<<
>>

1.2. Категория этничности как эпистемологический феномен

Необходимо отметить, что как в зарубежной (Дж. Ротшильд, Б.Дж. Клай и др.), так и в отечественной лите- ратуре (С.А. Арутюнов, М.Н. Губогло, Д.В. Драгунский, А.В. Козенко и Л.Ф. Моногарова, Г.И. Марченко, Э.
Паин, Э.А. Поздняков, С.В. Соколовский, С.В. Чешко и др.) на- коплен большой материал в плане теоретического осмыс- ления такого феномена как этничность, выявления его многоуровневой природы и полифакторной обусловленно- сти его политизации. Формирующаяся этнополитология столкнулась с эпистемологическими проблемами, которые оказались в центре внимания многих авторов. В этой связи возникла необходимость проработки категориального ап- парата этнополитологических исследований. Создание категориальной матрицы является необхо- димым условием современной научной работы, что обу- словлено сложной взаимосвязью между понятийным аппа- ратом и объектом исследования. Категория, как аналити- ческая конструкция, используется для обозначения, изуче- ния и отражения того или иного объекта, но представления о нем формируются в зависимости от специфики методо- логического подхода и характера исследовательских задач. В этой связи возникает своего рода эпистемологичекий феномен: с одной стороны, одна и та же категория может использоваться для обозначения различных объектов в тех или иных дисциплинах. С другой стороны, один и тот же объект может описываться с помощью разных категорий, которые представляют собой либо синонимический ряд, либо терминологический (совокупность разнопорядковых терминов, отражающих разные подходы). На протяжении двухтысячелетнего периода истории от Рождества Христова сложился определенный набор поня- тий, характеризующий мир этнического. В сочинениях ан- тичных авторов, текстах священных писаний, летописях, средневековых хрониках, записках путешественников мы находим упоминание о "племенах" и "народах" (как иноэт- ничном бытии), описание их облика, уклада жизни, быта и т.д. В период формирования основ демократических учре- ждений в метрополиях христианских стран в правовых до- кументах и политических декларациях появляются поня- тия "народ" и "нация" (144, с.103), означающие складыва- ние гражданского сознания и гражданской общности в мо- ноэтничном социально-политическом пространстве. В нашей отечественной традиции употребление слов "народ" и "нация" носит неоднозначный характер, в том числе и в нормативных актах. В одних случаях они тожде- ственны понятию этнической общности, а в других - граж- данской или государствообразующей. От понимания "на- ции" как этнической общности возник соответствующий терминологический ряд: нация - национальность (этниче- ская самоидентификация индивида, зафиксированная в до- кументе) – национальный (этнический). Но в современной политической лексике слово "национальный" употребляет- ся и в другом значении. Например: "концепция националь- ной безопасности России", "национальные интересы Рос- сии".
В данном контексте "национальный" означает "госу- дарственный" или "гражданский". Таким образом, в политико-правовом, информацион- но-публицистическом и бытовом лексических пространст- вах возникла своеобразная путаница в употреблении этих понятий. Вышеобозначенные термины (“народ”, “нация”) приобрели определ?нную эмоциональную окрашенность, которая недопустима в научных текстах. Исследователь- ская работа предполагает создание ч?ткой понятийной матрицы, которая формирует образ изучаемого объекта вне идеологических, политических и бытовых разночте- ний. В этой связи необходимо выделить универсальные категории, синонимические и терминологические ряды. В советской этнографии ещ? в 1960-80-е годы была проведена большая работа по упорядочению категориаль- ного аппарата, в результате которой утвердился термин “этнос” как родовое понятие. Отечественный этнополи- толог С.В. Соколовский в качестве ключевых терминов называет “этнос” и “этничность” (118, с.4). Г.И. Мар- ченко выделяет такие категории как “этническая общ- ность”, “этнос”, “этническая группа” (81, с.60). В анг- ло-американской литературе сложился следующий сино- нимический ряд: “ethnos”, “ethnic”,”ethnic communi- ty”,”ethnic unit”. Вычленение реального объекта имеет определ?нную сложность, поскольку он представляет собой номинальную единицу в структуре антропосферы и является одним из уровней е? дифференциации. Изучаемый объект отно- сится к такому типу классификации как “общности” (территориальные, политические, государствообразующие, этнические и т.д.), поэтому в качестве родового понятия в этнологии выделяется “этническая общность” и со- ответствующий синонимический ряд: этническая общность - этническая система – этнос. Существует огромное разнообразие методологических подходов, характеризующих этнические общности. Их классификация представлена в статье Г.