<<
>>

1.3. Этническая группа и государство как субъекты социального взаимодействия

Проблема взаимоотношений этносов и государства стала наиболее актуальной в связи с кризисом политики модернизации и явилась объектом пристального внимания западных этнополитиков, поставленных перед необходи- мостью решения конкретных политических задач (работы М.Вейнера, В.Кочи, Ф.Анфайса и др.).
Ряд исследователей занимается проблемой управления разного рода комму- нальными общинами и идентифицируемыми группами в постколониальном пространстве (например, М.Фарах). В качестве концептуально-методологической основы третьей главы монографии выступила работа П.Брасса “Этнические группы и государство” (152), в которой рас- сматривается проблема влияния государства (его идеоло- гии, структур и конкретной политики) на формирование этнической идентификации. Он вычленил три уровня взаимодействия в этнополитическом пространстве: 1) внутри этнической группы (борьба за установление контроля над распределением материальных и духовных ресурсов, которыми она обладает в своих территориальных границах); 2) между этническими группами за права, привилегии и ресурсы в рамках макросоциума; 3) между государствами и группами-доминантами, с одной стороны, и меньшинствами, с другой (на этом уров- не ид?т политическая борьба за пересмотр статусных по- зиций и властеотношений в системе “центр-периферия”) (152, с.3). В данном разделе монографии предпринята попытка рассмотреть предложенную проблему в контексте со- циальной психологии (основные методы и категории ко- торой позволяют выявить рациональные механизмы взаи- модействия двух обозначенных агентов как субъектов по- литики) и биополитики (которая раскрывает происхожде- ние этноцентризма и этнических предрассудков, действие механизмов "свой/чужой" и индоктринирования идеоло- гий). Важность постановки данного вопроса обусловлена необходимостью выработки новых парадигм в сфере этно- политологии и этнополитики, а также поиском "ключа" к деполитизации этнического фактора в жизни современного российского общества. Для достижения устойчивого рав- новесия в полиэтническом социуме необходимо преодо- леть те устоявшиеся стереотипы в восприятии этнических общностей, которые мешают принимать адекватные поли- тические и управленческие решения и не соответствуют задаче строительства гражданского общества в Российской Федерации. Рабочей категорией анализа в рамках предложенной методологии является "группа", под которой понимается целостная социальная (биосоциальная, социально- политическая) система, имеющая осознанные и/или не- осознанные цели в своей жизнедеятельности, обладающая определенными уникальными чертами. Биополитика и со- циальная психология изучают механизмы межгруппового взаимодействия, формы агонистического и лояльного по- ведения, занимаются поиском средств и методов повыше- ния эффективности общения различных групп. Межгруп- повые отношения могут сопровождаться взаимной агрес- сией, неприятием другой группы и ее непониманием.
С помощью парадигмы межгруппового общения можно рас- крыть сущность этнических конфликтов, их структуру, ди- намику, особенности различных поведенческих стратегий и предложить технологии эффективного общения. Причем биополитические исследования моделируют бесконфликт- ные стратегии поведения, основываясь на опыте жизнедея- тельности различных организмов и сообществ, накоплен- ных в ходе биосоциальной эволюции. Суть данного методологического подхода заключается в том, что проблема взаимодействия этнической группы и государства в полиэтническом обществе анализируется в системе "группа-группа". С позиций примордиального подхода, этническая общность рассматривается как большая социальная груп- па, или как ассоциация, с характерными для нее социо- культурными и психологическими характеристиками (общность языка, территории, предков, мифологии, быто- вого уклада; этноцентризм, этнические предрассудки). Под этническими группами в данном контексте понимаются этносы (или их часть), компактно проживающие в грани- цах социального и политического пространств другой эт- нической общности. С точки зрения нормативного и ин- ституционального подходов, под этнической группой по- нимается "нетитульная" этническая общность или этниче- ское меньшинство. В этой связи под государством мы бу- дем понимать институты центральной власти и регионов, которые образуют основной политический субъект. П. Со- рокин в "Общедоступном учебнике социологии" выделил государство в качестве одной из самых влиятельных соци- альных групп: "оно является организованной сверху дони- зу группой" (Сорокин П.А. Общедоступный учебник со- циологии. Статьи разных лет. – М., 1994, с.52). В полиэтническом социуме какая-либо этническая общность может выступить носителем его политической системы (источником той или иной формы государствен- ности, суверенитета) на федеральном или региональном уровнях. Если этническая группа не имеет политического суверенитета (автономии) в рамках политической системы более крупного этноса, то она занимает подчиненное по- ложение в иерархии их взаимоотношений. В данном слу- чае "титульная" группа олицетворяется с государством. Большой интерес к проблемам этнической группы ученые проявили на рубеже XIX-XX веков, когда процесс этногенеза в ряде европейских стран вступил в новую фазу – в период складывания этнической государственности на- ционального типа (формирование так называемых наций- государств – nation-states). Можно сказать, что на рубеже веков наступил новый этап "социализации" этносов, суть которого заключается в формировании индустриального общества, новых средств коммуникации, в изменении тра- диционной иерархии внутри этнической общности. Второй этап в изучении этой проблемы был связан с эпохой деко- лонизации и модернизации стран "третьего" мира после Второй мировой войны, когда индустриальная культура была инкорпорирована в жизнедеятельность этнических групп архаического и традиционных типов в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Третий этап постановки этого вопроса был обусловлен деятельностью этнополити- ческих организаций в странах Западной, Центральной и Восточной Европы в 80-90 гг. ХХ века. Категория общения предполагает наличие двух или более партнеров (субъектов, агентов), которые в той или иной степени воздействуют друг на друга. Этнические группы имеют свои характерные особенности как агенты коммуникации. Их можно отнести к небюро- кратическим структурам, которые не имеют четких, фиксированных границ и построены в основном на систе- ме горизонтальных связей и неформальном лидерстве, имеющем расщепленный характер (выделяются политиче- ские, духовные, религиозные лидеры). Фактором группо- вой сплоченности этнического коллектива является этно- центризм (от греч. ethnos – народность, племя и kenton – центр, середина) – избирательное отношение к представи- телям "своего" этноса. Этноцентризм может сочетаться с ксенофобией (от греч. xenos – чужой и fobos – страх), под которой мы понимаем неприятие "чужих" и культивирова- ние с раннего детства этнических предрассудков. В свою очередь, этнические предрассудки – это неоправданно негативные установки по отношению к другим группам и отдельным ее членам. Согласно мнению биополитиков, этноцентризм обу- словлен территориальным поведением человека на груп- повом уровне и стремлением к межгрупповой изоляции. Как и у животных, территориальное поведение homo sa- piens связано с консолидацией группы как биосоциальной системы, распознаванием "своих" и "чужих", против кото- рых направлено агонистическое поведение. Предпосылкой этноцентризма является внутригрупповая афилиация (от лат. affiliato – принадлежу), которая заключается во взаим- ном притяжении представителей данной группы друг к другу и порождает дихотомию "свой/чужой" ("мы/они"). Внутригрупповая афилиация связывается первоначально с родственным альтруизмом как способом распространения своих собственных генов в потомстве (94, с.211-212). Разделение на "своих" и "чужих" рассматривается биополитиками как универсальная характеристика живых существ; но у homo sapiens большое значение в функцио- нировании этого механизма играют социокультурные фак- торы. В.Ф. Поршнев и Леви-Стросс утверждают, что уже в первобытном обществе под разделение людей на сопле- менников и чужаков подводилась существенная культур- ная база – мифология. "Своей" группе часто отводилась роль хранительницы мирового порядка, в то время как другие группы воспринимались как средоточие хаоса. Первобытная ксенофобия сочетала в себе два идейных компонента – представление о своем превосходстве и ис- ключительности и убеждение, что во всех несчастьях по- винно колдовство чужаков. Механизм "свои/чужие" имеет стереотипную природу. С точки зрения биополитика Олескина А.В., стереотипы экономят живым существам на различных этапах биологи- ческой эволюции время на обработку информации, позво- ляют распознавать друга и врага, товарища по группе и по- стороннего очень быстро, упрощают мир и вызывают чув- ство уверенности в себе. Аналогично и в человеческом обществе стереотипные убеждения и базирующиеся на них предрассудки обусловлены особенностями нашего мыш- ления, стремящегося "сводить сложное к простому". Рас- познавание этнической принадлежности производится подсознательно. Принято выделять два вида распознава- тельных маркеров: первичные (запах, фенотипическое сходство) и вторичные, культурно-обусловленные, симво- лические (язык, диалект, акцент, одежда, стиль, манера по- ведения и т.д.) (94, с.213-214). На основе исследований психолога Пиаже такие из- вестные биополитики как В. Теннесман, Р. Мастерс и Ф. Солтер выделяют следующие стадии идентификационного развития ребенка: - первоначально (до 6 лет) ребенок классифицирует мир на "родичей", которых любит, и всех остальных, кото- рых побаивается; - с 6 до 12 лет формируется этническое самосознание; "неродные" подразделяются на "соотечественников" и "чужаков" (иностранцев); - после 12 лет возникает компенсаторное понимание того, что чужестранцы и представители других этнических групп – тоже люди, что их нравы и язык можно и должно уважать. Вторая фаза идентификации протекает наподобие того, что этологи называют импритингом (обучение, основан- ное на запечатлении, прочном и необратимом запоминании определенной информации, к которой индивид восприим- чив лишь определенное время). Ребенок соотносит кон- кретный образ с "соотечественником" или представителем своей этнической группы, а другой комплекс черт – с "чу- жаком". Третья фаза предполагает наличие внешних меха- низмов культурного влияния (интернационального или космополитического толка) (94, с.215). Необходимо отметить, что этническая группа не явля- ется однородной по своему составу и внутри нее склады- вается своя социальная иерархия, могут возникать кон- фликты, обусловленные борьбой за перераспределение тех или иных ресурсов и существующих властеотношений. Контрагентом в указанной системе социального взаимодействия является государство, которое пред- ставляет собой формализованную бюрократическую группу, цели, стратегии поведения и границы деятельности которой определены нормативными актами. В качестве факторов его внутригрупповой консолидации можно вы- делить корпоративность, жесткую должностную иерархию и привлекательность доступа к институциональным рыча- гам управления. Государство как социальная группа отме- чается тем, что взаимоотношения между ее членами опре- деляются их рангом, статусом и должностью и построены на принципе разделения труда. Государственная группи- ровка осознает свою функциональную значимость в мак- росоциуме, вынуждена учитывать и уравновешивать инте- ресы разнопорядковых групп. Она аккумулирует полити- ческую власть, регулирует распределение, использование и воспроизведение ресурсов, обеспечивает сохранение тер- риториальной целостности страны. Бюрократический принцип организации государствен- ной группы и формализация взаимоотношений внутри нее обуславливают стремление к унификации управленческих объектов, что может порождать ответную реакцию соци- ального беспокойства со стороны этнических групп раз- личных цивилизационных типов. Государство в указанной системе социального взаимодействия часто является веду- щим партнером, так как оно обладает необходимыми ре- сурсами власти, определяет векторы общения, его интен- сивность с той или другой стороны и его эффективность. Государственная группировка заинтересована в навязыва- нии тех или иных видов (стратегий) общения, исходя из утвердившейся в ее границах ценностно-нормативной сис- темы, которая может совпадать или противоречить ценно- стным ориентациям конкретной этнической группы. Стра- тегия и модели поведения представителей этой группы оп- ределяются типом политического режима, навыками пра- вовой и управленческой культуры и в немалой степени за- даются самой политической элитой. Государство заинтере- совано в формировании надэтнической идентификации индивидов: подданнической в традиционных обществах и гражданской – в современных. Оба партнера в указанной системе социального взаи- модействия заинтересованы в воспроизводстве своего уровня идентификации, социокультурным механизмом ко- торой является индоктринирование. Под индоктриниро- ванием, согласно точке зрения Олескина А.В., понимается целенаправленное внушение политических идей, ценно- стей, символики, норм поведения группам людей. Оно вы- ступает средством групповой консолидации, способом по- литической мобилизации и механизмом мотивации людей к тем или иным совместным действиям. Биополитики от- мечают, что индоктринирование обусловлено нейрофизио- логическими (действием нейротрансмиттеров) и культур- ными факторами. Путем индоктринирования в общество внедряются идеологии – системы установок, идей и ценностей, отра- жающих отношение к действительности; интересы, цели, умонастроения тех или иных субъектов политики и т.д. Идеологии, согласно концепции Олескина А.В., выполня- ют следующие функции в социуме: - организуют мышление и выделяют в нем приоритеты (содержат четкую теорию, объясняющую мир и жизнь че- ловека в обществе); - формируют самоуважение, определяют цель и смысл жизни индивида; - выделяют четкие критерии для распознавания "сво- их" и "чужих"; - реализуют агрессивный потенциал людей в борьбе за достижение поставленных целей; - приводят своих сторонников в приятное эмоциональ- ное и физиологическое состояния (нейрофизиологический гомеостаз). В ритуалах и символах идеологических конструкций часто используются архаичные элементы, связанные с те- ми или иными эволюционно-консервативными гранями индивидуальной или социальной жизни и мышления чело- века. Например, мы можем встретить фаллические симво- лы; сюжеты, связанные с материнством; ритуальные тра- пезы, напоминающие о коллективном поедании трофеев первобытной охоты, и другие (94, с.215-217). Востребованность той или иной идеологии как этниче- ской группой, так и государством обусловлена конкретной ситуацией общения, отвечает избранной стратегии поведе- ния и определяет тот или иной вид межсубъектного об- щения – императив, манипуляцию и диалог. Данный ти- пологический ряд построен на основе критериев иерархии доминирования партнеров и целей их общения. Исторически традиционным типом общения изучаемо- го уровня взаимодействия является императив – "автори- тарная, директивная форма воздействия на партнера по общению с целью достижения контроля над его поведени- ем и внутренними установками, принуждение к опреде- ленным действиям или решениям" (17, с.5). Императив как стратегия общения предполагает стремление к полному доминированию над партнером, навязывание ему своих ценностных установок, жесткое регламентирование всех сфер его жизнедеятельности; часто содержит негативные оценки в восприятии партнера и может быть нацелено на его уничтожение или устранение из системы социального взаимодействия. В эволюционном плане это самый древний вид обще- ния, который возник одновременно с древнейшими циви- лизациями, был присущ государствам имперского типа и используется современными демократическими государст- вами как инструмент силового давления на "нетитульные" этнические группы. Можно выделить три типа императив- ной стратегии, проводимой государством в отношении эт- нических групп: дискриминация, территориальная и правовая изоляция и геноцид. Дискриминация – это ограничение или лишение части граждан политических и гражданских прав и свобод по признаку этнической (расовой, религиозной, языковой) принадлежности. Использование данной стратегии обще- ния нацелено на обеспечение привилегированного поло- жения "титульной" группы (с которой себя и отождествля- ет государственная группировка) и ограничение других этнических общностей в области избирательного права, высшего образования, свободы передвижения и выбора места жительства, социальных и экономических прав. Дискриминацию в отношении "нетитульных" этнических групп мы можем наблюдать в прибалтийских постсовет- ских государствах, которые проводят политику этнизации населения с целью создания моноэтнического общества. Территориальная или правовая изоляция этнических групп является более жесткой формой императивного воз- действия со стороны государства. Примером данного типа воздействия является режим апартеида, который функцио- нировал в ЮАР в период с 1948 по начало 80-х годов ХХ века. Система апартеида была построена на разделении на- селения ЮАР на 4 группы: "белые", "черные" (банту), "цветные" и азиаты; полнота гражданских прав была га- рантирована лишь "белым". В отношении других групп апартеид предусматривал ограничение их жизнедеятельно- сти: жилищную сегрегацию, сегрегацию в общественных местах; регламентацию круга возможных профессий для каждой группы; запрет массовых контактов (особенно бра- ков). Для черного населения были созданы искусственные квазигосударственные образования – бантустаны с целью вытеснения этой группы из политической жизни "белого" населения. Формой территориальной изоляции являются резервации для малочисленных коренных жителей страны (например, индейцев в США, аборигенов в Авст- ралии). Необходимо отметить, что в одних ситуациях о б- щения резервации являются крайней формой дискримина- ции этнических групп, а в других – способом охраны дан- ной общности от разрушительного влияния внешних сил. В истории США мы наблюдаем такие формы изоля- ции: ограничение общения афроамериканцев и других групп "небелого" населения с "белыми" – запрет браков, создание специальных органов власти и территорий, жи- лищную сегрегацию и сегрегацию в общественных местах. Еще одной формой территориальной изоляции (сегре- гации) являются гетто – особые поселения для евреев, которые появились еще в средние века в странах Западной и Центральной Европы; во время Второй мировой войны они создавались нацистами в ряде городов Восточной Ев- ропы. Гетто мы можем наблюдать и в современных госу- дарствах; это районы города, в которых селятся дискрими- нируемые группы (этнические или расовые). Исторической формой групповой изоляции является депортация – насильственное перемещение этнических групп с одних мест в другие, фактическое выселение их из традиционных мест обитания или исторической родины. Например, в период Великой Отечественной войны (1941- 1945 гг.) были ликвидированы автономные территориаль- ные образования немцев Поволжья, калмыков, чеченцев и ингушей, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, а сами эти группы были выселены в восточные регионы СССР. Крайней формой императивной стратегии со стороны государства является политика геноцида (от греч. genos – род, племя и лат. ceado – убиваю) – действия, нацеленные на полное или частичное уничтожение этнических, расо- вых или религиозных групп населения. В соответствии с Международной конвенцией "О предупреждении преступ- ления геноцида и о наказании за него" (1948) под геноци- дом понимаются следующие деяния: - убийство членов групп; - причинение им серьезных телесных повреждений; - предумышленное создание условий, которые рассчи- таны на полное или частичное уничтожение этих групп; - принятие мер, рассчитанных на предотвращение де- торождения в их среде; - насильственная передача детей из одной группы в другую (144, с.26). Примерами геноцида является политика уничтожения евреев, цыган и славянских этносов, проводимая нацист- ской Германией в годы Второй мировой войны; массовое уничтожение армянского населения в Турции в 1915-1916 гг.; политика этнических чисток, проводимая в Югославии в конце 80-х – первой половине 90-х гг. ХХ века. В основе императива как поведенческой стратегии го- сударственной группировки лежат такие идеологии как великодержавный шовинизм (возвеличивание роли и по- ложения "титульной" группы, принижение "нетитульных", которым отказано в самобытности) и расизм (представле- ние о естественном превосходстве европеоидной – "белой" – расы над всеми остальными, которые рассматриваются как неполноценные и невосприимчивые к прогрессу). Раз- новидностью расизма является национал-социализм, ко- торый в качестве "высшей" расы объявил северо- европейскую ("нордическую" или "арийскую"). Таким образом, мы можем утверждать, что в основе императива, как стратегии государства, лежит этническое насилие – принудительное воздействие на состояние этни- ческой группы, нацеленное на ограничение ее жизнедея- тельности, искусственное разрушение ее целостности, по- давление и ущемление ее интересов и даже ее уничтоже- ние. Результатом навязывания императивного вида обще- ния со стороны государства является нарастание этниче- ской напряженности и реакции социального беспокойства дискриминируемых групп, которые могут привести к во з- никновению конфликтной ситуации между выделенными партнерами. Этнические группы также активно применяют импера- тив как стратегию общения с государством. Использование данного вида взаимодействия обусловлено процессом по- литизации этноса, когда он начинает выступать в качестве политического субъекта (актора). Стратегией данного вида общения в этом случае является применение силового дав- ления в форме неконституционных, нелегальных и рево- люционных средств борьбы против различных форм дис- криминации или за политическое самоопределение вплоть до создания собственного государства. В качестве механизма политической мобилизации эт- нические лидеры используют идеологию национализма, которая базируется на приверженности людей к интересам своей этнической общности, эксплуатирует чувства этно- центризма, этнической чести и достоинства и нацелена на актуализацию этнического уровня идентификации инди- вида. В ее основе могут лежать различные постулаты и конструкции: 1) учение об исторической миссии данного этноса в истории человечества или конкретного региона, культур- но-цивилизационного анклава и призыв к представителям данной группы выполнить свое предначертание; 2) воссоединение с другими частями этноса, которые находятся в составе других государств; 3) возвращение своей независимости и восстановление исторически утраченных форм государственности; 4) восстановление или приобретение всей полноты гражданских прав и свобод, защита своей чести и достоин- ства, попираемых представителями "титульной" группы; 5) этническое самоопределение и изоляция с целью полной самореализации, культурного возрождения и ре- конструкции традиционной среды обитания. В истории мирового политического процесса развитие данного вида социального взаимодействия обусловлено глобальными процессами модернизации, деколонизации и демократизации, которые мы наблюдаем на всем протяже- нии XIX-XX веков и по сей день. Исторической формой императива были так называемые национально- освободительные движения и революции угнетенных и дискриминируемых групп в странах Центральной и Во с- точной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Они сыграли позитивную роль в мировом политическом про- цессе и привели к образованию новых государств. Совре- менными проявлениями императивной стратегии являются этносепаратизм (распад СССР, Югославии и Чехослова- кии на ряд новых самостоятельных государств) и этно- терроризм (террористические акты, проводимые этнопо- литическими организациями). Этнотерроризм является самой жесткой стратегией общения и самой бесперспек- тивной и далеко не все члены этнической группы ее одо б- ряют. Террористические акты несут в себе угрозу и самой группе, от имени которой они проводятся, так как в обще- стве складываются о ней самые негативные стереотипы и она идентифицируется с образом "внутреннего врага". Так, в конце 80-х-начале 90-х гг. ХХ века в Российской Федерации начался процесс политизация этнических общ- ностей. Манифестация политических требований этниче- ских групп вылилась в парад суверенитетов республик РФ, принятие ими собственных Конституций и Законов о язы- ке. Самый высокий агрессивный потенциал был реализо- ван чеченской общностью, которая устами своего Прези- дента Д.Дудаева провозгласила создание независимого го- сударства – Республики Ичкерии – и навязала федераль- ному "центру" стратегию императива. В результате воору- женного противостояния между выделенными акторами пострадала в первую очередь сама чеченская группа (раз- рушены все системы жизнедеятельности; гибель и мигра- ция ее членов; криминализация обстановки; возрождение негативных явлений традиционного образа жизни и т.д.). Террористические акты сепаратистов и деятельность бандформирований способствовали складыванию в рос- сийском обществе внутреннего врага в лице чеченского этноса. Стремление к политическому самоопределению и соз- данию независимого государства противоречит принципу государственной целостности, поэтому государственная группировка противодействует сепаратистским устремле- ниям тех или иных этнических (этно-территориальных) групп, используя все ресурсы власти и прибегая к силовым и диалоговым методам их нейтрализации. Так, центробеж- ные тенденции распада РФ были приостановлены путем подписания Федеративного Договора (1992 г.) между фе- деральным "центром" и субъектами федерации, преодоле- ны в результате принятия новой федеральной Конституции (1993 г), ведения договорного процесса и выработки новой стратегии партнерства в отношении Чеченской Республики (референдум по Конституции в 2003 г. и программа меро- приятий по восстановлению правового, политического и социально-экономического пространств). Демократизация политических систем современных государств породила новый вид общения между выделен- ными акторами – манипуляцию. Это более мягкая форма воздействия на партнера, чем императив; истинные цели общения могут быть от него скрыты. Данная стратегия на- целена на опосредованное управление поведением контр- агента, смену агонистических установок на лояльные, уход от возможного конфликта или перевод его из политиче- ской плоскости в культурную или языковую. Государственная группировка в полиэтническом об- ществе применяет данный вид взаимодействия с целью ин- теграции этносов различного типа развития в единое соци- ально-экономическое, политико-правовое и культурное пространства. Важным инструментом воздействия на партнера в этой ситуации общения является актуали- зация гражданского правосознания и гражданской са- моидентификации личности. Можно выделить три ос- новных типа манипуляции: деэтнизация политики и госу- дарственности, политика ассимиляции и политика ак- культурации. Под деэтнизацией в данном контексте мы будем пони- мать политику государства, нацеленную на искусственное ограничение и вытеснение этнических форм общественной жизни, на отказ в конечном счете от энто-территориальной формы государственности. Эта стратегия обусловлена тем, что "титульная" общность отказывается признать право других групп на самобытные формы жизнедеятельности. Механизмы деэтнизации различны: 1) ликвидация имеющихся территориальных автоно- мий или воспрепятствование их образованию. Так, например, в СССР после Великой Отечественной войны были ликвидированы такие формы этно- территориальных образований как национальные села (по- селки) и национальные районы, в которых делопроизвод- ство в судебных учреждениях и органах власти (само- управления), школьное обучение и работа в культурно- просветительских учреждениях велись на местном языке. 2) изменение административно-территориальных гра- ниц внутри страны так, чтобы они не совпадали с этниче- скими (языковыми). Так, например, в Швейцарии границы кантонов не совпадают полностью с языковыми. Во Франции вместо исторических провинций (Бретань, Гасконь, Эльзас и т.д.), нередко совпадавших с языковыми границами, введено но- вое административное деление страны на департаменты. 3) отказ от группового и введение индивидуального принципа защиты этнических прав (сохранение самобыт- ности, развитие языка, образования, культуры). Так, в нормативных актах РФ в конце 80-х – первой половине 90-х гг. ХХ века мы находим такие субъекты права как "народы", "этнические группы", "национальные меньшинства", т.е. это коллективный (групповой) субъект, интересы которого обязуется защищать государство. В фе- деральном же Законе РФ "О национально-культурной ав- тономии", который был принят в 1996 году, субъектами права выступают "граждане", которые получают гарантии защиты своих этнических интересов и чувств. Таким обра- зом, формально создаются одинаковые условия культурно- го самоопределения для представителей всех групп как равноправных граждан федерации, а этническая парадигма мышления и общественно-политической деятельности подменяется общегражданской. Следующим типом манипуляции, как стратегии обще- ния со стороны государства, является политика ассими- ляции. Необходимо уточнить, что этническая ассимиляция – это естественный процесс усвоения представителями различных этносов языка, культуры, обычаев и традиций той среды, в которой они проживают. Государственная группировка может ускорить его, проводя политику на- сильственной ассимиляции населения, которая включает в себя систему мероприятий правительства или местных властей в области школьного образования, культуры и де- лопроизводства, нацеленную на подавление языков этни- ческих меньшинств путем сужения сферы их функциони- рования. В рамках этой стратегии каждое государство про- водит свою языковую политику, содержание, цели и на- правление которой могут меняться. Например, в СССР в 60-80 годы ХХ века союзный "центр" начал проводить курс на вытеснение этнических языков из сферы образования, культуры и управления. Бюджетные средства выделялись в основном на содержа- ние учебных заведений в РСФСР, где преподавание велось на русском языке; только в Татарстане и Якутии была со- хранена сеть средних школ на языке "титульной" группы. Причем ассимиляция иноэтничного населения проводи- лась на местах якобы при поддержке местного населения. А ведь основным маркером этнической принадлежности является знание своего языка; языковая среда формирует чувства этноцентризма, этнической чести и гордости. Таким образом, политика насильственной ассимиля- ции способствует размыванию границ этнических систем, но может вызывать и ответную реакцию сопротивления со стороны этнических групп и их стремление к изоляции, что порождает конфликт между ними и государством. В отличие от ассимиляции аккультурация представ- ляет собой такой процесс взаимовлияния этнических куль- тур, при котором не происходит смены этнического само- сознания или утраты своего языка. Политику аккультура- ции проводят современные демократические государства, суть которой заключается в составлении и реализации про- грамм, обеспечивающих усвоение европейской культуры этносами других типов развития (архаичного и традицион- ного) и нацеленных на преодоление этноцентризма, разви- тие культуры толерантности (терпимости) к иноэтничному бытию. Эта политика проводится, например, в отношении аборигенных групп в странах Нового Света (Бразилии, США, Мексике, Венесуэле и др.), Австралии. Различные мероприятия по аккультурации мигрантов из стран "третьего" мира организуются и правительствами европей- ских государств. Необходимо отметить, что и в этом сл у- чае культурная и языковая дифференциация населения со- храняется. Средством культурной интеграции общества в этой ситуации общения является государственная идеология, которая с помощью СМИ, образовательного процесса и патриотического воспитания индоктринирует в сознание своих граждан чувство гражданского достоинства, гордо- сти за свою страну (родину), интересы которой должны защищать граждане. В основе ее могут лежать различные идеи: 1) всеобщего благоденствия и процветания, абсолюти- зация своего образа жизни (США); 2) построения нового общества (например, коммуни- стического); 3) сохранение своей самобытной культуры (Япония) и т.д. Согласно мнению Олескина А.В., существуют и уже апробированы различные социальные технологии, на- правленные на преодоление этноцентризма и выработку культуры толерантности: 1) культивирование с младшего возраста межэтниче- ских контактов с выработкой дружественных стереотипов в отношении традиционно недружественных этносов (на- пример, у греков и болгар по отношению к туркам); 2) обмен детьми возраста предполагаемого импритин- га (6-12 лет) между двумя этническими общностями с по- селением их в семьях принимающей страны; 3) организация фестивалей, дней дружбы различных этносов, куда приглашаются представители других групп. Президент Биополитической Интернациональной Ор- ганизации А. Влавианос-Арванитис проводит интернацио- нальные Биос-Олимпиады – мирные состязания в различ- ных видах деятельности с заключением перемирия в "го- рячих точках". С точки зрения биополитиков, необходимо использовать такие механизмы смягчения агонистического поведения, как игровые ситуации (игра в войну, потасовка, спортивные состязания) и создание буферных зон взаим- ного контакта в межэтнических и межгосударственных конфликтах (94, с. 218). Применение в конкретных ситуациях общения тех или иных социальных технологий обусловлено целями доми- нирующего партнера, его способностью умело прогнози- ровать ситуацию и учитывать все ее издержки. Используя свои ресурсы, государственная группировка может и должна привлекать творческие коллективы и обществен- ные организации для создания тех или иных социальных проектов по преодолению этнических конфликтов. Напри- мер, в нашей стране при различных органах власти суще- ствуют экспертные советы, которые занимаются анали- зом проектов государственных программ, концепций, за- конов или непосредственно участвуют в их составлении. В состав этих консультативных образований входят специа- листы-практики и исследователи, чей творческий потенци- ал реализуется при проведении государственной политики. Политические и государственные лидеры, учитывая конкретную этническую среду, используют внешние опо- знавательные маркеры с целью усиления индоктринирова- ния граждан и выдают себя за "своего". Например, меняют в нужную сторону прическу и цвет волос, стиль одежды или социальные привычки, действуя на подсознание людей и их эволюционно-консервативные грани поведения, что- бы убедить аудиторию в том, что: "…Я – свой! Я ваш Старший Брат!" и т.д. "В Риме веди себя как римлянин!" – это заголовок газетной статьи, в которой был описан визит Президента России Б.Н. Ельцина в Якутию. Статью укра- шала его фотография в костюме местного шамана (94, с.217). Необходимо отметить, что манипулирование общест- венным сознанием является продуктивным инструментом политики, поскольку оно позволяет регулировать меж- групповые отношения, менять иерархию самоидентифика- ций личности в заданном направлении, индоктринировать установку на лояльное поведение. Социальные техноло- гии, созданные на основе этой стратегии общения, позво- ляют снижать конфликтогенный потенциал в обществе и канализировать агрессию, но они не могут разрешить всех проблем и противоречий. Надо принимать во внимание тот факт, что часть этнических групп негативно воспринимает такую форму воздействия и в той или иной форме выража- ет свой протест. Процесс демократизации общества и рационализации управления требует выработки адекватных механизмов для обеспечения стационарного функционирования полиэтни- ческой системы. Создание идеальной модели взаимодей- ствия этнической группы и государства невозможно без развития диалога как вида общения. Диалог как страте- гия общения исходит из постулирования партнерами сво- его равноправного положения; ее целеполагание направле- но на взаимопонимание, самопознание и саморазвитие контрагентов, создание комфортной среды взаимодействия и решение конкретных задач. Диалог возникает в той си- туации общения, когда этнические группы агрегируют свои интересы, а государство проводит мероприятия по их реализации при условии сохранения территориальной це- лостности. Использование диалога как стратегии общения между двумя выделенными партнерами возможно при дос- тижении обществом определенного уровня демократии и правосознания, когда в качестве ценностной парадигмы выступает признание равнозначности всех этноцивилиза- ционных групп и их права на различные формы самоопре- деления в рамках данной страны. Если государство начинает признавать право этниче- ских групп на самоопределение, то оно вынуждено пре- доставлять им автономию – внутреннее самоуправление (возможность самостоятельно решать вопросы, связанные с их языковой, культурной или хозяйственной специфи- кой). Различаются две ее основные формы: этно- территориальная и культурная. Под этно-территориальной автономией понимает- ся самостоятельное в пределах своих полномочий осуще- ствление формально-государственной или административ- ной власти и управления на территориях, отличающихся особым этническим составом населения, своеобразием культуры, быта, традиций и хозяйственной жизни. Разви- тие этой формы автономии предполагает создание этно- территориальных или административных единиц с целью сохранения среды обитания, возрождения и развития куль- туры, языка, удовлетворения духовных запросов и под- держания стабильного развития этнических групп. Они образуются в местах их традиционного расселения или компактного проживания, причем могут включать районы и с иноэтничным населением. Основанием для их органи- зации выступает волеизъявление постоянно проживающе- го на данной территории населения. В истории нашей страны процесс этно- территориального (национально-территориального) строи- тельства стал основой так называемой национальной поли- тики коммунистической партии, одним из программных положений которой явилось "право наций на самоопреде- ление". Образование форм этно-территориальной государ- ственности (союзная и автономная республики), админи- стративных единиц (автономная область, автономный край и округ) и самоуправления (национальные районы, села и поселки) было нацелено на создание условий для раскры- тия потенциала этнических групп, удовлетворение их ин- тересов и потребностей. Национальный вопрос рассматри- вался идеологами КПСС в контексте коммунистического строительства, поэтому важными направлениями нацио- нальной политики советского государства были следую- щие: выравнивание условий социально-экономического и политического развития этнических общностей, "стирание национальных различий и границ", ликвидация межэтни- ческих противоречий и конфликтов. В современных демократических странах мы наблюда- ем, как государство вынуждено вступать в диалог с этно- политическими организациями и предоставлять автономии тем или иным этническим группам. Так, в Бельгии (феде- ративное государство) были проведены институциональ- ные реформы и созданы три региональные общины – фла- мандская, французская и немецкая; граждане Бельгии ста- новятся членами одной из них. В Испании и Италии полу- чили автономии некоторые этнические группы. Конституциональные изменения в европейских стра- нах, рассчитанные на удовлетворение потребностей, за- просов и интересов этнических групп при сохранении их в границах единого политического пространства, были на- целены на повышение эффективности функционирования всего государства. Необходимо отметить, что этно- территориальная автономия содержит в себе новые про- блемы и противоречия. Самоопределившаяся в пределах данной территории этническая группа превращается в "ти- тульную", и иноэтничное население – в меньшинства, чьи интересы могут ущемляться. Между этно- территориальными и территориальными единицами могут возникнуть противоречия, обусловленные их разностатус- ным положением. Реализация этих институциональных инноваций требует от политиков и государственных деяте- лей выработки культуры толерантности, которая выража- ется в воспитании в себе уважения к правам и чувствам представителей иноэтничных групп, а также определяется желанием видеть долгосрочную перспективу. Другой разновидностью самоуправления этносов явля- ется этно-культурная автономия, которая носит экстер- риториальный характер, основана на общности языка и культуры, призвана обеспечить сохранение этнических ценностей и удовлетворить этнические чувства граждан. Она означает предоставление этническим группам права на образование своих общин (в том числе по принципу землячества), создание языково-культурных центров (клу- бов), организацию школ с преподаванием на родном языке с учетом этнических традиций. Этно-культурная автоно- мия получила широкое развитие во многих странах, на- пример, в США и Великобритании. Ее принципы были разработаны в конце XIX – начале XX вв. австрийскими марксистами (О. Бауэром, К. Реннери); российские социал- демократы отдавали предпочтение этно-территоральной автономии. В настоящий период этнокультурная автономия полу- чила свое развитие и в России, что было обусловлено не- обходимостью деполитизации жизнедеятельности этносов. Мы уже говорили о том, что в 1996 году был принят феде- ральный Закон РФ "О национально-культурной автоно- мии", который гарантирует гражданам России выбор путей и форм своего национально-культурного развития". Этно-культурная автономия также нацелена на реали- зацию этнических интересов, но она сохраняет сущест- вующую территориальную структуру страны и выводит этнический фактор из политического пространства в куль- турно-языковое. Диалог как форма социального взаимодействия ме- жду государством и этническими группами возникает только на основе поиска общих решений, определения путей к взаимопониманию и согласию. Данная стратегия поведения требует выработки такого качества как взаимо- уступчивость, умения признавать свои ошибки и желания видеть практический результат общения. Этот режим взаимодействия необходимо вводить в русло конституци- онного процесса. В РФ государство в лице федерального "центра" сумело пойти на такой шаг как признание своих политических ошибок в отношении депортируемых групп (процесс их вторичной реабилитации) и возвращение их представителей на историческую родину, восстановление их прав. Также режим диалога мы наблюдаем в следую- щих ситуациях общения в Российской Федерации в конце 80-х-начале 90-х гг. ХХ века: - повышение статуса автономных республик; - признание новых этно-территориальных субъектов федерации; - признание этнической символики (изменение назва- ний субъектов федерации в соответствии с фонетикой эт- нических групп, например, Республика Саха (Якутия), Республика Марий-Эл, Республика Калмыкия – Хальм Тангч); - подписание федеративного договора; - признание языковой политики субъектов федерации. "Титульные" группы в некоторых субъектах РФ укре- пили не только свое языковое пространство (закрепили за своим языком статус государственного наряду с русским), но и установили троязычие (Башкирия, Карелия, Мордовия и Марий-Эл), укрепив позиции этнических меньшинств. Диалог как вид социального взаимодействия возможен при наличии двусторонних каналов коммуникации между этнической группой и государством, которые должны обеспечить необходимый объем информации для принятия адекватных управленческих решений, аккумуляции инте- ресов обеих сторон и установлении некоего паритета меж- ду данными субъектами. Этническая группа несет в себе информацию, которая обеспечивает преемственность по- колений и действие механизма "свой/чужой" и определяет соответствующий уровень идентификации индивида. Го- сударство должно накапливать информацию о развитии всех этнических групп, их взаимодействии, нарастании эт- нической напряженности и политической субъектности этносов, функционировании общества в целом, рациональ- ной организации управления и устоявшихся стереотипах политического поведения. В ходе общения может возникнуть коммуникативный барьер (психологическое препятствие между партнерами на пути адекватной передачи информации). Ведь этниче- ские группы и государство как субъекты взаимодействия реализуют общение не только через соответствующие ин- ституты, но и посредством деятельности конкретных лиц. Личностный фактор предполагает наличие психологиче- ских характеристик восприятия информации. Государство использует социально значимую информацию для манип у- лирования массовым сознанием, а этническое самосозна- ние является наиболее древним его пластом (содержит в себе архетипы). Количество и качество информации, кото- рую получает этническая группа как реципиент, должно определяться конкретными управленческими и политиче- скими задачами. Избыток ее, особенно несущий в себе де- структивный заряд, должен отсекаться или жестоко дози- роваться государственными службами, чтобы избежать ре- цидива этнического конфликта, политической мобилиза- ции групп по этническому основанию и использования императивного вида общения со стороны этнической группы (в форме сепаратистских или террористических организаций). Обвал информации о политике депортации в СССР в немалой степени способствовал возрастанию эт- нической напряженности, возникновению межэтнических конфликтов и ускорению центробежных тенденций в ко н- це 80-х-начале 90 гг. ХХ века. Задачи сохранения целостности полиэтнического об- щества и установления политической стабильности – тра- диционно в российской истории были прерогативой госу- дарства, которое было источником всех модернизацион- ных трансформаций. В руках государства сосредоточена институциональная основа взаимодействия с этническими группами: система права, образование и просвещение, со- ответствующие органы исполнительной власти и т.д. Та- ким образом, все-таки государство несет социальную от- ветственность за эффективность и издержки общения с эт- нической группой.
<< | >>
Источник: О.В. БОРИСОВА. ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ (КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭТНОПОЛИТОЛОГИИ). 2003 {original}

Еще по теме 1.3. Этническая группа и государство как субъекты социального взаимодействия:

  1. § 3. Социальные группы и народ как объекты политической мифологии и субъекты Верховной Власти традиционного общества
  2. 9.3. Модели взаимодействия групп интересов и государства
  3. Социальная группа как объект социологического изучения. Виды социальных групп
  4. § 1. НАЦИИ И ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИИ
  5. ETHNIE, ЭТНИЧЕСКИЙ, ЭТНИЧНОСТЬ, ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА, ЭТНИЗМ
  6. 9. СЕМЬЯ КАК СУБЪЕКТ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  7. Семья и учреждения образования как самостоятельные субъекты духовного взаимодействия
  8. Глава 2 ЛИЧНОСТЬ И ГРУППА КАК СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  9. Культура как механизм социального взаимодействия
  10. О.В. БОРИСОВА. ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ (КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭТНОПОЛИТОЛОГИИ), 2003
  11. Этнические группы, меньшинства и расы в плюралистических обществах
  12. Социально-профессиональные группы как псевдореальные
  13. 3 ОБЩЕСТВО КАК САМОДОСТАТОЧНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА
  14. ГЛАВА 6 СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  15. Характеристика студенчества как социальной группы
  16. 21. Государство Украина и административно - территориальные единицы как субъекты гражданского права.
  17. Глава 7. Государство, государственные и муниципальные образования как субъекты гражданского права
  18. 1. Государство и другие публично-правовые образования как субъекты гражданского права
  19. § 1. ГДЕ, КАК И ПОЧЕМУ ВОЗНИКАЮТ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ
  20. Концептуализация этнического конфликта и его субъектов