<<
>>

Характер власти вождей и верховных правителей


Характер традиционной политической власти
народов Африки имеет свои особенности, в традиционных обществах F              « ,
Многие народы Африки не знали выделения
публичной власти.
У бушменов и пигмеев, например, во главе локальных групп стоял обычно один из старших мужчин, единодушно признававшийся мудрейшим и искуснейшим охотником и знатоком правил охоты и жизни в обществе. В догосударственных обществах политическая власть сосредоточивалась у старших представителей семей первых поселенцев. Они осуществляли публичную власть на низших ступенях административной лестницы и в раннегосударственных политических объединениях. На высших ее ступенях стояли верховные правители. В ли тературе (западноевропейской, а вслед за ней и африканской) их называют нередко королями, императорами, султанами. Анализ сущности природы и размеров их власти убеждает нас в том, что эти термины весьма избыточны.
И традиционные вожди, и верховные правители рассматривались как люди, наделенные особой сверхъестественной властью, считались тесно связанными с духами предков, исполняющими их волю и служащими посредниками между ними и их живыми потомками. Более того, такой правитель, воплощавший на земле сверхъестественные силы, был якобы тесно связан с силами природы, которые через него влияли на благоденствие его народа. Это явление, как известно,— не африканский феномен: культ «священного царя-жреца» известен у многих народов мира (в том числе и Европы) в древности и у некоторых коренных народов других континентов в средневековье и новое время.
С таким представлением было тесно связано безоговорочное требование безусловного физического совершенства «царя». Существовали особые формы проверки здоровья правителя и в случае каких- либо отклонений обязательно совершалось его ритуальное убийство. Иногда о здрровье и физической мощи правителя должна была докладывать-'его самая младшая жена. Чаще всего совет жрецов и знати
устраивал гадания и «консультации» с духами. На более поздних этапах развития общества этот обычай нередко использовали для устранения неугодных правителей. Наиболее яркий пример — ритуальные самоубийства алафинов (верховных правителей) у йоруба после получения символа приговора совета знати — яйца попугая или пустого калебаса. Этот обычай просуществовал до первой половины XVIII в. В других странах Африки не осталось свидетельств существования ритуального убийства, но часты указания на проводимые время от времени испытания здоровья правителей и последующие изгнания их. Так, было, например, в Мономотапе. Известны случаи смещения с престола правителей балунда. Отголоски этого обычая можно увидеть, например, в тексте клятв, которые приносили знатные люди Куба при коронации нового правителя. Джукун когда-то убивали правителей, если они нарушали определенные табу, регулировавшие их поведение, страдали тяжелой болезнью или если страна переживала период острого голода или засухи. По их представлениям, это означало, что правитель неугоден духам предков, так как он не может обеспечить благополучие народа; или что причина бед и несчастий таится в скрытой болезни правителя.
Динка еще в прошлом веке не допускали естественной смерти жреца — «хозяина рыбацкой остроги».
Его заживо хоронили на пороге смерти. Вырывали глубокую яму, на дне которой устраивали удобную постель. Над умирающим жрецом на постели устанавливали из кожаных ремней на деревянной раме платформу, присыпанную коровьим навозом. Эта работа сопровождалась веселыми шутками, песнями, которые пел и умирающий, и провожавшие его. Пока жрец мог отвечать, похороны не завершали, лишь тогда, когда он замолкал, могилу заваливали навозом. Динка не могли допустить смерти «хозяина рыбацкой остроги», воплощавшего жизнь народа, так как его смерть, по их представлениям, привела бы к неминуемой гибели всего народа. Подобные обычаи или память о них сохранились далеко не у всех народов Африки.
Напротив, представление о священном характере правителей и вытекающей из этого понятия строгой регламентации их жизни существовали у всех народов Африки, а там, где сохранялись женщины- соправительницы (лукокеша у балунда, намасоле у баганда), это представление относилась и к ним. Жизнь и быт их строго регламентировались, ограничивались рядом бытовых запретов.
Так, ньими у бакуба не имел права пересекать поля, переплывать реки, ходить по земле, сидеть на ней. Бакуба свято верили, что если ньими коснется земли, «земля загорится». Лишь к концу XIX в. это строгое запрещение стало нарушаться. Во время сильных засух ньими проводил церемонию вызывания дождя. Бакуба были убеждены, что ньими может лишить проклятую им деревню урожая, отнять плодородие почвы. Такая вера в сверхъестественное могущество ньими сохранялась вплоть до середины нашего столетия.
Множество бытовых запретов осложняло и жизнь мулохве (правителя балуба). Он мог принимать пищу только в одиночестве. Его пища должна быть приготовлена только на священном огне, добытом
с помощью трения двух палочек. Мужчина, обязанный добывать этот огонь, и женщина, готовящая пищу для мулохве, пользовались особым уважением и почестями, они также не должны были общаться ни с кем, выполняя свои обязанности. Мулохве, да и «вожди» более низкого ранга, также не имели права переплывать реки, касаться ногами земли (их должны были переносить слуги: правителей в особых паланкинах и креслах, вождей деревень — иногда просто на плечах раба; когда они садились, под ноги им подкладывали циновку или шкуру животного).
Разговаривать с правителями и с его наместниками или вождями любого ранга можно было лишь через особое лицо, которое передавало слова правителю, а затем — слова правителя просителю.
Из веры в неразрывность и взаимосвязь священного правителя и с^л природы вытекал и другой принцип — вера в его бессмертие. По представлениям многих африканских народов, дух умершего правителя воплощался в особый священный предмет. Ашанти верили, что таким воплощением являются священные скамеечки; йоруба отливали бронзовые головы правителей, чтобы там нашли успокоение их души. Бакуба считали, что дух умершего правителя воплощается в его статую «ндоп» и т. п.
Верховный правитель был и своего рода божеством — воплощением священного духа и в то же время служителем культа. Он приготовлял магические средства и снадобья, отвращающие якобы от всего народа зло.
Существовали определенные символы власти — жезлы, ритуальные опахала, мечи или топорики, колокольцы, зонты и т. д. Правителям посвящали животных, символизирующих власть, мудрость, силу, ум, долголетие. Леопард, питан, черепаха, белый орел — обычный набор таких животных.
Сакрализация личности правителя происходила в период церемоний принятия им верховной власти. Обряды эти были по существу своему сходны у многих народов континента. Наиболее типичен может быть пример бакуба. Период от смерти ньими до его похорон новый правитель проводил в затворничестве, живя в стороне от столицы (в прошлом этот период тянулся долго, иногда до 3 месяцев, а впоследствии сократился до 9 дней). В полнолуние он должен был совершить путешествие в священный лес, где жил, по представлениям бакуба, дух-предок всего народа. Инсценировались разговор наследника- с предком, смерть наследника и поглощение его духом, а затем возрождение его уже в новом качестве — не человека, а полусверхъес- тественного существа, воплощающего черты и человека, и духа. По прошествии этих церемоний, строительства и освящения новой резиденции, а также после проведения инициаций, в которых новый правитель играл роль Вото, легендарного духа-предка народа, считалось, что новый ньими становился не только полноправным правителем, но и священной особой, тесно связанной с предками, с потусторонним миром.
Принятие многими народами Африки ислама или христианства не уничтожило представлений о его сверхъестественной природе, тесной
связи с миром духов, его жреческих функций. Али Бер, правитель мусульманского Сонгаи, считался «великим колдуном». Представления о священном характере власти правителя сохранялись и в христианском Конго (XVI—XVII вв.).
Считалось, что, поскольку устами правителя говорят духи-предки, сам он непогрешим. Ошибки в управлении, внешней и внутренней политике объясняли «плохими советами» знати. В большинстве случаев священный правитель был прежде всего ритуальным лицом, символом верховной власти, которая лишь казалась деспотической и абсолютно неограниченной. Реальной властью скорее обладал совет знати и жречества. Именно главы этого совета, как «башорун» у йоруба или «кикаам» у бакуба, «катикиро» у баганда, были подлинными вершителями судеб подданных и государства в целом. Можно проследить,, как в раннегосударственных политических объединениях Африки шла борьба за власть между верховными правителями и главами совета знати. Нередки были случаи, когда главы совета знати действовали не только без согласия, но даже вопреки желанию верховных правителей. Подлинной реальной власти верховные правители (как у йоруба) добивались лишь после многолетней упорной борьбы.
В своей практике управления традиционные власти опирались, с одной стороны, на духовную власть — представление о священной сущности ее носителей, с другой — на реальные юридические нормы. Писаное право существовало лишь в Эфиопии (да и то это скорее были записи уже бытовавших норм вроде известных Салической или Саксонской правд), да в мусульманских владениях использовался шариат. Но и то, и другое основывалось прежде всего на обычном праве, а у остальных народов Африки оно оставалось единственным правовым обоснованием поведения граждан. Дела о наследстве, дележе имущества, измене правителю решались согласно его нормам. За исключением «кади» — мусульманских судей, не существовало су- дей-профессионалов. В догосударственных объединениях суд вершили люди, достигшие определенной ступени социального возраста, а в раннегосударственных обществах'—вожди разных рангов. Обычно политический вождь, бывший и главой общины, воплощал и функции судьи. В феодальной Эфиопии каждый феодал объединял в своих владениях и политическую, и судейскую власть. Хотя обычное право большинства африканских народов было строго дифференцированно (за нанесение травмы, например, рядовому общиннику полагалась меньшая пеня, чем знатному лицу; убийство рядового общинника возмещалось передачей родичам убитого раба или члена семьи убийцы, тогда как убийство знатного влекло казнь убийцы и обращение в рабство его родичей и т. п.), система судопроизводства оставалась неизменной: открытое разбирательство с многочисленными 1 свидетелями, многословными выступлениями истца и ответчика, нередко с привлечением «ордалии» — «божьего суда».
Те же функции на уровне провинций выполняли их главы. Наконец, наиболее важные дела, особенно связанные с изменой или нарушениями вассального долга, подлежали суду верховного правителя и его совета знати.

Лишь в немногих случаях можно говорить о выделении судейской власти и о зарождении сословных судов. Так, у бакуба появились специализированные судьи (разбиравшие только дела о торговле, о воровстве, о нанесении увечий и т. п.) и сословные суды (отдельные судьи для наследников правителя, знати, ремесленников и т. д.).
Обычные наказания —• возмещение убытков и штраф в пользу государства или общества. Более серьезные преступления, особенно против центральной власти, могли быть наказаны изгнанием, смертью или (особенно в разгар европейской работорговли) продажей в рабство европейцам. Даже в раннеклассовых политических объединениях сохранялись пережитки доклассовых отношений. В частности, еще не стала господствующей нормой личная ответственность обвиняемого за содеянное. Сохранялась круговая порука, и наказание часто нес не только истинный виновник, но и его родственники по материнской или отцовской линии в зависимости от системы счета родства. Они не только должны были выплачивать штрафы, выкупать сородича из рабства или сами разделять назначенную ему судом участь невольника, но нередко платились и жизнью.
Функции полиции и карательных органов выполняли либо молодые воины, если в обществе был жив и достаточно четко функционировал институт возрастных классов, либо (гораздо чаще) тайные общества. В доклассовых обществах последние гарантировали статус, соблюдение социального равновесия, сохранение стабильности путем устрашения непосвященных. Иногда членами таких союзов становились все мужчины, достигшие определенного возраста и социальной зрелости.
Раннего-сударственные объединения Африки сохранили этот институт, но трансформировали его и поставили на службу верхушке общества. Объединяющие лишь избранных, могущих уплатить довольно высокий вступительный взнос, такие союзы, как «огбони» у йоруба, тайные общества баганда, балуба исполняли полицейские и карательные функции, действуя в интересах правящей верхушки.  
<< | >>
Источник: Львова Э.С.. Этнография Африки. 1984 {original}

Еще по теме Характер власти вождей и верховных правителей:

  1. Верховная власть
  2. § 2. Основные функции Верховной Власти в традиционном государстве
  3. § 7. Законом называется исходящее от верховной власти правило, которым устанавливаются права.
  4. § 1. Мифология и суверенитет: Верховная Власть сквозь призму сакральных традиций
  5. § 1. Верховная Власть в политических традициях эллинизма и Древнего Рима. Формирование и основные черты имперской государственности
  6. ГЛАВА II ГОСУДАРСТВО И ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ В РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЯХ ДРЕВНОСТИ
  7. ГЛАВА III ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ И МИФОЛОГИЯ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ ИМПЕРИИ
  8. §2. Концепция государства и Верховной Власти в политической традиции Византийской империи
  9. § 2. Суверенитет как феномен Верховной государственной Власти. Ее понятие и политико-правовая природа
  10. § 3. Социальные группы и народ как объекты политической мифологии и субъекты Верховной Власти традиционного общества
  11. ГЛАВА IV ЭВОЛЮЦИЯ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ И СТАНОВЛЕНИЕ СВЕТСКОЙ КОНЦЕПЦИИ СУВЕРЕНИТЕТА
  12. § 2. Десакрализация Верховной Власти королей в процессе ее возвышения и становления суверенной национальной государственности
  13. Грачев, Н. И.. Происхождение суверенитета: Верховная власть в мировоззрении и практике государственного строительства традиционного общества: Монография. М.: ИКД «Зерцало-М» — 320 с., 2009
  14. Определение. Общий характер родительской власти в современном праве.
  15. ПЕРЕВОСПИТАНИЕ ВОЖДЕЙ
  16. ПЕРЕВОСПИТАНИЕ ВОЖДЕЙ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -