<<
>>

Изучение этнографии Африки в Европе и Америке

С конца XIX — начала XX столетия при про-

должающемся накоплении этнографических

наблюдений начинается изучение Африки и ее народов. Африканистика в широком смысле слова, в том числе и этнография, развивались в эти годы в общем русле развития этнографической науки.

Долгое время подлинное изучение этнографии Африки подменялось использованием примеров из африканской этнографии для иллюстраций положений теоретиков, прежде всего эволюционистов. Позднее данные африканской этнографии активно использовались диффузионистами и представителями культурно-исторического направления, прежде всего немецким антропогеографом Ф. Ратцелем. Он был, пожалуй, первым этнографом-теоретиком, который свои умозаключения строил в основном на африканском материале.

Его теоретические построения и основные выводы были подхвачены и получили дальнейшее развитие в работах немецких исследователей Л. Фробениуса и Б. Анкермана, а затем идеи Ф. Ратцеля в сочетании с философской концепцией неокантианства с его отрицанием причинной связи в общественных явлениях, с его утверждением неповторимости и отсутствия закономерностей в развитии истории получили дальнейшее развитие в (работах видного теоретика культурноисторической школы Ф. Гребнера. Еще позднее (начало XX в.) идеи смены культурных кругов разделяли сторонники венской школы В. Шмидта. Большинство католических миссионеров, работавших в разных странах мира, в том числе и в Африке, были его учениками и последователями.

В основе всех этих теоретических разработок лежало неверие в созидательные возможности африканских народов. Их история и культура рассматривались как последовательное восприятие пассивными африканскими народами внешних культурных влияний. В этой системе взглядов появление на континенте европейских колонизаторов рас

сматривалось как естественная очередная волна новых переселенцев с более высокой культурой.

Идеи о культурной пассивности негрских народов, их неспособности к самостоятельному развитию долго превалировали среди европейских этнографов-африканистов. В наиболее концентрированном виде они получили выражение в «хамитской» теории.

Термин «хамиты», «хамитские» языки (от имени Хама, одного из сыновей библейского праведника Ноя) впервые был введен египтологом Р. Лепсиусом еще в XIX в. К африканистике его применил немецкий лингвист К. Мейнхоф в работе «Языки хамитов» (1912 г.). Он определил хамитов не только как носителей языкового единства, но и как некий единый культурный и антропологический тип. Языки, культура, общественные институты негроидных народов Африки объявлялись производными от языков, культуры, общественных институтов более светлокожих и более развитых кочевников-хамитов.

Сторонниками хамитской теории были многие видные африканисты. Наибольший расцвет ее падает на межвоенные годы (1918— 1939 гг.). Впоследствии исследования многих ученых — этнографов,, антропологов, лингвистов — показали не только самостоятельность, происхождения культуры африканских народов, но и убедительно доказали, что не существовало особой единой «хамитской» общности языков, расового типа и культуры. Убедительной критике эта искусственно созданная, расистская по своей сути, теория была подвергнута советским африканистом Д. А. Ольдерогге. Однако и ныне еще можно встретить ее отголоски, особенно в работах, посвященных этнографии: фульбе или истории народов и государств Межозерья.

Довольно широкое хождение долгое время имели и иные объяснения культуры Африки. Л. Фробениус, например, видел в Африке зоны культуры индийского происхождения (в северо-восточной Африке), юго-восточной Азии (бассейн Конго и Гвинейское побережье) и т. д. В искусстве Ифе и Бенина (Нигерия) он же искал следы загадочной Атлантиды. Другие африканисты объясняли, различные явления культуры Африки влиянием финикийцев, древних египтян, иудеев и т. п.,. особенно долго продержалась версия об арабских корнях мусульманских культур Западной и Восточной Африки.

.

С изучением африканских народов в значительной степени связано и появление функционального направления в этнографии. В основе рассуждений функционалистов и их главы Б. Малиновского лежала концепция о строгой функциональности каждого элемента культуры изучаемых народов. Лозунгом их было тщательное изучение и консервация всех элементов культуры, в том числе племенного быта. По- их мнению, любые новшества, в том числе современное образование,, знакомство с достижениями европейской культуры способны лишь разрушить общественную гармонию четко функциональных элементов культуры. Призывы функционалистов к подробному изучению народов колоний, выяснению роли и влияния разных категорий власти в местных обществах способствовали широкому использованию этнографических знаний в сфере управления колониями. Многие страны-мет- рополии создали особые колониальные институты и академии, где бу

дущие чиновники учили местные языки, получали начальные знания истории и этнографии подвластных народов. В странах Африки появились «правительственные антропологи» — этнографы, работавшие по заданиям администрации, на территории Европы основными центрами изучения этнографии Африки стали Музей Центральной Африки в Бельгии, Музей человека во Франции, Британский музей в Англии.

Мы не можем полностью принять эти теории, но необходимо признать, что ученые этого периода внесли огромный вклад в африканистику, в том числе и в этнографию Африки. Ими собрано и обобщено огромное количество фактической информации о материальной и духовной культуре африканцев, об их обычаях, верованиях, бытовом укладе, общественных отношениях и т. д. Особенно велико в этом смысле значение работ J1. Фробениуса, Г. Баумана, К. Мейнхофа (Германия), М. Делафосса, Ж. Баландье, Ж- Лебефа, Токсье (Франция), Джонстона, Д. Форда, М. Фортеса (Англия) и др.

