<<

ЧТО ЭТО - ПОНЯТИЕ «ДАГЕСТАНСКАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ»? (ИЗ РУКОПИСИ ПОЛИТОЛОГА)

Никогда раньше не думал о том, что в какой-то мере можно говорить о дагестанской, вообще о национальной политологии. Нигде и никогда не встречал обоснования в литературе терминов «российская» либо «украинская», или «казахская» или «азербайджанская», «татарская» или «саратовская» политология.
Не существует же национальной науки, например, математики или биологии. Можно ли ввести в научный оборот понятие «дагестанская политология»? Я решил сделать, быть может, дискуссионную попытку обосновать и ввести в научный оборот такое понятие. Ведь, реальность же, к примеру, национальная дагестанская литература. С одной стороны, должна быть, имеется единая политология для всех времен и народов как универсальная система понятий. С другой стороны, политология существует в стихии менталитета народа, языка, обычаев, традиций, общей культуры, физико-географической среды, и универсальные политические формулы не могут выйти из этой стихии, стать вполне автономными. Отсюда возможность реальной нацио- 118 нальной дагестанской политологии, ибо менталитет, язык, природные условия образуют определенный тип мышления. Сегодня, как никогда ранее, становится ясно, что люди не могут повсюду жить на один манер, даже если это приносит успехи. Традиции, обычаи, домашний быт, жизненный уклад, горские наряды, ритуалы и убеждения, которые придавали народам Дагестана их этнографическое разнообразие, постепенно сужаются, усваивая другие образы и формы жизни, в большей степени соответствующие реалиям глоба-лизованного мира. Ирчи Казак, Омарла Батырай или Гамзат Цадасы, Сулейман Стальский, Абу-талиб Гафуров вряд ли узнали бы сегодня дагестанское общество, в котором они родились и возрождению которого помогли их произведения. Какая культура когда-либо оставалась неизменной на протяжении длительного времени? Понятие «культура» состоит из двух частей -духовной и материальной. Политическая культура относится к духовной части, но на нее оказывает непосредственное влияние материальная культура - техника (и язык техники - интернет, сайт, кейс технологии, OF-лайн, ON-лайн, гипертекст), предметы потребления, одежда, все то, что в совокупности во многом определяет образ жизни.
А материальная культура связана в значительной большой степени не с ее национальными особенностями, а с достижениями техники, технологии, организации производства, которые развиваются не в национальных рамках. Как сказал общепризнанный патри- 119 арх российской политики, академик Евгений Примаков «национальные культуры, менталитет, национальные традиции нельзя рассматривать в статике, они меняются в связи с развитием общества». Мир начинен различными цивилизациями, разными культурами. И речь не идет о том, какая культура выше, какая ниже. Их просто надо оставить в покое, не тянуть насильно к единому образцу евро-американской цивилизации. Культура должна жить свободно, ее формы должны состязаться постоянно. Как сказал Джон Локк: «Оставьте людей в покое, они станут цивилизованными». Человечество, каким оно было и каким ему быть, - это мир своеобразия, различий, где одни народы не нивелируют другие, но и не противопоставляют себя универсализму. Итак, политическое пространство по своему содержанию коренным образом отличается от физического и не тождественно пространству географическому. В то же время вне географического пространства невозможно ничто политическое, ибо структура политического управления как процесс принятия решения, внутренняя форма бытия развертывается на определенной территории, в определенных условиях, в которых взаимодействуют народы, классы, социальные группы, партии, государственные органы. Политические пространства объективно очерчивают те границы, в которых социальные возможности определяют выбор наиболее актуальных из них (чем больше выбора и его возможности, тем демократичнее общество). 06- 120 ладая своей «поверхностью», политическое пространство обретает протяженность -распространение по территории. Но поскольку эта протяженность есть выражение устойчивого осуществления элементов политического целого, она не сводится к протяженности по площади, а получает глубинное изменение благодаря политическому общению на ней, связанному с деятельностью субъекта и объекта политики.
А политика в широком смысле слова - это форма организации и деятельность государства или аппарата правительства, связи последнего со своими гражданами. Политическое отношение, выступающее как проявление этого общения, составляет основное содержание политического пространства. Там, где политическое пространство перестает быть живой, насыщенной мыслью, практической деятельностью, и начинается зона, где та или иная политика перестает действовать, там и проходит его подлинная граница. Она может не совпадать с официальными, административно-политическими делениями, а иногда вообще не имеет с ними ничего общего. К примеру, воздействие какой либо идеи политической партии или группы может быть авторитетным для одних лиц в Махачкале, Каспийске, Ахтынском или Хасавюртовском районах и мало значимыми для Дербента, Избербаша, Бабаюртовского, Лакского, Дахадаевского или Гумбетовского районов. То же самое относится и к материализованным выражениям политики - указам президента Дагестана, законам Народного Собрания Республики Дагестан, постановлениям Правительства, 121 политическим выступлениям республиканских, московских или ростовских (северокавказских) руководителей. Политическое пространство может быть поэтому насыщенным, плотным, более интенсивным в одних регионах и участках Дагестана и менее заметным в других. Так и по стране - в разных субъектах по-разному. Политическое пространство обладает тремя основными измерениями, характерными физическому пространству: шириной, длиной и высотой. Однако его социальная трехмерность, в отличие от физической, обуславливается предпосылкой политической организации, геополитической и физико-географической средой протекания идеологических процессов и многими другими факторами. Важными пространственными ресурсами являются географическое положение, природная эстетика окружающего пейзажа, с которой человек продолжает быть связанным видимыми и невидимыми нитями. Рассматривая пространство как предпосылку, заметим особую специфику территории Дагестана, то есть исторически сложившиеся цивилизованные координаты ее расположения, ландшафтные, почвенно-климатические условия (море и горы, «мать - сыра земля» с природными феноменами от реликтовых лесов Гунибского плато до субтропического заповедника в дельте Самура, от второго в мире по глубине Гимринского каньона (после Колорадского в США) и до самого высокого в Европе Кумтор-калинского бархана, от пустынь до субтропиков, от равнин ниже уровня Мирового океана, до 122 ледников высокогорья, от самого мощного в мире Талгинского сероводородного источника, до горных озер с целебной минеральной грязью, от золотого песчаного пляжа протяженностью в 300 километров - от Кизляра до Дербента, до самого высокогорного поселка в Европе - аула Куруш...), отличающиеся, скажем, от других регионов России и даже северокавказских республик, краев и политической антологии (то есть с точки зрения человека как носителя политических и социокультурных приоритетов). И еще об одной главной особенности Дагестана - его многонациональности.
Ныне в республике проживают: аварцев - 29,44%, даргинцев - 16,52, кумыков - 14,2, лезгин - 13,07, лакцев - 5,42, русских - 4,69, азербайджанцев -4,33, табасаранцев - 4,28, чеченцев - 3,41, ногайцев - 1,48, евреев - 1, рутульцев - 0,94, агулов - 0,90, цахурцев - 0,32 и т.д. В состав республики входят 10 городов республиканского подчинения, 18 поселков, 41 сельский район, 675 сельских администраций, 1561 населенный пункт. Дагестан характеризуется не только чрезвычайным многообразием автохтонных народов (30), но и таким уникальным явлением, как единство этого многообразия. Этот факт значителен не только в России, но и в мировом масштабе. Причем нет в Дагестане ни одного национально гомогенного населенного пункта. Отдельные районы полиэтничны. Есть районы, где подавляющее большинство жителей состоит из лиц одной национальности. Дагестанцы расселены то компактно, то дисперсно. Здесь сохра- 123 нили свою самостоятельность этнические группы, к примеру, аварской национальности: андийцы (по переписи 1938 г. - 9,6 тыс., в дальнейшем они и другие показаны в переписях как аварцы), ботлихцы - 4,1, годоберинцы - 1,9, ка-ратинцы - 6,7, ахвахцы - 4,7, багвалинцы - 4,9, тиндинцы - 5,8, чамалинцы - 5,7, цезы - 5,8, хваршинцы - 2,0, гунзибцы - 0,4, бежтинцы - 2,8... Впрочем, многоэтничность и многоединство принято расценивать как фактор дагестанской и мировой цивилизации, как неповторимый природный феномен, как благо и величайшее историческое достояние. Дагестан никогда не был однозначным, одномерным, однородным, однокультурным, одноязычным. По своему географическому расположению Дагестану с древнейших времен суж-дена была участь не только арены исторических битв (на его территории происходило самое большое количество войн в России), но и региона столкновений и взаимопроникновений различных идеологией и культур. Такое межциви-лизационное положение способствовало то небывалому подъему его экономики и культуры, то падению и откату назад, иногда на сотни лет. География придает большое значение не абсолютным, а относительным пространственным ресурсам; не столько наличие каких-либо благ (полезных ископаемых, плодородных почв, благодатного климата и т.п.) сколько их различие от места к месту стимулирует человеческая деятельность.
Богата та территория, которая насыщена контрастами, границами, контактны- 124 ми линиями, порождающими потоки и обмены. Подобно тому, как без разности потенциалов не будет электрического тока, без разных высот рельефа местности не потекут реки и суша станет сплошным болотом, точно также не может быть сохранения биосферы и развития общества без неравенства и пространственных различий, без взаимосвязи и распределения функций между разными, но дополняющими друг друга горными, предгорными и равнинными районами. Без ледников, лесов и рек мертва низменность Дагестана, так же не может быть жизнедеятельности в горах без плодородной равнинной части. Таким образом, ни «горы», ни «низменность» не могут существовать друг без друга, они дополняют друг друга и постоянно нуждаются в продуктообмене. Так, география Евразийского Дагестана предопределена единением на его территории разных культурных миров: непохожих, часто противоборствующих, но обреченных природой и судьбой на взаимодействие. Такая природа и определяет, в основном, характер горного и плоскогорного типа человека. Также можно утверждать, что единство и неделимость Дагестана - это природный феномен. Природа и общество подчиняются одним и тем же фундаментальным законам. Академик Н.Н. Моисеев обосновал, что «общество - элемент биосферы». Еще Шарль Луи Монтескье утверждал, что характер определяют география и природные условия. Они, по его мнению, влияли на появление тех или иных законов и решений у разных 125 народов, на те или иные формы правления, политический режим, культуру, правопорядок. «Островитяне более склоны к свободе, чем жители континента. Острова бывают обыкновенно небольшого размера... там менее удобно употреблять одну часть населения для угнетения другой его части... и тирания не может найти в них поддержку». (Монтескье Ш. «О духе законов»). Как известно, советский политический строй напрочь отверг концепцию Монтескье, и географический фактор был выведен на долгие годы из научного оборота обществоведов, а также из государственной политики.
Имеем в виду не воздействие, скажем, горного климата на общественно-экономический строй, а каузи-рование «пространством» различных политико-правовых процессов», корректировку или трансформации общероссийской политики применительно к особенностям конкретных физико-географических условий. Иными словами, речь идет о «пространственных» предпосылках формирования дагестанского этнокультурного пласта в обществе: о быте, традициях, народном сознании, духовной жизни, влиянии политических, культурных, национальных, религиозных, психологических факторов воспроизводства и существования народов Дагестана на политико-правовую жизнь, ее организацию, функционирование и развитие. Политика как совокупность властных решений и действий всегда «завязана», ориентирована на определенное географическое пространство. Власть и всевозможные ее проявле- 126 ния возникают в известном смысле как реакция на пространственные особенности существования обществ и цивилизаций. Политические события - переговоры и манифестации, войны и конфликты, выборы и забастовки, коронации и инаугурации связаны прямо или косвенно с образами географического пространства, в котором они происходят. Любые действия предусмотрительной и умной власти должны учитывать эти образы, власть должна постоянно работать с образами пространства, как бы присваивая и используя их. Можно даже сказать, что идеал такой власти -геократия, то есть осуществление власти как бы самим географическим пространством, в котором происходят те или иные политические события. Географические образы должны выступать как инструмент освоения и присвоения властью пространства, а, с другой стороны, качество этих образов должно показывать и эффективность политизации самого географического пространства. Перефразируя известное выражение, можно сказать, что каждая власть имеет те географические образы, которые она заслуживает. Если все это верно, можно говорить и о дагестанской политологии - совокупности знаний о дагестанской политике, изучающей политические явления, институты и процессы.
<< |
Источник: Абдулла Магомедов. ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?. 2007

Еще по теме ЧТО ЭТО - ПОНЯТИЕ «ДАГЕСТАНСКАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ»? (ИЗ РУКОПИСИ ПОЛИТОЛОГА):

  1. ЧТО ЭТО - ПОНЯТИЕ «ДАГЕСТАНСКАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ»? (ИЗ РУКОПИСИ ПОЛИТОЛОГА)