапе этой борьбы добилась того же результата, что и ее коллеги в Англии. Я имею в виду знаменитый пункт 98 Судебника 1550 года, который можно назвать, если хотите, русской Magna Carta (он юридически ограничивал право царя издавать новые законы). Сейчас заметим лишь, что интересы боярства, по определению защищавшего свои наследственные привилегии, а значит и социальные ограничения власти, во всяком случае не противоречили интересам крестьянской предбуржуазии, точно так же по опреде лению защищавшей экономические ограничения власти. И этого, к сожалению, не заметил Александр Самойлович. А вот Н. Е. Носов заметил. И отважился пойти даже дальше. Говоря о боярстве, он утверждает, что «объективно в силу своего экономического положения как сословия крупных земельных собственников, оно было менее заинтересовано и в массовом захвате черносошных земель, и в государственном закрепощении крестьянства, чем мелкое и среднепоместное дворянство, а следовательно, и менее нуждалось в укреплении военно-бюрократического самодержавного строя» [Носов 1969, 11].
Несмотря на осторожность этого ответственного высказывания, мы отчетливо видим, как прорисовываются под пером Носова, по крайней мере, контуры потенциальной политической коалиции боярства и «лутчих людей». Я склонился бы к еще более осторожной формулировке: защищая свои корпоративные интересы, боярство вместе с тем должно было, пусть невольно, защищать и интересы предбуржуазии. И еще был один естественный союзник у этой коалиции: рефор- мационное течение в русском православии, известное под именем нестяжательства. Нестяжатели были откровенными противниками произвола власти и, стало быть, так же, как бояре и крестьянская предбуржуазия, стояли за ее ограничение. Вопрос о связях нестяжателей с боярством давно решен в русской историографии положительно. Даже советские историки, воспитанные на ненависти к боярству и усматривавшие поэтому в нестяжательстве реакционную силу, никогда этот вердикт, как мы увидим, не оспаривали. Стало быть, по одну сторону исторической баррикады вырисовывается у нас вполне представительный реформаторский треугольник, заинтересованный в политической модернизации России: нестяжательство — боярство — предбуржуазия. Каждый из этих актеров по-своему видел пределы, за которые не должна простираться царская власть, но все сходились на том, что такие пределы необходимы. А теперь заглянем в лагерь контрреформы, кровно заинтересованный в утверждении на Руси самодержавия и произвола. Первое, что бросается нам здесь в глаза, это, конечно, помещики. Мы уже знаем, что они ненавидят бояр и Юрьев день. Ограничения власти им не нужны. Напротив, нуждаются они в произвольной власти, способной порушить не только закон, но и вековой обычай. Никто, кроме самодержавного царя, не в силах был сломить мощь боярства и отменить «крестьянскую конституцию» Ивана III. Разумеется, не отказались бы помещики и от монастыр ских земель. Но не в ситуации, когда церковники оказывались самыми сильными их политическими союзниками. Роль церкви в назревающей схватке была, как мы уже говорили, яснее всего. У нее не было врага страшнее Реформации. Просто немыслимо было разрушить реформационное наследие Ивана III без власти самодержавной, неограниченной. Только при этом условии могли надеяться церковники натравить помещиков на крестьянские и боярские земли, вместо собственных. Вторую грань этого антиевропейского треугольника составляла, конечно, государственная бюрократия, «партия дьяков», как назвали ее впоследствии историки, тоже по определению стремившаяся к неограниченности своей власти. Наконец, идеологическую грань контрреформистского треугольника представляло иосифлянство, сильное церковное течение, посвятившее себя защите монастырских земель. Эта альтернативная коалиция, заинтересованная в неограниченной царской власти и, следовательно, в самодержавной революции, сложилась задолго до рождения Ивана Грозного. На самом деле добилась она серьезных успехов еще при его отце, великом князе Василии. Просто Василий был личностью слишком незначительной. Он оказался неспособен ни на продолжение реформаторских планов Ивана III, ни на их разрушение. В результате коалиция реформаторов, пришедшая к власти на волне народного возмущения в годы отрочества Ивана IV, снова поставила под сомнение все успехи церковников в предшествующее царствование. Естественно, они должны были удесятерить свои усилия. Для меня решающая связь горестной судьбы русского крестьянства с успехом иосифлян, предотвративших секуляризацию церковных земель, несомненна. Но чтобы убедить читателя, остановлюсь на этой теме, которую почему-то оставили в последние годы без внимания отечественные историки, подробнее [см., например: Кобрин 1989, Флоря 1999, Борисов 2000]. Скажу лишь, что, увы, как мы уже знаем, не привлекла она внимания и Александра Самойловича.
<< | >>
Источник: А.П. Давыдов. В ПОИСКАХ ТЕОРИИ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Памяти А. С. Ахиезера. 2009

Еще по теме Две коалиции:

  1. Создание коалиций
  2. ВОЮЮЩИЕ КОАЛИЦИИ В НАЧАЛЕ 1918 г.
  3. Расширение антигитлеровской коалиции
  4. КТО ПОГУБИЛ РЕЙГАНОВСКУЮ КОАЛИЦИЮ?
  5. § 14. АНТИГИТЛЕРОВСКАЯ КОАЛИЦИЯ
  6. § 18. АНТИФАШИСТСКАЯ КОАЛИЦИЯ И ИТОГИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  7. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В СТРАНАХ ГЕРМАНСКОЙ КОАЛИЦИИ
  8. Развал политической коалиции большевиков и левых эсеров
  9. Коалиция Помпея, Цезаря и Красса (первый триумвират)
  10. 4. Ход военных действий. Создание антифашистской коалиции. Окончание второй мировой войны
  11. Глава XVI ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ВОЙНЫ. НОВАЯ КОАЛИЦИЯ (1592—1617 гг.)
  12. ЗАВЕРШЕНИЕ СОЗДАНИЯ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ. ВОПРОС ОБ ОТКРЫТИИ ВТОРОГО ФРОНТА В 1942 ГОДУ
  13. ОБЪЕДИНИЛИ ДВЕ КВАРТИРЫ
  14. Две задачи науки
  15. ДВЕ ОСНОВЫЕ СФЕРЫ ПОЗНАНИЯ
  16. 4. Две этики
  17. «Две» церкви
  18. ДВЕ БИТВЫ
  19. 1.8.10. Две современные концепции нации