После второй мировой войны в развитии африканистики на Западе произошел известный поворот. Вокруг «Джорнел оф эфрикен хисто- ри» (Лондон), «Кайе д’этюд африкен» (Париж), «Африка» (одноименные журналы в Лондоне и Риме), как и вокруг Международного африканского института в Лондоне и Общества африканистов в Париже, сгруппировались африканисты разных стран, в том числе и этнографы, хотя основное внимание эти центры уделяли истории.

Среди них не только этнографы и антропологи традиционных стран изучения Африки (Англии, Франции, Бельгии и других), но и ученые из Италии, Швеции, США. Наряду с крупными научными центрами работа по этнографии Африки ведется сейчас и во многих университетах мира, причем значительную работу проводят университеты США, скандинавских стран (в частности, в Уппсале), Японии, Канады, Бразилии. Большой вклад в развитие этнографии Африки внесли сотрудники французского Института Черной Африки — ИФАН в Дакаре (он существует и ныне под названием Фундаментального Института Черной Африки) и журнала «Презанс африкен», а позднее издательства того же названия (Париж).

В последние годы в западной этнологии все чаще говорят о «кризисе антропологии», особенно в применении к изучению бывших колониальных народов, предпринимаются попытки предложить новые теории. Однако сейчас в зарубежной этнологии нельзя выделить какое-то одно господствующее направление, существует множество концепций.

Функционализм Б. Малиновского, разработки Л. Фробениуса нашли современное воплощение в развитии культурного релятивизма, который отрицает общие закономерности в развитии народов и культур, делает упор на самобытность, уникальность и относительность отдельных явлений. Культурный релятивизм провозгласил теорию многолинейной эволюции. Логически это привело ряд исследователей (Ж. Маке, Р. Бастид, Д. Мур. в 50—60-е годы) к фактическому оправданию отсталости, развитию концепций об исключительной самобытности африканского мира, о несопоставимости и несовместимости европейского и африканского восприятия культур и самих культур. Эти

теории в политическом плане использовались в Африке как идеологическая поддержка трибализма, национального и расового обособления и противопоставления, а распространение европейской культуры, образования рассматривалось как «культурный геноцид».

Ряд исследователей, формально отказываясь от проведения теоретического анализа и считая, что главное — не объяснение, а точное описание (например, М. Гриоль) или признавая якобы особый африканский мир сознания (П. Темпельс, Л. Ян, Л. В. Тома и др.), на деле также являются выразителями идей культурного релятивизма. Это направление привлекает отказом от европоцентризма, попытками понять и показать психологию и моральные ценности африканских народов, их вклад в мировую цивилизацию. Учеными этого направления (Ли- перс, Б. Оля, А. Леруа-Гуран) накоплен громадный фактический материал. Однако в погоне за точностью изложения и якобы беспристрастностью некоторые из них «ередко оказываются пропагандистами наиболее консервативных элементов культуры изучаемых народов Африки.

Под влиянием новой социальной обстановки в независимых странах Африки функционализм подвергся пересмотру и в среде британских антропологов, где он долгое время господствовал. Э. Эванс-Причард, Л. Мейр, М. Фортес и другие исследователи положили в основу изучения африканских народов этнокультурные и социальные структуры, которые, как они считают, необходимо изучать в их сложности, динамике, взаимодействии внутренних и внешних связей каждой системы. Отрицая основное положение функционализма о неизменности функциональных единиц, они подчеркивали неизбежность исторического развития, действие и в Африке наиболее общих его закономерностей. В этом структуралисты пошли далее своих предшественников. Однако они признают лишь линейные эволюционные изменения, не замечая качественных (революционных) скачков.

Однако большинство африканистов-антропологов оказались за рамками этих довольно четких направлений. Многие из них считают, что теоретические построения на Западе зашли в тупик (например, английский этнолог Р. Ферс, американский исследователь Д. Льюис и др.). Французский ученый К. Леви-Стросс утверждает даже, что современная антропология должна «добровольно погибнуть» и «возродиться в новом облике». Однако каким должен быть этот новый облик, ни сам Леви-Стросс, ни другие антропологи не знают. Одних этнографов поиски новых путей приводят к признанию необходимости более последовательного историзма (А. Саутхолл), других — к теории плюрального общества (Л. Ян, У. П. Митчелл) как объяснению сущности постколониального общества во всевозможных взаимодействиях расовых, этнических, конфессиональных, политических, культурных групп.

В послевоенный период в западноевропейской литературе по проблемам истории, этнографии и экономики Африки заметно усилилось влияние марксистских идей. Появились исследования Ж. Сюре-Каналя и П. Буато (Франция), американца У. Хантона и англичанина Дж. Уоддиса.

<< | >>
Источник: Львова Э.С.. Этнография Африки. 1984

Еще по теме Изучение этнографии Африки в Европе и Америке:

  1. Глава вторая. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
  2. ВЛАСТЬ ТРАДИЦИИ И ТРАДИЦИОННАЯ ВЛАСТЬ
  3. Библиография
  4. РАЗВИТИЕ ИДЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НЕОБХОДИМОСТИ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПРАВДЫ В ИТАЛИИ. БОТЕРО И КАМПАНЕЛЛА 193
  5. КОММЕНТАРИИ
  6. § 3. Восточные «церковные истории»
  7. ГЛАВА ВТОРАЯ ПЕРВИЧНЫЕ КОРНИ ПРОСТИТУЦИИ
  8.             Глава II 4$ Развитие культуры
  9. Глава IV Пережитки в культуре (окончание)
  10. Глава VII Мифология (окончание)
  11. Глава IX Анимизм (продолжение)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -