<<
>>

ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?

«Люди пребывают в сумеречном времени, когда нет ни лжи, ни правды, ни серьезного, ни несерьезного... Теперь даже «простых» людей редко встретишь; большинство отравлено фальшью... Жизнь превратилась в игру, а люди - в актеров...
Появился грубый, животный прагматизм... Сегодня никто никому не окажет бескорыстной услуги... Страшнее всего то, что никто никому не нужен... С заоблачной орлиной выси опустились мы до лягушиной лужи... Мне кажется, что почти все века своей истории дагестанское (читайте - российское) общество прошло в условиях конфликтной политической культуры... Дьявольское общество, дьявольское время!» - Абдулла Абдуллаевич, вот некоторые суждения из предисловия к Вашей новой книге «Чувство Чуниба». Не слишком ли резки и однозначны они? Есть же и немало хороших и добрых людей и джамаатое (обществ), особенно сельских, И еще: я как-то в Вашей другой книге «Политическое управ- 19 ление и политическое лидерство» заметил такое утверждение: «И в самое грязное, смутное время человек может жить честно, по совести». Нет ли противоречия в Ваших рассуждениях? Как Вы характеризуете нынешнее состояние дагестанского общества как отдельного социального организма России? С таким и другими вопросами главный редактор газеты «Дагестанская правда» Раджаб Идрисов обратился к автору. - Хороших и живущих по совести людей не единицы, а тысячи и тысячи в республике. Дагестанцы - фантастически богатое общество, несмотря на все потрясения, выпавшие на их долю. Дагестан - щедрая умом, темпераментная характером, фонтанирующая идеями земля. Но практически отсутствуют общественные институты и гражданское общество, которые бы аккумулировали и адекватно выражали это интеллектуальное богатство. Все светлые идеи зарождаются и гаснут в прокуренной кухне, на сельском годекане или на махачкалинском городском пляже. Общество, подобно организму, должно обладать головой, чтобы думать и разумно действовать. Что такое голова общества? Это интеллигенция, которая в силу своего исторического предназначения должна видеть суть и понять внутренние пружины происходящих перемен в обществе. Увы, она отрешилась от мысли о судьбе общества и, охваченная отчаянием, безмолвствует. Хорошо известно, что все везде и всегда решает творческое меньшинство 20 -ив политике, и в экономике, и в культуре. Растерянная конформистская дагестанская интеллигенция изменила обществу, отказавшись от выполнения своей исторической социальной функции - быть проводником идей и образцом требовательного отношения к себе. Ее часть из средств массмедиа, наоборот, отвлекает, развлекает украшая жизнь (к примеру, поющее дагестанское телевидение, обрыдлый аншлаг, или «субботний» Петросян) и сеет иллюзию, а в сущности прививает дух индивидуализма. Государственные деятели и руководство республики должны не создавать, а реализовать национальную идеологию, новую модель развития, выработанную с учетом нашей специфики и сформулированную интеллектуальной элитой в сотрудничестве с правительством.
Интеллигенция лишила дагестанский народ исторических и культурных ориентиров. С 80-х годов прошлого столетия исчезли также данияловско-умахановские традиции - деловые, программные встречи с научной и творческой интеллигенцией. Массовое сознание, находящееся на обыденном уровне, не способно самостоятельно выделить приоритеты, идеи (и это не его функция). Одним словом, нужно мощное общество, влиятельное, реагирующее, действующее, цельное, сильное. Но его нет. И резко, как Вы говорите, пишу об этом, потому что я, как любой другой мыслящий дагестанец, имею право критиковать, если хотите, бичевать пороки, но обманывать общество и людей я не могу. И то, что Вы цитируете из первой опубликованной части моей будущей книги 21 «Бой в три раунда: детство, молодость, зрелость» это не столько выводы, сколько констатация фактов из современной жизни Дагестана. - Тогда у меня лобовой вопрос: а как Вы сами как частица этой интеллигенции и общественный деятель проявляете себя? - Не молчал никогда, хотя это мне очень дорого обходится. Я всегда был «неформатным», неуправляемым человеком. И не потому, что я какая-нибудь особая персона. Любой человек пришел в этот мир, прежде всего, для исполнения собственной миссии и собственных интересов. Короче говоря, читайте мои статьи в республиканской и российской прессе: «Если вы -интеллигент», «Легко быть светлым для других, когда сам находишься в тени, или немного о социологии интеллигенции», «Управленческая политология и интеллигенция в условиях системного кризиса», «Проект «Русский Кавказ»: есть предварительное условие» («Российская газета») и т.д. Или доклад на собрании интеллигенции «Об ответственности интеллигенции в преодолении кризиса и социально-экономическом реформировании Республики Дагестан» (в книге: «Евразийский Дагестан: итоги XX века»). Или же книгу мою «Дагестан: интеллигенция и власть». Я подготовил проект, принятый единогласно «Декларация III Конгресса интеллигенции Республики Дагестан» (Самоидентификация, вера в Дагестан и Россию. Свобода. Устойчивое развитие. Традиции; 2002г.). Но следов в реальной политике мои книги и идеи этого проекта почти не оставили. Они прошли мимо общества и по- 22 литического класса республики. Также не было практических результатов моего политического выступления на пятой сессии Народного Собрания РД (1995 г.). Там, в частности, я ставил вопросы: Какую демократию Вы хотите создать в Дагестане (принятый в первом чтении закон о местном самоуправлении)? Существует ли ее эталонное измерение? Какой должен быть наиболее оптимальный путь перехода к демократической республике? Мое демократическое кредо состояло в том, что нет и не может быть универсальной, общеприемлемой формулы демократии, одинаково применяемой по всей России. Нам нужен конкретный подход, в частности, я категорически выступал против всенародного избрания глав районов. «Ну как же Вы сейчас хотите, чтобы тухумы конфликтовали в горах?! Нельзя к демократии перейти так быстро...». Сколько нервов, слез и трагедий нам принесли так называемые «демократические» выборы, скольких друзей мы потеряли из-за них. Время показало, что я был прав. Сейчас даже президентов или губернаторов не избирают. - Каким же видите реальное современное дагестанское общество? - Сегодняшнее общество я называю «промежуточным» (заметьте: не «переходным», потому что, куда переходить, никто не знает) обществом. Это общество, которое в начале 90-х годов прошлого столетия уже выпало из советского цивилизационного, культурного поля и еще не создало своего. Это конгломерат (беспорядочная - смесь) людей, объединенных пока 23 культурным прошлым, но в последний момент не связанных между собой духовно, идейно. Не может общество или власть функционировать без базовых понятий, которые удерживают политический режим. Деятельность людей, их поведение, отношение друг к другу, отношение к государству, собственности и т.д. определяются, в конечном счете, культурой (субкультурой). Культура - это и тормоза, которые сдерживают в человеке варварство, агрессию, насилие. Россию, естественно, и Дагестан постиг небывалый, беспрецедентный нравственный провал. Современный человек ничего не боится. Он не способен даже примириться с тем, что он умрет. А «героем времени» становится любое ничтожество. Власть стала элементом торга, невежество стало элементом торга, должность стала элементом торга, любое звание стало элементом торга, оценка в зачетках студента стала элементом торга...; бесчестие выталкивает стыдливость, наглость называют просвещенностью, бесстыдство - свободою, вседозволенность - мужеством. Нравственный дискурс употребляется исключительно в безнравственных целях. Услышишь речи чиновников о добре, заботе о людях, - держись за карман, да живее прочь: вот нравственная реальность сегодня. Жизнь построена на имитации. Агрессивность, недоверие, низкопоклонство, фальшь, уничтожение конкурента, пессимизм, скептицизм, апатия как бы стали свойством морального облика людей современного общества и все это облекается в лозунги и де- 24 мократическое фразерство. Давайте откроем книгу ((Государь» Никколо Макиавелли. То, что я хочу Вам прочесть, у меня подчеркнуто, и когда я первый раз прочитал, у меня мурашки по коже пробежали: «Народ и общество, которое долго и покорно несло иго рабства или угнетения (народы Дагестана если рабство не несли, то угнетение испытывали во все времена, хотя бы идеологическое - A.M.), теряют дар божий: любовь, чувство собственного уважения и независимость. Эта категория занимается низкопоклонством и холуйством. Такой народ и такое общество не могут воспользоваться плодами свободы даже полученной по счастливой случайности». Вот и сегодня мы чувствуем массовое разочарование в демократии. Для каждого общества нужна особая модель демократии, отвечающая его культуре и традициям. - Может быть, людям, занятым своим обустройством, некогда ? Бедность, неустроенность в жизни, наверное, причины всего этого? - В бедности видят корень зла, а в ее преодолении - чуть ли не национальную идею. Вопрос в том, кто беден, как беден и беден ли на самом деле? Много ли богатства было у сельского колхозника или же любого махачкалинского рабочего завода? Мы живем лучше и богаче, чем в 70-80-е годы. В реальной жизни чужое богатство - дома, фирмы - бьет в глаза, развращает, подстрекает зависть. Тот, кто имеет «Жигули», считает себя бедным и хочет иномарки, как у соседа. Сегодня дагестанцы - люди 25 с мобильными телефонами. Быстрыми темпами растет количество домов и частных автомобилей. С точки зрения условий жизни наших людей в республике произошли за последние пятнадцать лет позитивные перемены. Не надо ценить уровень жизни по заниженной и неточной госстатистике. Какая статистика фиксировала доходы от индивидуального предпринимательства, отхожих заработков (тысячи и тысячи дагестанцев работают во всех краях и областях страны, а заработки идут семьи в Дагестан), использование в личных целях бывших колхозных земель, браконьерского освоения природных богатств (песок, камни, рыба и т.д.). Образ бедности Дагестана в головах людей опасен. Надо объективно замерить новое общество. Здесь экономика ни при чем. Стремление к личному обогащению никогда не было созидательной силой. - А бюрократия? Она только о себе думает, не об обществе? - Все беды от бюрократов - это массовое рассуждение. Действительно чиновничество душит все живое вокруг себя, все перелопачивает, везде умудряется получить свою выгоду. Разве такой человек будет думать об обществе. Нет контроля общества над бюрократией. Но когда было иначе? Бюрократия всегда возвышалась над этой страной. Единственное различие в том, что она была раньше сильнее, организованнее, чем сегодня. Все, что было сделано в Дагестане - новые заводы, фабрики, ГЭСы, институты, театры, многоэтажные дома, про- 26 спекты городов и т.д. - было создано, в основном, в 60-80-е годы, в годы наивысшего расцвета бюрократии. Была сильная, монолитная бюрократия. Я сам ее видел изнутри и был частицей этой партийной бюрократии (секретарь Махачкалинского горкома партии). Значит, слабая бюрократия оказывается опаснее сильной. Кстати, у нас сложилось так: кто является властью, тот и управляет. Между тем управление и власть - это не одно и то же. Это две совершенно различные по своим функциям сферы общественной деятельности. Власть должна создать условия для осуществления эффективной управленческой деятельности и контролировать ее результаты. А управление обеспечивает качественную деятельность управленческого объекта. Из-за несоблюдения и непонимания такого подхода получается, что коррумпированность как бы заложена в основании нашей социальной системы. Китайский писатель Ши Найаня еще в XIV в. писал роман «Речные заводи». Это роман об обществе, в котором действуют две системы взаимоотношений людей: одна, основанная на законах, и другая - на личных отношениях, т. е. на неформальных отношениях. И в нем показано, что как только в таком обществе законы начинают нарушаться на самом верху, все лучшие люди - в силу своих личных отношений - потихонечку становятся бандитами. - Тогда в чем причины нынешней раздробленности общества? 27 - Причины надо искать за пределами экономики и политики, как бы заново разгадывая загадку нынешнего витка нашей истории. Это возможно только при условии перехода к трех мерному видению Дагестана (читайте России), к созданию своего ряда «ЗД - модели»: политика, экономика и культура. В реальной жизни культурные, экономические и политические отношения в обществе переплетены в единый клубок причинно-следственных связей. В обществе нет третьего фактора, нет приращения культуры, нет, если можно так сказать, «капитализации» культуры в «промежуточном» обществе. - Что это означает? Как понимать «промежуточное» общество? - Общества в традиционном понимании сегодня не существует. Экономика, деньги (собственность), политика, власть, право, религия, искусство, литература... (кстати, Вы можете хотя бы одну значимую публицистическую статью, не говоря уже о романах или повестях, назвать современных дагестанских писателей о нынешней жизни, о «героях нашего времени», хотя бы об одном жуликоватом бизнесмене, за эти пятнадцать лет) конституируют систему (а общество - система, совокупность, сумма наших отношений), являются элементами этого общества, если хотите, принципами упорядочения общества и окружающего нас мира. Человек стал не частью живого организма общества, сторонним наблюдателем дистанцировавшимся от внешнего мира именно для того, 28 чтобы иметь возможность этот мир «переживать» и «наблюдать». В обществе доминирует феномен индивидуализма. Человек самоудаляется от общественных проблем. По выражению немецкого социолога Николаса Лумана, «Человек способен наблюдать то, что (dass) он наблюдать не в состоянии» Однако люди живут, работают, рожают и воспитывают детей, надеются на лучшее, им не все равно, что будет со страной и Дагестаном. Народ - соль земли, и главный смысл существования государства. Одним словом, в современном обществе дифференцируются не группы людей, как в традиционном обществе на классы (рабочий класс, крестьянство и социальный слой - интеллигенция), а типы коммуникаций (связей, взаимодействий, взаимопониманий, акт общения), в которых человек участвует, играя роли избирателя (избиратель голосует не за представителя какого-то класса, а за конкретного человека, с кем у него связи, пусть даже духовные, неконкретные), работодателя, преподавателя, покупателя, чиновника... Люди в обществе начали объединяться по ценностям, интересам, намерениям, умонастроениям. В «промежуточном» обществе появились по этим принципам: «левые» и «правые», либералы и консерваторы, реформаторы и популисты, националисты и экстремисты, сепаратисты и террористы; начали делить граждан на избирателей и электорат, кланы и команды, «элиты» и «быдло», на «своих» и «чужих». Говоря поэтическим языком, такая идео- 29 логия «рассекла на партии людей» (Евг. Евтушенко), и обозначились: ультралевые, ультраправые, некоммунистические, левоцентристские, правоцентристские, либеральные и консервативные доктрины (идеологии). В прессе появились СМИ - желтые и красные, черные и белые, государственные и частные. И каждое СМИ навязывает населению свой образ власти, свою модель мировосприятия общества и каждого его члена. В результате при отсутствии единой государственной идеологии в обществе как важнейшего, определяющего элемента политической культуры, появилось множество партий, движений (сегодня в стране 44 партий и 20 общероссийских общественных объединений, обладающих правом принимать участие в выборах депутатов Госдумы; а в Дагестане -более 1100 общественных объединений и десятки партий чуть ли не одна организация на тысячу жителей, включая младенцев) со своими доктринами, естественно, и последователями. Вроде это хорошо - активность людей, а на самом деле очень плохо - нет общепризнанных ценностей, общей идеологии. Именно поэтому, мне кажется, что президент страны В.В. Путин 31 января 2006года на встрече с российскими и иностранными журналистами заявил, что чрезвычайно важно единство общества и власти на основе эволюционного развития, без всяких «оранжевых», «розовых» и прочих революций. Приятно, что президент тонко, точно и глубоко чувствует, что наше общество все еще разобщено и, по существу, 30 обосновал основы его консолидации и стабилизации; демократия как способ развития свободной личности, суверенитет как способ развития свободной российской нации, укрепление государственности, безопасность страны, строительство цивилизованного общества и конкретные направления на данном этапе - национальные проекты (здравоохранение, образование, доступное жилье, сельское хозяйство), сущность, в которой «вкладываются деньги в человека», снижение налогов, борьбу против пропаганды насилия на телевидение, ксенофобией и т.д. Общество с гордостью за свою страну восприняло эти национальные идеи своего ответственного, компетентного, работоспособного, умного и толкового лидера нации, действительно ежедневно и ежечасно погруженного, как сказал один известный политолог России, «и душой и мыслями в движение национальной истории». - Для упомянутой Вами встрече с корреспондентами президент сказал: «Сегодня в некоторых других регионах Северного Кавказа нас ситуация даже больше беспокоит, чем в Чечне». Как Вы думаете, какие регионы президент имел в виду? - В первую очередь, Дагестан. - Почему Дагестан? - Потому, что дотации в Республику составляют 84 %, это больше, чем в Чечню, а неформальный сектор экономики - 75 %. Частной экономике пока еще не удалось доказать свою эффективность. Недопустимо мало действую- 31 щих заводов и фабрик. Приватизированные заводы, в основном, превратились в складские помещения и торговые площадки. Самое главное у нас нет доверия к власти, ни в политике, ни в бизнесе, ни в жизни. Растет отчуждение общества от власти в виде бездушного чиновника, «исчезнувшего» после выборов депутата, налогового инспектора... Не нефть, не газ, не рыба, не икра составляет наш резерв, а доверие друг к другу. Без этого ресурса нет цивилизованного общества. - Современное общество очень сложное. И вряд ли наука когда-нибудь точно скажет, «Что такое человек?» - В такое смутное время в человеке «просыпается не только зверь, но и дурак» (Питирим Сорокин). Террор стал сферой человеческого бытия. Люди, совершающие убийство и теракты, вышли не из диких племен, они окончили наши школы и вузы. Такой большой террор возможен лишь тогда: когда люди соглашаются с ним. В условиях возникновения реальной опасности для общества надо открыто и честно сказать народу, что без временной амортизации, ограничения части демократических свобод активизировать борьбу с преступностью невозможно. Террор - это и косвенное проявление нашей культуры, это сильнейший удар по имиджу и авторитету Дагестана и дагестанцев. - Может быть, поэтому люди настолько ослаблены физически, морально и материально, что у них нет сил даже на то, чтобы выразить протест власти. 32 - Чтобы люди боролись за себя, надо оздоровить социальную сферу, чадо структурировать общество через строительство партийной системы, поддержкой ростков гражданского общества, основанные на экономике независимых собственников, создавая условие и земные, человеческие институты, организовывая оппозиции и оппозиционные СМИ. - Власть как огня боится оппозиции... - Но себя-то она должна защищать. Оппозиция влияет на оздоровление самой власти, стимулирует ее работоспособность и ответственность. Умная власть с пониманием должна относиться к оппонентам как части дагестанской элиты. Механизм оппозиции есть механизм страховки системы от фатальных ошибок. Рано или поздно так оно и будет. -Дагестан стал президентской республикой. Каковы, на Ваш взгляд, главные проблемы, стоящие перед новой дагестанской властью и каковы пути их решения? - Я еще не готов сказать что-нибудь определенное на эту тему, а о путях их решения -тем более. Надо еще понять политическое поведение новой власти. - Ну можно же хотя вкратце обозначить эти проблемы? - Дагестан можем вывести из нынешней стратегической нестабильности только выдвижением лучших людей, отстаивающих не партийный, не клановый, а всенародный, всерес-публиканский интерес. Сначала нужно установить порядок в государственных структурах, по- 33 зитивный образ государственных чиновников; если не полностью ликвидировать, то хотя бы заметно резко уменьшить коррупцию. Раскрывая полностью свой годами накопившийся колоссальный динамичный потенциал, решая кадровую проблему, первый президент РД М.Г. Алиев столкнется с ахиллесовой пятой деятельности. За последние пятнадцать лет ни кто не занимался выращиванием кадров, отчасти потому, что власти было некогда: слишком бурные и митинговые годы и страсти обуревали Дагестан. Рядом с президентом нужны не харизматики - политики (их место в партиях), а работоспособный и компетентный техничный кадровый персонал. Также предстоит выработать более действенную схему, структуру отстраивания правительства добиться удешевления аппарата власти, ликвидировать дублирование. Важным, испытанием может стать проблема с главами районов и городов. У нас, как и общество, вся политическая система находится в промежуточном состоянии. Сегодняшнюю схему их выборов я считаю промежуточной. Для восстановления властной вертикали необходимо прямое назначение, хотя оно еще противоречит федеральным законам. Это правильнее и в большей степени соответствует принципам разделения властей. Естественно, встанет проблема со структурной перестройкой экономики, восстановлением государственного контроля над финансовыми потоками, ведущими отраслями и природной рентой. Труднейшая задача и по сферам жизнедеятельности общества - об- 34 новить экономические (увеличение объемов валового национального продукта на душу населения, инвестиционная, налоговая, таможенная политика), социальные (мероприятия по изменению статуса социальных групп и слоев, создание среднего класса, повышение их активности), юридические, административно-силовые и культурно-информационные основания и ресурсы власти. Я думаю, что равномерное распределение ресурсов и создание справедливого общества станет приоритетным направлением в деятельности первого президента. Подлинное единство власти - в самостоятельности ее ветвей, и чем выше степень этой самостоятельности, тем сильнее республика. А самое главное, перед властью встанет серьезная проблема определения собственных целей, ценностей и мобилизации социальной базы республики. Предстоит серьезная борьба за умы наших людей, чтобы восстановить и создать образ Дагестана и дагестанцев как феномена «единства многообразия», о котором образно сказал М.Г. Алиев при встрече с президентом страны. Дагестанская правда, 2007, 6 июля 35
<< | >>
Источник: Абдулла Магомедов. ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?. 2007

Еще по теме ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?:

  1. Абдулла Магомедов. ЧТО ЕСТЬ ДАГЕСТАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ?, 2007
  2. Глава I (О том, что) и ангелам говорится: «Что ты имеешь, чего бы не получил?», и что от Бога нет ничего, что не было бы благом и бытием; и (что) всякое благо есть сущность, v‘b а всякая сущность — благо
  3. Глава I О ЗНАНИИ: ЧТО ОНО СУЩЕСТВУЕТ; ЧТО ПОЗНАВАЕМОЕ УМОМ БОЛЕЕ ДОСТОВЕРНО, ЧЕМ ПОЗНАВАЕМОЕ ЧУВСТВАМИ; ЧТО ЕСТЬ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ НЕСПОСОБЕН ПОЗНАТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ УМ. О ТОМ, КАКУЮ ПОЛЬЗУ МОЖНО ИЗВЛЕЧЬ ИЗ ЭТОГО НЕПРЕОДОЛИМОГО НЕЗНАНИЯ
  4. Классы в западных обществах сегодня
  5. КУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВЫ ТУРЕЦКОГО ОБЩЕСТВА ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
  6. § 1. Что есть Бог?
  7. 91. Что есть сущность?
  8. Что есть политика?
  9. Что есть животные?
  10. III Что есть верного в социализме?
  11. Знание о том, «что есть»