И. Марченко (81). Каждый подход отражает ту или иную грань этнического феномена и исходит из разных философско- социологических систем, ценностных ориентиров и об- служивает тот или иной политический курс (внутренний и международный). В данном разделе монографии основной объект иссле- дования впервые анализируется на базе методологии си- нергетики, которая позволяет раскрыть его многоуровне- вую природу. Согласно авторской концепции, этническая общ- ность представляет собой открытую систему, кото- рая участвует в вещественном и энергоинформацион- ном обмене с окружающей е? природной средой (геобио- ценозом) и вступает в тот или иной контакт с подоб- ными ей системами (либо изолирована от них). Она со- единяет в себе все направления эволюции биосферы и яв- ляется формой перехода последней в ноосферу. В этой свя- зи можно выделить три уровня жизнедеятельности объек- та: биосоциальный, социокультурный и ноосферный, кото- рые взаимодействуют друг с другом. Этническая система включает в себя следующие подсистемы: генно- ландшафтную, языковую, социальную, хозяйственную (экономическую), культурную, политическую. Каждая из них раскрывается на двух уровнях социальности биосферы и в условиях социального прогресса рефлексируется ноо- сферой. Тип развития этноса определяет уровень сложно- сти и дифференциации его подсистем. Автором разработа- на концептуальная модель этнической системы, которая позволяет раскрыть сущность изучаемого объекта. Генно-ландшафтная подсистема выступает основа- нием этноса на уровне первичной социальности биосферы и обеспечивает реализацию функции внутривидового раз- нообразия. Первичный, глубинный уровень этнической дифференциации обусловлен биологическими факторами и имеет очень древние корни. А.В.Козенко и Л.Ф.Моногарова утверждают, что на начальном этапе био- логической эволюции человека этнические общности (племена) и биологические (популяции) совпадали (64), то есть этносы выполняли роль популяций, которые регули- ровали территориальное распределение групп особей в рамках того или иного ареала. Согласно социобиологиче- ской концепции Пьера Л.ван ден Берге, изложенной в ра- боте “Этнический феномен”, этнические общности явля- ются производным образованием от генетических, кровно- родственных, биологических отношений в человеческой популяции (158). Этничность выступает у него как расши- ренная форма родственного отбора и связи, как изначаль- ный инстинктивный импульс. Осознание этого вида груп- повой принадлежности как бы заложено в генетическом коде и является продуктом ранней человеческой эволю- ции, когда способность распознавать членов родственной группы была необходима для выживания. Пьер Л.ван ден Берге утверждает, что зачатки этничности прослеживаются ещ? у приматов (эту концепцию разделяют Э.Уильсон, У.Гамильтон, И.Девора). В традиционных определениях этноса (особенно в марксистской трактовке) отсутствовало упоминание о ге- нетической обусловленности возникновения этнической дифференциации человечества. Это предопределило появ- ление политико-идеологических доктрин, согласно кото- рым этнические общности в результате модернизационных трансформаций должны были непременно исчезнуть. По- добная мифологема нашла сво? отражение в государствен- ной политике многих европейских стран, которые в эпоху становления массовых потребительских стандартов пыта- лись “деэтнизировать” собственное гражданское населе- ние. Как мы уже отметили выше, согласно социобиологи- ческой концепции, этнические системы на ранних этапах эволюции человека представляли собой популяцию, т. е. группу сходных особей, приспособившую ландшафтный регион к своим потребностям и одновременно приспосо- бившуюся к нему. Согласно концепции Л.Н. Гумилева, к концу ледникового периода все ветви гоминид вымерли, за исключением вида Homo Sapiens, который распространил- ся по всей планете. Сам процесс колонизации этого вида явился проявлением его высокой адаптивной способности и был обусловлен стремлением расширить свой ареал оби- тания. Механизмом адаптации (приспособляемость чело- века к различным условиям) выступил стереотип пове- дения, который согласно теории Л.Н. Гумилева, передает- ся путем сигнальной наследственности (39, с.61). Он счи- тал, что у человеческих коллективов складывается доста- точно жесткая связь с кормящим ландшафтом, адаптация к которому шла на протяжении нескольких поколений (39, с.18). Стереотип поведения - это система поведенческих навыков, передаваемых из поколения в поколение, специ- фичная для каждого этнического коллектива. Членами коллектива он воспринимается как единственно возмож- ный стандарт взаимоотношений, образа жизни и действия людей. Чужие же стереотипы поведения на обычном уров- не воспринимаются как чудачества или дикость. Таким образом, системообразующим фактором этни- ческой общности на биосферном уровне выступает стерео- тип поведения, а границы ее поддерживаются механизмом противопоставления "мы/они" ("свой/чужой") и эндогами- ей (запрет на межэтнические браки). Механизм "свой/чужой" на уровне чувственного восприятия форми- рует негативное отношение ко всему необычному, непри- вычному. Эндогамия регулирует размер популяции и обеспечи- вает е? целостность. Согласно утверждению А.В.Козенко и Л.Ф.Моногаровой, эндогамность предопределяет консер- вацию генетического фонда; у современных же крупных этнических общностей степень эндогамности несомненно снижается. По мнению этих авторов, тип семьи влияет на работу сигнальной наследственности: эндогамная семья передает ребенку отработанный стереотип поведения, а экзогамная - два (взаимоисключающих). Деструктивными факторами этнической системы на биосферном уровне являются неблагоприятный этниче- ский контакт и экзогамный брак, которые размывают е? границы и могут е? уничтожить. В качестве внутренней связи между членами этниче- ского коллектива Л.Н. Гумилев выделяет чувство ком- плиментарности (неосознанная симпатия), которое в процессе политической модернизации рефлексируется на уровне ноосферы как идеология (от национализма до шо- винизма). Средством вербальной коммуникации в этнических общностях выступает языковая подсистема. Она служит механизмом кодирования и передачи информации, кото- рый структурирует культурное измерение этноса. Языко- вая традиция может пережить породивший его этнос и стать частью новой этнической системы. Языковое про- странство крупных этносов неоднородно и включает в себя литературный язык, множество говоров, диалектов и со- циолектов. Появление письменной речи свидетельствует о внутренней динамике этнической системы, которая входит в социосферное (социокультурное) пространство. В усло- виях активного взаимодействия этнической системы с о к- ружающей е? средой происходит ноосферная рефлексия - появление научных знаковых систем. Языковая подсистема является основным фактором этнической идентификации и играет большую роль в со- хранении этнической традиции. В этой связи большую роль в сохранении и развитии этнических систем играет языковая политика государства как по отношению к госу- дарствообразующему этносу, так и по отношению к недо- минантным группам. Под языковой политикой понимает- ся “совокупность законодательных актов государства, предназначенных для активного воздействия на процессы языковой жизни общества. Сюда относятся языковые ас- пекты национальной политики, вопросы конкретного регу- лирования проблем, связанных с взаимодействием различ- ных языковых явлений” (144, с.190-191). Методы решения языковых проблем зависят от идеологических и ценност- ных ориентаций правящих групп и уровня развития поли- тико-правового пространства. Языковая принадлежность выступает основным мар- кером идентификации индивида по этническому основа- нию. Следовательно на социосферном уровне языковая подсистема регулирует границы этнической общности. Для воспроизводства этнической системы необходим целый комплекс материальных, духовных и нормативных структур, которые появляются в человеческом обществе при переходе его в социосферное измерение эволюции биосферы. Так происходит формирование культурной подсистемы этноса, обусловленное своеобразием при- родных условий, к которым данный этнос адаптируется в сво?м жизнеобеспечении, и этническими контактами, в ре- зультате которых происходит культурная диффузия, обес- печивающая эволюционную преемственность в рамках ан- тропосферы. Наиболее ч?тко культура этническая прояв- ляется в этнической символике, традициях, некоторых формах материальной культуры (особенно в национальной кухне), фольклоре (песнях, танцах и др.); именно традиции обычно выполняют функции внутриэтнической интегра- ции и межэтнической дифференциации. Урбанизированная среда является фактором размывания культурной подсис- темы этнической общности на социосферном уровне, так как в ней распространены сегодня стандартизированные промышленно изготовленные предметы и активно проте- кает процесс духовной интеграции антропосферы (144, с.68-69). Согласно концепции С.В.Соколовского, внутри каждо- го этноса ид?т горизонтальная и вертикальная дифферен- циация культуры, существует наличие разных стилей жиз- ни и миропонимания. Стабильность и устойчивость куль- туры – это идеальные типологические конструкции. Он считает, что “не культурная однородность порождает этнос (нередко он и определяется именно в качестве осознающей себя культурной общности), но само бытие этой общности может порождать известный уровень культурной одноро д- ности” (118, с.8). Механизмом социосферной адаптации индивида явля- ется традиция. Согласно концепции Б.Дж.Сингера, члены этнического сообщества объединены общей культурной перспективой, т.е. традицией, включающей в себя ком- плексы норм, которые часто бывают независимыми как от политического строя, так и от географического местопо- ложения сообщества (114, с.89). Под традицией мы понимаем устойчивые, повторяю- щиеся типичные связи, системы отношений, образов, цен- ностей, стереотипов и форм поведения и мышления. Ос- воение традиций каждым представителем этноса обеспе- чивает стабильность функционирования е? внутренних связей. Традиция зада?т инерционность данной общности и способствует ж?сткому отбору новых культурных вариа- ций. Передача традиций происходит в семье и образова- тельных учреждениях. Большую роль в сохранении этно- культурного наследия играют праздники и культурные ме- роприятия, проводимые этническими землячествами и ор- ганизациями при поддержке органов государственной вла- сти и самоуправления. Необходимо отметить, что этнические традиции тесно связаны с этнической психологией, которая является кон- сервативной и во многом иррациональной. Для традиций характерна повторяемость, что означает воспроизводство во времени некоторых форм мышления и поведения. Так, в условиях кризиса развития той или иной этнической сис- темы индустриального типа проявляются вспышки нацио- нализма и шовинизма. Государство в конституционной политической системе через свои информационные каналы (научно- исследовательские, статистические) должно концентриро- вать материал об этнических традициях, которые влияют на характер политической жизни в том или ином регионе. Необходимость проведения такой информационной поли- тики обусловлена тем, что, с одной стороны, традиция вы- ступает в роли одного из факторов относительной и дина- мичной устойчивости общества, но, с другой стороны, в условиях процесса модернизации та или иная традиция может выступать фактором застоя или создавать конфлик- тогенную ситуацию. С точки зрения Р.Ф. Матвеева, “тра- диция в политической жизни и политической борьбе не является запрограммированным фактором в подсознании народа, чем-то вроде генотипа, который подспудно разви- вается только по своей внутренней логике, вне связи с о б- щественно-политической жизнью“ (84, с.162). В этой сфе- ре жизнедеятельности этноса традиции вырабатываются по мере усложнения политической системы, складывания его политического пространства. Здесь они меняются по мере развертывания социального прогресса. Конечно, механиз- мы действия традиций и регулирование их проявлений – это отдельная исследовательская проблема. Для воздейст- вия на этнические анклавы или коммунальные общины го- сударству необходим механизм "включения" или "выклю- чения" тех или иных традиций. Дифференциация культурной и языковой подсистем этноса обусловлена эволюцией его социального простран- ства и его внутренней структурализацией. Изучением со- циальных систем крупных этносов индустриального типа занимается социология, а социальная стратификация этни- ческих общностей доиндустриального типа развития стала объектом этносоциологии. Экономические подсистемы крупных западных общностей изучаются целым комплек- сом экономических дисциплин; хозяйственная деятель- ность традиционных и архаических этнических групп яв- ляется предметом этноэкономики. В контексте нашей темы можно отметить, что хозяйственная деятельность этносов обусловлена типом их взаимосвязи со своим геобиоцено- зом (законченный комплекс форм, исторически, экологи- чески и физиологически связанный в одно целое общно- стью условий существования). По мере усложнения социальной структуры и эконо- мического развития складывается политическое простран- ство этноса, которое постепенно институализируется, т.е. появляется государство. Историей и типологией политиче- ских систем этносов-доминантов в системе современных государств занимаются политические науки. Политическая антропология изучает формы властеотношений в примор- диальных группах (архаических, реликтовых) и общностей традиционного типа. При изучении конкретного социума и его политиче- ской системы мы сталкиваемся с феноменом иерархии эт- носов в его политико-правовом пространстве. В этой связи необходима дополнительная терминология для обозначе- ния этнических общностей, которые не являются доминан- тами в рамках конкретного государства или его отдельных территориальных (этно-территориальных) образований. Так вводится понятие “этнической группы”, под которой в данном контексте понимается этническая система (или е? часть), находящаяся в социально-политическом простран- стве другого этноса и существующая автономно. В совре- менных государствах этнические группы появились в ре- зультате: 1. Захвата территорий с иноэтничным населением. 2. Миграции. 3. Насильственного экспорта рабочий силы. 4. Создания молодых государств в постколониальном пространстве без уч?та этноландшафтных особенно- стей и образа жизни отдельных общин (например, кочевых плем?н). 5. Естественного или насильственного распада (разде- ла) какого-либо моноэтнического государства и вхождения его частей в другие социально- политические системы. Этнические группы могут находиться в форме ком- пактных поселений, сконцентрированных в одном локаль- ном пространстве; такие группы называются этно- ареальными. Если же они рассредоточены по разным тер- риториальным единицам (то есть находятся в дисперсном состоянии), то их принято называть этно-дисперсными. Этнические группы могут быть органично вписаны в систему социально-экономических отношений основной этнической общности, а могут иметь и иные формы суще- ствования, несовпадающие с доминантным этническим массивом государства, что в условиях развития демокра- тических политических систем порождает ряд институ- циональных проблем. В этом случае этническая группа становится субъектом правовых отношений (на индивиду- альном или коллективном уровнях) и приобретает особый статус в системе сложившихся властеотношений. Вхожде- ние этнических групп в политико-правовое пространство этносов-доминантов приводит к появлению соответст- вующих юридических дефиниций: “этническое мень- шинство” или “национальное меньшинство”, “корен- ные (автохтонные) народы”, “малочисленные народы” и т.д. Таким образом, с точки зрения этнической иерархии в полиэтническом государстве можно говорить о том, что понятие “этнос” воспринимается как доминирующая (крупная) общность, а “этническая группа” – как подчи- н?нная (малая), не имеющая собственного государственно- го статуса. Этот стереотип восприятия характерен для мен- талитета представителей этнического большинства и обу- словлен феноменом так называемого имперского мышле- ния. В контексте заявленной темы нас интересует форми- рование политической системы и политического сознания этнических общностей в условиях политической модерни- зации (в послевоенный период), когда они начинают вы- ступать в качестве субъектов политики. Согласно авторской концепции, современные полити- ческие системы конкретных социумов представляют собой политическое пространство доминирующих этносов. Под этносами-доминантами в данном контексте понимаются те этнические системы, которые создали свои государствен- ные институты и установили сво? политическое господ- ство на захваченной когда-то территории (или полученной в результате последних переделов мира по итогам Первой и Второй мировых и гражданских войн). В этой связи по- нятие “государство” в полиэтнических обществах (они со- ставляют большинство в антропосфере) ассоциируется с государствообразующим этносом и представляет собой “центр”, а территориально-политическое пространство эт- нических групп выступает “периферией” и воспринимает- ся как подчин?нное. В определ?нный период этнические группы, не имею- щие в пределах данного государства (или в рамках кон- кретного административно–территориального деления) своих политических институтов, могут вступить в процесс политического развития и консолидироваться в борьбе за передел ресурсов и политического пространства данного социума. Внутри политической системы этноса-доминанта как бы начинает расти новое политическое пространство, которое “разрывает” уже сложившееся. Эта проблема рас- сматривается в следующих параграфах. Таким образом, изучаемый объект выступает одним из уровней структурализации социума, который в эпоху ста- новления современных демократических систем наш?л сво? отражение в их политико-правовом пространстве. С другой стороны, такие категории как “этническая общ- ность”, “этническая система”, ”’этнос”, “этническая груп- па” выступают современными аналитическими конструк- циями этнополитологии, вписывающими изучаемый фе- номен в тот или иной исследовательский контекст.
<< | >>
Источник: О.В. БОРИСОВА. ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ (КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭТНОПОЛИТОЛОГИИ). 2003 {original}

Еще по теме 1.2. Категория этничности как эпистемологический феномен:

  1. О. В. ХАВАНОВА ТОМАС ЭРИКСЕН: КАТЕГОРИЯ ЭТНИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  2. § 3. Образование как социальный феномен
  3. ? Материнство как психологический феномен
  4. Лекция 2. Образование как социально-исторический феномен
  5. 17.3.2. Нация как социокультурный феномен
  6. § 11. ТОТАЛИТАРИЗМ КАК ФЕНОМЕН XX ВЕКА
  7. Феномен НЛО как проявление Разума в космосе
  8. Феномен психографии как свидетельство контактов с иномиром
  9. "Комплекс покаяния" как геополитический феномен
  10. 3.1. Восток как социокультурный и цивилизационный феномен
  11. Тема 1 ФИЛОСОФИЯ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН
  12. МОБИЛИЗАЦИЯ И ДЕИНФАНТИЛИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ
  13. ЭТНИЧНОСТЬ В ИЗУЧЕНИИ НАЦИОНАЛИЗМА
  14. 2. Идеология как феномен манипулирования сознанием масс
  15. Глава II ЦЕНЗУРА XX ВЕКА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН