<<
>>

«СУДЬБА НАШЕЙ ДИАСПОРЫ НАПИСАНА НЕ НАМИ...»

«Что может быть лучшим подарком для президента ассоциации, как не книга о дагестанской диаспоре!» - сказал Ахмед Муртаза-лиев, заведующий отделом литературы Института языка, литературы и искусства ДНЦ РАН, вручая мне в моем рабочем кабинете его, только что вышедшую в издательстве «Деловой мир» книгу: «Литература дагестанской диаспоры Турции: вторая половина XIX - XX вв.».
Шутли-водружественное признание автора книги я принял буквально и начал жадно перелистывать ее, одновременно поздравляя гостя. Мне ассоциативно вспомнились «Окаянные дни». Из долговременной памяти всплыло бунинское грозное предупреждение о необходимости гражданского мира - иначе не спастись. Хотя той, бунинской, России давно нет (и «окаянные дни» - исторический и литературный памятник Гражданской войне), но результаты национальной катастрофы второй половины XIX и начале XX веков в Дагестане передавались из поколения в поколение, до сих пор сохранились в исторической памяти наших соотечественников эмиграции первой волны и их потомков за рубежом. 110 Эта мысль подтвердилась при внимательном чтении книги. Монография жжет, она горит ностальгией по утраченной Родине, в ней слышен крик творческой интеллигенции дагестанского зарубежья: «Я - дагестанец Мех-мед», -заявляет турецкий поэт лезгинского происхождения Мехмед Ферди Эсер. Вскипело ли молоко на огне, Раскрылись ли розы, цветы, Рассеяли ли они запах свой -Пахнет моим Дагестаном... Дагестан, Родина, горы, родная колыбель, могилы предков и родни, словно ностальгирующей души красной нитью проходят через весь академически отшлифованный текст книги Ахмеда Муртазалиева. При этом вспомнились нескрываемой ностальгической горечи слова Владимира Набокова, - тоже эмигранта: «Изгнание, где твое жало, Чужбина, где сила твоя?» Ахмед Муртазалиев в своей книге благодаря литературным персонажам создает реалистическую картину внутренней ломки, пережитой несколькими поколениями дагестанских эмигрантов.
В данной монографии, как отмечает автор, «впервые в дагестанском литературоведении предпринята попытка научного исследования проблем генезиса и художественного своеобра- 111 зия одного из важнейших составляющих художественной культуры диаспоры - литературы, как единого процесса, непрерывно протекающего вот уже полтора столетия в отдельно взятом регионе - Турции». А Турция - вторая родина нескольких тысяч дагестанцев. Тем самым автор способствует интеграции зарубежной дагестанской литературы в нашу сегодняшнюю духовную культуру, исследованию и усвоению художественного богатства эмиграции, делая его в достояние народов Дагестана. Автор глубоко вникает в духовный мир образов и идей, созданных нашими зарубежными соотечественниками, писателями и поэтами, находит в них то светлое, доброе и человеческое, которое способно возвысить в дагестанском читателе исконно присущее ему патриотическое чувство и явственнее обозначить имидж Страны гор в контексте глобализации мира. Словесное искусство играет особую роль в жизни общества. Оно через художественные образы, необычайно выразительно передает тончайшие оттенки человеческой мысли и неуловимые нюансы чувства, способствует формированию в личности тяготения к мудрости, расположенности к доброте и человеколюбию. Вот и мы впервые получили возможность познакомиться с творчеством таких наших писателей - соотечественников, как Дагестанлы-оглу, Хад-жимухаммед ибн Абдурахман ас-Сугури, Му-хаммад ал-Мадани дан Осман Дагестани, Сейид Ахмед Хусемеддин ал-Руккали, Омархаджи Зиявудин Дагестани, Ахмед Хамди-бей, Мехмед 112 Эммин-бей, Ахмед Сайд-бей Дагестанлы, Хусейн Каин, Шамиль Шхаплы (первое поколение мастеров художественного слова), Али Нахай Тарлин, Кадиржан Кафлы, Шевкет Ава-роглу, Хусейн Наиль Кубалы, Баха Сайд-бей, Мехмед Илчи Дагестанлы (поколение 40-70-х годов), Сефер Аймерган, Халит Кыванча, Ахмед Чинир, Энгин Унсал (из селения Ругуджа, я с ним ездил по аулам Дагестана - A.M.), Мехмед Ферди Эсер, Джафар Барлас, Семих Сейид Саваш, Мухаммад Гекхан Ментеш (современное поколение) и другими.
С творчеством одного из них я хотел бы подробнее ознакомить читателя данной статьи. Это Мурад-бей Мазанджи, выдающийся представитель дагестанского зарубежья. Его имя можно и должно ставить рядом с художником Халилбегом Мусаясулом и маршалом Османской империи, который в конце XIX - начале XX века возглавил провинцию империи - Ирак, Му-хаммадом Фазиль-паши Дагестани. Мурад-бей широко известный и признанный государственный и политический деятель Османской империи (сотрудник министерства иностранных дел, член комиссии по государственным делам, руководитель младотурецкого движения «Единение и прогресс»), историк (автор шеститомной истории османской империи), философ (автор семитомного труда «Тарихи Абульфарук»), писатель (автор романа «Новый или новинка»); в нем около 400 страниц и 12 глав. В романе противостоят друг другу две основные группы людей: «новые» (высоко порядочные, образован- 113 ные, воспитанные люди) и «новинки» (люди старого консервативного мира, мешающего обществу двигаться вперед к прогрессу). Люди сильные духом, самостоятельные, имеющие ярко выраженную индивидуальность, привлекали Мизанджи. Таков главный герой романа Мансур - прототип самого писателя...), драматург (автор пьесы «Кастрюля перевернулась, крышку нашла»), переводчик (перевел на турецкий язык комедию А.С. Грибоедова «Горе от ума»), журналист (редактор газеты «Мазан» - «Весы») свободно владел даргинским («зачинатель даргинской фольклористики» (И.Х. Абдуллаев), русским («стоял у истоков зарождения русскоязычной литературы Дагестана» (Ш.А. Мазанаев), турецким, арабским и французским языками. Его настоящее имя Гаджимурад Амиров. Родился в селении Урахи Даргинского округа. 14 февраля 1873 года в возрасте девятнадцати лет (после окончания Темир-ханшуринской четырехклассной школы и Ставропольской гимназии) Гаджимурад Амиров эмигрировал в Турцию вместе с родителями. В чем состоит историческая заслуга Мурад-бея Мизанджи как мыслителя перед турецкой, естественно, дагестанской и мировой культурой? Обобщая все, что написано о его творчестве в книге Ахмеда Муртазалиева (это почти 100 страниц), я попытаюсь отметить некоторые «блещущие» перед нами и более общие идеи. Они создают представление о философской, мировоззренческой системе, затрагивающие самые злободневные проблемы, которые вол- 114 новали человечество не только в его время, но и оказались значимыми в наши дни. Привлекает внимание такие особенности его многогранного творчества и авторской этико-философской мысли как: глубина проникновения в природу человека, его назначения и сущности («интересы страны и народа для него выше интересов семьи и семейного счастья»); непоколебимая уверенность в конечном торжестве добра вопреки кажущейся очевидности всеобщей порчи нравов (Россия — Дагестан = судьба народов в XIX в.; его бескомпромиссная борьба против деспотизма, длившегося в Османской империи более шестисот лет...); умение любой вопрос (в политике, литературе, жизни) видеть в системе и раскрыть его суть с позиций системного взгляда; понимание единства и тождества всех людей в их сокровенной гуманистической субстанциональной инвариантности и второстепенности различий этнических, религиозных, мировоззренческих, культурно-исторических («По его убеждению, если в традициях Османского государства остается расовое и религиозное разделение граждан, то в стране не будет единства и равноправия между населяющими его народами и в конечном итоге - счастливого будущего»); мужественно пользоваться собственным природным умом (он едет в Париж и оттуда руководит младотурецким движением. Почти круглосуточно он находился под надзором султанской охранки, и неусыпной слежкой шпионов). 115 Все это и многое другое не только затрагивает душу, но и заставляет учащенно биться сердца земляков, в которых когда-нибудь нашло место имя и дела нашего знаменитого соотечественника. Судьба нашей диаспоры предопределена не нами. Мурад-бей Мизанджи воспринимался на его исконной родине то бесконечно близким и родным, то отдаленным и чуждым. Когда знакомишься с такими талантливыми личностями дагестанского зарубежья, волей -неволей начинаешь задумываться о нашей современности. Мы себя мало анализируем, редко осмысливаем, как замордован наш генофонд: перебили наших лучших людей. Кавказская война, восстание 1877 года, послеоктябрьский Дагестан, гражданская война, репрессии 30-х годов, Великая Отечественная война унесли тысячи умов и талантов, а современный дикий капитализм с наглым терроризмом зомбирует личность, порождает поколение манкуртов. При такой вот наследственности нам очень трудно избавляться от наших пороков и предотвращать наши беды. Трудно потому что нет настоящей национальной элиты, элиты, признанной дагестанским народом. А существующая номенклатурная политическая, экономическая, судебно-правовая, научная, творческая и прочая элита практически не способна обеспечить прорыв в дагестанском обществе. Книга Муртазалиева A.M. «Литература дагестанской диаспоры Турции: вторая половина XIX - XX вв.» - первое крупное исследование данной проблемы, фундаментальное научное 116 издание. Ничтожно мало знали мы или почти ничего не знали о словесности наших соотечественников, покинувших Дагестан и нашедших приют в десятках стран Запада и Востока. А эмигрировали то не дремучие невежды, не чернь с филистерским мировоззрением, а наиболее прогрессивно мыслящие, способные взвесить ситуацию и прогнозировать свое будущее на чужбине, образованные люди с развитым художественно-эстетическим чутьем. И только в наши дни благодаря первому Конгрессу соотечественников Дагестана (август 1992 года), начал мало-помалу открываться интереснейший мир духовных ценностей: писателей, поэтов, драматургов, журналистов, публицистов, художников, режиссеров... В дагестанской гуманитарной науке еще не сложилась традиция разностороннего изучения диаспоры. И в наши дни эта проблема освещена лишь фрагментарно. Теперь, по выходе книги A.M. Муртазалиева, мы можем признать тот факт, что заложен фундамент такой научной традиции. Кроме того, за последние годы по диаспоре защищено шесть кандидатских диссертаций. Я надеюсь, что автор первой крупной монографии о диаспоре Ахмед Магомедович Муртазалиев воспитает хорошую научную школу, т.е. профессионально подготовленных молодых ученых. Да сопутствует удача ему! Дагестанская правда, 2006, 23 ноября 117
<< | >>
Источник: Абдулла Магомедов. ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?. 2007

Еще по теме «СУДЬБА НАШЕЙ ДИАСПОРЫ НАПИСАНА НЕ НАМИ...»:

  1. §12 Украинская диаспора
  2. ЕВРЕЙСКАЯ ДИАСПОРА В СРЕДНИЕ ВЕКА
  3. "Ты никогда с нами не занимаешься!"
  4. "ДЬЯВОЛ ИГРАЕТ НАМИ, КОГДА МЫ НЕ МЫСЛИМ ТОЧНО»"*
  5. Лица, к которым написано послание
  6. § I Повод, no которому написано это произведение
  7. Сказанное нами, в особенности о незаслуженном избрании верующих, у многих вызывает возражения
  8. [РЕЧЬ, НАПИСАННАЯ ДЛЯ ОБЕДА В ЧЕСТЬ Ш. ФУРЬЕ] 1
  9. КАК БЫЛИ НАПИСАНЫ ДВЕ КНИГИ ДЛЯ НАРОДА
  10. О чем, как и для чего написан «Киевский синопсис»?
  11. ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ФИЛОСОФИИ, НАПИСАННОЕ В АМЕРИКЕ, ДЛЯ ПОЛЬЗЫ МОЛОДОГО ДЖЕНТЛЬМЕНА
  12. Символ, миф и догмат ...Все видимое нами Только отблеск, только тени От незримого очами. Вл. Соловьев*
  13. Сущность нашей внешней политики
  14.       Мирослав Йованович ЧТО С НАМИ ПРОИЗОШЛО? Пять пунктов к рассмотрению роли исторического сознания и общественной элиты в сегодняшней Сербии
  15. Анфима, епископа Никомедии и мученика, из того, что он написал Феодору О СВЯТОЙ ЦЕРКВИ